Мудрый Юрист

Квалификация похищения человека с целью его последующего убийства

Краев Денис Юрьевич, старший преподаватель кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, младший советник юстиции.

Автор анализирует сложные вопросы уголовно-правовой оценки похищения человека, совершаемого в целях последующего убийства потерпевшего.

Ключевые слова: убийство, похищение человека, сопряженность, ст. 105 и ст. 126 УК РФ.

Problems of qualification's kidnapping purposely of murder

D.U. Kraev

The author analyses the problems of qualification's kidnapping purposely of murder.

Key words: murder, entail, articles 105 and 125 of the Criminal Code of the Russian Federation.

Определения понятия "похищение человека" нет ни в Уголовном кодексе, ни в одном из постановлений Пленума Верховного Суда РФ. Решения высшей судебной инстанции по конкретным уголовным делам также до конца не разрешают проблему толкования диспозиции основного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 126 УК РФ.

Чаще всего Верховный Суд РФ исходит из того, что по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием в неволе. Основным моментом объективной стороны этого преступления является захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте <1>.

<1> См., напр.: Обзор судебной практики за II квартал 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 1; Обзор судебной практики за I квартал 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 10.

На наш взгляд, под похищением человека, как верно отмечают ученые <2>, следует понимать изъятие человека из места временного или постоянного пребывания и определение его местонахождения, совершенное помимо или вопреки воле потерпевшего.

<2> См., напр.: Попов А.Н. Убийство при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 328 - 329.

Определенную сложность для квалификации представляют действия по изъятию человека из места его пребывания и определению его местонахождения помимо или вопреки воли потерпевшего, когда они предшествуют его убийству.

В теории уголовного права и судебной практике нет единой позиции относительного того, следует ли рассматривать похищение человека в качестве самостоятельного преступления, когда оно совершается в целях последующего убийства потерпевшего.

Так, Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за II квартал 2000 г. (утвержден Постановлением президиума Верховного Суда РФ от 4 октября 2000 г.) отметил: по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием в неволе. Основным моментом объективной стороны этого преступления является захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте.

Материалами дела установлено, что осужденные, избив М., решили его убить. С этой целью они поместили потерпевшего в багажник автомобиля, вывезли на пустырь, где убили. Затем, желая скрыть совершенное в присутствии К. преступление, они отвезли К. в лес и также убили.

Поскольку действия осужденных были направлены не на удержание потерпевших в другом месте, а на их убийство, президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и отменил судебные решения в части осуждения виновных по ч. 3 ст. 126 УК и дело в этой части прекратил за отсутствием состава преступления <3>.

<3> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 1.

В Обзоре судебной практики за I квартал 2001 г. (утвержден Постановлением президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2001 г.) Верховный Суд РФ сделал следующие уточнения по рассматриваемому вопросу: по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Одним из признаков объективной стороны этого преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.

По этому делу суд установил, что из неприязни осужденные решили убить потерпевшего. С этой целью они напали на него в подъезде дома, применили насилие, посадили его в автомобиль и привезли в район песчаного карьера, где лишили жизни.

Таким образом, действия лиц были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а на его убийство.

Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор и кассационное определение в части осуждения по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 126 УК и дело прекратил за отсутствием состава преступления, исключил из указания об осуждении по ч. 2 ст. 105 УК квалифицирующий признак "убийство, сопряженное с похищением человека" <4>.

<4> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 10.

Некоторые авторы полагают, что похищение человека можно признать самостоятельным преступлением только тогда, когда составляющие его деяния не выступают способом осуществления убийства. Если потерпевший изымается из привычной среды, перемещается помимо его воли к месту убийства, похищение является разновидностью насилия, охватываемого объективной стороной убийства <5>.

<5> Салева Н.Н. Убийство, сопряженное с иными преступлениями: проблемы квалификации и уголовной ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 95.

Сравним похищение человека с целью его последующего убийства со случаями незаконного приобретения оружия с целью последующего убийства потерпевшего.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств", в случаях хищения либо вымогательства огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также их ношения, хранения, приобретения и изготовления с целью совершения другого преступления содеянное должно квалифицироваться как совокупность оконченного хищения либо вымогательства оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, незаконного их ношения, хранения, приобретения или изготовления и приготовления к совершению иного преступления, если ответственность за это предусмотрена законом (п. 18) <6>.

<6> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 5.

Следовательно, незаконное приобретение оружия с целью последующего убийства потерпевшего предлагается квалифицировать как приготовление к убийству по совокупности со ст. 222 УК (предусматривающей в своем основном составе размер наказания в виде лишения свободы в два раза меньше, чем основной состав ст. 126 УК), а похищение человека с целью последующего убийства потерпевшего, несмотря ни на что, считать не приготовлением к убийству, а частью его объективной стороны и квалифицировать лишь по ст. 105 УК.

