Мудрый Юрист

История развития гуманистических начал в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве

Оперуполномоченный учетно-регистрационной группы управления УФСИН России по Республике Татарстан С.Г. Грабец предлагает исторический обзор уголовно-процессуального законодательства России с точки зрения развития в нем гуманистических начал.

Ключевые слова: гуманизация, принципы уголовного процесса, суд, следствие, состязательность, наказание.

History of development of the humanistic principles in the domestic criminally-procedural legislation

S.G. Grabetz

The operative officer of registration group of Administration of Federal Agency of execution of punishments on Republic Tatarstan S.G. Grabetz offers the historical review of the criminally-procedural legislation of Russia from the point of view of development of the humanistic principles in it.

Key words: a humanization, criminal trial principles, court, investigation, competitiveness, punishment.

В период развития Древнерусского государства устанавливались правовые традиции, формировались основные принципы и институты правовой культуры общества. Судопроизводство строилось на правовых обычаях и традициях и представляло собой архаические способы разрешения конфликтов. Вплоть до XVIII в. не было четкого разделения между нормами материального и процессуального права, между гражданским и уголовным судопроизводством, между деликтом и преступлением, что объясняется "не примитивностью правосознания, а тем, что целью судопроизводства в Древней Руси считалось восстановление нарушенного права лица, независимо от характера этого нарушения" <1>. В известных древних источниках под преступлением понималась "обида". Обвинение носило частноправовой характер. Преобладали элементы состязательности. Наряду с самосудом, самоуправством, судом общины и княжеским правосудием зарождались такие институты, как "послушество", "гонение следа", "свод".

<1> Амплеева Т.Ю. История уголовного судопроизводства России (IX - XIX вв.): Автореф. дис. ... д-ра. юрид. наук. М., 2009. С. 11.

Одним из древнейших документов, отражающих процесс разрешения конфликтов, была Русская Правда. Самыми распространенными видами наказаний за преступления согласно данному документу были композиции - денежная компенсация за убийство или плата за причиненный преступлением ущерб, и денежные штрафы - продажа или вира, применяемые как наказание княжеское. Порядок судопроизводства в Древней Руси во многом зависел от того, пойман преступник на месте преступления с поличным или обвиняется в преступлении при помощи "поклепа". В Русской Правде присутствовали нормы, определяющие порядок осуществления кровной мести, проведения судебных поединков (ордалий), оценки показаний свидетелей. Нельзя не согласиться с С.М. Прокофьевой, отмечающей, что "факт зарождения процессуальных норм свидетельствует о развитии представлений человеческого общества о справедливости, так как происходит осознание, что правосудие может осуществляться только при соблюдении определенного порядка" <2>.

<2> Прокофьева С.М. Гуманистические начала уголовного судопроизводства: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 43.

В рассматриваемый период человек оставался бесправным, понятие о презумпции невиновности отсутствовало, существовали такие способы получения доказательств, как испытание водой, огнем. Все это свидетельствует об антигуманном способе разрешения конфликтов в обществе.

В период Киевской Руси (IX - XII вв.) в основе судоустройства и судопроизводства находились правовой обычай и общинный быт.

В эпоху феодальной раздробленности происходит усложнение процесса формирования основных принципов и институтов уголовного права. "Под преступлением теперь понимается не только греховное деяние, наносящее ущерб личности или имуществу, но и грубое нарушение существующего порядка. Следовательно, понятие преступления определяется теперь с учетом не только интересов отдельной личности, корпорации, но и государства в целом" <3>. Начинают складываться общие принципы и понятия, относящиеся ко всем преступлениям. Целью наказания становится не только удовлетворение потерпевшего и возмещение ущерба, но и возмездие за совершенное зло. В XI в. наблюдается усиление княжеской власти. Постепенно меняются правила определения подсудности уголовных дел. Особо тяжкие преступления переходят в сферу великокняжеской юрисдикции. Князь должен был вершить "суд истинен и нелицемерен, не обинуяся лица сильных своих бояр, обидящих меньших и роботящих сироты и насилье творящих".

