Мудрый Юрист

Административная ответственность медицинских работников за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей

Сучкова Татьяна Евгеньевна, юрист, соискатель кафедры государственно-правовых дисциплин юридического факультета Вятского государственного гуманитарного университета.

В работе автор последовательно прослеживает формирование проблемы административной ответственности медицинских работников за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, формулирует правомерность и обоснованность становления института административной ответственности медицинских работников при ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей, повлекшем причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью пациентов.

Ключевые слова: административная ответственность, медицинские работники, профессиональные правонарушения, совершенные медицинскими работниками, легкий и средней тяжести вред здоровью.

Administrative responsibility of medical personnal for inadequate execution of the professional duties

T.E. Suchkova

In article the author consistently traces formation of a problem of administrative responsibility of medical personnal for inadequate execution of the professional duties, formulates legitimacy and validity of formation of institute of administrative responsibility of medical personnal at inadequate execution of the professional duties, the entailed causing of a lung and average weight of harm to health of patients.

Key words: administrative responsibility, medical personnal, the professional offences made by medical personnal, easy and average weight harm to health of patients.

Согласно Конституции Российской Федерации высшей ценностью признаются права и свободы человека, а их признание, соблюдение и защита вменяются в обязанность государству. К числу конституционно охраняемых и защищаемых ценностей относится право на охрану здоровья и медицинскую помощь, как неотъемлемое благо, принадлежащее человеку от рождения.

Соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение соответствующих государственных гарантий являются основным принципом охраны здоровья в соответствии со ст. 2 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Гражданин вправе обратиться за медицинской помощью в лечебно-профилактическое учреждение. С данным правом корреспондирует обязанность медицинского работника, который "организует своевременное и квалифицированное обследование и лечение пациента, предоставляет информацию о состоянии его здоровья, по требованию больного или его законного представителя приглашает консультантов и организует консилиум" <1>.

<1> Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (в ред. Федерального закона от 02.03.1998 N 30-ФЗ) (с изм., внесенными Указом Президента РФ от 24.12.1993 N 2288) // Ведомости СНД и ВС РФ. 19.08.1993. N 33. Ст. 1318.

На протяжении длительного периода времени проблема конфликтных взаимоотношений между врачами, медицинскими работниками и пациентами в связи с оказанием медицинской помощи фактически не обсуждалась в отечественной правовой литературе. Как считает Х.Л. Михайлова, "во многом это объясняется существовавшей долгие годы государственной, плановой системой оказания медицинской помощи, в рамках которой общественные отношения традиционно регулировались нормами публичного права, что не позволяло в полной мере защищать частные интересы пациентов" <2>.

<2> Михайлова Х.Л. Основные черты конфликта, возникающего при оказании медицинских услуг // Медицинское право. 2008. N 3. С. 31 - 35.

Начиная с 90-х годов XX в. в России наряду с системой бесплатной медицинской помощи происходит формирование рынка платной медицины, с принятием Гражданского кодекса Российской Федерации вводится понятие "медицинские услуги" (глава 39, ст. 779 ГК РФ). Очевидно, что рынок предоставления медицинских услуг развивается как в государственных и муниципальных лечебных учреждениях, так и в сети частных медицинских клиник, и сейчас можно говорить о том, что правоотношения, складывающиеся по поводу оказания медицинских услуг, регулируются нормами частного и публичного права. В связи с этим вопросы правового регулирования взаимоотношений в сфере практической медицины (пациент - медицинский работник) приобретают повышенную актуальность.

Бесспорно, одну из основных государственных функций в любом цивилизованном обществе выполняют врачи и, говоря более широко, медицинские работники в целом. Правомерность медицинской деятельности в целом не вызывает каких-либо сомнений. Однако любое медицинское вмешательство, будучи направлено на охрану жизни или здоровья пациента, так или иначе связано с риском для последнего. Наиболее ярко это можно видеть в стоматологической или в хирургической практике. Кроме того, процесс развития науки сопровождается внедрением в медицинскую практику новых методов диагностики и лечения, что также зачастую может представлять определенный риск для больных.

