Мудрый Юрист

Конституционные основы судебной власти в Китае, корее и японии

Кандидат юридических наук, и.о. зав. отделом восточноазиатских правовых исследований Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Н.М. Бевеликова рассматривает тенденции к усилению роли судебной власти как гаранта права и законности в период развития конституционализма в трех странах Восточной Азии. В статье выделены конституционные полномочия высших судебных инстанций рассматриваемых государств, определены особенности конституционно-правового статуса судей и принципов деятельности органов правосудия в каждом из государств.

Судебные системы государств Восточной Азии - Китайской Народной Республики, Республики Корея и Японии - имеют особенности, обусловленные не только спецификой деятельности публичных механизмов власти, но и особенностями идеологий, характеризующих политическую роль правосудия. В каждой из указанных стран судебная система представляет собой совокупность судов, функционирующих в определенной иерархичной структуре.

В соответствии с принятыми в 1985 г. на VII Конгрессе ООН Основными принципами независимости судебных органов на судей возлагаются обязанности принимать окончательное решение по вопросам жизни и смерти, свободы, прав, обязанностей и собственности граждан <1>. Судебная власть в системе разделения властей именуется властью, потому что от решений осуществляющих ее судов зависят судьбы людей, имущества, управленческих актов и др. Решение и приговор суда - это властные акты, которые не могут быть отменены ни законодательным или исполнительным органом, ни главой государства. Однако самостоятельность и независимость судебной власти не следует понимать так, будто она никак не зависит от двух других ветвей власти любого из государств.

<1> Международное публичное право: Сборник документов. М., 1996. С. 124 - 126.

Принцип разделения властей дополняется своеобразной системой сдержек и противовесов по Конституции Японии. Например, на основании статьи 64 парламент этой страны может создавать специальный суд для рассмотрения в порядке импичмента дела судей, против которых возбуждены иски об отстранении от должности, но, в свою очередь, судебная власть контролирует законодательную, используя механизм конституционного надзора согласно статье 81 Основного Закона Японии. На основании статьи 79 судьи Верховного суда, состоящего из Главного судьи и судей, число которых устанавливается законом, назначаются Кабинетом министров. Таким образом, взаимоограничения исполнительной и судебной властей выражаются в назначении судей судов всех инстанций Кабинетом министров и одновременно в принципе конституционного надзора со стороны Верховного суда Японии.

Верховный судья Верховного суда Республики Корея назначается Президентом с согласия Национального собрания. Судьи указанного суда назначаются Президентом по представлению Верховного судьи и при одобрении Национальным собранием. По справедливому мнению А.В. Юровского, в вопросах формирования судебной системы Республики Корея западная модель системы сдержек и противовесов нашла отражение наиболее ярко <2>.

<2> Юровский А.В. Особенности судебных систем в странах Северо-Восточной Азии // Российский судья. 2009. N 8.

При оценке закрепленного в Конституции Республики Корея разделения властей следует исходить не только из формальной структуры Основного Закона Кореи, но и из реального политического процесса. Действующая корейская Конституция в этом плане обеспечивает больший формальный баланс между тремя ветвями власти по сравнению с предыдущей Конституцией: в важнейших областях она усиливает законодательную и судебную власти, в иных областях дает расширенные руководящие указания в области политики. По специальным наблюдениям А.М. Иванова и С.Д. Князева, взаимоотношения сильных лидеров и слабых институтов зачастую складываются в пользу лидеров ввиду недостаточной законодательной проработки идеологии конкуренции ветвей власти <3>.

<3> Иванов А.М., Князев С.Д. Основы конституционного права на Корейском полуострове: Учеб. пособие. Владивосток, 2002. С. 19.

В Китае реализация конституционного принципа разделения властей касается прежде всего назначения судей, где Верховный народный суд согласно Конституции КНР формируется высшими органами законодательной власти: Председателя суда избирает Всекитайское собрание народных представителей, а членов - Постоянный комитет ВСНП. Как следствие, Верховный народный суд ответственен перед Всекитайским собранием народных представителей и его Постоянным комитетом, которые вправе в любое время изменить его состав, а местные суды различных уровней - перед создавшими их местными органами государственной власти.