<3> Амплеева Т.Ю. Указ. соч. С. 41.

В период развития Московского централизованного государства ни процессуальное законодательство, ни правоприменительная практика не предусматривали защиту личности от необоснованного обвинения и осуждения. Не предусматривалось и оправдание подсудимого при отсутствии или недостаточности улик. Единое государство олицетворял московский царь. В условиях такой монархической идеологии не приходилось говорить о гуманизации уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В XV в. для расследования наиболее тяжких преступлений применялись "розыск" или "сыск", пытка, "расспрос с пристрастием", сочетаемые с очными ставками. Позднее, когда завершилось формирование уголовного судопроизводства, термином "розыск" стали обозначать еще и особую форму уголовного процесса.

Анализ правовых актов XVI - XVII вв. свидетельствует о зарождении самостоятельного уголовного суда и уголовного судопроизводства. Создаются Разбойный и Сыскной приказы. К розыску, так же как и в предыдущий период, активно привлекали представителей местного населения. Местные жители были обязаны оказывать содействие в задержании преступников и передаче их властям. К уклонявшимся применялись санкции в виде телесных наказаний.

Постепенно в русском уголовном процессе стали появляться нормы, расширяющие и гарантирующие права человека, в том числе от судебного произвола. Уже по Судебнику 1497 г. существовало право обжалования приговора боярского суда великому князю, право примирения потерпевшего с обвиняемым вплоть до начала судебного поединка (ст. ст. 4, 5 Судебника), что свидетельствует о дальнейшей гуманизации уголовного процесса.

С точки зрения внедрения и развития гуманистических начал в уголовное судопроизводство определенную роль играло Соборное уложение 1649 г., где закреплялись новые нормы о свидетельском иммунитете: к свидетельству не допускали жену против мужа, детей против родителей. Данное положение характеризует расширение в судопроизводстве нравственных начал, уважение родственных чувств человека. Кроме того, в Соборном уложении 1649 г. предусматривались основания отвода судей (дружба, вражда, свойства судьи с одной из сторон). Эти правила также свидетельствуют о развитии гуманистических идей в процессуальных отношениях.

К концу XVII в. уголовная репрессия в отношении политических и профессиональных преступников существенно ужесточилась. "Крамольников" и "ведомых лихих людей" предписывалось "расспрашивать накрепко с пристрастием" и применять к ним самые изощренные виды смертной казни. Элементами дознания были повальный обыск, пытка (отмененная полностью только при Александре I) и допрос; доказательствами совершенного преступления были собственное признание обвиняемого, получаемое, как правило, с применением пытки, поличное, свидетельские показания и вещественные доказательства.

Период XVIII - первой половины XIX в. в России характеризуется серьезными изменениями в уголовной политике государства. Происходит правовая модернизация доктринальных идей и государственно-правовых институтов, переход на более высокий, качественно новый уровень их развития. Защита интересов государства становится основной целью, подчиняющей себе все составляющие, в том числе уголовную политику. Особое внимание законодатель уделял розыскной форме процесса. Вместе с тем в эпоху Петра I уголовное и процессуальное право развивалось наиболее последовательно и динамично, конкретизировалась регламентация отдельных институтов права. Однако основные принципы процесса оставались неизменными: инквизиционный процесс, отсутствие гласности, письменности, формальная теория доказательств. Все доказательства делились на совершенные и несовершенные, причем оценивались в зависимости от приводящего их субъекта: свидетельство мужчины ценилось больше, чем женщины, ученого человека - больше, чем неученого, знатного - больше, чем незнатного, духовного - больше, чем светского. Важнейшим и исчерпывающим доказательством считалось признание подозреваемого, включая полученное под пыткой. Вместе с тем применение пыток ограничивалось определенными условиями: если обвиняемый под пыткой не сознался в совершенном преступлении, то вторично по данному делу пытать его не могли; от пыток освобождались недоросли, люди старше семидесяти лет и беременные женщины. Было введено наказание судей за применение пытки "с их вымысла без жадного подозрения", что свидетельствует о стремлении определить ответственность судей за справедливость совершаемых действий и принимаемых решений <4>.