Вопрос о правомерности и обоснованности рискованных действий со стороны медицинских работников все чаще поднимается не только в периодической печати, но и в специализированной научной литературе <3>. И если в 80 - 90-е годы прошлого века появлялись отдельные публикации о причинении вреда жизни и (или) здоровью пациента медицинскими работниками при исполнении ими своих профессиональных обязанностей, то в последнее время с появлением и все большим расширением сферы применения договорных (платных) медицинских услуг отдельные вопросы правовой квалификации действий медицинских работников при неблагоприятном исходе оказания медицинской помощи все чаще привлекают внимание как медицинского сообщества, так и юристов.

<3> См.: Глушков В.А. Об ответственности медицинских работников за преступно-небрежное нарушение профессиональных обязанностей // Клиническая хирургия. 1984. N 12. С. 32 - 34; Бедрин Л.М. О правах медицинских работников и их ответственности за причинение вреда здоровью граждан // Новости медицины и фармации. Ярославль, 1994. N 2. С. 27 - 28; Акопов В.И. Правовые аспекты оказания медицинской помощи в условиях обоснованного риска // Ростовская электронная газета. 2001. N 10 (64). URL: http://www.relga.rsu.ru; Золоев А. Причины неблагоприятных результатов (исходов) медицинских мероприятий // Законность. 2008. N 2. С. 13 - 15; Бибик М.В. Не забота о здоровье, а ущерб ему // Законность. 2009. N 6. С. 20 - 21.

Распространенность ненадлежащего оказания медицинских услуг за последнее десятилетие приняла, по определению президента Всемирной ассоциации медицинского права профессора A. Carmi (2003), характер "молчаливой" эпидемии.

В России с целью изучения распространенности случаев ненадлежащего оказания медицинских услуг, сопровождающихся причинением вреда здоровью пациентов и привлечением врачей к юридической ответственности, проводились исследования многими известными юристами, специализирующимися в области медицинского права. В исследованиях, проведенных Ю.Д. Сергеевым в 1988 г., "уровень распространенности ненадлежащего оказания медицинских услуг по результатам комплексного исследования составил 10,0%" <4> (на 1480 случаев), исследования, проведенные Л.В. Канунниковой в 2006 г. среди 2180 респондентов г. Новосибирска, показали еще более удручающую картину: 20,5% случаев ненадлежащего оказания медицинских услуг <5>.

<4> Сергеев Ю.Д., Канунникова Л.В. Ненадлежащее оказание медицинских услуг и факторы риска его распространения // Медицинское право. 2007. N 4. С. 3 - 6.
<5> Там же.

В целом же проблеме юридической ответственности медицинских работников за совершенные ими профессиональные правонарушения в современной научно-практической периодической печати с каждым годом уделяется все больше и больше внимания <6>.

<6> См.: Бондаренко Д.В. К вопросу о юридической ответственности медицинских работников // Медицинское право. 2006. N 4. С. 41 - 46; Ецко К. Рецензия на монографию доцента Академии МВД Республики Молдова В. Флоря "Уголовная ответственность за врачебные преступления" // Медицинское право. 2006. N 3. С. 52 - 53; Мохов А.А., Мохова И.Н. Врачебная ошибка как актуальная проблема судебной практики // Медицинское право. 2004. N 2. С. 31 - 38; Пашинян А.Г. Анализ неблагоприятных исходов при оказании дерматовенерологической помощи // Медицинское право. 2004. N 2. С. 27 - 30; Стеценко С.Г. Дефекты оказания медицинской помощи: проблемы юридической квалификации и экспертизы // Российский следователь. 2002. N 5. С. 7 - 11; Сучков А.В. Правовые проблемы взаимоотношения медицинских работников и пациентов при совершении медиками профессиональных правонарушений // Вятский медицинский вестник. 2008. N 3 - 4. С. 77 - 80; Флоря В.Н. Рецензия на монографию члена-корреспондента РАМН, профессора Ю.Д. Сергеева и кандидата медицинских наук Ю.В. Бисюка "Ненадлежащее оказание экстренной медицинской помощи (экспертно-правовые аспекты). Научно-практическое руководство" // Медицинское право. 2008. N 3. С. 60 - 61; Осипов А.И., Бунин Ю.Н., Кладов С.Ю., Соколов А.С., Шнайдер А.Д. Причины врачебных диагностических ошибок по результатам анализа "врачебных дел" // Бюллетень сибирской медицины. 2003. Т. 2. N 2. С. 56 - 60.

