Мудрый Юрист

К вопросу о совершенствовании гражданского законодательства о некоммерческих организациях

В представленной статье рассматриваются некоторые положения проекта федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ, направленные на совершенствование гражданско-правового статуса некоммерческих юридических лиц. В результате проведенного анализа автор - доцент кафедры гражданского и семейного права МГЮА имени О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук Т.В. Сойфер формулирует вывод, что не все они имеют необходимую эффективность. Обращается внимание на возможность использования зарубежного опыта при реформировании отечественного законодательства о некоммерческих организациях.

Ключевые слова: субъекты гражданского права, юридические лица - некоммерческие организации, неправительственные организации, религиозные организации.

To a question of improvement of the civil legislation on the noncommercial organizations

T.V. Soyfer

In presented article some provisions of the federal law project on introduction of changes into the Civil code of the Russian Federation, directed on improvement of the civil-law status of noncommercial juridical person are considered. As a result of the spent analysis the author - associate professor of the chair of Civil and Family Law of Kutafin Moscow State Law Academy, Doctor of Law T.V. Soyfer formulates a conclusion, what not all of them have necessary efficiency. The attention is turned to possibility of use the foreign experience at reforming the domestic legislation on the noncommercial organizations.

Key words: subjects of civil law, juridical persons - the noncommercial organizations, the non-governmental organizations, the religious organizations.

Разработка Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, осуществленная во исполнение Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, логически завершилась подготовкой проекта федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ <2> (далее - Проект). В ближайшее время он будет внесен Президентом РФ в Государственную Думу и, по всей вероятности, вскоре получит законодательное закрепление. В результате многие положения гражданского права подвергнутся изменению, существенная корректировка ожидает в том числе институт юридических лиц.

<1> СЗ РФ. 2008. N 29 (ч. I). Ст. 3482.
<2> Официальный сайт ВАС РФ: http:// arbitr.ru/ press-centr/ news/ 31202.html.

Пересмотр норм ГК РФ о юридических лицах был продиктован необходимостью упрощения и унификации законодательного регулирования; устранения множественности действующих законов и их взаимных противоречий; повышения роли ГК РФ в регулировании статуса юридических лиц <3>. Кроме того, изменение многих законодательных подходов предопределено тем, что коммерческие и некоммерческие организации "демонстрируют слишком много злоупотреблений и махинаций и слишком мало экономической и социальной эффективности" <4>.

<3> См.: Суханов Е.А. О Концепции развития законодательства о юридических лицах // Журнал российского права. 2010. N 1. С. 5.
<4> Суханов Е.А. О Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник гражданского права. 2010. N 4. С. 5.

Анализ положений указанного Проекта, касающихся некоммерческих организаций, свидетельствует, что первая из поставленных задач будет успешно решена, а роль ГК РФ в регламентации их статуса, безусловно, возрастет, он станет основным регулятором в этой сфере. Однако то, что законодательные изменения позволят повысить экономическую и социальную эффективность некоммерческих организаций, вызывает серьезные сомнения.

Из числа ожидаемых новелл, касающихся некоммерческих юридических лиц, следует обратить внимание на некоторые, на наш взгляд, наиболее принципиальные.

  1. Прежде всего предполагается существенное сокращение количества организационно-правовых форм некоммерческих организаций, которые в настоящее время могут предусматриваться федеральными законами, и установление исчерпывающего перечня таких форм в ГК РФ. Необходимость этого неоднократно и единодушно отмечалась в юридической литературе, начиная с момента принятия части первой ГК РФ.

Исходя из того что все юридические лица будут подразделяться на корпоративные и унитарные, предусматривается шесть возможных для некоммерческих организаций форм. Три из них для корпораций - потребительский кооператив, общественная организация граждан, ассоциация (союз); и три для организаций унитарного типа - фонд, учреждение, религиозная организация. Для всех корпораций (коммерческих и некоммерческих) как господствующей разновидности юридических лиц, устанавливаются некоторые общие правила (в частности, о правах и обязанностях участников корпорации, об управлении в корпорации), которые конкретизируются и дополняются в специальных нормах ГК РФ, посвященных конкретным формам юридических лиц. Естественно, данный подход придает стройность и четкость системе отечественных юридических лиц, позволит некоторым образом унифицировать структуру их управления, единообразно урегулировать внутренние отношения в корпорациях.

