Мудрый Юрист

Ученический договор: особенности содержания и практика разрешения споров

Институт ученического договора сегодня уже нельзя назвать новым явлением для российского законодательства как с научно-теоретической, так и с правоприменительной точки зрения. В современных условиях хозяйственные субъекты уже выработали достаточно эффективные способы использования данного рода сделки для подготовки необходимых кадров. Формируется и судебная практика по делам, вытекающим из ученических договоров. Вместе с тем существуют также проблемные моменты регулирования этих отношений, на которые стоит обратить внимание как работодателям, так и самим работникам.

В действующем Трудовом кодексе Российской Федерации ученическому договору посвящена гл. 32, отдельные аспекты затрагиваются и в других нормах данного Кодекса. Формулировка ст. 198 ТК РФ, вводящей понятие ученического договора, была изменена в 2006 г. и несмотря на то, что в определенной степени оптимизировала определение данного договора, в настоящее время подвергается критике и в теоретическом, и в правоприменительном плане.

Во-первых, одним и тем же термином "ученический договор" называются одновременно две сделки, имеющие различный предмет правового регулирования. Таким образом, говорят об ученическом договоре трудового характера, который заключается с лицом, принятым на работу конкретным работодателем и проходящим обучение без отрыва от производства, в том числе на самом предприятии (договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от производства).

Кроме того, выделяется ученический договор гражданско-правового характера, который заключается с лицом, не работающим в организации - участнице договора, для его подготовки по определенной специальности в целях дальнейшей трудовой деятельности на предприятии. Данный субъект указывается в статье как "лицо, ищущее работу", что нельзя назвать оптимальным определением, поскольку вполне возможна ситуация, при которой именно работодатель ищет специалиста и, соответственно, заключает договор для его профессиональной подготовки.

Во-вторых, существует неопределенность в нормативном регулировании отношений, вытекающих из ученического договора. Зачастую сложно определить характер правоотношений между участниками сделки, особенно если в ее названии отсутствуют слова "ученический договор".

Однако, несмотря на отмеченные проблемы, можно выделить специфику каждой из предусмотренных разновидностей ученических договоров.

Ученический договор может заключаться как непосредственно при приеме лица на работу в организацию, так уже и в ходе его трудовой деятельности. В обоих случаях цель сделки для работодателя - подготовка (переподготовка) специалиста, в котором он нуждается. Как правило, структура такого договора выглядит следующим образом:

а) стороны договора - работодатель и работник (может именоваться учеником, однако практика показывает, что этот термин используется достаточно редко), иногда включается третье лицо - образовательное учреждение, в котором будет осуществляться подготовка (переподготовка) работника;

б) предмет договора - определение взаимных прав и обязанностей сторон по поводу осуществления подготовки (переподготовки) работника в соответствующем образовательном учреждении без отрыва от его трудовой деятельности;

в) содержание договора, как правило, выражается в следующем:

г) срок ученичества согласовывается сторонами и обычно равен установленному нормативному сроку подготовки (переподготовки) по соответствующей специальности;

д) размер оплаты обучения работника согласовывается сторонами, при этом возможны ситуации, когда работодатель в полном объеме вносит стоимость обучения либо стороны оплачивают подготовку (переподготовку) в определенной пропорции (например, некоторые крупные промышленные предприятия г. Владимира, финансирующие обучение достаточно большого количества своих работников, ввели практику установления пропорции оплаты обучения аналогично успеваемости работника в вузе: если по результатам экзаменационной сессии работник имеет только оценки "отлично", предприятие вносит за него 100% стоимости обучения на следующий семестр, при оценках "хорошо" и "отлично" - 70%, если только "удовлетворительно" - 30% и т.д.);

е) основания для досрочного расторжения ученического договора обычно являются следующими: прекращение трудовых отношений между работником и работодателем по основаниям, установленным законом; ненадлежащее исполнение работником обязанности по обучению, выразившееся в пропуске занятий, получении отрицательных оценок и т.п.; инициатива работодателя, основанная, например, на изменении интересов предприятия в соответствующей подготовке (переподготовке); отчисление работника из образовательного учреждения по причинам, не связанным с учебным процессом, прежде всего за нарушение правил внутреннего распорядка учреждения; отказ работника от обучения по каким-либо субъективным причинам;

