Мудрый Юрист

Принцип добросовестности в российском гражданском праве

Гребенкина И.А., Кировский институт (филиал) МГЮА имени О.Е. Кутафина.

В современном обществе понятие "добросовестность" имеет широкое применение. Данное словосочетание используется как в обыденной жизни человека для оценки его поведения в обществе, так и в юриспруденции для оценки поведения субъекта гражданского оборота.

Сам термин "добросовестность" образовался в результате слияния слов "добрая" и "совесть". По мнению И.Б. Новицкого, "добрая совесть по этимологическому смыслу таит в себе такие элементы, как: знание о другом, о его интересах; знание, связанное с известным доброжелательством; элемент доверия, уверенность, что нравственные основы оборота принимаются во внимание, что от них исходит каждый в своем поведении" <1>. Г.Н. Амфитеатров рассматривал добросовестность как извинительное заблуждение (незнание, неведение фактов), а суть ее видел в определении необходимой степени осмотрительности участника гражданского оборота <2>.

<1> Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. N 6. С. 65.
<2> См.: Вороной В. Добросовестность как гражданско-правовая категория // Законодательство. 2002. N 6. С. 29.

Согласно толковому словарю С.Н. Ожегова "добросовестный" - честно, старательно выполняющий свои обязанности, обязательства <3>. С моей точки зрения, само понятие добросовестности носит оценочный характер и опирается на соблюдение любым субъектом обыденной жизни, гражданского оборота норм права, морали, нравственных ценностей, на положительное поведение субъекта. При этом наличие в поведении субъекта гражданского правоотношения условий: 1) умышленное злоупотребление правом, 2) с учетом причинения вреда другой стороне, 3) с целью извлечения собственной выгоды - свидетельствует о его недобросовестности.

<3> См.: Ожегов С.Н. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1999. С. 169.

В действующем гражданском законодательстве не закреплено легальное определение добросовестности. В перечень основополагающих принципов гражданского права принцип добросовестности не включен, п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) 1994 г. устанавливает лишь презумпцию добросовестности. По моему мнению, "презумпция" и "принцип" имеют разное правовое значение, разное содержание.

На мой взгляд, отсутствие в ГК РФ добросовестности как общего принципа гражданского права объясняется общественным и экономическим строем, существовавшим в момент принятия ГК РФ 1994 г., преследованием законодателем целей формирования и развития капиталистического общества, рыночных отношений, либеральной экономики. Незакрепленность в ГК РФ принципа добросовестности в совокупности со ст. 431 ГК РФ, устанавливающей буквальное толкование договора, ведет к тому, что даже в случае соответствия положений договора императивным нормам ГК РФ в самом договоре могут быть закреплены явно невыгодные условия для одной из сторон. Мы сталкиваемся с проблемой защиты одной из сторон от недобросовестной другой стороны по договору. В качестве примеров можно привести наиболее актуальные в последнее время гражданские дела по искам о признании недействительными кредитных соглашений в части оплаты комиссионных сборов за открытие и обслуживание счетов. Ряд банков действует недобросовестно по отношению к своим клиентам, включая в кредитный договор обязательное условие при выдаче кредита - уплата подобного рода комиссионных платежей.

Презумпция добросовестности, предусмотренная п. 3 ст. 10 ГК РФ, в данной ситуации сыграет отнюдь не положительную роль, так как добросовестность сторон всегда предполагается. К тому же практика применения судами ст. 179 ГК РФ о недействительности сделки показывает, что очень сложно доказать реальное существование причин заключения договора на невыгодных для себя условиях. К примеру, по делу N А68-7983/08-241/4 от 11 декабря 2009 г. арбитражный суд отказал в удовлетворении иска о признании недействительным договора купли-продажи нежилого здания, поскольку пришел к обоснованному выводу о том, что истцом не представлено надлежащих доказательств для признания оспариваемой сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 179 Гражданского кодекса РФ. Аналогично по гражданскому делу от 1 июля 2010 г. N А76-9752/2009-64-225 арбитражный суд отказал в признании недействительными договоров купли-продажи обыкновенных акций и обязании внести в реестр акционеров запись о зачислении на лицевой счет истца акций, так как истцом не представлено надлежащих доказательств, подтверждающих наличие оснований для признания оспариваемых сделок недействительными в соответствии со ст. 179 Гражданского кодекса РФ.