По существу, сохранены все формы некоммерческих организаций, которые на сегодняшний день закреплены в ГК РФ, с изменением некоторых элементов их статуса (круга возможных участников и др.). Планируется, что организации, которые были созданы в формах, предусмотренных иными законами, продолжат свою деятельность по новым правилам ГК РФ, касающимся тех организационно-правовых форм, к которым они будут отнесены.

Следует обратить внимание, что в результате разграничения отдельных форм некоммерческих организаций религиозные организации оказались отнесенными к числу имеющих унитарный характер. По всей видимости, это объясняется тем, что специфика подобных организаций, обусловленная целями и сферой их деятельности, не позволяет применить к ним те единообразные правила, которые рассчитаны на корпорации в целом и закреплены в проекте (о правах и обязанностях участников, управлении и др.). Естественно, права и обязанности участника религиозной организации по своему содержанию и порядку реализации отличаются или могут отличаться от тех, какими обладают, к примеру, акционеры, но это отнюдь не означает, что подобный аргумент достаточен для признания таких организаций унитарными.

Изначально позиция разработчиков была иная. В рабочем проекте Концепции развития законодательства о юридических лицах отмечалось, что с точки зрения гражданского права статус общественных и религиозных организаций (объединений) не имеет существенных различий. Поэтому общественная организация должна быть закреплена в ГК РФ как общая организационно-правовая форма для общественных организаций (объединений) и религиозных организаций (объединений). Тем самым религиозная организация рассматривалась в качестве разновидности общественной организации <5>. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, которая была одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г., также исходила из того, что общественные и религиозные организации и объединения выступают в гражданских правоотношениях в качестве юридических лиц исключительно с целью материального обеспечения своей основной деятельности, не являющейся предметом гражданско-правового регулирования, в связи с чем приобретают строго целевую правоспособность. В качестве юридических лиц, осуществляющих определенную хозяйственную деятельность, они выступают в единой по сути организационно-правовой форме общественных организаций, для которой не имеет существенного значения их основная деятельность, выходящая за рамки гражданского права и не затрагиваемая их гражданско-правовым статусом юридического лица <6>.

<5> См. пункты 1.4, 2.8, 2.9 § 1 подразд. 8 Концепции развития законодательства о юридических лицах (проект) // Вестник гражданского права. 2009. N 2.
<6> См. пункт 7.1.3 разд. III Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

Подобные подходы, как и действующая норма статьи 117 ГК РФ, формулирующая единое определение для общественных и религиозных организаций (объединений), подвергалась критике. В юридической литературе отмечается, что общественные объединения и общественные организации ни в коем случае нельзя отождествлять с религиозными объединениями и религиозными организациями, так как цели, принципы деятельности и организационного построения религиозных организаций обладают особым характером <7>. Соответственно их следует рассматривать в качестве самостоятельной организационно-правовой формы некоммерческих организаций <8>. Из этого, например, исходит ГК Республики Казахстан от 27 декабря 1994 г. <9>, который разграничивает понятия общественных и религиозных объединений, закрепляя для каждого из них самостоятельные признаки. Общественными объединениями признаются объединения граждан, созданные на добровольной основе для достижения ими общих целей, не противоречащих законодательству (п. 1 ст. 106 ГК Республики Казахстан), а религиозными организациями - добровольные объединения граждан, в установленном законодательными актами порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных потребностей (п. 1 ст. 109 ГК Республики Казахстан).

<7> См.: Кудрявцева Г.А. Гражданско-правовой статус общественных объединений // Государство и право. 2005. N 3. С. 32.
<8> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 1 / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2007. С. 353 (автор комментария - Г.А. Кудрявцева); Орлов А.В. Достоинства, недостатки, ошибки и неурегулированные вопросы Федерального закона "Об общественных объединениях" // Юрист. 2000. N 6. С. 54; Овчинникова Ю.С. Религиозные организации как юридические лица // Субъекты гражданского права: Сб. статей / Под ред. Т.Е. Абовой. М., 2000. С. 116 - 117; Уткин Р.В. Организационно-правовые формы и виды некоммерческих организаций. Современная концепция и перспективы // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2002. N 5. С. 61.
<9> Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан. 1994. N 23 - 24. (приложение).

