Мудрый Юрист

Значение международного договора в российском гражданском процессе

Воронцова Ирина Викторовна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права.

В статье исследуются способы, которыми Россия выражает обязательность для нее международного договора по вопросам гражданского процесса. Отдельное внимание заостряется на ратификации.

Ключевые слова: источник гражданского процессуального права, международный договор, ратификация, присоединение.

The meaning of an international treaty in the russian civil proceedings

I.V. Vorontsova

The article examines the ways used by Russia to express its obligation under an international treaty on civil proceedings. A particular emphasis is placed upon ratification.

Key words: source of civil procedural law, international treaty, ratification, accession.

Конституция РФ закрепляет приоритет правил международного договора над нормами федеральных законов РФ, а ГПК РФ устанавливает приоритет норм международного договора Российской Федерации над правилами российского гражданского судопроизводства.

Таким образом, в ГПК РФ были предусмотрены основы взаимодействия международного и российского гражданского процессуального права, закреплены правила применения норм иностранного права и производства по делам с участием иностранных лиц.

Однако в науке есть различные мнения относительно того, какие международные договоры являются источником гражданского процессуального права.

Так, Г. Осокина указывает, что к источникам гражданского процессуального права относятся международные соглашения и договоры с участием РФ, определяющие порядок оказания взаимной правовой помощи по юридическим делам <1>.

<1> Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2008. С. 36.

В некоторых учебниках вообще нет таких сведений, лишь перечисляются примеры конкретных договоров <2>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданский процесс" (под ред. А.Г. Коваленко, А.А. Мохова, П.М. Филиппова) включен в информационный банк согласно публикации - "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 2008.

<2> Гражданский процесс / Под ред. А.Г. Коваленко, А.А. Мохова, П.М. Филиппова. М., 2010. С. 20; Афанасьев С.Ф., Зайцев А.И. Гражданский процесс. М., 2004. С. 91; Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс. М., 2004. С. 37; Лебедев М.Ю. Гражданский процесс. Саратов, 2008. С. 14.

Тем не менее представляется, что в этом вопросе разногласий быть не должно.

В соответствии с п. "а" ст. 2 ФЗ от 15 июля 1995 г. "О международных договорах Российской Федерации" международный договор РФ означает международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В соответствии со ст. 11 Венской конвенции о праве международных договоров согласие государства на обязательность для него договора может быть выражено подписанием договора, обменом документами, образующими договор, ратификацией договора, его принятием, утверждением, присоединением к нему или любым другим способом, о котором условились.

Статья 14 Конвенции устанавливает, что согласие государства на обязательность для него договора выражается ратификацией, если договор предусматривает, что такое согласие выражается ратификацией.

Закон о международных договорах РФ (ст. 15) перечисляет случаи обязательной ратификации договоров.

Помимо этого подлежат ратификации международные договоры РФ, при заключении которых стороны условились о последующей ратификации.

Особую важность для российского гражданского процесса представляют следующие международные договоры: Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г.; Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965 г.; Гаагская конвенция о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам от 18 марта 1970 г.; Конвенция, отменяющая требования легализации иностранных официальных документов (Гаага, 5 октября 1961 г.); Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г., с изменениями от 28 марта 1997 г.). Кроме того, Россия - участница двусторонних международных договоров с Латвийской Республикой, Народной Республикой Болгарией, Народно-Демократической Республикой Йемен, Республикой Куба, Германской Демократической Республикой, Республикой Индия, Монгольской Народной Республикой, Республикой Польша, Республикой Иран, Республикой Молдова, Эстонской Республикой, Азербайджанской Республикой, Республикой Кыргызстан, Литовской Республикой, Китайской Народной Республикой, Королевством Испании, Тунисской Республикой, Республикой Кипр, Чехословацкой Социалистической Республикой, Социалистической Республикой Вьетнам, Греческой Республикой, Федеративной Народной Республикой Югославия, Народной Республикой Албания, Корейской Народно-Демократической Республикой, Аргентинской Республикой, Арабской Республикой Египет, Финляндской Республикой, Венгерской Народной Республикой, Румынской Народной Республикой, Иракской Республикой и др.