ж) последствия досрочного прекращения ученического договора напрямую зависят от оснований, по которым данный договор был расторгнут: возмещение работодателю работником расходов, понесенных им по ученическому договору, в случае расторжения договора по вине или волеизъявлению работника; выплата отступного работником; возмещение ущерба и др.;

з) основания для освобождения работника от ответственности по договору в виде выплаты компенсации и возмещения вреда, как правило, связаны с уважительностью причин, по которым работник отказался от исполнения обязательств по ученическому договору, в качестве таковых обычно выступают болезнь, инвалидность, беременность и некоторые другие обстоятельства объективного характера.

Форма рассматриваемого договора простая письменная, при этом, думается, ввиду специфики ученических правоотношений условия данной сделки не могут быть включены в основной трудовой договор, как это предлагается некоторыми авторами. Ученический договор, исходя из смысла норм Трудового кодекса РФ, является самостоятельной сделкой, в связи с чем прекращение трудового договора с работником не влечет автоматического расторжения ученического договора, если это напрямую не предусмотрено соглашением сторон. Данный тезис подтверждается судебной практикой.

Фрунзенский районный суд г. Владимира, рассматривая дело по иску предприятия "Т" к гражданину Ш. о взыскании суммы по контракту, установил, что Ш. являлся работником на данном предприятии и выполнял функции начальника участка. В целях дополнительной подготовки Ш. для работы на новом оборудовании, поступившем в цех, между предприятием, Ш. и Владимирским госуниверситетом был заключен контракт на переподготовку специалиста по программе дополнительного образования в объеме 300 часов с выдачей соответствующего документа по окончании обучения и итоговой аттестации. Во исполнение контракта предприятие обязалось ежемесячно уплачивать университету 3000 руб. за проведение занятий. Срок переподготовки составил 10 месяцев. Однако Ш. уволился с предприятия за 5 месяцев до окончания переподготовки. С этого момента предприятие прекратило оплату обучения и потребовало через суд взыскать ранее уплаченные 15000 руб. В свою очередь, Ш. предъявил встречный иск о возмещении ему убытков, так как он вынужден был самостоятельно нести расходы на продолжение обучения в университете. Суд, вынося решение, оценил заключенный контракт как ученический договор, заключенный сторонами в соответствии с гл. 32 Трудового кодекса РФ. Учитывая, что контракт не предусматривал возможность одностороннего отказа от исполнения обязательств какой-либо из сторон, а также его расторжение в связи с увольнением Ш. с предприятия, требования работника были признаны обоснованными, а иск предприятия оставлен без удовлетворения. Таким образом, налицо недоработка предприятием вопроса об основаниях прекращения ученического договора и последствиях увольнения работника, что привело к негативным последствиям.

Ученический договор с лицом, ищущим работу (т.е. не состоящим в трудовых отношениях с контрагентом по договору), по своему содержанию во многом соответствует вышеперечисленным признакам рассмотренного вида ученического договора. Его главная особенность в том, что между сторонами сделки на момент ее заключения отсутствуют трудовые отношения, т.е. каждый из участников самостоятелен в своем волеизъявлении, что целиком соответствует признакам гражданских правоотношений. Не случайно в редакции гл. 32 ТК РФ, действовавшей до 2006 г., данная разновидность договора именовалась как "ученический договор гражданско-правового характера".