В результате конституционно-правового анализа исследуемых вопросов наглядно выделяются основные направления развития судебной власти любого из рассматриваемых государств, касающиеся как охраны прав и законных интересов граждан, так и контроля над тем, чтобы деятельность публичных органов власти не выходила за правовые рамки. С учетом того, что Верховный суд Республики Корея проверяет только конституционность декретов и других подзаконных актов в связи с проблемой, возникшей в конкретном судебном процессе, Конституционный суд имеет значительно более широкие полномочия. Им рассматривается конституционность законов по просьбе суда в конкретном процессе, а также по запросу любого лица, исчерпавшего все другие средства правовой защиты. Помимо этого Конституционный суд имеет исключительное полномочие выносить решение о роспуске политических партий и об импичменте Президента, членов правительства и других высших должностных лиц.

Конституции государств, где созданы и действуют конституционные суды, детально регламентируют компетенцию, порядок формирования и даже численность данных конституционных судов, а соответствующие нормы зачастую выделены в отдельный раздел конституционного текста. Так, в соответствии со статьей 111 Конституции Республики Корея Конституционный суд указанной страны состоит из девяти членов, которые назначаются Президентом. Председатель Конституционного суда назначается Президентом из числа судей с согласия Национального собрания. Специально выделено, что из этих членов суда трое назначаются Президентом, трое - из числа лиц, избранных Национальным собранием, трое - из числа выдвинутых Верховным судьей Верховного суда.

Анализ тайваньской модели судебного конституционного контроля, по мнению Ю.М. Опалева, позволяет отнести его к европейскому типу конституционного правосудия. Совет Великих судей является обособленным судебным органом, который рассматривает дела, связанные с толкованием и проверкой конституционности нормативно-правовых актов и судебных решений, используя особую процедуру. Необычной особенностью является то, что рассмотрение вопросов о признании неконституционными нормативных положений происходит в форме толкования Конституции. На Тайване отсутствует привычное для российского юриста законодательное разделение полномочий по официальному толкованию Конституции и проверке конституционности актов. Решения Великих судей, в которых акт признается неконституционным, не отличаются по названию от решений, где дается толкование Конституции и единообразное толкование законов и указов, и именуются толкованиями. Таким образом, толкование - это особый судебный акт органа конституционного контроля, посредством которого производится толкование Конституции, признание актов неконституционными, единообразное толкование законов и указов <4>.

<4> Опалев Ю.М. Развитие судебного конституционного контроля на Тайване // Российский судья. 2007. N 6.

Возможно, эта особенность обусловлена как особой ролью конституционных судов вообще, так и тем, что это сравнительно новый институт, требующий более детальной регламентации, чем давно сложившиеся модели судов общей юрисдикции.

При анализе конституционной деятельности судов в Японии видно, что современная судебная система Японии включает в себя Верховный суд, высшие, территориальные, семейные и первичные суды. Верховный суд является высшим судебным органом и последней инстанцией для рассмотрения всех гражданских, уголовных и административных дел, т.е. им осуществляются полномочия судебного управления в соответствии с традициями судебного централизма данной страны. Суд окончательно разрешает по второй инстанции дела о преступлениях против государства, а по третьей инстанции - остальные уголовные и гражданские дела. В этом качестве он обобщает судебную практику, издает руководящие указания для нижестоящих судов, а также положения о прокуратуре при судах, акты о судебной дисциплине и об управлении судами.

Компетенция Верховного суда Японии распространяется на всю территорию страны, и он вправе решать вопрос о конституционности любого закона, указа, постановления или административного акта. Однако Верховный суд Японии в отличие от большинства европейских конституционных судов не занимается исключительно конституционным контролем, а также не имеет специальной схемы выбора дел. Он не вправе по своему усмотрению истребовать у другого суда дело для проверки и исправления решений по вопросам права в порядке certiorari, как это имеет право сделать Верховный суд США.

В Республике Корея именно Верховный суд находится во главе системы общих судов Кореи, являясь высшей апелляционной инстанцией по всем делам, включая подсудные военным судам. Высокие суды в Сеуле, Кванджу и Тэгу рассматривают апелляции на решения нижестоящих судов по гражданским и уголовным делам и могут также выступать в качестве судов первой инстанции по искам против правительственных учреждений и высших должностных лиц. Судами первой инстанции для большинства гражданских и уголовных дел служат окружные суды, а к специальным судам относятся как семейные суды, рассматривающие вопросы семейного права и дела о правонарушениях несовершеннолетних, так и военные суды.