Россия выражала свое согласие на обязательность для нее указанных договоров различными способами.

Так, Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965 г. вступила в силу для России после принятия ФЗ от 12 февраля 2001 г. "О присоединении Российской Федерации к Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам"; Гаагская конвенция о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам от 18 марта 1970 г. вступила в силу для России после принятия ФЗ от 12 февраля 2001 г. "О присоединении Российской Федерации к Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам".

Присоединение означает согласие на обязательность договора для субъекта, который его не подписал и, как правило, не принимал участие в его подготовке <3>.

<3> Лукашук И.И. Современное право международных договоров. М., 2004. С. 429.

Таким образом, нельзя согласиться с мнением, что договоры должны быть именно ратифицированы. Для гражданского процессуального права в качестве источников характерны и такие международные договоры, согласие на обязательность которых может быть выражено государством и иным способом (например, присоединением).

Двусторонние договоры о правовой помощи ратифицируются.

Международные договоры, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, должны быть официально опубликованы.

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 указано, что исходя из смысла ч. ч. 3 и 4 ст. 15 Конституции РФ, п. 3 ст. 5 ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" суды непосредственно могут применять те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы в Собрании законодательства РФ или в Бюллетене международных договоров в порядке, установленном ст. 30 указанного Федерального закона. Международные договоры РФ межведомственного характера опубликовываются по решению федеральных органов исполнительной власти, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях этих органов.

Согласно п. 3 ст. 5 ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты.

К признакам, свидетельствующим о невозможности непосредственного применения положений международного договора РФ, относятся, в частности, содержащиеся в договоре указания на обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее законодательство этих государств (п. 3 Постановления).

При рассмотрении судом гражданских дел непосредственно применяется такой международный договор РФ, который вступил в силу и стал обязательным для РФ и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для их применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права (п. 3 Постановления).

В рассматриваемом контексте своевременно упомянуть о традиционном делении международных договоров на самоисполнимые и несамоисполнимые.

Как отмечает Е. Усенко, понятие "самоисполнимый договор" не может быть точно определено. Одно и то же положение договора в одном из государств-участников может быть "самоисполнимым", в другом - нет. "Самоисполним" ли конкретный договор, может определить лишь само государство, его законодательная практика и никто более <4>.

<4> Усенко Е.Л. Очерки теории международного права. М., 2008. С. 147.

Для того чтобы международные договоры, имеющие значение для гражданского процесса России, приобрели юридическую силу во внутригосударственном праве, они должны приобрести силу национального нормативного акта.

Гражданскому процессуальному праву известны примеры и самоисполнимых, и несамоисполнимых норм международных договоров.

Б. Зимненко отмечает, что к самоисполнимым относятся положения, для реализации которых не требуется издания дополнительных внутригосударственных нормативных актов. Эти нормы могут быть применены судом к отношениям, возникающим с участием субъектов национального права, включая физических и юридических лиц <5>.

<5> Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 2008. С. 71.

Так, в Договоре между РФ и Исламской Республикой Иран о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам предусмотрено самоисполнимое положение, согласно которому при оказании правовой помощи учреждения Договаривающихся Сторон сносятся друг с другом через Министерство юстиции и Генеральную прокуратуру РФ и Министерство юстиции и Прокуратуру Исламской Республики Иран.

Для несамоисполнимых норм с целью реализации соответствующих положений государство обязано принимать внутригосударственные нормативные акты, конкретизирующие соответствующие положения (т.е. имплементационное законодательство).

Основываясь на изложенном, можно сделать вывод о том, что самоисполнимые нормы действуют автоматически после принятия федерального закона, которым государство выражает обязательность для него международного договора.