Легальное понятие организационно-правовой формы юридического лица отсутствует, а в науке она определяется как вид юридического лица, который отличается от другого вида способом создания, объемом правоспособности, порядком управления, характером и содержанием прав и обязанностей учредителей (участников) в отношении друг друга и юридического лица <10>. Определенные отличия по указанным параметрам между общественными и религиозными организациями имеются. Тем не менее обе они основаны на членстве, хотя правовое положение их участников различно, да и самому членству в них придается не одинаковое значение.

<10> См.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. М., 2003. С. 259.

Пункт 2 ст. 10 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" (далее - Закон о свободе совести) <11>, предусматривающий требования к содержанию устава религиозной организации, не упоминает сведений о порядке оформления и прекращения членства в религиозной организации, о правах и обязанностях членов. Из этого следует, что включение в устав религиозной организации соответствующих положений не является обязательным. То есть статус членов религиозных организаций может вообще юридически не фиксироваться и будет определяться лишь особыми церковными установлениями, положениями основ вероучения, которого придерживается соответствующая организация. В отличие от общественных организаций, на членов которых уставом может быть возложена обязанность по внесению вступительных и членских взносов, уплата взносов в имущество религиозных организаций их членами прямо не предусматривается. Кроме того, объем правоспособности религиозных организаций определяется не только целями их деятельности, предусмотренными уставом, во многом он зависит и от содержания основ тех вероучений, которые исповедуются организацией. Особые черты также присущи порядку приобретения религиозным объединением статуса юридического лица. Он всегда предполагает необходимость установления факта того, что учреждаемая организация действительно обладает религиозным характером, призвана удовлетворять религиозные потребности верующих граждан или содействовать этому, ее члены исповедуют одно вероучение <12>. Именно поэтому позиция о необходимости признания религиозной организации самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица представляется наиболее предпочтительной. Однако является ли такая организация унитарной?

<11> СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.
<12> См.: Лупарев Г.Г. Понятие и виды религиозных организаций в СССР // Советское государство и право. 1991. N 5. С. 39.

В проекте изменений в ГК РФ религиозной организацией признается добровольное объединение граждан, образованное ими в целях совместного исповедания и распространения веры (местная религиозная организация), а также объединение таких организаций (централизованная религиозная организация) и (или) созданный им руководящий либо координирующий орган. По сути, речь в данном определении идет о разнородных организациях, которые никак не могут представлять собой единую организационно-правовую форму юридического лица. Если исходить из критерия, заложенного авторами проекта в основу разграничения некоммерческих юридических лиц, централизованная религиозная организация, создаваемая по территориальному признаку, представляет собой лицо корпоративного типа и должна иметь форму ассоциации (союза). Ведь именно такой вариант оформления предложен проектом для территориальных объединений общественных организаций (в настоящее время законодатель рассматривает их в качестве общественных объединений, а не объединений юридических лиц <13>). А возможность признания религиозной организацией с правами юридического лица руководящего или координирующего органа централизованной религиозной организации, являющегося одним из элементов ее структуры и не обладающего характерными для религиозных объединений признаками, вообще вызывает сомнение.

<13> См. ст. 13 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" // СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930.

Тем самым в проекте восприняты положения Закона о свободе совести, где термин "религиозная организация" используется как обобщающий, обозначающий не организационно-правовую форму юридического лица, а несколько организаций различной правовой природы и структуры, действующих в особой сфере, а потому обладающих некоторыми сходными признаками. Причем признаки эти носят внешний характер и обусловлены той областью, где организации функционируют, их социальным предназначением и специфическими целями совместного вероисповедания и распространения веры. Отнесены к их числу и централизованная религиозная организация, и иные организации, в том числе руководящий либо координирующий орган (п. п. 4, 6 ст. 8 Закона о свободе совести). Соответственно общая линия, положенная в основу выделения форм некоммерческих организаций в зависимости от их корпоративного или унитарного типа, в данном случае не выдержана. Это вызывает недоумение, особенно с учетом того, что в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации подчеркивается, что религиозные организации и объединения выступают в гражданских правоотношениях в качестве юридических лиц исключительно с целью материального обеспечения своей основной деятельности, не являющейся предметом гражданско-правового регулирования. Для организационно-правовой формы этих юридических лиц не имеет существенного значения их основная деятельность, выходящая за рамки гражданского права и не затрагиваемая их гражданско-правовым статусом юридического лица (п. 7.1.3 разд. III Концепции).

