Мудрый Юрист

Содержание договора строительного подряда: соотношение прав и обязанностей сторон, проблемы, перспективы

Макаров Олег Васильевич, адвокат, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются основные проблемы содержания договора строительного подряда и механизмы взаимосвязи субъективных прав и обязанностей сторон. Автором сформулированы теоретические и практические выводы по всей совокупности проблематики, обоснованы предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения.

Ключевые слова: договор строительного подряда, взаимодействие сторон при исполнении договора, строительство.

Content of construction contract: balance of rights and obligations of the parties, problems and prospects

O.V. Makarov

The article examines the main issues of detention building contract and implementation mechanisms of subjective rights and obligations under this agreement. Theoretical and practical conclusions are formulated on the totality of issues. Offers justified to improve the legislation and its practical application to enhance the impact of the customer to the interests of the contractor under the contract for construction work.

Key words: construction contract, its contents, Interaction between parties to a contract for construction work, efficiency of construction contract.

Содержание договора строительного подряда представляет собой совокупность прав и обязанностей его субъектов, обусловливаемых существенными условиями.

В литературе справедливо отмечено, что права и обязанности сторон по договору строительного подряда можно подразделить на следующие виды:

  1. предусмотренные параграфом 1 главы 37 ГК РФ и возникающие независимо от конкретной разновидности договора подряда;
  2. предусмотренные параграфом 3 главы 37 ГК РФ, регулирующим договорные отношения по строительному подряду;
  3. предусмотренные законами и иными правовыми актами, регулирующими имущественные и организационные отношения, входящие в состав предмета гражданского права, складывающиеся в ходе осуществления конкретных видов строительных работ;
  4. предусмотренные заключенным договором строительного подряда (к примеру, ни в одном законе или ином правовом акте не предусмотрена обязанность заказчика предоставлять производственные и социально-бытовые услуги, но по договору строительного подряда возникновение такой обязанности вполне возможно) <1>.
<1> См.: Мокров С.Н. Договор строительного подряда: Автореф. канд. дис. Волгоград, 2006. С. 8.

Столь сложное переплетение прав и обязанностей сторон, образующих содержательную сторону договора строительного подряда (как, впрочем, и других договорных типов и видов), обусловливает необходимость введения в законодательство правил определения общих и специальных норм, их соотношения и применения. Пример с правовым режимом выполнения строительных работ более чем нагляден. Пункт 3 ст. 730 ГК РФ предусматривает, что к отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК РФ, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними. Вопрос о применимости данного правила к случаям осуществления строительных подрядов возникает каждый раз при выполнении строительных работ для потребителя. Но практика не знает примеров применения данного правила потому, что при каждом правоприменении необходимо определить, какие отношения урегулированы ГК РФ, а какие - нет. Как это делать? Кроме того, определение соотношения общих и специальных норм гражданского права необходимо в области не только обязательственных, но и вещных правоотношений, что дополнительно аргументирует актуальность введения в кодифицированное гражданское законодательство правил разрешения соответствующих коллизий.

Общим вопросом является вопрос о распределении и соотношении прав и обязанностей сторон по договору строительного подряда.