Как видно, каждой стране присущи как своя особая система правосудия, призванная выполнять соответствующие функции, так и различные формы осуществления возложенных на систему функций. Однако имеются и схожие черты. Как правило, жестко структурированная судебная система в каждой из рассматриваемых стран Восточной Азии создается и изменяется только в законодательном порядке, а ее деятельность происходит в рамках строго и детально регламентированной законом процедуры. Образуется определенный профессиональный судейский корпус, кадровый состав которого имеет свой правовой статус, а правосудие как установленная форма деятельности имеет целью разрешение на основе действующего права экономических, политических и иных конфликтов и споров, участниками которых становятся граждане, общественные объединения, юридические лица, публичные органы власти и даже само государство.

Законодательная власть определяет не только структуру судебной системы, компетенцию составляющих ее судебных органов, статус судей, но также размеры финансирования судебной системы из государственного бюджета, участвует в формировании судейского корпуса.

Конституционные обязанности двух иных ветвей власти в отношении судебной власти государств повсеместно имеют своим предметом лишь организационные аспекты развития судебной системы, ее структуры, формирования судейского корпуса. Произведя назначение судьи, ни один из уполномоченных на то публичных органов власти не может сместить его с должности, вмешиваться в деятельность судьи, равно как и в правоприменительную деятельность отдельного суда и судебной системы в целом.

Для того чтобы судебная власть сложилась в рассматриваемых странах Восточной Азии в качестве относительно самостоятельной и независимой власти, потребовался длительный период развития конституционализма и утверждения демократических форм правления. Чем дальше продвигались рассматриваемые страны по пути правовой государственности, тем сильнее проявлялась тенденция к усилению роли судебной власти как гаранта верховенства права в государстве и в жизни общества.

Свидетельством значения независимости судебной власти как важного компонента правовой государственности стало к настоящему времени расширение полномочий и усиление фактической роли выступающих в качестве представительства судебной власти и имеющих конституционный статус конференций либо советов. Эти органы не наделяются конституционными полномочиями и не являются высшей судебной инстанцией, но в отдельных случаях они могут позиционироваться как представительные органы судейского сообщества. К ним могут быть отнесены в Республике Корея Конференции судей Верховного суда, с согласия которых на основании статьи 104 Конституции Республики Корея все судьи, кроме Верховного судьи и судей Верховного суда, назначаются Верховным судьей. К ведению такого рода органов постепенно относится то, что связано с продвижением судей по службе, дисциплинарной ответственностью вплоть до освобождения их от должности, а также вопросы организации работы судов. В этом, по нашему мнению, в соотношении с иными ветвями власти обнаруживается важная тенденция, подчеркивающая растущую самостоятельность судебной власти.

В структуре действующих сегодня конституций стран Восточной Азии содержатся соответствующие разделы о судебной власти. Как правило, они следуют за разделами о законодательной и исполнительной властях и именуются в Китайской Народной Республике "Народный суд и народная прокуратура"; в Японии "Судебная власть"; в Республике Корея "Суды", "Конституционный суд". Указанные разделы конституций ограничиваются кратким перечислением судов и судебных подсистем, действующих в стране, определяют статус Верховного суда или иных судов, если в стране действует несколько юрисдикций. Конституционная регламентация повсеместно в той или иной мере охватывает три аспекта: организацию судебной системы, конституционный статус судей, основные принципы осуществления правосудия. Детальную регламентацию структуры судебной системы, компетенции судебных инстанций и другие достаточно важные вопросы конституции возлагают на соответствующие законы. В Китае действующим является Закон КНР "О судьях" <5>; в Южной Корее - Закон "Об организации суда", в Японии - Закон "О судах".

<5> Chinas Efforts and Achievements in Promoting the Rule of Law. Foreign Languages Press. Beijing. China. 2008. P. 65.

Значительно полнее регламентированы в конституциях два других названных аспекта - конституционный статус судей и основные принципы осуществления правосудия. Различия в конституционных текстах, больший или меньший перечень в них принципов правосудия существенного значения не имеют, если учитывать, что деятельность судебных органов во всех исследуемых странах Восточной Азии, идущих по пути правовой государственности, характеризуется использованием соответствующего набора этих принципов, предопределенного имплементацией основополагающих международно-правовых актов в правовую систему этих государств.