Отличия содержания договора, как правило, следующие:

  1. в наименовании сторон не используются термины "работник" и "работодатель", так как таковых не имеется, участники обозначаются в большинстве случаев как "предприятие" и "обучающийся";
  2. на предприятие не возлагаются обязанности по созданию для обучающегося условий по обеспечению возможности пройти обучение, поскольку это не зависит от предприятия;
  3. на обучающегося возлагается обязанность трудоустроится на предприятие после окончания обучения, при этом иногда указывается должность и минимальная сумма оклада, который будет выплачиваться обучающемуся;
  4. одной из обязанностей обучающегося называется осуществление трудовой деятельности на предприятии в течение согласованного срока, как правило, по изученным договорам срок составляет от 3 до 5 календарных лет;
  5. договор отдельно оговаривает последствия прекращения трудовых отношений до окончания периода, в течение которого обучающийся обязан работать на предприятии, таковыми выступают последствия, аналогичные увольнению работника, заключившего ученический договор трудоправового характера, а именно: выплата компенсации расходов на подготовку (переподготовку) обучающегося, возмещение ущерба и т.п.

Неоднозначно решается в науке и практике вопрос о том, применимы ли к ученическому договору, заключенному с "лицом, ищущим работу", нормы гл. 32 Трудового кодекса РФ либо в отношении данной сделки имеют силу только правоположения Гражданского кодекса - как сделки, не предусмотренной законом, но не противоречащей ему. Это обстоятельство может существенным образом повлиять на права и обязанности сторон в случае возникновения спора в суде, поскольку, например, трудовое законодательство предусматривает более сокращенные сроки исковой давности по сравнению с гражданским.

Однако особый интерес по вопросу соотношения трудового и гражданского законодательства при разрешении споров об исполнении обязательств по ученическим договорам представляет следующее дело.

ОАО "Российские железные дороги" обратилось в Кировский районный суд Санкт-Петербурга с иском к С.А. о взыскании убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов по уплате госпошлины, ссылаясь в обоснование иска на то обстоятельство, что 01.10.2004 между сторонами заключен договор N 514/2004 о целевой подготовке специалиста с высшим профессиональным образованием по специальности "Промышленное и гражданское строительство". В нарушение п. п. 2.2.3 и 2.2.4 договора ответчик не исполнил взятые на себя обязательства: не приступил к работе в ОАО "РЖД" не позднее 1 августа 2009 г. и не отработал на предприятии пять лет.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 26.10.2010 к ОАО "Российские железные дороги" исковые требования С.А. были удовлетворены.

По жалобе ответчика дело было рассмотрено Судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, которая при рассмотрении данного дела в кассационном порядке разъяснила следующее.

Как установлено судом первой инстанции, 01.10.2004 между Государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования "Петербургский государственный университет путей сообщения Министерства путей сообщения Российской Федерации", ОАО "Российские железные дороги" и С.А. был заключен договор N 514/2004 о целевой подготовке специалиста с высшим профессиональным образованием по специальности "Промышленное и гражданское строительство", по условиям которого ОАО "Российские железные дороги" обязалось ежегодно оплачивать услуги университета по реализации отраслевой составляющей, связанной с обучением С.А., а также производить С.А. доплату к стипендии в установленном договором размере. С.А. обязался овладеть знаниями, навыками, предусмотренными ГОСТом по специальности "Промышленное и гражданское строительство", изучить дополнительные дисциплины, прибыть после окончания университета на предприятие ОАО "Российские железные дороги" для выполнения должностных обязанностей и проработать в ОАО "Российские железные дороги" в течение 5 лет.

Обязанность по договору от 01.10.2004 N 514/2004 ОАО "Российские железные дороги" исполнена в полном объеме, произведена оплата стоимости обучения в университете и ответчику выплачена дополнительная стипендия.

В нарушение п. п. 2.2.3 и 2.2.4 договора С.А. не прибыл в ОАО "Российские железные дороги" для выполнения должностных обязанностей и не проработал в ОАО "Российские железные дороги" в течение 5 лет, продолжив обучение в аспирантуре.

Согласно ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательств и требованиями закона.

В силу ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Принимая во внимание то обстоятельство, что обязанность С.А. по выходу на работу в ОАО "Российские железные дороги" не исполнена, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о возложении на С.А. обязанности по возмещению убытков, связанных с неисполнением договора.

Довод кассационной жалобы ответчика о наличии оснований для отказа в удовлетворении заявленных требований на основании пропуска срока для обращения в суд, предусмотренного положениями ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, судебная коллегия находит неправомерным.