Однако следует заметить, что если государство выражает свое согласие на обязательность для него международного договора ратификацией, то необходимо учитывать, что для гражданского процесса характерны и такие международные договоры, которые ратифицированы принятием федерального закона (например, Договор между РФ и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 16 сентября 1996 г.), и такие, которые ратифицированы указом (например, Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 11 августа 1978 г.), а также такие, которые ратифицированы Постановлением Верховного Совета РФ (например, Договор между РФ и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 14 сентября 1992 г.).

Имеет ли какое-либо значение то, каким актом ратифицирован международный договор? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к постановлениям, регулирующим рассматриваемую проблему.

Пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" содержит положение, согласно которому суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для РФ международным договором, решение о согласии на обязательность которого для РФ было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора Российской Федерации.

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. правила действующего международного договора РФ, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов РФ.

Правила действующего международного договора РФ, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим этот договор (ч. 4 ст. 15, ст. ст. 90, 113 Конституции РФ).

Из этого следует, что уровень, на котором принимается решение о согласии на обязательность для РФ международного договора, статус акта, посредством которого он инкорпорируется во внутригосударственное право, предопределяет и место в иерархической системе источников внутригосударственного права, которое отводится этому договору при принятии международных договорных обязательств <6>.

<6> Осминин Б.И. Заключение и имплементация международных договоров и внутригосударственное право. М., 2010. С. 235.

В связи с этим, отмечает Б. Осминин, представляется важным подчеркнуть, что в случае возникновения коллизии между международным договором и внутригосударственным правом в процессе реализации международных договорных обязательств, независимо от причин, по которым такая коллизия возникла, аргумент в пользу того, что приоритетом в применении по отношению к федеральным законам обладают не все международные договоры РФ, устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом, а только те из них, решения о согласии на обязательность которых приняты в форме федерального закона, не может быть использован. Такой аргумент, подчеркивает ученый, противоречил бы закрепленному в Венской конвенции о праве международных договоров принципу pacta sunt servanda, требующему добросовестного выполнения каждого действующего договора его участниками и исключающему возможность ссылки участника на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора <7>.

<7> Осминин Б.И. Указ. соч. С. 236.

Если рассматривать международные договоры в качестве источника национального права и сопоставлять их с иными источниками с точки зрения юридической силы в национальной правовой системе, то логический анализ позволяет сделать вывод о том, что такая иерархическая система источников внутригосударственного права обладает исключительно внутригосударственным значением, так как основана на установленном Конституцией распределении компетенции между органами государственной власти.

Более того, иерархическая система источников внутригосударственного права не только обладает исключительно внутригосударственным значением, но и ограничена по сфере действия: она применима лишь при принятии международных договорных обязательств и не распространяется на их реализацию <8>.

<8> Осминин Б.И. Указ. соч. С. 332.

Исходя из изложенного представляется, что к источникам гражданского процессуального права относятся международные соглашения и договоры с участием РФ, которые были ратифицированы, либо те, которые стали обязательными для РФ в связи с присоединением, определяющие порядок оказания взаимной правовой помощи по гражданским делам и (либо) регулирующие иные вопросы гражданского процесса.

Пристатейный библиографический список

  1. Афанасьев С.Ф. Гражданское процессуальное право / Под ред. Л.В. Тумановой. М., 2006.
  2. Гражданский процесс / Под ред. А.Г. Коваленко, А.А. Мохова, П.М. Филиппова. М., 2010.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданский процесс" (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2007 (2-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2010.
  2. Гражданское процессуальное право России / Под ред. П.В. Алексия, Н.Д. Амаглобели. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.
  3. Зайцев А.И. Гражданский процесс. М., 2004.
  4. Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 2008.
  5. Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс. М., 2004.
  6. Лебедев М.Ю. Гражданский процесс. Саратов, 2008.
  7. Лукашук И.И. Современное право международных договоров. М., 2004.
  8. Осминин Б.И. Заключение и имплементация международных договоров и внутригосударственное право. М., 2010.
  9. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2008.
  10. Усенко Е.Л. Очерки теории международного права. М., 2008.