К числу принципов, составляющих основу конституционно-правового статуса судей, относятся их несменяемость, независимость, неприкосновенность, судейская несовместимость и их назначаемость. Сразу необходимо ответить на вопрос, почему принцип назначаемости судей является сегодня правилом, а выборность - редким исключением. В настоящее время выборность предусматривается только в Конституции Японии в отношении судей Верховного суда этой страны. Так, согласно статье 79 Конституции Японии назначение данной категории судей подлежит подтверждению народом при проведении всеобщих выборов в Палату представителей и повторному подтверждению при проведении выборов в Палату представителей по прошествии 10 лет.

Определено, если большинство голосовавших выскажется за увольнение того или иного судьи Верховного суда Японии, последний должен быть уволен. В связи с этим можно признать справедливой точку зрения В.И. Колдаева: на практике такие выборы судей носят чисто символический характер, поскольку большинство населения Японии не имеет ясного представления о лицах, баллотирующихся в члены данного Верховного суда. Кроме того, установление указанного 10-летнего интервала почти равнозначно несменяемости этих судей <6>. Понятно, что и правило периодичности выборов не позволяет обеспечить оптимальный для судебной деятельности срок пребывания в должности.

<6> Колдаев В.М. Конституционное право Японии: Учеб. пособие. М., 2001. С. 58.

Длительность пребывания судьи в должности - важная гарантия его независимости, а более всего ее обеспечивает так называемое пожизненное назначение. Считается, что раз и навсегда оказавшийся на должности судья не должен опасаться переназначений и переизбраний, в преддверии которых он не может себя чувствовать полностью независимым от соответствующих властей или от избирателей, которые зачастую в своем выборе, как отмечалось, менее всего руководствуются профессиональным уровнем кандидата. Назначение судей и на определенный срок встречается редко. Например, в соответствии со статьей 124 Конституции КНР Председатель Верховного народного суда Китая может занимать эту должность не более двух сроков подряд.

Значительно чаще в настоящее время конституционно устанавливается первичный срок пребывания судей в должности. Так происходит в Японии в соответствии со статьей 80 Конституции Японии по отношению к судьям нижестоящих судов, назначаемых Кабинетом министров вначале на срок десять лет, а затем вторично. Безусловно, длительность пребывания судьи в должности является важнейшей гарантией его независимости, но более всего ее обеспечивает пожизненное назначение.

В современном конституционном праве пожизненное назначение судей прямо регулируется на Тайване, ставшем к настоящему времени специальным административным округом КНР <7>. Однако и пожизненность назначения судей не следует понимать буквально. Как правило, устанавливается, что карьера судьи прекращается по достижении определенного возрастного предела, т.е. конституции как бы презюмируют пожизненность назначения, указывая лишь на обстоятельства, способные прервать карьеру судьи. Как правило, их карьера может быть прервана из-за физического состояния, не позволяющего нормально осуществлять судебную деятельность, а также в связи с совершением преступления или серьезного дисциплинарного проступка либо грубого нарушения этических и моральных норм.

<7> http:// www.epochtimes.com.tw/ bt/ 5/ 12/ 28/ n1169448.htm.

Акт назначения не является волюнтаристским решением соответствующего органа власти; оно основано на серьезной, юридически регламентированной процедуре профессионального отбора, которому, в свою очередь, предшествуют специальная профессиональная подготовка и строгие правила прохождения ступеней судейской карьеры. Однако этот аспект в конституциях не затрагивается, поскольку это сфера закона. Например, в Китае в соответствии со статьей 26 Закона КНР "О судьях" результаты обучения судей и оценки, полученные ими в ходе обучения, служат в качестве одного из критериев для продвижения по службе.

Несменяемость - важнейший фактор, обеспечивающий независимость судьи и означающий, что назначенного на должность судью нельзя без его согласия, кроме как по особым основаниям, даже временно отстранять от должности, перемещать, а не только уволить или отстранить. Так, на основании статьи 106 Конституции Республики Корея судья не может быть отстранен от должности, за исключением случаев импичмента, тюремного заключения без исправительных работ по приговору суда или более сурового наказания. Его полномочия не могут быть приостановлены, сумма его жалования не может быть уменьшена, и он не может быть подвергнут другим негативным воздействиям, за исключением дисциплинарных мер. Правда, судья может быть отстранен от должности в соответствии с законом, например, в одном из случаев - при его неспособности исполнять свои полномочия по причине серьезного психического или физического заболевания.