Согласно ст. 198 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель - юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение, а с работником данной организации - ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы. Ученический договор с работником данной организации является дополнительным к трудовому договору.

Статья 198 Трудового кодекса Российской Федерации в прежней редакции, действовавшей на момент заключения договора с С.А., предусматривала возможность заключения ученического договора, носящего гражданско-правовой характер, с лицом, ищущим работу. В то же время очевидно, что трудовое законодательство регулирует только трудовые, а не гражданско-правовые отношения.

Анализируемым Федеральным законом в ч. 2 первое предложение "ученический договор с лицом, ищущим работу, является гражданско-правовым и регулируется гражданским законодательством и иными актами, содержащими нормы гражданского права" исключено. Но исключены также слова "и регулируется трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового договора". В ч. 2 ст. 198 Трудового кодекса Российской Федерации осталось только следующее предложение: "Ученический договор с работником данной организации является дополнительным к трудовому договору". Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 198 Трудового кодекса Российской Федерации и в новой редакции работодатель - юридическое лицо (организация) имеет право заключать два вида ученических договоров: с лицом, ищущим работу; с работником данной организации на профессиональное обучение без отрыва или с отрывом от работы.

Таким образом, характер правоотношений между лицом, ищущим работу (пока еще не с работником), и организацией является гражданско-правовым.

Принимая во внимание то обстоятельство, что С.А. не состоял в трудовых отношениях с ОАО "Российские железные дороги", основания для применения к отношениям сторон норм трудового законодательства отсутствуют <1>.

<1> Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.12.2010 по делу N 2-4062/10.

Практика применения норм Трудового кодекса об ученическом договоре, как уже отмечалось, в настоящее время не является достаточно объемной, однако можно выделить несколько основных категорий споров, попадающих, как правило, в поле зрения судебных инстанций.

  1. Дела по искам предприятий к лицам, с которыми был заключен ученический договор о взыскании компенсаций в связи с отказом от трудоустройства на предприятие после окончания обучения.

Здесь ключевой проблемой выступает необходимость правового обоснования требований работодателя. В Трудовом кодексе содержится предельно общая норма о том, что в случае, если ученик не выполняет без уважительных причин своих обязанностей по ученическому договору, в частности не приступает к работе согласно приказу по предприятию, он обязан по требованию работодателя возместить ему материальные расходы в размере выплаченной стипендии за время ученичества, а также другие убытки в связи с ученичеством.

Прежде всего, сторонам следует исчерпывающим образом определить виды уважительных причин, по которым работник освобождается от ответственности за отказ от исполнения обязательства, иначе решение этого вопроса остается в компетенции судебной инстанции, рассматривающей спор.

Следует указать, что в случаях неисполнения обязательств по договору вся сумма понесенных издержек взыскивается в пользу работодателя в полном объеме, при этом целесообразно предусмотреть срок выплаты работником компенсации расходов предприятию и установить неустойку за несоблюдение этого срока.

Примером может служить следующее дело.

ООО "НКД-Сервис" обратилось в суд с иском к И.А.В. о возмещении ущерба, причиненного работодателю по вине работника. В обоснование требований указало, что между ООО "НКД" и И.А.В. заключены ученические договоры, а именно: 04.05.2007 на профессиональное обучение по специальности "маляр", 04.08.2007 на профессиональное обучение по специальности "жестянщик". По окончании обучения 04.10.2007 между ООО "НКД" и ответчиком заключен трудовой договор по основному месту работы, согласно которому И.А.В. принят на работу в должности жестянщика. 22.12.2008 ООО "НКД" реорганизовано путем выделения в ООО "НКД-Сервис". В тот же день между истцом и ответчиком заключено дополнительное соглашение к трудовому договору от 04.10.2007 о внесении в договор соответствующих изменений. В соответствии с разд. 8 трудового договора от 04.10.2007 и на основании личных заявлений И.А.В. обучался в консультационном центре ОАО "Автофрамос" в следующие периоды: с 6 по 10 октября 2008 г., тема: "Базовые приемы кузовного ремонта"; с 13 по 14 октября 2008 г., тема: "Ремонт и замена стекол"; с 20 по 24 октября 2008 г., тема: "Технология сварки"; с 27 по 29 октября 2008 г., тема: "Ремонт пластиков"; с 30 по 31 октября 2008 г., тема: "Ремонт деталей из алюминия"; с 1 по 19 декабря 2008 г., тема: "Подготовка CARTECH (картек)".