Как отмечает И.М. Тяжкова, "проблема ответственности медицинских работников за нарушение ими профессиональных обязанностей не раз поднималась в печати, однако так и не нашла своего четкого и последовательного разрешения в законодательстве и практике, несмотря на то что ошибки, допущенные медиками, и особенно злоупотребления при осуществлении ими своих профессиональных обязанностей могут привести к чрезвычайно тяжелым последствиям и невосполнимым потерям" <7>.

<7> Тяжкова И.М. Уголовная ответственность медицинских работников // Вестник Московского университета. Серия II: Право. 1994. N 6. С. 14.

Итак, проблема существует, более того, в последнее время средства массовой информации активно формируют негативное общественное мнение по отношению к проблемам оказания медицинской помощи. Но официальной статистики, которая позволила бы определить действительные масштабы этого явления, на сегодняшний день в России нет <8>.

<8> См. сноску 6, а также: Тяжкова И.М. Указ. соч.; Врачебные ошибки: мифы и реальность // Вечерний Томск. 26.12.2006; Бюро судебно-медицинской экспертизы Томской области / ОГУЗ БСМЭТО. Томск, 2008. URL: http://www.bsm.tomsk.ru; Фриц Е. Врачебные ошибки были, есть и будут // Вечерний Томск. 25.11.2008. N 131; Бюро судебно-медицинской экспертизы Томской области / ОГУЗ БСМЭТО. Томск, 2008. URL: http://www.bsm.tomsk.ru; Лечить по-русски // МК в Томске. 14 - 21 ноября 2007. N 46; Бюро судебно-медицинской экспертизы Томской области / ОГУЗ БСМЭТО. Томск. 2008. URL: http://www.bsm.tomsk.ru; Пациенты начинают защищаться // Вечерний Томск. 14.03.2007. N 43; Бюро судебно-медицинской экспертизы Томской области / ОГУЗ БСМЭТО. Томск, 2008. URL: http://www.bsm.tomsk.ru; Шерегова Ф. Защита прав граждан на медицинскую помощь // Законность. 2009. N 2. С. 57 - 59; Галюкова М.И. Уголовно-правовая оценка дефектов оказания медицинской помощи // Российский судья. 2008. N 12. С. 32 - 34.

Безусловно, врачи, медицинские работники - представители одной из самых гуманных профессий, однако даже они не застрахованы от совершения противоправного деяния, что является основанием наступления юридической ответственности для лица, совершившего правонарушение. Но, несмотря на сложную ситуацию, сложившуюся в российском законодательстве относительно юридической ответственности медицинских работников за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, теоретические и практические продвижения имеют место в большей степени в уголовном праве и уголовном процессе.

Так, в современной российской уголовно-правовой науке данная проблема официально была поднята кандидатом юридических наук, доцентом кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной академии права А.Г. Блиновым <9>.

<9> Блинов А.Г. Уголовно-правовая охрана прав пациента. Саратов: Издательство Саратовской государственной академии права, 2004.

С целью более глубокого проникновения в суть поставленной проблемы очень важно проследить разнообразие и развитие взглядов на ответственность медицинских работников за профессиональные правонарушения. Особенно интересным можно назвать отношение к ответственности медицинских работников с 1917 г. до настоящего времени.