Согласно статье 78 Конституции Японии судьи не могут быть отстранены от должности без публичного разбирательства в порядке импичмента, за исключением случаев, когда судья в судебном порядке объявлен умственно или физически неспособным исполнять свои обязанности. Специально оговорено, что в Японии не могут применяться к судьям никакие дисциплинарные взыскания, налагаемые исполнительными органами.

Особенно четко и последовательно процедура смещения судей с должностей прослеживается при реализации статьи 38 Закона КНР "О судьях", установившей в Китае соответствующие обстоятельства: два года подряд аттестация показывала его некомпетентность; его (ее) квалификация не соответствует занимаемой должности и он(а) отказывается от другого назначения; отказывается от перевода, порожденного необходимостью реструктуризации судебного органа или сокращением персонала; отсутствие на работе или самовольное продление отпуска без надлежащих на то причин на 15 и более дней подряд или в течение 30 и более дней в течение года; невыполнение обязанностей судьи и исправление после критики.

Кроме того, судья обладает личной неприкосновенностью: он не может быть подвергнут обыску, допросу, задержан и арестован, привлечен к следствию и суду, кроме как в порядке особой достаточно сложной процедуры, предусмотренной отраслевым законом страны. Принцип неприкосновенности распространяется на уголовную и административную ответственность судей. Вопрос о дисциплинарной ответственности судей решается органами самой судебной власти, главным образом высшими советами судебной власти. Судья не отвечает также за материальный ущерб, возникший вследствие его неправильных действий или упущений при осуществлении судебных функций, поскольку повсеместно применяется правило: "Ущерб, причиненный судебной ошибкой, а также тот, который является следствием неправильных действий при отправлении правосудия, дает право на возмещение убытков за счет государства согласно закону".

Разумеется, принцип несменяемости судей в странах Восточной Азии не следует абсолютизировать. Как известно, существуют практические возможности давления на судью, чтобы заставить его уйти в отставку или занять другую должность, хотя указанный принцип является определенной законной гарантией независимости судьи при осуществлении его деятельности. А их независимость, пожалуй, самый фундаментальный из всех конституционных принципов, определяющих правовой статус судей. В той или иной форме он провозглашен почти всеми конституциями. Наиболее известна формула: "Судьи независимы при осуществлении правосудия, действуют руководствуясь своей совестью и в соответствии с Конституцией и законом" (ст. 103 Конституции Республики Корея).

На основании статьи 126 Конституции КНР народные судьи Китая в пределах, установленных законом, осуществляют правосудие самостоятельно, без вмешательства со стороны административных органов, общественных организаций и отдельных лиц. На Тайване в соответствии с Конституцией при осуществлении правосудия судьи также должны быть беспристрастны и рассматривать дела независимо, в соответствии с законом и быть свободными от любого вмешательства.

Это значит, что при осуществлении своих полномочий они руководствуются только законом и никто не вправе дать им какие-либо советы и указания, а тем более оказывать прямое давление. Так, согласно статье 76 Конституции Японии "все судьи независимы и действуют следуя голосу своей совести, они связаны только Конституцией и законами".

Судья не обязан давать кому-либо официальных разъяснений по существу рассмотренного им или находящегося в его производстве дела. Вмешательство в деятельность судьи при осуществлении им своих полномочий любых должностных лиц может повлечь за собой ответственность данных лиц, вплоть до уголовной. Подтверждается это, например, требованиями статьи 43 Закона КНР "О судьях", согласно которой если государственный орган или один из его функционеров совершает посягательство на права судьи, судья имеет право подать жалобу, а если административный орган, общественная организация или частное лицо вмешивается в выполнение судьей его законных судейских функций и обязанностей, против него или нее согласно закону проводится расследование.

Правовой статус судьи в Китае, Республике Корея и Японии характеризуется также принципом несовместимости, т.е. запретом судьям занимать одновременно иные государственные и общественные должности. Данное правило сформулировано не во всех конституциях, но действует во всех рассматриваемых странах, поскольку соответствующие законы об организации судопроизводства содержат специальные разделы или группы статей, говорящие о такой несовместимости. Так, в соответствии со статьей 14 Закона КНР "О судьях" ни один судья не может одновременно являться членом Постоянного комитета собрания народных представителей или занимать должности в административных органах, судебных органах, предприятиях или учреждениях, работать адвокатом.