  1. В проекте предпринимается попытка детализировать виды деятельности, разрешенной некоммерческим организациям. Ныне действующая норма, предусмотренная пунктом 3 ст. 50 ГК РФ, допускает осуществление некоммерческими организациями предпринимательской деятельности постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям. На недостатки данного положения регулярно указывается в литературе. Существующие ограничения на предпринимательскую деятельность некоммерческих организаций оцениваются как незначительные и позволяющие им принимать активное участие в хозяйственном обороте <14>. Отмечается, что отсутствие четких пределов для предпринимательской деятельности некоммерческих организаций приводит к тому, что многие из них изначально ориентируются на извлечение прибыли, фактически превращаясь в организации коммерческие <15>. Неоднократно подчеркивалось, что однозначно определить, какая цель деятельности для некоммерческой организации является основной, а какая неосновной, затруднительно, достаточные критерии, позволяющие провести между ними границу, отсутствуют <16>. Более того, в некоторых случаях это просто невозможно, так как и цель извлечения прибыли, и основная общественно полезная цель некоммерческой организации могут находиться в равных пропорциях <17>. Об этом свидетельствуют и многочисленные примеры, когда суды, исследуя существо основных направлений деятельности некоммерческих организаций, приходят к выводу об их предпринимательском характере <18>.
<14> См.: Шиткина И.С. Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций // Гражданин и право. 2002. N 4. С. 62.
<15> См.: Басин Ю.Г. Юридические лица по гражданскому праву. Понятие и общая характеристика // Избранные труды по гражданскому праву. СПб., 2003. С. 106; Ивкова О.В. Участие некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 4.
<16> См., например: Гражданское право России: Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. Ч. 1. М., 1996. С. 61 (автор раздела - В.А. Рахмилович); Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 121; Кумаритова А.А. Гражданско-правовое положение некоммерческих организаций в сфере благотворительной деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 15.
<17> См.: Алексий П.В. Некоммерческие организации как юридические лица: Учеб. пособие. М., 2002. С. 15.
<18> См., например, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 7 марта 2008 г. по делу N А56-51808/2006, от 14 апреля 2008 г. по делу N А56-25137/2007, Поволжского округа от 3 марта 2006 г. по делу N А65-9291/05-СГ1-5, от 21 ноября 2007 г. по делу N А55-18001/06, Северо-Кавказского округа от 15 мая 2009 г. по делу N А32-14334/2008-26/227 // СПС "КонсультантПлюс".

Проектом предусматривается, что для материального обеспечения основной (уставной) деятельности некоммерческие организации могут осуществлять иную, приносящую им доходы деятельность, виды которой определены в их уставах и соответствуют целям их создания и их основной деятельности. Тем самым термин "предпринимательская деятельность" будет заменен словосочетанием "деятельность, приносящая доходы", что, видимо, призвано подчеркнуть эпизодичность такой деятельности и некоммерческий характер субъекта, ее осуществляющего. Кроме того, возможным будет осуществление только тех видов приносящей доход деятельности, которые прямо, исчерпывающим образом предусмотрены в уставе организации.

Подобное ограничение не решит проблемы критерия соответствия или несоответствия этой деятельности целям создания некоммерческой организации. Более того, споры, связанные с оценкой той или иной доходной деятельности на предмет ее правомерности, станут неизбежными уже на стадии возникновения некоммерческого юридического лица. Расширение круга оснований для отказа в регистрации юридического лица, предусматриваемое проектом, предполагает, что проверка соответствия видов деятельности, планируемых к осуществлению и перечисленных в уставе, целям создания некоммерческой организации будет производиться на стадии ее государственной регистрации. Отказ в регистрации, естественно, будет обжаловаться в судебном порядке. Кроме того, предусмотреть в уставе некоммерческой организации виды приносящей доход деятельности с такой степенью конкретизации, чтобы заведомо были исключены спорные ситуации в процессе ее осуществления, вряд ли возможно.

  1. Как отмечалось, авторы проекта исходят из того, что некоммерческие организации реализуют свои основные цели, свое общественно полезное предназначение за рамками гражданско-правового регулирования. Их статус как субъектов гражданского права определяется исходя исключительно из положений цивилистической доктрины, без учета реализуемых ими общественных, публичных функций. При такой позиции неудивительно, что некоммерческие организации "демонстрируют... слишком мало экономической и социальной эффективности", ибо существенно ограничены в своей деятельности нормами именно гражданского законодательства.