После событий 1917 г. государство монополизировало право на медицинскую помощь. С этой целью был принят целый ряд декретов и постановлений по вопросам здравоохранения. Особое место в этом ряду принадлежит Декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 1 декабря 1924 г. "О профессиональной работе и правах медицинских работников", более 50 лет регламентировавшему юридические аспекты врачебной деятельности. В нем были определены права и обязанности врача, правовой порядок проведения лечебно-профилактических мероприятий, в том числе и хирургических вмешательств. Кроме того, в нем были предусмотрены основания для привлечения врачей к ответственности за профессиональные правонарушения.

Двадцатые годы прошлого века отмечены особым вниманием к вопросу ответственности медицинских работников со стороны медицинских научных обществ, газет, журналов, съездов врачей, совещаний врачей и юристов. Среди самых известных публикаций того времени на исследуемую тему - статья известного ученого, профессора кафедры судебной медицины Ростовского университета И.В. Марковина, опубликованная в 1928 г. в журнале "Судебно-медицинская экспертиза" (N 8. С. 81 - 95). В ней автор сравнивает количество судебных дел в отношении врачей и отмечает их заметный рост по сравнению с дореволюционным временем.

К концу двадцатых годов противоречия между врачами и юристами по вопросу об отношении к врачебным ошибкам все больше обращали на себя внимание не только медицинского сообщества, но и всего общества в целом. Многочисленные диспуты, дискуссии подогревали интерес к деятельности до сих пор достаточно закрытого медицинского сообщества. Обнародование статистических данных о непомерном росте обвинений врачей за ошибки в их профессиональной работе вызвало целую бурю и шквал публикаций в периодической печати. Об этом говорилось в заявлении российского акушерско-гинекологического общества, обратившегося в Народный комиссариат здравоохранения в 1925 г. В нем приводились следующие данные: в Ленинграде с 1921 по 1925 г. имели место 64 случая обвинений, из которых 27 - в отношении акушеров-гинекологов, 26 - хирургов.

В заявлении, в частности, указывалось, что практические достижения медицины имеют известный предел, тем более что объектом исследования является "капризный еще и не вполне изученный человеческий организм". К тому же слишком незначительная осведомленность широких слоев населения в вопросах медицины вызывает завышенные требования к врачам и порождает ожидание необоснованно высоких результатов деятельности медицинских работников.

В резюмирующей части данного заявления предлагалось создание особых комиссий при здравотделах университетских городов для разбора дела и предания врача суду или покаянию, а в сложных случаях - для передачи дел Центральной экспертной комиссии при Наркомате здравоохранения для окончательного решения.

Большинство видных медиков из старого поколения также придерживались в целом того мнения, что специфичность медицинской деятельности требует особого к ней отношения и оценивать ее с юридической точки зрения нужно очень осторожно, не пытаясь уместить в прокрустово ложе юридических форм, общих для всех граждан.

Но позиция государства на тот момент была диаметрально противоположной. Юристы и часть медицинской общественности, поддерживающие линию правительства, категорически возражали против подобных воззрений о том, что врачебная деятельность в силу своей специфичности требует особого к себе отношения. Они ратовали за равную со всеми гражданами правовую ответственность врачей. Поэтому создание каких-то специальных правил, дополнительных норм, регулирующих ответственность врачей при совершении ими профессиональных правонарушений, они считали ненужным, достаточно в отношении врачей руководствоваться общими нормами.

В 1970 - 1980-е гг. сложилась определенная практика расследования и судебно-медицинской экспертизы, существующая и в настоящее время. Новый всплеск интереса и явных изменений в расследовании "врачебных дел", в характере ответственности медицинских работников произошел в девяностые годы ушедшего столетия. Они связаны с коренными изменениями общественно-политической, социальной, экономической жизни общества, в том числе и в области охраны здоровья населения. Например, с внедрением страховой медицины, развитием платных медицинских услуг, разрешением частной врачебной деятельности и целительства. Эти изменения в медицине прежде всего касаются принципиальных различий в правовых и морально-этических взаимоотношениях врача и больного до и после 1991-го и в особенности 1993-го, когда были приняты Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Итак, на сегодняшнем этапе развития российского общества одним из самых дискутируемых видов юридической ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения является уголовная ответственность.

