Мудрый Юрист

Признание информационных материалов экстремистскими

Кушнарев Тимур Викторович, старший прокурор отдела по надзору за законностью правовых актов прокуратуры Хабаровского края.

Автор статьи говорит о том, что специфичность вопросов, подлежащих выяснению судом при признании материалов экстремистскими, требует отдельной процессуальной регламентации. Особо необходима подробная регламентация процедуры обращения прокурора в суд с самостоятельными требованиями о признании материалов экстремистскими, изложенными в представлении.

Ключевые слова: экстремизм, обращение прокурора в суд, свобода распространения информации.

Acknowledgment of information material as being extremist

T.V. Kushnarev

The author of the article states that specific issues to be clear by court when acknowledging materials as being extremist require separate procedural regulation. Of particular need is detailed regulation of the procedure of application of a prosecutor to court with independent claims to acknowledge materials as being extremist as described in his/her submission.

Key words: extremism, application of a prosecutor to court, freedom of information.

При осуществлении надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности прокуратура Хабаровского края выявила недостатки, связанные с неполнотой правового регулирования процессуальных вопросов по делам о признании информационных материалов экстремистскими.

В ст. 13 ФЗ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (далее - ФЗ N 114) закреплено, что информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу. Одновременно с решением о признании информационных материалов экстремистскими суд принимает решение об их конфискации.

Таким образом, признание судом материалов экстремистскими в соответствии с указанной статьей ФЗ N 114 возможно двумя основными способами:

Между тем ГПК, УПК, равно как и КоАП, никакой процедуры для рассмотрения этой категории дел специально не предусматривают.

При этом, как представляется, специфичность вопросов, подлежащих выяснению судом при признании материалов экстремистскими, требует отдельной процессуальной регламентации. Особенно необходима подробная регламентация процедуры обращения прокурора в суд с самостоятельными требованиями о признании материалов экстремистскими, изложенными в представлении.

Так, ГПК, как и УПК, под представлением прокурора понимают акт обращения прокурора в вышестоящие судебные инстанции.

КоАП вообще не предусматривает какой-либо формы обращения прокурора, которую возможно считать аналогом представления в соответствии со ст. 13 ФЗ N 114.

Таким образом, законодатель обращение прокурора с представлением о признании материалов экстремистскими не отнес к какой-либо отрасли процессуального законодательства. Представляется, что правовое содержание такого обращения прокурора (представления) можно отнести к особому типу искового заявления, к которому не будут относиться требования ст. ст. 131, 132 ГПК относительно формы, содержания искового заявления, а также документов, прилагаемых к нему.

Следует также отметить, что по своей правовой сути рассмотрение представления прокурора в порядке ст. 13 ФЗ N 114 весьма схоже с производством по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, предусмотренным ст. 264 ГПК, - в порядке особого производства. В частности, аналогичной правовой позиции придерживается Генеральная прокуратура РФ в информационном письме от 19 марта 2009 г. "О результатах обобщения практики и о мерах по дальнейшему совершенствованию работы по применению прокурорами полномочий, предусмотренных ст. 13 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности".

Действительно, в представлении прокурора о признании экстремистскими каких-либо информационных материалов не ставится вопрос о привлечении какого-либо лица к административной или уголовной ответственности. Фактически прокурор в представлении выражает просьбу к суду об установлении правового состояния информационных материалов, которое, между тем, в дальнейшем может иметь юридическое значение, в том числе не только для привлечения лиц к ответственности за распространение, производство или хранение таких информационных материалов, но и для их изъятия, дальнейшего предотвращения их распространения иными лицами, что, как представляется, допускается в гражданском судопроизводстве по правилам особого производства.

Одновременно именно отсутствие спора о праве - обязательное условие для применения процессуальных правил особого производства. Оно является тем критерием, который позволяет отграничить возможность рассмотрения дела в порядке особого производства от тех случаев, когда дело должно быть рассмотрено в рамках искового производства или производства по делам из публичных правоотношений. В качестве второго критерия, отличающего возможность применения процедуры особого производства от рассмотрения в иных видах производств, существующих в рамках гражданского судопроизводства, вероятно, можно назвать односторонний характер разбирательства, не порождающий изменение прав и свобод других лиц.

В случае же подачи заявления о признании материалов экстремистскими предполагается, что есть далеко не одно лицо, заинтересованное продолжать распространять информацию. Причем теоретически этот интерес может быть направлен на реализацию конституционных свобод совести и свобод распространения информации, которые защищаются в качестве основных неотчуждаемых прав и свобод человека.

При этом также представляется, что, поскольку неотчуждаемые права и свободы человека защищаются гражданским законодательством (п. 2 ст. 2 ГК), ограничение прав и свобод путем признания материалов экстремистскими, безусловно, является спором о праве.

Следует также отметить, что отнесение обращения прокурора с представлением о признании материалов экстремистскими к заявлению, подаваемому как в порядке гражданского искового судопроизводства, так и в порядке особого производства, в свою очередь, затрудняет определение круга лиц, участвующих в деле.

В соответствии со ст. 34 ГПК лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. ст. 4, 46 и 47 ГПК, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Анализ ФЗ N 114 позволяет сделать вывод, что в числе лиц, участвующих в деле, должна быть организация-производитель оспариваемых материалов, могут быть издатели и владельцы авторских прав, а также собственник материалов. Исходя из принципа равенства перед законом и судом, физическое лицо - автор оспариваемых материалов - также должно быть привлечено к рассмотрению дела.

Между тем привлечение такого широкого круга лиц, заинтересованных в разрешении спора об отнесении материалов к экстремистским, затрудняет судебный процесс. Следуя этой логике, по любому делу о признании материалов экстремистскими теоретически к заинтересованным лицам можно отнести всех физических лиц, разделяющих убеждения, отраженные в материале, или, напротив, не разделяющих эти убеждения. То есть налицо юридическая конструкция, признаваемая гражданским процессуальным законодательством в качестве неопределенного круга лиц. Однако в силу ст. 45 ГПК именно в интересах неопределенного круга лиц и возможно обращение прокурора.

В связи с этим возникает два обоснованных вопроса: каким образом можно ограничить круг заинтересованных лиц, привлекаемых в обязательном порядке по делам указанной категории? Применяются ли при рассмотрении указанной категории дел положения ст. 45 ГПК, регламентирующей пределы участия прокурора в гражданском процессе, а также возможно ли считать правомерным участие прокурора в таком процессе в интересах неопределенного круга лиц или Российской Федерации?

Кроме того, считаем, что дальнейшего изучения требует представляющееся внутренне противоречивым положение ст. 13 ФЗ N 114, в соответствии с которым решение о включении информационных материалов в федеральный список экстремистских материалов может быть обжаловано в суд в установленном законодательством РФ порядке. Между тем из смысла ст. 13 ФЗ N 114 не следует, что суд принимает решение о включении информационных материалов в федеральный список экстремистских материалов. Указанное позволяет сделать вывод, что закрепление в законе возможности обжалования решения относится и к судебным решениям о признании информационных материалов экстремистскими. Но в то же время, возможно, законодатель действительно предусматривал необходимость вынесения отдельного решения не только о признании материалов экстремистскими, но и решения о включении информационных материалов в федеральный список экстремистских материалов, которое и подлежит обжалованию. В свою очередь, закон не содержит положений о возможности обжалования решения о признании информационных материалов экстремистскими.

Представляется, что устранение федеральным законодателем выявленных пробелов права поспособствует в дальнейшем принятию обоснованных и законных решений о признании материалов экстремистскими с целью более эффективного противодействия экстремистской деятельности.