Роль некоммерческих организаций во всем мире напрямую связывается с созданием гражданского общества, с возможностью достижения консенсуса общественных интересов при их большом разнообразии и противоречивости <19>. Именно потребностями гражданского общества обосновывается необходимость совершенствования гражданского законодательства <20>; отмечается, что именно оно наиболее пригодно для выполнения задачи формирования гражданского общества <21>. При этом следует обратить внимание, что в уже упомянутом Указе Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 в качестве одной из целей реформирования внесения изменений в ГК РФ указывается на необходимость его сближения положений с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского союза.

<19> См.: Залесский В.В., Каллистратова Р.Ф. Комментарий к Федеральному закону "О некоммерческих организациях" (постатейный). М., 2000.
<20> См.: Медведев Д.А. Новый Гражданский кодекс Российской Федерации: вопросы кодификации // Кодификация российского частного права: Сб. статей / Под ред. Д.А. Медведева. М., 2008; СПС "КонсультантПлюс".
<21> См.: Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс РФ: развитие общих положений гражданского права // Кодификация российского частного права: Сб. статей / Под ред. Д.А. Медведева. М., 2008; СПС "КонсультантПлюс".

Организации, относимые к структурам гражданского общества, за рубежом обычно именуются неправительственными, что призвано подчеркнуть их независимость от публичной власти. Положения, в том числе непосредственно касающиеся их статуса как юридических лиц, закреплены в различных международных документах. В частности, в целях унификации европейского законодательства 13 ноября 2002 г. в Страсбурге были приняты Основополагающие принципы статуса неправительственных организаций в Европе <22>. Данный документ содержит рекомендации для государств по принятию законов о неправительственных организациях, обобщая положительную практику деятельности соответствующих организаций в европейских странах, и рекомендации, адресованные самим организациям, касающиеся порядка их деятельности. В акте определяется понятие неправительственных организаций, закрепляются принципы их деятельности, порядок образования, приобретения статуса юридического лица, порядок управления и другие вопросы.

<22> Официальный сайт Совета Европы: http:// www.coe.int /t/ f/ affaires_juridiques/ coop%E9ration_ juridique/ soci%E9t%E9_ civile/ textes_ de_ reference/ Principes% 20version% 20russe.asp.

В дальнейшем эти принципы нашли отражение в Рекомендации CM/Rec(2007)14 о правовом статусе неправительственных организаций в Европе, принятой Комитетом министров государств - членов Совета Европы 10 октября 2007 г. <23>. Этот документ содержит минимальные стандарты, которые странам - участницам Совета Европы целесообразно учитывать в своем законодательстве при формировании нормативных предписаний, определяющих юридическое положение некоммерческих организаций и порядок осуществления ими своей деятельности в политике и практике. В Рекомендации неправительственные организации определяются как добровольные самоуправляющиеся организации. Термины, используемые для их описания в национальном законодательстве, могут варьироваться (ассоциации, благотворительные общества, фонды, общественные, некоммерческие организации, общества и трасты). Исключение составляют политические партии, которые по смыслу документа к неправительственным организациям не относятся.

<23> Текст документа см.: http:// ru.ngocongress-vilnius.lt/ clientzone/ CMRec2007_14_russian.pdf.

С позиций гражданско-правового статуса рассматриваемых организаций наиболее важное значение имеют следующие положения Рекомендации, отсутствующие или ограниченно применяющиеся в российском законодательстве.

Во-первых, неправительственные организации могут быть созданы отдельными лицами (физическими или юридическими) и группами лиц; обычно, хотя и не всегда, основываются на членстве; могут быть как неформальными, так и имеющими статус юридического лица. Особо подчеркивается, что неправительственные организации, являющиеся юридическими лицами, должны иметь ту же правоспособность, какой обладают и прочие юридические лица. Основной целью неправительственных организаций не может быть получение прибыли. Прибыль, получаемая ими в ходе осуществления своей деятельности, не распределяется между членами или учредителями организации и должна направляться на достижение задач организации (п. п. 1 - 5, 8 Рекомендации).

Во-вторых, они должны иметь возможность свободно формулировать и осуществлять свои задачи при условии законности как собственно задач, так и средств для их достижения. Кроме того, они должны обладать возможностью свободно заниматься любой законной хозяйственной, экономической или коммерческой деятельностью, направленной на поддержку некоммерческой части своей работы, без каких-либо специальных разрешений, но с соблюдением всех требований в области лицензирования и надзора в отношении осуществляемых видов деятельности (п. п. 10, 13 Рекомендации).