В соответствии с дополнительным соглашением от 04.05.2008 к трудовому договору от 04.10.2007 ответчик после окончания обучения должен проработать в ООО "НКД-Сервис" не менее 3 лет. В случае увольнения до окончания срока отработки в течение 3 дней с момента увольнения должен возместить истцу расходы на его обучение пропорционально неотработанному времени. 02.06.2010 на основании заявления И.А.В. об увольнении по собственному желанию трудовой договор с ним был расторгнут по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования.

В кассационной жалобе И.А.В. просил отменить решение суда как незаконное и необоснованное и принять новое решение. Полагал, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. В жалобе сослался на наличие уважительных причин расторжения трудового договора, а именно: нарушение работодателем соглашения о его переводе на должность картек, уменьшение должностного оклада, а также нахождение на иждивении двоих детей и супруги.

Однако суд кассационной инстанции оставил обжалованное решение без изменения, указав на следующие обстоятельства.

В соответствии со ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Как следует из материалов дела и установлено судом, И.А.В. был принят на работу в должности жестянщика на станцию кузовного сервиса ООО "НКД" на неопределенный срок по трудовому договору от 04.10.2007.

4 мая 2008 г. между ООО "НКД" и И.А.В. заключено соглашение о дополнении к трудовому договору от 04.10.2007. Согласно п. 8.5 соглашения работник просит направить его на платное обучение за счет средств работодателя в консультационный центр ОАО "Автофрамос" для прохождения курса консультаций в рамках программы "Технический ремонт и обслуживание автомобилей марки Renault", направленного на повышение квалификации жестянщика. Как указано в соглашении, "далее этот курс консультаций называется "Обучение по специальности (специализации) "КАРТЕК" либо "Обучение "КАРТЕК". Согласно п. 8.6.1 работник обязуется отработать в ООО "НКД" по полученной после окончания обучения в консультационном центре ОАО "Автофрамос" специализации не менее трех лет с момента окончания обучения. При нарушении работником обязательств, установленных в указанном пункте, работник обязуется возместить работодателю пропорционально неотработанному из расчета 3 лет сроку расходы, которые понес работодатель в связи с обучением работника.

Судом установлено, что ответчик на основании личных заявлений обучался в консультационном центре в следующие периоды:

С 02.06.2010 И.А.В. уволен с работы по собственному желанию на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Таким образом, учитывая, что ответчик не выполнил условие договора, в соответствии с которым он должен был проработать у истца не менее трех лет после обучения, и уволился по собственному желанию, суд обоснованно пришел к выводу о взыскании с него неоплаченной задолженности по расходам на обучение. Доводам ответчика о том, что он был вынужден расторгнуть трудовой договор по уважительным причинам, в решении дана надлежащая оценка, и эти доводы обоснованно судом отклонены <2>.

<2> Определение Рязанского областного суда от 10.11.2010 по делу N 33-1903.
  1. Дела по искам предприятий к лицам, отчисленным из образовательных учреждений, за которых вносилась плата за подготовку (переподготовку) по соответствующей специальности.
  2. Споры по требованиям граждан к предприятиям о понуждении к исполнению обязанности по ученическому договору, как правило, гражданско-правового характера либо о компенсации убытков, причиненных ненадлежащим исполнением предприятием ученического договора.

При этом расходы гражданина на самостоятельную оплату продолжения своего обучения вполне могут быть признаны убытками. В этой связи предприятиям предлагается предусмотреть в договоре право одностороннего отказа от исполнения обязательства с предварительным извещением гражданина об этом в разумный срок, что полностью соответствует общим положениям Гражданского кодекса РФ об обязательствах.