<4> Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. Т. I. М., 1957. С. 710, 711.

Во второй половине XVIII столетия в Наказе Уложенной комиссии (1767 г.) Екатерины II впервые в российской истории было сформулировано общее определение правонарушения и раскрыты основные признаки преступления (противоправность, виновность, вред), предпринята попытка разделения преступления и проступка. Придерживаясь передовых взглядов французских просветителей, Екатерина II отмечала, что применение пыток несправедливо и нецелесообразно, и поддержала презумпцию невиновности: "Человека неможно почитать виноватым прежде приговора судейского, и законы не могут его лишить защиты своей прежде, нежели доказано будет, что он нарушил оные. Чего ради какое право может кому дать власть налагать наказание на гражданина в то время, когда еще сомнительно, прав ли он или виноват... пытка не нужна, если преступление не известно, так не должно мучить обвиняемого, по той причине, что не надлежит невиновного мучить, и что по законам тот не виновен, чье преступление не доказано" (ст. 194 Наказа) <5>.

<5> Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 280 - 281.

Кроме того, в Наказе Екатерины II содержались рекомендации о сроке собирания доказательств, а также "когда доказательства все будут собраны и о подлинности преступлений будет известно, надобно виновному дати время и способы оправдать себя, если он может. Но времени сему надлежит быть весьма короткому..." (ст. 199 Наказа) <6>. Предусматривалось снижение наказания сообщникам в совершенном преступлении в отличие от исполнителя. Наказ содержал и статьи, направленные на предупреждение преступлений. Особое значение императрица придавала воспитанию: "Наконец самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей лучшими есть приведение в совершенство воспитания" (ст. 248 Наказа) <7>.

<6> Беккария Ч. Указ. соч. С. 280 - 281.
<7> Там же. С. 297.

Продолжали совершенствоваться базовые принципы судоустройства и судопроизводства. Впервые в российском законодательстве появились процессуальные нормы, регулирующие собирание, фиксирование доказательств и правила их оценки. Более четко наметилось отделение гражданского судопроизводства от уголовного путем создания специальных уголовных и гражданских судебных органов. Судебные учреждения, организованные на принципах сословности и коллегиальности, были дополнены Совестными судами, важнейшей задачей которых было обеспечение процессуальных прав личности, впервые установленных екатерининским законодательством.

В XIX в. в процессе длительной эволюции правовых концепций, реорганизации государственных и правовых институтов посредством проведения ряда реформ в императорской России сформировалась уголовная политика и особая модель отечественного уголовного судопроизводства.

Дальнейшая гуманизация уголовного судопроизводства связана с полной отменой пыток Александром I в 1801 г., назвавшим их "стыдом и укоризной человечеству".

Министерская реформа Александра I, проведенная в начале XIX в., была ориентирована на специализацию и централизацию управления. В ходе этой реформы управление судебным ведомством было вверено министру юстиции, а за Министерством юстиции закреплено судебное управление и осуществление общего надзора за деятельностью судебных учреждений в стране. Одновременно с образованием Министерства юстиции были уточнены полномочия Сената, а вновь созданный Государственный совет стал еще одной судебной инстанцией.

Производство уголовных дел подразделялось на следствие, суд и исполнение. Судебное разбирательство было письменным, негласным и базировалось на доказательствах, собранных в процессе следствия. По-прежнему главенствующее положение занимала формальная теория доказательств, сковывающая инициативу суда. Важнейшим доказательством считалось признание обвиняемого. Однако с исключением пытки добиться его стало гораздо труднее. К несовершенным доказательствам относились такие, которые оставляли сомнение в совершении преступления, вследствие чего в конце первой половины XIX в. стало стремительно расти число приговоров, когда обвиняемый, не будучи осужден, оставался в подозрении. Такое положение не способствовало осуществлению правосудия и гуманизации судопроизводства.