С подобным подходом не согласен А. Попов, который справедливо отмечает, что похищение человека - преступление с формальным составом. Оно признается оконченным с момента изъятия потерпевшего и установления господства виновного над его местонахождением. Удержание потерпевшего в другом месте не означает, что потерпевший должен обязательно находиться в каком-либо помещении, поскольку в тот момент, когда потерпевший находился в машине похитителей, он уже удерживался в другом месте. С того момента, как потерпевшего затолкнули в машину и повезли куда-либо против его воли, состав похищения человека уже выполнен виновными, независимо от того, ради каких целей совершилось его похищение, поскольку цели похищения находятся за пределами состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК. Похищение человека не может охватываться составом убийства потерпевшего. Это разные преступления, посягающие на различные объекты, охраняемые уголовным законом <7>.

<7> Попов А.Н. Указ. соч. С. 324 - 326; Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по уголовным делам / Под общ. ред. А.Н. Попова. СПб., 2006. С. 78; Попов А.Н. Умышленные преступления против жизни (проблемы законодательной регламентации и квалификации): Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2003. С. 345 - 346.

Кроме того, следует отметить, что и суды в своих решениях, и сами сторонники первой точки зрения действия виновного в рассматриваемой ситуации называют "похищением человека", не отрицая, что состав преступления, т.е. виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного УК под угрозой наказания (ст. 14 УК), налицо.

Так, в Обзоре кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам за 2002 г. (утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 февраля 2003 г.) Верховный Суд РФ отмечает, что действия лиц, направленные на убийство, если они были связаны еще и с похищением или незаконным лишением свободы потерпевшего, полностью охватываются соответствующей статьей закона, предусматривающей ответственность за убийство, и не требуют дополнительной квалификации по ст. ст. 126, 127 УК. По этим основаниям изменены приговоры Московского городского суда по делу Чаадаева и др., по делу Киселева и Савицкого <8>.

<8> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 8.

Далее, необходимо учитывать и тот факт, что судьи лишь в исключительных случаях применяют наказание в виде пожизненного лишения свободы.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2000 г. к пожизненному лишению свободы приговорены 95 человек из 5984 осужденных по ч. 2 ст. 105 УК РФ (1,6%), в 2001 г. - 124 из 7306 (1,7%), в 2002 г. - 96 из 6679 (1,4%), в 2003 г. - 91 из 6303 (1,4%), в 2004 г. - 85 из 5314 (1,6%), в 2005 г. - 59 из 4529 (1,3%) <9>. В соответствии с приведенными данными, в период 2000 - 2005 гг. менее 2% лиц, совершивших преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК, были приговорены к пожизненному лишению свободы. Изложенное свидетельствует о крайне редком применении этого вида наказания.

<9> См.: Арсанукаев И.С. Некоторые проблемы наказания за убийства, сопряженные с другими преступлениями // Российский судья. 2007. N 9. С. 36.

Учитывая редкость применения судами наказания в виде пожизненного лишения свободы и то, что похищение людей зачастую осуществляется организованными группами, мы не можем согласиться с признанием его способом убийства, поскольку в этом случае размеры наказания в виде лишения свободы на определенный срок по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК и по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ будут равными, т.е. способ преступления будет влечь равное оконченному преступлению наказание.

Несправедливость уголовно-правовой оценки содеянного возникает, если следовать указанной логике, и при неоконченном убийстве. Так, если организованная группа похищает человека с целью его последующего убийства, потерпевший вывозится в лес, где в него стреляют, но он не умирает по независящим от виновных обстоятельствам (крепкое здоровье, быстрое оказание медицинской помощи и т.д.) или вообще убегает от преступников, содеянное, по мнению некоторых ученых <10>, следует квалифицировать как покушение на убийство.

<10> Салева Н.Н. Указ. соч. С. 96.

В соответствии со ст. 66 УК РФ, смертная казнь и пожизненное лишение свободы за покушение на преступление не назначаются (ч. 4), а срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление (ч. 3). Следовательно, в описанном случае квалификация действий виновных по ч. 3 ст. 30 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК влечет наказание до 15 лет лишения свободы, а максимальное наказание за фактически совершенное ими похищение человека по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК составит 20 лет лишения свободы, что, конечно, несправедливо.