Нередки случаи, когда гражданин, участвующий в ученическом договоре, выдвигает встречные требования к предприятию, заявившему иск о взыскании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением этого договора. В качестве примера можно привести следующее дело.

Истец обратился в суд с иском к ответчицам, указывая, что 01.09.2003 между ФГУП "Октябрьская железная дорога" МПС России и Г.Н. был заключен договор N 2290 о подготовке специалистов с высшим образованием по очной форме обучения для удовлетворения потребности истца в соответствующих специалистах. Во исполнение условий договора истец производил оплату услуг по обучению данной ответчицы Петербургскому государственному университету путей сообщения по специальности "Автоматика, телемеханика и связь на железнодорожном транспорте" в период с 2003 по 2008 г., а также выплачивал ответчице стипендию, оплачивал проживание в общежитии и покупку единого проездного билета. Одновременно стороны договорились, что выполнение обязательств по договору со стороны Г.Н. будет обеспечиваться нотариально удостоверенным поручительством со стороны ее матери Г.И.

По условиям договора ответчица Г.Н. приняла на себя обязательства после усвоения учебной программы по предоставляемой специальности, по окончании обучения прибыть в организацию истца, приступить к исполнению должностных обязанностей 01.08.2008, проработать в организации в течение пяти лет. Однако ответчица нарушила условия договора и к исполнению обязанностей не приступила. Истец указывал, что неисполнение ответчицей обязательств по договору причинило ему убытки в размере 273705 руб. 80 коп., которые составляют фактически понесенные по договору расходы, производимые организацией в течение пяти лет, в виде оплаты обучения ответчицы в ПГУПС - 135325 руб. 90 коп., проживания ее в общежитии - 2612 руб. 90 коп., стипендии и транспортных расходов - 135767 руб. Одновременно истец ставил вопрос о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в рамках ст. 395 ГК РФ, составляющих 27201 руб. 98 коп. Истец просил взыскать с ответчиц солидарно в возмещение причиненных ненадлежащим исполнением обязательств по договору общую сумму 300907 руб. 78 коп.

Ответчица Г.Н. предъявила к истцу встречный иск, в котором указала, что истец ненадлежащим образом выполнял обязательства по договору от 01.09.2003, выплачивая ей стипендию в размере меньшем, чем установлено самим договором и локальными нормативными актами ОАО "РЖД", в связи с чем недоплата стипендии за весь период обучения составила 22714 руб.; истец в нарушение требования действующего законодательства не предоставил ей работу по полученной специальности и квалификации инженера путей сообщения, поскольку предложенная работа электромеханика относится к профессии рабочих. Пункт 2.1.5 договора от 01.09.2003, устанавливающий, что она после завершения обучения приступает к работе в должности электромеханика СЦБ, является кабальной сделкой. Ответчица во встречном иске просила суд обязать истца принять ее на работу на должность, соответствующую полученной специальности инженера путей сообщения в предусмотренное договором подразделение; признать недействительным договор от 01.09.2003 в части п. 2.1.6 как кабальную сделку; взыскать недополученную стипендию в сумме 22714 руб.

Решением Выборгского районного суда от 08.06.2010 суд обязал ОАО "Российские железные дороги" принять Г.Н. на работу на должность инженера по технической документации (инженера по эксплуатации технических средств первой категории) СЦБ ШЧ-23. В остальной части Г.Н. в удовлетворении встречного иска отказано. ОАО "Российские железные дороги" в иске к Г.Н. и Г.И. о взыскании убытков отказано.

Акционерным обществом была подана кассационная жалоба на указанное выше решение суда первой инстанции, рассмотрев которую Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда установила следующие обстоятельства.

Как видно из материалов дела, между сторонами 01.09.2003 был заключен договор N 2290 о подготовке специалистов с высшим образованием на платной основе.

Согласно п. 2.1.6 указанного договора истец обязался принять ответчицу Г.Н. на работу после завершения обучения на должность электромеханика СЦБ ШЧ-23, заключив с ней трудовой договор.