Согласно действующему УК РФ медицинские работники подлежат уголовной ответственности за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей при наступлении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ) и причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенного вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ).

Таким образом, можно сделать вывод, что причинение медицинскими работниками легкого и средней тяжести вреда здоровью пациента, нанесение фактического вреда здоровью не является преступлением, в силу чего не находит своего отражения в действующем уголовном законодательстве.

Кроме того, не все правонарушения медицинских работников в силу своей общественной опасности подпадают под действие уголовного законодательства, так как исходя из степени общественной опасности все правонарушения медицинских работников подразделяются на преступления, которые влекут за собой уголовную ответственность, и противоправные проступки, ответственность за которые не предусмотрена Уголовным кодексом РФ <10>. В этой связи целесообразно, с целью защиты конституционных прав и интересов пациентов, внести в КоАП РФ изменения, дополнив главу 6 КоАП РФ статьей, предусматривающей ответственность медицинских работников за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, повлекших причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью пациентов.

<10> См.: Седова Н.Н. Соотношение юридической, административной и этической регуляции деятельности медицинских работников // Медицинское право. 2003. N 3. С. 34 - 46.

Бесспорно, ведя речь о юридической ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения, необходимо иметь в виду и гражданско-правовую (имущественную) ответственность, которая, безусловно, является серьезным последствием ненадлежащего оказания медицинских услуг.

Законным основанием гражданско-правовой ответственности в связи с причинением вреда при ненадлежащем оказании медицинской помощи являются нормы главы 59 ГК РФ <11>.

<11> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996. N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) // Российская газета. 06.02.1996. N 23; 07.02.1996. N 24; 08.02.1996. N 25; 10.02.1996. N 27.

Согласно требованиям ст. 1064 ГК вред, причиненный субъекту гражданского права, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред; ст. 1068 ГК РФ предусматривает ответственность юридического лица за вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей (специальный деликт).

Вместе с тем в медицинской деятельности при диагностировании и лечении часто используются предметы, вещества, представляющие собой источники повышенной опасности. К ним могут быть отнесены, в частности, рентгеновские и лазерные установки, сильнодействующие лекарственные препараты, некоторые методы диагностирования и т.п.

Как известно, гражданско-правовая ответственность - это установленные нормами гражданского права юридические последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом своих обязанностей, что связано с нарушением субъективных гражданских прав другого лица. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора является договорной ответственностью, а в остальных случаях - внедоговорной и заключается в применении к правонарушителю (должнику) в интересах другого лица (кредитора) установленных законом или договором мер воздействия, влекущих для должника экономически невыгодные последствия имущественного характера - возмещение материального и морального вреда, уплату неустойки. Может выражаться и в применении к нарушителю неимущественных санкций (например, требование опровергнуть распространявшиеся им сведения, порочащие честь и достоинство граждан и организаций).

Трудно не согласиться с точкой зрения Ю.Д. Сергеева, И.Г. Ломакиной, Л.В. Канунниковой в том, что "современное гражданское право (теоретически) характеризуется стремлением защитить слабую сторону - потребителя медицинских услуг - гражданина за счет создания специального правового режима участия его в договорных отношениях. Этим прежде всего объясняется и введение правила о безвиновной (независимо от вины) ответственности исполнителя при ненадлежащем оказании услуги потребителю (ст. 1095 ГК РФ). Ключевым фактором гражданско-правовой ответственности является необходимость возмещения причиненного ущерба. В этой связи, учитывая многогранность медицинской деятельности, когда последняя нередко становится агрессивным фактором, приносящим неблагоприятные последствия, важно учитывать специфику оснований, по которым может возникнуть гражданско-правовая ответственность" <12>.