Н.С. Кузнецова по этому вопросу рассуждает таким образом: "...баланс распределения обязанностей (и соответственно корреспондирующих с ними прав) склоняется явно не в пользу заказчика. Хотя он формально и признается стороной, которой передается исполнение, на самом же деле обязанности эти носят не разовый, не случайный характер, отвлекают у заказчика массу времени и сил, поэтому приходится говорить о необходимости "разгрузить" заказчика, освободив его от множества несвойственных функций. Причем перераспределение прав и обязанностей сторон будет и в пользу подрядной организации, поскольку вместе с обязанностями к подрядчику возвращается возможность активно влиять на производственные процессы, быть хозяином на стройке, на деле реализовывать принципы хозяйственной самостоятельности" <2>. Естественно, что оптимальное распределение прав и обязанностей по договору строительного подряда имеет принципиальное значение для организации и эффективности производственных процессов в строительстве. Но нельзя на этой основе делать предложения о "разгрузке" заказчика от обязанностей. Договор строительного подряда заключается и исполняется по поводу использования инвестиций, как правило, крупных денежных и материально-технических ресурсов, принадлежащих заказчику. Естественно, что заказчик должен и будет наделяться принципиальными правами и обязанностями, позволяющими ему влиять на ход строительного процесса с целью обеспечения своих интересов. Точке зрения Н.С. Кузнецовой в какой-то степени противостоит сформулированный в литературе взгляд о принципе приоритета прав той стороны правоотношения, в интересах которой осуществляется хозяйственная деятельность <3>.

<2> Кузнецова Н.С. Подрядные договоры в инвестиционной деятельности в строительстве. Киев: Наукова думка, 1993. С. 108.
<3> См.: Масевич М.Г. и др. Правовые формы хозяйственного расчета производственных предприятий и объединений / М.Г. Масевич, Б.В. Покровский, М.К. Сулейменов. Алма-Ата: Наука Казахской ССР, 1975. С. 149 - 151; Знаменский Г.Л. Совершенствование хозяйственного законодательства: цель и средства. Киев, 1980. С. 150 - 151.

В подрядных отношениях по строительству, конечно, нельзя сказать, что хозяйственная деятельность подрядчика осуществляется только в интересах заказчика. Подрядчик выполняет строительные работы и взаимосвязанные с ними услуги, исходя в том числе и из своих интересов: таким образом, складывается объективная взаимосвязь и взаимообусловленность частных интересов подрядчика и заказчика. В связи с этим возникает вопрос о сущности приоритета прав заказчика по отношению к правам и обязанностям подрядчика. Представляется, что вернее ставить на изучение вопрос не о приоритете прав заказчика, а о совершенствовании его юридически закрепленных возможностей (субъективных прав), позволяющих эффективно влиять на профессиональное поведение подрядчика.

В свете изложенного в критическом осмыслении нуждается высказанная в литературе внутренне противоречивая и непригодная практически концепция обязанностей, направленных на создание условий, необходимых для реализации интересов управомоченного лица.

На основе анализа содержания договора строительного подряда, и в частности принятой заказчиком на себя обязанности по материально-техническому обеспечению строительства, автор концепции обязанностей, направленных на создание условий, необходимых для реализации интересов управомоченного лица, почему-то считает, что таким обязанностям не противостоят какие-либо самостоятельные права, поэтому, например, подрядчик не вправе требовать от заказчика снабжения стройки материалами и оборудованием <4>. Остается загадкой: зачем моделировать обязанность, которой не противостоит никакое право и исполнения которой никто не имеет права потребовать? Для чего нужна эта исключительно умозрительная конструкция? Кроме возникающих теоретических вопросов, эта конструкция порождает и вопрос соответствия ее деловой и производственной практике, поскольку при непередаче заказчиком материалов и конструкций его поставки добросовестный подрядчик активно требует такой передачи, иначе исполнение договора строительного подряда ставится под угрозу.

<4> См.: Гражданское право. Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт, 2008. С. 246.

Дальше - больше. Автор концепции обязанности по созданию условий реализации чужих интересов полагает, что данные обязанности следует считать особыми элементами классических правоотношений - элементами, входящими в содержание какого-то конкретного обязательства по купле-продаже, подряду, хранению <5>. В этой причудливой теоретической конструкции все нуждается в объяснении: что такое особые и что такое неособые элементы правоотношения? Что такое классические и что такое неклассические правоотношения? Ссылка автора на то, что обязанности по созданию условий реализации чужих интересов не существует вне основных правоотношений, мало что дает по существу, поскольку любой анализ содержательной стороны относительных правоотношений ведется применительно к какому-то конкретному их типу или виду. Рассуждая об обязанностях по созданию условий реализации чужих интересов, автор не замечает существования ст. 750 ГК РФ, в соответствии с которой если при выполнении строительства и связанных с ним работ обнаруживаются препятствия к надлежащему исполнению договора строительного подряда, каждая из сторон обязана принять все зависящие от нее разумные меры по устранению таких препятствий. Сторона, не исполнившая этой обязанности, утрачивает право на возмещение убытков, причиненных тем, что соответствующие препятствия не были устранены. Норма, предписывающая сторонам сотрудничать при исполнении договора строительного подряда, широко применяется в деловой и судебной практике.