Пунктом 2.2.4 договора предусмотрена соответствующая обязанность ответчицы, а именно прибыть на "Дорогу" 01.08.2008 и приступить к своим должностным обязанностям.

В соответствии со ст. 198 ТК РФ работодатель - юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение, а с работником данной организации - ученический договор на профессиональное обучение или переобучение без отрыва или с отрывом от работы.

В силу ст. 199 ТК РФ ученический договор должен содержать наименование сторон; указание на конкретную профессию, специальность, квалификацию, приобретаемую учеником; обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором; обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной профессией, специальностью, квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре; срок ученичества; размер оплаты в период ученичества. Ученический договор может содержать иные условия, определенные соглашением сторон.

Из приведенных положений следует, что ученический договор оформляет отношения, непосредственно связанные с трудовыми и регулируемые нормами ТК РФ, других актов, содержащих нормы трудового права. Среди отношений, непосредственно связанных с трудовыми отношениями и регулируемых трудовым законодательством, в ст. 1 ТК РФ прямо названы отношения по профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации у данного работодателя.

Сторонами ученического договора являются организация-работодатель или будущий работодатель и ученик - работник данной организации-работодателя или лицо, ищущее работу у данного будущего работодателя.

Стороны ученического договора совпадают со сторонами трудового договора. Это работник и работодатель.

В содержание ученического договора включается обязательство ученика проработать по трудовому договору с работодателем в течение обусловленного этим договором срока по профессии, специальности, квалификации, полученной при обучении (ч. 1 ст. 199 ТК РФ).

На основании изложенного судебная коллегия квалифицирует заключенный между сторонами по настоящему делу договор как ученический.

Часть 2 ст. 207 ТК РФ предусматривает, что в случае, если ученик по окончании ученичества без уважительных причин не выполняет свои обязательства по договору, в том числе не приступает к работе, он по требованию работодателя возвращает ему полученную за время ученичества стипендию, а также возмещает другие понесенные работодателем расходы в связи с ученичеством.

Из анализа приведенной правовой нормы следует, что последствия, указанные в ч. 2 указанной статьи, наступают, если обязательства не выполнены без уважительных причин. Если у ученика были уважительные причины для невыполнения обязательств по договору, ответственность ученика не наступает.

Таким образом, если ученик по окончании ученичества по уважительной причине не приступает к работе, то он на основании указанной статьи освобождается от обязанности возвратить полученную за время ученичества стипендию, а также возместить все понесенные работодателем расходы в связи с ученичеством.

По мнению судебной коллегии, такой уважительной причиной является невыполнение работодателем условий ученического договора и, в частности, непредоставление работодателем работы по полученной специальности.

Согласно п. 2.1.6 договора стороны установили, что истец обязуется принять ответчицу Г.Н., а она обязуется проработать в организации ответчика в течение пяти лет в должности электромеханика СЦБ ШЧ-23.

Однако в дальнейшем стороны договорились о том, что фактическое трудоустройство ответчицы в рамках договора будет осуществляться на должность инженера по эксплуатации технических средств первой категории СЦБ ШЧ-23. Данное обстоятельство подтверждалось сторонами в заседании кассационной инстанции. При этом представитель истца ОАО "Российские железные дороги" в судебном заседании суда кассационной инстанции поясняла, что работа в должности электромеханика непосредственно связана с нахождением на железнодорожных путях, выходом на линии по обеспечению безопасности движения поездов при производстве работ по техническому обслуживанию и ремонту устройств СЦБ, ввиду чего на эту должность, как правило, истец трудоустраивает молодых людей. Как видно из объяснений ответчицы Г.Н., для нее должность инженера технической документации также является более предпочтительной, в связи с чем стороны изменили условие ученического договора о должности, на которую должна была трудоустроиться Г.Н. по окончании обучения.

Во исполнение этой договоренности сторон Г.Н. было выдано удостоверение о направлении на работу от 06.05.2008 N 2107/562 для работы в должности инженера техдокументации.

Однако в нарушение указанной договоренности прибывшая Г.Н. была направлена истцом на работу в должности электромеханика СЦБ.