В-третьих, любое физическое и юридическое лицо либо группа таких лиц должны иметь возможность свободно создавать неправительственную организацию. Два и более лица должны быть вправе учреждать организацию, основанную на принципе членства. Вместе с тем для наделения ее статусом юридического лица допустимо установление требования о большем числе учредителей, которое не должно устанавливаться на уровне, препятствующем учреждению организации (п. п. 15, 16 Рекомендации).

В-четвертых, никто не может быть принужден к вступлению в ту или иную неправительственную организацию, кроме случаев, когда она создается в соответствии с законодательством для регулирования определенной профессиональной деятельности. Национальное законодательство не может необоснованно ограничивать право физических или юридических лиц вступать в неправительственную организацию, основанную на принципах членства. Право вступать в конкретную организацию определяется ее уставом и не должно подвергаться каким-либо формам необоснованной дискриминации (п. п. 20, 21 Рекомендации).

В-пятых, заявление о регистрации организации, основанной на членстве, в качестве юридического лица должно содержать информацию о ее местонахождении, учредителях, органах управления. К заявлению должен прилагаться устав. Требование о представлении подтверждения о наличии финансовых средств, необходимых для реализации ее задач, может устанавливаться только в отношении организации, не основанной на членстве (п. 28 Рекомендации).

В-шестых, неправительственная организация может быть лишена правосубъектности в случае банкротства, продолжительного бездействия или нарушений только в соответствии с сознательным решением ее членов либо, если организация не основывается на принципах членства, ее руководства (п. 25 Рекомендации).

В-седьмых, неправительственная организация должна обладать полной самостоятельностью в вопросах определения своей внутренней структуры и порядка деятельности органов управления. Она лишь обязана обеспечивать, чтобы формируемые органы управления и процедура принятия ими решений соответствовали положениям устава (п. 45 Рекомендации).

Поскольку данные рекомендации являются результатом обобщения позитивного опыта деятельности неправительственных организаций в различных странах, обеспечивают их самостоятельность и независимость, они могли бы служить неким ориентиром и для отечественного законодателя, ибо предлагаемые им варианты правового регулирования мировым стандартам пока не соответствуют.

Библиография

Алексий П.В. Некоммерческие организации как юридические лица: Учеб. пособие. М., 2002.

Басин Ю.Г. Юридические лица по гражданскому праву. Понятие и общая характеристика // Избранные труды по гражданскому праву. СПб., 2003.

Гражданское право России: Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. Ч. 1. М., 1996.

Залесский В.В., Каллистратова Р.Ф. Комментарий к Федеральному закону "О некоммерческих организациях" (постатейный). М., 2000.

Ивкова О.В. Участие некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004.

Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. М., 2003.

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 1 / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2007.

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997.

Кудрявцева Г.А. Гражданско-правовой статус общественных объединений // Государство и право. 2005. N 3.

Кумаритова А.А. Гражданско-правовое положение некоммерческих организаций в сфере благотворительной деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

Лупарев Г.Г. Понятие и виды религиозных организаций в СССР // Советское государство и право. 1991. N 5.

Медведев Д.А. Новый Гражданский кодекс РФ: вопросы кодификации // Кодификация российского частного права: Сб. статей / Под ред. Д.А. Медведева. М., 2008.

Овчинникова Ю.С. Религиозные организации как юридические лица // Субъекты гражданского права: Сб. статей / Под ред. Т.Е. Абовой. М., 2000.

Орлов А.В. Достоинства, недостатки, ошибки и неурегулированные вопросы Федерального закона "Об общественных объединениях" // Юрист. 2000. N 6.

Суханов Е.А. О Концепции развития законодательства о юридических лицах // Журнал российского права. 2010. N 1.

Суханов Е.А. О Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник гражданского права. 2010. N 4.

Уткин Р.В. Организационно-правовые формы и виды некоммерческих организаций. Современная концепция и перспективы // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2002. N 5.

Шиткина И.С. Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций // Гражданин и право. 2002. N 4.

Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс РФ: развитие общих положений гражданского права // Кодификация российского частного права: Сб. статей / Под ред. Д.А. Медведева. М., 2008.