Действующие конституции стран Восточной Азии в разных объемах определяют и принципы, которыми в соответствующем государстве призван руководствоваться суд при отправлении правосудия. Особенность этих принципов заключается лишь в том, что, предписывая определенные правила правосудию, они в большинстве своем являются одновременно правами гражданина, т.е. призваны обеспечить справедливое судебное разбирательство, с одной стороны, и гарантировать права личности в сфере правосудия - с другой.

Одним из таких принципов является принцип доступа к правосудию. Фундаментальное понятие конституционного права - равенство граждан перед законом - следует понимать так, что и сама возможность обращения в суд, а не только содержание закона и его реализация должны быть гарантированы для всех. Как уже очевидно, без обеспечения доступа к правосудию конституционное право каждого на судебную защиту прав и законных интересов реализовано быть не может.

Принцип доступности правосудия предъявляет большие требования как к организации судебной системы (например, оптимальное определение территории судебных округов с учетом численности и состава населения), так и к работе судов (например, запрет судьям отказываться от приема или рассмотрения исков под предлогом отсутствия или пробельности законодательства, перегруженности суда делами и т.п.).

Одним из препятствий для реализации права на доступ к правосудию является цена процесса, когда размер расходов на помощь адвоката или оплату пошлины превышает возможности лица, вынужденного искать в суде защиты своих прав. Нельзя сказать, что в рассматриваемых странах Восточной Азии не принимаются меры, призванные если не устранить, то хотя бы минимизировать это препятствие. Во многих из них предусмотрены меры по оказанию правовой помощи малоимущим гражданам либо предоставление подсудимому бесплатной помощи адвоката. В данном случае уместно сослаться на статьи 34 и 37 Конституции Японии, гарантирующие, что никто не может быть задержан или подвергнут лишению свободы, если ему не будет немедленно предъявлено обвинение и предоставлено право обратиться к адвокату. Закрепляется право быть задержанным только при наличии оснований, которые должны быть сообщены на открытом заседании суда в присутствии самого задержанного и его адвоката.

Конституционная гарантия по предоставлению квалифицированной юридической помощи в законодательстве Японии получила свое дальнейшее развитие и в Законе "О практикующих адвокатах", и в Законе "О всесторонней юридической поддержке". Согласно Закона от 2 июня 2004 г. "О всесторонней юридической поддержке" юридическая помощь адвоката назначается судом, председателями судов, судьями для защиты лиц, являющихся несовершеннолетними, потерпевшими, ответчиками или подозреваемыми в совершении преступлений в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Японии, для того чтобы обеспечить им доступ к участию в судопроизводстве и полному использованию системы компенсаций за причиненный вред и поддержке пострадавших от преступлений и членов их семей <8>.

<8> Боровик И.Е. Гарантии предоставления юридической помощи малоимущим (анализ законодательства Японии и России) // Адвокат. 2010. N 1.

Отмечается, когда невозможно обойтись без дорогостоящей помощи адвоката, проблемы нарастают из-за достаточно сложного характера не только действующего законодательства, но и судопроизводства.

Открытость правосудия, с одной стороны, способствует росту правосознания и правовой культуры в обществе, а с другой - позволяет общественному мнению оценивать деятельность судебных органов. Принцип такой публичности в статье 109 Конституции Республики Корея сформулирован следующим образом: "Судебные процессы и решения должны быть открытыми для общества". И только если судебный процесс представляет угрозу национальной безопасности, или может нарушить общественное спокойствие и порядок, или представляет угрозу общественной морали, то процесс может быть закрытым по решению суда.

По Конституции Японии разбирательство дел в судах и объявление решений происходит в открытых заседаниях. Поскольку в современных условиях развития общества особенно важна роль средств массовой информации, отметим статью 82 Конституции Японии, установившей, что всегда должны разбираться в открытых заседаниях дела о преступлениях, связанных с нарушением свободы печати, о политических преступлениях или дела, в которых затрагиваются гарантированные конституционные права граждан Японии. Право СМИ на освещение судебных заседаний является прямым следствием открытости и гласности правосудия, но осуществление этого права предполагает строгое подчинение правилам судебного процесса, при проявлении уважения не только к суду, но и к правам участников процесса.