Непреходящее значение в деле гуманизации уголовного судопроизводства имеет Судебная реформа 1864 г. Порядок уголовного судопроизводства закреплялся Уставом уголовного судопроизводства <8>, многие нормы которого вошли в последующие законодательные акты, в том числе Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и УПК РФ.

<8> Далее - УУС, Устав.

О подлинно гуманном содержании УУС свидетельствует ряд его статей. Первая из них гласила: "Никто не может подлежать судебному преследованию за преступление или проступок, не быв привлечен к ответственности в порядке, определенном правилами сего Устава". Статья 8 содержала правило о том, что "никто не может быть задержан под стражей иначе, как в случаях, законами определенных, ни содержим в помещениях, не установленных на то законом". Требование о взятии под стражу исполнялось только в порядке, определенном УУС (ст. 9). Статьей 12 всем судебным установлениям предписывалось "решать дела по точному разуму существующих законов, а в случае неполноты, неясности или противоречия законов... должны основывать решение на общем смысле законов". И наконец, статья 14 УУС гласила: "Никто не может быть наказан за преступление или проступок, подлежащий судебному ведомству, иначе как по приговору надлежащего Суда, вошедшему в законную силу".

Судопроизводство предусматривало как публичный, так и частный порядок возбуждения уголовных дел (ст. 2 УУС). Определялась четкая подсудность уголовных дел. Устанавливались основания прекращения уголовного преследования и уголовных дел (ст. 16 УУС). Допускались примирение сторон (ст. 20 УУС), пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам с целью доказательства невиновности осужденного (ст. 25 УУС). "Восстановление чести и прав невинно осужденного допускается во всякое время, несмотря ни на проистечение давности, ни на смерть осужденного" (ст. 26 УУС). Незаконно содержащееся под стражей лицо подлежало немедленному освобождению прокурором или судом (ст. 10 УУС), эти же должностные лица обязаны были контролировать содержание лиц под стражей в установленном законом порядке (ст. 11 УУС). Предусматривалось право обжалования действий следователя (ст. 491 УУС).

В результате проведения Судебной реформы был создан независимый публичный суд, узаконено устное состязательное судопроизводство. Был введен суд присяжных как дополнительная гарантия прав и свобод человека. Впервые в истории отечественного судопроизводства появились мировые судьи.

Гуманистическим началам соответствовали статьи УУС, регламентирующие порядок пересмотра уголовных дел судами вышестоящих судебных инстанций.

Были созданы необходимые условия для внедрения законности в судопроизводство. Эта реформа впервые в истории России передала отправление правосудия в руки профессиональных юристов, изъяв из ведомства административных учреждений рассмотрение и разрешение дел, и создала институты, организованные на основе общепризнанных принципов судопроизводства. Впервые появилась реальная гарантия прав обвиняемых в уголовном процессе. Стороны наделялись равными правами (ст. 630): каждый из них мог представлять доказательства, заявлять отводы судьям, экспертам, присяжным заседателям (ст. ст. 599, 655), задавать вопросы любому участнику процесса, высказывать свое мнение по поводу каждого действия и опровергать показания противной стороны (ст. 719), высказывать возражения (ст. 748). Молчание подсудимого не должно было рассматриваться как признание им своей вины (ст. 685). Устав содержал нормы о свидетельском иммунитете. Особо гарантировались права несовершеннолетних (ст. 749/1). Закон допускал выездные заседания суда, регламентировал порядок заочного рассмотрения уголовных дел.

Реформа судебной системы закрепила ряд новых принципов уголовного процесса. Первым из них был принцип только судебного порядка уголовного преследования, закрепленный в статье 1 УУС. Не менее важным был принцип отделения суда от администрации (ст. 5 Устава). Он достигался, во-первых, выделением института судебных следователей, во-вторых, независимостью и несменяемостью судей. Также в Устав был заложен принцип отделения власти обвинительной от судебной (ст. 3).