<12> Сергеев Ю.Д., Ломакина И.Г., Канунникова Л.В. Гражданско-правовая ответственность при медицинском вмешательстве (теоретические аспекты проблемы) // Медицинское право. 2005. N 4. С. 3 - 9.

Наступлению гражданско-правовой ответственности медицинского работника при ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей должно предшествовать доказывание следующих обстоятельств: "наличие обязанности медицинского работника (исполнителя медицинской услуги) по отношению к пациенту, нарушение этой обязанности, наличие причинной связи между действиями исполнителя и наступившими последствиями - вредом здоровью" <13>.

<13> Там же.

С позиции А.А. Мохова и И.Н. Моховой, "нельзя оставлять без внимания и "публично-правовой элемент" в рассматриваемых отношениях. Общество и государство должны быть заинтересованы в обеспечении стабильности отношений по возмещению вреда. С одной стороны, нормы права должны обеспечивать потерпевшему реальную защиту его прав и охраняемых законом интересов, с другой - нормы права должны обеспечивать возможности "безболезненного" выхода из создавшейся ситуации для кредитора (исполнителя медицинской услуги)" <14>.

<14> Мохов А.А., Мохова И.Н. Функции обязательств вследствие причинения вреда здоровью или жизни пациента // Медицинское право. 2006. N 3. С. 35 - 38.

При этом следует отметить, что данная проблема в настоящее время не может быть признана решенной. В ряде стран функционирует институт обязательного страхования профессиональной ответственности. В России пока делает робкие шаги добровольное страхование профессиональной ответственности исполнителей медицинских услуг, которое не может исключить и полностью подменить собой институт административной ответственности.

Бесспорна точка зрения А.А. Мохова и И.Н. Моховой, которые справедливо замечают, что "в действующем законодательстве об охране здоровья граждан данные функции отчетливо не прослеживаются, что является его недостатком. В основном оно содержит отсылки к действующему законодательству или же указывает на отдельные элементы, условия ответственности. Для оптимизации правоприменительной практики, а также обеспечения качества и стабильности здравоохранительных правоотношений следует, на наш взгляд, учитывать данные функции в правотворческой практике при подготовке законодательных актов, направленных на регламентацию отношений в сфере охраны здоровья граждан и медицинской помощи" <15>.

<15> Там же.

Следует отметить, что сохраняющиеся многие годы нерешенными проблемы приведения законодательства об охране здоровья граждан в стройную систему, лишенную норм-деклараций, не позволяют достигнуть обеспечения прав и законных интересов пациентов при получении медицинской помощи <16>.

<16> Мохов А.А. К вопросу о кодификации законодательства об охране здоровья граждан // Право и политика. 2002. N 7. С. 82 - 89.

По этому вопросу следует отметить точку зрения А.А. Мохова: "...не обеспечивают эффективной защиты прав и охраняемых законом интересов личности, причем личности, которой причинен вред здоровью или жизни там, где обычно ищут помощи в поддержании и сохранении этого личного неимущественного блага, перед которым все остальные блага меркнут и не представляют уже никакого существенного интереса. Ведь даже самая значимая денежная компенсация за причиненный здоровью гражданина вред не может прямо восстановить здоровье, она лишь предполагает такую возможность, которая может быть реализована, а может быть и не реализована исходя из возможностей современной медицины. Деньгами здоровья не вернешь, можно лишь нивелировать, затушевать возникшие последствия. Иными словами, материальная компенсация за причиненный здоровью вред - это фикция его возмещения, которую законодатель традиционно использует за неимением иных возможностей" <17>.

<17> Там же.

Данная позиция А.А. Мохова лишь подтверждает целесообразность нашей позиции по данному вопросу и свидетельствует о необходимости государственного влияния посредством введения института административной ответственности медицинских работников за совершение профессиональных правонарушений.