<5> См.: Гражданское право. Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. С. 246 - 247.

Для эффективного осуществления своих прав и исполнения своих обязанностей заказчик имеет право привлекать инженера (инженерную организацию). В сущности, в этом же нуждается и добросовестный подрядчик, поскольку он не меньше заказчика заинтересован в качественном выполнении строительных работ. К сожалению, высказываемые теоретические взгляды и ст. 749 ГК РФ, предусматривающая право заказчика по привлечению инженера (инженера), неудовлетворительны по своему содержанию.

С.П. Юшкевичем высказано мнение о том, что "отношения заказчика и инженера ведутся в рамках договора поручения. Инженер и подрядчик строят свои отношения по правилам представительства" <6>.

<6> Юшкевич С.П. Договор строительного подряда. М.: Ось-89, 2002. С. 30.

Если учесть, что договор поручения является основанием возникновения отношений по представительству, то получается, что инженер (инженерная организация) одновременно является представителем заказчика и подрядчика. Однако ст. 749 ГК РФ предоставляет право на привлечение инженера (инженерной организации) заказчику, а не подрядчику.

Трудно представить себе ситуацию, когда сторона конкретного правоотношения создает представительские возможности для другой стороны без какого-либо участия этой другой стороны. В правоотношениях по реализации строительных подрядов такая ситуация вообще вряд ли имеет какой-либо смысл.

В современных условиях правовая основа привлечения инженера (инженерной организации) для осуществления строительного контроля и надзора различна: инженер как специалист может быть принят на работу к заказчику по трудовому договору, а функции контроля и надзора во взаимоотношениях с подрядчиком осуществлять на основе выданной доверенности. Таким образом, не только договор возмездного оказания услуг, договор поручения или трудовой договор оказываются в основе участия инженера (инженерной организации), но и любое юридическое действие заказчика, уполномочивающее то или иное лицо на выполнение функций строительного контроля и надзора, порождает соответствующий юридический эффект.

Статья 749 ГК РФ предусматривает, что в случае привлечения заказчиком инженера (инженерной организации) в договоре строительного подряда определяются функции такого инженера (инженерной организации), связанные с последствиями его действий для подрядчика. Представляется, что данное правило создает для заказчика юридическое неудобство, заключающееся в том, что неясно, как быть в случае отказа подрядчика от определения функций инженера (инженерной организации) в договоре строительного подряда. Если подрядчик при заключении или в ходе исполнения договора строительного подряда отказывается определить функции инженера (инженерной организации) в договоре строительного подряда, то такой отказ вовсе не парализует право заказчика осуществлять строительный контроль и надзор и привлекать для этих целей инженера (инженерную организацию). Возможна и юридическая казуистика: подрядчик может настоять на такой редакции договора строительного подряда в части осуществления контрольных функций инженером (инженерной организацией), что строительный контроль и надзор заказчика окажутся, в свою очередь, под контролем и надзором подрядчика. Поэтому представляется, что последнее предложение ст. 749 ГК РФ подлежит исключению. Никаких условий осуществления функций инженера (инженерной организации) в договоре строительного подряда быть не должно. Достаточно указания закона на то, что при осуществлении контрольных и надзорных мероприятий заказчик не имеет права вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность подрядчика.