Важное значение в уголовно-процессуальном праве имело провозглашение принципа презумпции невиновности (ст. 14 УУС). Всякие сомнения толковались в пользу обвиняемого. При равенстве голосов присяжных подсудимый признавался невиновным (ст. 89 УУС). На смену формальным доказательствам пришла система свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению судей. На практике эта система означала, что судьи при определении виновности подсудимого должны были исходить не из установленных правил о силе судебных доказательств, а оценивать их в зависимости от обстановки. Разбирательство было устным, что означало необходимость непосредственного заслушивания всех причастных к делу, гласным и публичным.

Изменились функции прокуратуры, а именно: поддержание обвинения в суде, надзор за деятельностью судов, следствием и местами лишения свободы. Прокурорская система возглавлялась генерал-прокурором. При Сенате учреждались должности двух обер-прокуроров, а в судебных палатах и окружных судах - должности прокуроров и товарищей прокуроров. Все прокуроры назначались императором по представлению министра юстиции.

Эти и ряд других положений Устава свидетельствуют, что Судебная реформа 1864 г. стала решающей вехой на историческом пути развития гуманизации уголовного процесса. В.К. Случевский отмечал: "Судебные уставы произвели судебное преобразование <9>, порвав связь с предшествовавшим порядком процесса".

<9> Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Ч. I: Судоустройство / Под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. М., 2008. С. 7.

С 1871 г. в России проводилась судебная контрреформа, направленная против демократических принципов, закрепленных Судебными уставами. Целью ее было ограничение гласности и усиление административного вмешательства в судопроизводство. Реакционная политика государства того периода отражала противоречия в экономическом, социальном, культурном развитии общества и не была направлена на реализацию гуманистических начал в уголовном судопроизводстве.

Во время Октябрьской революции 1917 г. и последующей Гражданской войны происходил слом всей существовавшей структуры судебных органов. Гражданская война и последующие репрессии 1920-х гг. привели к огромным человеческим жертвам. Однако уже в 1920 г. становится понятно, что методы репрессий необходимо ослабить. 31 октября 1922 г. было принято Положение о судоустройстве РСФСР. Создавалась судебная система, пока еще не признававшая как независимую судебную власть, так и систему разделения властей.

С принятием УПК РСФСР 1923 г. в уголовном судопроизводстве появляются нормы, частично заимствованные из УУС 1864 г., отражающие общечеловеческие ценности и определяющие курс государства на демократизацию и гуманизацию. Так, статья 128 УПК 1923 г. предусматривала сроки предъявления обвиняемому обвинения, в соответствии с которыми оно должно было последовать не позже чем в течение 48 часов со дня составления следователем постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. Согласно статье 134 Кодекса следователь обязан "допросить обвиняемого не позже, как через 24 часа по его явке или приводе или по получении сведений о его задержании". В силу статьи 136 Кодекса следователь не имел права домогаться показаний или сознания обвиняемого путем насилия, угроз и других подобных мер. УПК РСФСР 1923 г. обязывал "при допросе немого, глухого или лица, говорящего на языке, не понятном для следователя", приглашать "переводчика или лицо, понимающее знаки немого или глухого" (ст. 140). В соответствии со статьей 145 УПК РСФСР меры пресечения принимались лишь после привлечения подозреваемого лица к делу в качестве обвиняемого и могли быть изменены или отменены после первого его допроса; в исключительных случаях - в отношении подозреваемых лиц и до предъявления им обвинения. В этих случаях предъявление обвинения должно было иметь место не позднее 14 суток со дня принятия меры пресечения. При невозможности предъявления обвинения в указанный срок мера пресечения обязательно отменялась. Кодексом предусматривался домашний арест как мера пресечения, альтернативная заключению под стражу. Содержание обвиняемого под стражей не могло продолжаться более двух месяцев (ст. 159). В особо сложных делах срок этот с разрешения прокурора, наблюдающего за следствием, мог быть продлен на один месяц. Регламентировался порядок проведения обыска или выемки (ст. 177): кроме случаев, не терпящих отлагательств, они должны были производиться днем, в присутствии понятых и лица, занимающего данное помещение или его домашних либо соседей.