В ситуации же невозмещения вреда, причиненного здоровью гражданина при оказании медицинской помощи, либо его неадекватного возмещения личность и ее окружение (как правило, близкие родственники) вынуждены претерпевать неблагоприятные моральные, физические и материальные последствия, а правонарушение не получает должной оценки со стороны государства.

Кроме того, разбор дефектов медицинской помощи и врачебных ошибок во многих случаях носит внутриведомственный и поверхностный характер, проводится без учета итоговых выводов судебной практики.

"Однако отсутствие четкой правовой базы и, как следствие, единообразной правоприменительной практики, нацеленной как на защиту интересов слабой стороны (пациента), так и на оперативное устранение самой системой причин и условий, способствующих причинению вреда здоровью или жизни граждан (пациентов) при оказании медицинской помощи, наносит существенный урон системе здравоохранения в целом, снижая ее привлекательность, формируя настороженность к медицинскому корпусу, повышая степень конфликтности" <18>.

<18> Там же.

Итак, анализируя вышеизложенное, следует отметить, что согласно действующему законодательству медицинские работники при ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей, то есть при совершении правонарушения, не несут юридической ответственности.

Действующий КоАП РФ не содержит нормы, предусматривающей ответственности медицинских работников за причинение ими легкого или средней тяжести вреда здоровью пациента при ненадлежащем исполнении медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей.

Административной ответственности подлежат лишь (глава 6 КоАП РФ, ст. 6.2) незаконное занятие частной медицинской практикой, частной фармацевтической деятельностью либо народной медициной (целительством).

То есть административной ответственности подлежат лица, не являющиеся профессиональными медицинскими работниками.

Медицинские работники, таким образом, при совершении ими профессиональных правонарушений остаются вне поля зрения института юридической ответственности.

Наличие в КоАП РФ специальной нормы, регламентирующей наступление административной ответственности за ненадлежащее исполнение медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшее причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью, способствовало бы соблюдению прав и законных интересов пациентов; носило бы профилактическую функцию предупреждения правонарушений.

В заключение необходимо отметить, что конституционные гарантии, выступая в качестве руководящих идей, распространяются не только на правоприменение, но и на правотворчество. Провозглашение в Конституции Российской Федерации позитивных социальных прав обязывает государство обеспечить реализацию этих прав.

К сожалению, несовершенство законодательства в области медицины серьезно осложняет привлечение к ответственности врачей за совершение последними профессиональных правонарушений.

При этом следует иметь в виду, что взаимоотношения врача и пациента в большей степени должны регламентироваться не столько моралью и медицинской этикой, сколько правовыми нормами. В целях соблюдения конституционных прав и законных интересов граждан государство обязано требовать от медицинских работников неукоснительного соблюдения правил и стандартов оказания медицинской помощи и диагностирования и лечения отдельных видов заболеваний.

Государство в лице своих исполнительных органов должно выступать главным регулятором общественных отношений и в такой специфической деятельности, как медицина.

В свою очередь, медицинские работники при исполнении своих профессиональных обязанностей должны соблюдать наряду с общими нормами и специальные правила, обусловленные их профессиональной деятельностью.

Отсутствие административной ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения влечет несоблюдение конституционных прав и законных интересов граждан.

При этом имеются все основания полагать, что угроза административного наказания в дополнение к уголовному наказанию могла бы стать мощным инструментом в борьбе за улучшение качества медицинской помощи.

Безусловно, что при этом преступления останутся прерогативой УК РФ, а речь идет только о правонарушениях, наказание за которые могут и должны быть предусмотрены Кодексом об административных правонарушениях.

Таким образом, имеется необходимость в том, чтобы дифференцировать ответственность медицинского работника на преступления, предусмотренные УК РФ, и правонарушения, предусмотренные КоАП РФ, посредством дополнения КоАП РФ нормой, регламентирующей административную ответственность медицинских работников за совершение профессиональных правонарушений.

Научные исследования, направленные на решение данной проблемы, будут способствовать не только защите прав пациента, но и повышению качества оказания медицинских услуг.