Не все исследуемые конституции содержат норму, запрещающую создание чрезвычайных судов, кроме Конституции Японии. Такого рода суды хорошо известны режимам, закрытая репрессивная политика которых осуществлялась в порядке упрощенного производства. Статья 76 Конституции Японии прямо предусматривает, что не могут учреждаться никакие особые суды.

С открытым характером судебного разбирательства сочетается процесс обеспечения языка судопроизводств. Так, Конституция Китая предусматривает, что народный суд и народная прокуратура должны обеспечить перевод для участников судебного процесса, не владеющих языком и письменностью данной местности. Исходя из практических нужд приговоры, решения и иные документы оформляются на одном или нескольких распространенных в данной местности языках.

Еще об одном принципе, встречающемся в конституциях стран Восточной Азии - равенстве сторон и состязательности следует сказать отдельно. Он означает, что стороны в процессе (обвинитель и подсудимый, истец и ответчик) равноправны в процессе доказывания, имеют равные возможности для отстаивания своих правовых позиций, а ход их состязания друг с другом помогает беспристрастному суду объективно оценить все обстоятельства дела. Так, в стране с одной из самых быстроразвивающихся экономик мира народный суд Китая согласно статье 64 Гражданско-процессуального кодекса Китая вправе сам собирать доказательства, если одна из сторон по объективным причинам не может этого сделать или если народный суд сочтет эти доказательства необходимыми при рассмотрении дела <9>.

<9> Гудошников Л.М. Современное законодательство КНР: Сборник нормативных актов. М., 2004. С. 271 - 278.

Ответ на затронутый в юридической литературе вопрос о том, относятся ли органы прокуратуры к судебной власти, зависит от полномочий, которыми наделена прокуратура: ограничены ли они сферами предварительного следствия и судопроизводства или выходят достаточно далеко за эти пределы. В первом случае структура прокуратуры обычно соответствует структуре судебной системы, а судьи и прокуроры образуют единый профессиональный корпус, именуемый магистратурой с общим корпоративным органом (высшие советы магистратуры, высшие советы судебной власти). При такой системе прокуратура относится к судебной власти. Однако в Конституции КНР об обособленной централизованной системе Народной прокуратуры помещен раздел вместе с разделом о судебной власти, но это призвано подчеркнуть лишь ее особое место в механизме власти в Китае, но не в структуре судебной власти.

Считается, что в Китае судебная система образована из трех частей: народных судов, народных прокуратур и органов общественной безопасности. В соответствии с анализом конституционных норм Верховный народный суд Китая, местные народный суды, военные и иные специализированные народные суды являются государственными судебными органами. Верховная Народная прокуратура, местные народные прокуратуры, военные прокуратуры и иные специальные народные прокуратуры же являются прокурорскими органами. Министерство общественной безопасности и местные органы общественной безопасности, подотчетные Государственному совету Китая, являются частью исполнительных органов как государственные органы уголовного расследования. Несмотря на то что указанные органы должны нести раздельную ответственность за осуществление своих функций, вместе с тем в силу статьи 135 Конституции Китая они обязаны взаимно координировать работу, действовать согласованно с тем, чтобы обеспечить точное и эффективное проведение в жизнь законов Китайской Народной Республики.

Один из главных принципов деятельности судов Китая выражен в ответственности судей. Это требование к указанной категории лиц легко объяснимо: действия судей настолько ответственны и значимы для интересов и судеб не только отдельных людей, но и их коллективов, что должны быть многократно взвешены и всесторонне обоснованы. Все это особенно важно в отношении судебных решений как конечного результата судебного разбирательства, поэтому, например, Конституция Китайской Народной Республики прямо формулируют требование ответственности. Устанавливается ответственность учреждаемых согласно статье 124 Конституции Китая Верховного и местных народных судов высшей, средней и первичной ступеней перед создавшими их соответствующими органами: Всекитайским собранием народный представителей и его Постоянным комитетом или перед местными представительными органами и их постоянными комитетами. Кроме общих, в КНР учреждаются следующие виды специализированных народных судов: военный, морской, суд железнодорожного транспорта, суд лесного хозяйства, суд сельского хозяйства и целинных земель, суд нефтяной отрасли и др. Являясь составной частью единой судебной системы Китая, эти специализированные народные суды являются судебными органами, созданными для рассмотрения дел определенных ведомств в определенной сфере, перед которыми и ответственны. Председатель Военного суда не избирается Всекитайским собранием народных представителей, а назначается Верховным народным судом совместно с Центральным военным советом, перед которыми и ответственен.