О гуманизации уголовно-процессуального законодательства свидетельствует наличие в УПК РСФСР 1923 г. главы XVI "Определение психического состояния обвиняемого", главы XVIII "Обжалование действий следователя", главы XXV "Обжалование определений и приговоров народного суда".

Уголовно-процессуальный закон (ст. 456) допускал отсрочку приведения в исполнение приговора. Кроме того, в силу статьи 460 уплата штрафа могла быть отсрочена или рассрочена на срок до шести месяцев в тех случаях, когда немедленная уплата штрафа являлась непосильной для осужденного.

Кодексом предусматривались институт отводов, гражданского иска, поручительства, залога. Все это говорит о том, что государство признавало необходимость введения в уголовно-процессуальное законодательство норм, отвечающих общечеловеческим ценностям, признающих права и свободы человека.

Положения УПК РСФСР 1923 г. были восприняты в дальнейшем УПК РСФСР 1936 г. и значительно дополнены УПК РСФСР 1960 г.

Гуманизации уголовного судопроизводства соответствовало закрепление в статье 2 УПК РСФСР 1960 г. его задач, одной из которых было обеспечить правильное применение закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Основными процессуальными принципами стали недопустимость привлечения в качестве обвиняемого иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом (ст. 4), неприкосновенность личности (ст. 11), неприкосновенность жилища и тайна переписки (ст. 12), осуществление правосудия только судом (ст. 13), осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом (ст. 14), гласность судебного разбирательства (ст. 18), обеспечение обвиняемому права на защиту (ст. 19), всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела (ст. 20). Статьи 47 - 49 устанавливали правила участия защитника в уголовном судопроизводстве (он допускается к участию в деле с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления обвиняемому для ознакомления всего производства по делу), его приглашение и замену, а также случаи обязательного участия защитника. Статья 98 УПК РСФСР предусматривала меры попечения о детях и охраны имущества заключенного под стражу. Гуманистические начала содержались и в нормах, регламентирующих производство допросов, в том числе допросов несовершеннолетнего свидетеля: при допросе свидетелей в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и при допросе свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет вызывается педагог. В случае необходимости вызываются также законные представители несовершеннолетнего или его близкие родственники, им предоставлялось право с разрешения следователя задавать свидетелю вопросы. Подробно регламентировались права защитника (ст. 202).

Гуманистическим началам уголовного судопроизводства соответствовали и требования, предъявляемые к процессуальным обязанностям прокурора. В соответствии со статьей 211 УПК РСФСР прокурор был обязан: строго следить, чтобы ни один гражданин не подвергался незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в правах; осуществлять надзор за тем, чтобы никто не был подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора; при решении вопроса о санкции на арест прокурор обязан тщательно ознакомиться со всеми материалами, обосновывающими производство ареста, а в необходимых случаях лично допросить обвиняемого или подозреваемого.

УПК РСФСР закреплял нормы о непосредственности, устности и непрерывности судебного разбирательства (ст. 240), равенство прав участников судебного разбирательства (ст. 245), предоставление последнего слова подсудимому (ст. 297), требования о законности, обоснованности и мотивированности приговора (ст. 301).

Изложенное подтверждает вывод о процессе расширения перечня норм, отражающих гуманистические идеи в уголовном судопроизводстве.