Все это, с моей точки зрения, создает сложности как для самих субъектов гражданского оборота, так и для правоприменителя, в частности для судов; ведет к тому, что стороны должны действовать в соответствии с положениями контракта, в некоторых случаях противоречащими доброй совести.

История существования требования добросовестности при осуществлении прав в российском цивильном праве невелика. Впервые подобное требование было введено в отечественное законодательство Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (ст. 5). Раннее советское гражданское право использовало термин "добропорядочность" (ГК РСФСР 1922 г.). В ГК РСФСР 1964 г. говорилось только о добросовестном приобретателе (ст. 152) и недобросовестном владельце (ст. 155) <4>.

<4> См.: Краснова С.А. Определение понятия "добросовестность" в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. N 3. С. 34.

В современном гражданском праве термин "добросовестность" упоминается в различных гражданско-правовых актах:

  1. ГК РФ (п. 3 ст. 10, п. 2 ст. 6 и др.).
  2. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (ст. 4).
  3. Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (ст. 2).
  4. Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" (ст. 5) и т.д.

Вопрос о необходимости провозглашения требования добросовестности в числе общих принципов гражданского права продолжает оставаться открытым.

С предложением закрепить принцип добросовестности в российском гражданском законодательстве выступили Президент РФ в 2008 г. и депутаты Комитета Госдумы РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству в 2009 г. В частности, 18 июля 2008 г. Президент РФ Дмитрий Медведев подписал Указ N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации". Разработка концепции совершенствования гражданского законодательства не предполагает ни новую кодификацию отечественного гражданского законодательства, ни подготовку новой редакции ГК РФ. Многочисленные, в том числе серьезные, экономические правонарушения на стадии становления рыночной экономики, часто совершающиеся под прикрытием норм гражданского права, выявили недостаточную для новых условий завершенность в законе ряда классических гражданско-правовых институтов, таких, как недействительность сделок, создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц, законные проценты, уступка требований и перевод долга, залог и др. Таким образом, к настоящему времени назрела необходимость внесения в ГК РФ ряда изменений системного характера <5>.

<5> См.: Концепция развития гражданского законодательства РФ // URL: www.garant.ru.

В проекте Федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации - раздел I, опубликованном на сайте Исследовательского центра частного права 13 ноября 2010 г., ст. 1 действующего ГК РФ дополнена п. 4: "При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно" и п. 5: "Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения".

Я не поддерживаю подобное преобразование ст. 1 ГК РФ, так как оно не полностью раскрывает сущность принципа добросовестности. Но в то же время считаю, что современное гражданское право нуждается в закреплении в ГК РФ 1994 г. данного принципа, который должен соблюдаться на всех стадиях гражданского оборота: при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей. С моей точки зрения, п. 1 ст. 1 ГК РФ 1994 г. следует дополнить словами: "Гражданское законодательство основывается на признании требования добросовестности участников гражданских правоотношений при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей".

Кроме того, необходимо также дополнить п. 1 ст. 1 ГК РФ абз. 2 следующего содержания:

"При этом под добросовестностью следует понимать общий принцип гражданского права, основывающийся на доброй совести субъектов гражданского оборота, запрещающий любое умышленное злоупотребление правом с учетом причинения вреда другой стороне или третьему лицу с целью извлечения собственной выгоды при установлении, реализации и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей, провозглашающий недопущение какого-либо обмана, честность в отношениях".

На мой взгляд, подобное совершенствование действующего гражданского законодательства в условиях современной экономики крайне необходимо. Субъект гражданского оборота должен быть не просто добросовестным, он должен быть заботливым по отношению к своему контрагенту, к тому, кому он оказывает услуги, для кого он выполняет работу, кому он продает товар и, наоборот. Именно тогда регулирование гражданских правоотношений будет эффективным, а экономика будет успешной.