Из объяснений ответчицы Г.Н. следует, что, явившись для трудоустройства к истцу на должность инженера технической документации, она получила ответ, что в настоящее время такая вакансия у истца отсутствует и она будет принята на должность электромонтера.

Данные объяснения ответчицы подтверждаются приказом начальника Санкт-Петербург-Витебского отделения Октябрьской железной дороги филиала ОАО "Российские железные дороги" по личному составу от 18.07.2008 N 334/О о направлении Г.Н. для работы в должности электромеханика, а также следует из уведомления от 29.08.2008 N 214, направленного истцом в адрес Г.И., о том, что Г.Н. должна явиться в Великолукскую дистанцию СЦБ и проработать после окончания университета в течение пяти лет согласно условиям договора от 01.09.2003 N 2290, которыми предусмотрена работа в должности электромонтера.

Вышеуказанными доказательствами опровергаются объяснения представителя истца ОАО "Российские железные дороги" о том, что по состоянию на 01.08.2008 в организации имелись две вакантные должности - электромонтера и инженера технической документации, и они обе были предложены ответчице Г.Н., однако та не захотела трудоустроиться ни по одной из них.

Таким образом, судебная коллегия полагает установленным, что истец не выполнил взятое на себя обязательство о трудоустройстве ответчицы в соответствии с договором от 01.09.2003 N 2290 и достигнутой между сторонами договоренности о должности, в которой Г.Н. обязалась отработать у истца в течение пяти лет.

При таких обстоятельствах ответчица Г.Н. в силу ч. 2 ст. 207 ТК РФ по окончании ученичества не приступила к работе по уважительной причине, а следовательно, на основании указанной статьи она освобождается от обязанности возвратить полученную за время ученичества стипендию, а также возместить все понесенные истцом расходы в связи с ученичеством.

Вместе с тем решение суда первой инстанции в части возложения обязанности на акционерное общество принять на работу Г.Н. было признано необоснованным в связи со следующим.

В соответствии с разд. 3 договора стороны установили ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение взятых на себя обязательств. Согласно п. 3.1 договора при досрочном расторжении настоящего договора по инициативе "Дороги", невыполнении или ненадлежащем выполнении "Дорогой" его условий студент освобождается от возмещения понесенных "Дорогой" в рамках договора расходов. Таким образом, стороны установили только такую ответственность истца за невыполнение или ненадлежащее выполнение взятых на себя обязательств по трудоустройству ответчицы, иные положения отсутствуют, следовательно, обязание истца принять ответчицу на работу не соответствует заключенному между сторонами договору и действующему трудовому законодательству РФ, которое также не устанавливает подобного вида ответственности.

Кроме того, судебная коллегия при вынесении определения учитывала и отсутствие у ОАО "Российские железные дороги" возможности для принятия Г.Н. на работу на должность инженера технической документации по причине отсутствия соответствующей вакансии <3>.

<3> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19.08.2010 по делу N 33-11466/2010.

В целях наиболее эффективной реализации интересов предприятия в сфере ученических правоотношений можно дать несколько практических рекомендаций:

  1. в случае массовой подготовки (переподготовки) специалистов для предприятия следует прежде всего заключить договор о сотрудничестве с соответствующим образовательным учреждением, силами которого будет осуществляться обучение действительных или потенциальных работников предприятия (данная форма интересна также тем, что позволяет согласовать специфику образовательных программ, по которым будет осуществляться обучение);
  2. требуется разработка локального акта - положения о подготовке (переподготовке) специалистов на предприятии, в котором должны быть отражены общие правила ученических отношений;
  3. непосредственно предприятию необходимо участвовать в договорах (контрактах) на обучение гражданина в соответствующем учебном заведении в качества заказчика образовательных услуг (при этом на базе предприятия независимо от места его нахождения может быть создано представительство образовательного учреждения для осуществления консультаций и текущей аттестации по месту работы учеников по договору);
  4. непосредственно ученический договор должен подробным образом регламентировать все возникающие спорные вопросы между предприятием и гражданином (работником).