С распадом СССР в современной России открывается новый период истории отечественного уголовного процесса, выходит ряд законодательных актов. В 1991 г. принята Декларация прав и свобод человека и гражданина <10>, отразившая общепризнанные права и свободы личности и провозгласившая гуманизм основополагающим принципом нашего общества. Права и свободы человека, его честь и достоинство возведены данным документом в разряд высших ценностей общества и государства. Декларация закрепляет приоритет международных норм перед законами РСФСР (ст. 1); введен запрет на использование пыток, насилия и других действий, унижающих человеческое достоинство (ст. 8) и ряд других положений. Все это потребовало совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

<10> Постановление Верховного Совета РФ от 22 ноября 1991 г. N 1920-1 "О Декларации прав и свобод человека и гражданина" // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. N 52. Ст. 1865.

Принятая всенародным голосованием Конституция РФ (1993 г.) и Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (1996 г.) <11> создали правовую базу для дальнейшего развития системы судоустройства и судопроизводства.

<11> СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

Статья 2 Конституции РФ, гласящая, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства", стала ориентиром при подготовке последующих правовых актов. Подлинные идеи гуманизма отражает глава II Конституции РФ, закрепляющая права и свободы человека и гражданина. Статьи 45 - 53 Конституции РФ устанавливают незыблемые правила о судебной защите. Изложенные в данных статьях нормы нашли свое отражение во вступившем в силу с 1 июля 2002 г. УПК РФ.

Значительную роль в развитии гуманистических основ уголовного судопроизводства сыграла Концепция судебной реформы <12>. Этот документ по праву можно считать отправной точкой в деле реформирования судоустройства и судопроизводства.

<12> Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-1 "О Концепции судебной реформы в РСФСР" // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1435.

Процесс гуманизации уголовного судопроизводства неразрывно связан с применением международных документов, закрепляющих общепринятые человеческие ценности и приоритеты прав личности. Именно поэтому общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно части 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью ее правовой системы.

Развитие гуманистических начал в сфере судопроизводства вызвало необходимость принять ряд законодательных актов, регламентирующих основанную на международных принципах деятельность исполнительных и судебных органов в новых условиях. В дальнейшем были приняты Федеральные законы от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <13>, от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" <14>, от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" <15>, от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" <16>, от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" <17>, от 10 февраля 1999 г. N 30-ФЗ "О финансировании судов Российской Федерации" <18>, от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" <19>, от 29 декабря 1999 г. N 218-ФЗ "Об общем числе мировых судей и судебных участков в Российской Федерации" <20>, от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" <21>, от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" <22>, от 20 августа 2004 г. N 113-ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" <23>, от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" <24>.

<13> СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.
<14> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3590.
<15> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.
<16> СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 223.
<17> СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 6270.
<18> СЗ РФ. 1999. N 7. Ст. 877.
<19> СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3170.
<20> СЗ РФ. 2000. N 1 (ч. I). Ст. 1.
<21> СЗ РФ. 2002. N 11. Ст. 1022.
<22> СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455.
<23> СЗ РФ. 2004. N 34. Ст. 3528.
<24> СЗ РФ. 2004. N 34. Ст. 3534.

Таким образом, на новом этапе своего развития Россия ставит во главу угла уголовно-процессуальных отношений личные права, свободы и законные интересы граждан. Гуманизация отечественного уголовного судопроизводства - процесс непрерывный, обусловленный особенностями исторического развития России, зависящий от социально-экономического и культурного уровня развития общества, достижений мировой цивилизации.

Современный этап гуманизации уголовного процесса характеризуется продолжающимся поиском путей совершенствования гуманистических ориентиров, реализации гарантий общепризнанных ценностей, ставящих права, свободы и законные интересы личности превыше всего.

Библиография

Постановление Верховного Совета РФ от 22 ноября 1991 г. N 1920-1 "О Декларации прав и свобод человека и гражданина" // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. N 52. Ст. 1865.

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" // СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-1 "О Концепции судебной реформы в РСФСР" // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1435.

Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957.

Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995.

Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Часть I: Судоустройство / Под ред. и с предисловием В.А. Томсинова. М., 2008.