В иных рассматриваемых государствах Восточной Азии, напротив, ответственность высших судебных должностных лиц в конституциях не предусматривается: ни назначаемого согласно статье 104 Конституции Президентом Республики Корея с согласия Национального собрания Верховного судьи Верховного суда Республики Корея, ни назначаемого на основании статьи 6 Конституции Императором Японии Главного судьи Верховного суда Японии.

Следует обратить внимание в этой связи на главное - судебные системы Китая, Республики Корея и Японии продолжают развиваться. Возможные направления совершенствования и развития судебной власти в странах Восточной Азии просматриваются в свете не только новых законов, но и инициатив. Так, за годы членства в ВТО судебная система Китая постоянно совершенствует судебную защиту интеллектуальной собственности. Судя по заявлению Заместителя председателя Верховного народного суда КНР Цао Ззяньмина, сделанному на Всекитайском совещании по судебной защите интеллектуальной собственности, постоянно совершенствуя судебные стандарты, суд разработал и внес с 2001 г. поправки в 18 правовых документов, касающихся патентов и товарных знаков <10>. Не исключается, кстати, и правотворчество японских судов, имеющих основной целью примирение сторон <11>.

<10> http:// www.stats.gov.cn/ english/ newsandcomingevents/ t20100226_ 402623115.htm.
<11> Белов А.П. Правотворческая деятельность судов: право и судебная практика в России и за рубежом // Право и экономика. 2000. N 7.

Правовая база для судебного правотворчества в Китае была открыта статьями 4 и 6 Общих положений гражданского права КНР от 1 января 1987 г. Согласно действующему Гражданско-процессуальному кодексу КНР (ст. 87) в гражданском процессе КНР народные суды при рассмотрении гражданских дел производят примирение сторон. На основании статьи 87 указанного Кодекса народный суд, производя примирение, может пригласить соответствующие организации и частных лиц для оказания содействия.

В силу своей специфики вопрос правового регулирования примирения сторон, особенно для правосудия в сфере экономики, рассматривается в юридической литературе давно. У ученых и практиков сложилось твердое убеждение, что улучшение качества работы судов напрямую зависит от снижения нагрузки на судей, что достигается за счет широкого внедрения альтернативных механизмов разрешения правовых конфликтов <12>. Определенность в правовом регулировании этого вопроса в Китае дал Закон КНР от 28 августа 2010 г. "О медиации", перспективность успешной реализации которого для совершенствования работы китайских судов сомнений не вызывает.

<12> Попов А.А. Судебная система: проблемы развития // Арбитражные споры. 2007. N 1.

Таким образом, проблемы, возникающие в процессе развития конституционно-правовых основ деятельности судебных систем Китая, Республики Корея и Японии, сложны и многообразны. Но, как видно, меры, которые намечается осуществить и которые уже реализуются в этом направлении, продуманы и обоснованы как с теоретических, так и с практических позиций.

Библиография

Белов А.П. Правотворческая деятельность судов: право и судебная практика в России и за рубежом // Право и экономика. 2000. N 7.

Боровик И.Е. Гарантии предоставления юридической помощи малоимущим (анализ законодательства Японии и России // Адвокат. 2010. N 1.

Гудошников Л.М. Современное законодательство КНР: Сборник нормативных актов. М., 2004.

Иванов А.М., Князев С.Д. Основы конституционного права на Корейском полуострове: Учеб. пособие. Владивосток, 2002.

Колдаев В.М. Конституционное право Японии: Учеб. пособие. М., 2001.

Международное публичное право: Сборник документов. М., 1996.

Опалев Ю.М. Развитие судебного конституционного контроля на Тайване // Российский судья. 2007. N 6.

Попов А.А. Судебная система: проблемы развития // Арбитражные споры. 2007. N 1.

Юровский А.В. Особенности судебных систем в странах Северо-Восточной Азии // Российский судья. 2009. N 8.