Та же проблема возникает и при отсутствии в ч. 2 ст. 105 УК квалифицирующих признаков ст. 126 УК - например, когда похищение человека совершалось с применением предметов, используемых в качестве оружия (п. "г" ч. 2 ст. 126 УК), а убийство было "простым", например из ревности, и с применением таких же предметов. В этом случае покушение на "простое" убийство влечет наказание на срок чуть больше 11 лет, а похищение потерпевшего - на срок до 15 лет, и даже при оконченности состава ч. 1 ст. 105 УК санкции за это преступление и квалифицированное похищение человека будут полностью совпадать (от 6 до 15 лет лишения свободы).

Для решения вопроса о квалификации содеянного по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 126 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК, на наш взгляд, необходимо руководствоваться, прежде всего, наличием умысла у виновного на незаконное изъятие человека из места его пребывания и определение его местонахождения помимо или вопреки воле потерпевшего. Так, если в действиях виновного установлен умысел на похищение человека, то изъятие человека из места его пребывания и определение его местонахождения помимо или вопреки воле потерпевшего уже не охватываются объективной стороной убийства и подлежат самостоятельной квалификации по ст. 126 УК.

Для правильной квалификации также значим и момент возникновения умысла на совершение убийства. Если он возник после изъятия человека из места его пребывания и определения его местонахождения помимо или вопреки воле потерпевшего или даже во время него, то, по справедливому мнению некоторых исследователей <11>, будет иметь место реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 126 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК. Если же умысел на лишение жизни потерпевшего возник до похищения и оно является элементом насилия над потерпевшим в целях реализации этого умысла, то вопрос о квалификации деяния по совокупности ст. 126 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК необходимо решать в каждой конкретной ситуации индивидуально в зависимости от продолжительности времени удержания, факта непрерывности насилия при перемещении потерпевшего в иное место и насильственного там его удержания в целях убийства (что, как верно отмечают Г. Овчинникова и Л. Андреева <12>, неизбежно связано и с расстоянием, на которое была перемещена жертва в целях облегчения совершения убийства), а также от того, является ли место убийства местом обычного пребывания потерпевшего или нет (в одном из приговоров Новосибирского областного суда последнее определялось как "естественная микросоциальная среда" <13>).

<11> Овчинникова Г.В., Андреева Л.А. О некоторых вопросах квалификации по совокупности преступлений // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2004. N 6. С. 88.
<12> Там же. С. 88.
<13> Архив Новосибирского областного суда за 2004 г. Дело N 2-082/04.

Эти обстоятельства будут свидетельствовать о том, был ли причинен действиями виновных ущерб объекту уголовно-правовой охраны, предусмотренный ст. 126 УК, т.е. свободе человека, и в какой степени, и, соответственно, представляют ли они ту общественную опасность, которая требует их квалификации как тяжкого преступления - похищения человека. Поэтому согласно этим обстоятельствам в одной ситуации будут иметь место признаки состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК (например, когда потерпевшего с целью убийства против воли сажают в машину, вывозят за город и убивают), а в другой - нет (например, когда выходящего из своей квартиры потерпевшего с целью убийства хватают, затаскивают в подвал дома, где наносят ему смертельные ранения).

Это отмечает и А. Попов, полагая, что, когда насилию, направленному на убийство потерпевшего, непосредственно предшествовало насильственное завладение человеком, например, потерпевшего затащили в подвал, где стали наносить ему смертельные ранения, оснований для квалификации содеянного как похищения человека нет. В отличие от ситуаций, сопряженных с похищением человека, когда убийству предшествует противоправное изъятие потерпевшего и распоряжение его местопребыванием. В подобных случаях противоправное завладение человеком носит ситуативный характер и непосредственно направлено на лишение потерпевшего жизни. Поэтому оно и не требует дополнительной квалификации <14>.

<14> Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по уголовным делам / Под общ. ред. А.Н. Попова. СПб., 2006. С. 78.

В Обзоре судебной практики за II квартал 2005 г. (утвержден Постановлением президиума Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 г.) Верховный Суд РФ также указывает: действия осужденного, который в составе организованной группы совершил похищение потерпевшего, а впоследствии и его убийство, обоснованно квалифицированы по п. п. "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 126 УК.

Установлено, что Абраамян, Ершов и Камышинский в составе организованной группы договорились совершить разбойное нападение на Б. С этой целью они насильно посадили потерпевшего в автомашину и, угрожая убийством и применением насилия, потребовали выдать вещи, деньги и ценности. Б., опасаясь угроз, согласился с требованиями нападавших, после чего они проникли в его квартиру и похитили ценности. Совершив разбойное нападение, все трое поместили Б. в подвал гаража, предоставленного Камышинским, где удерживали несколько часов. Затем с целью убийства они вывезли потерпевшего в лесной массив, где в целях сокрытия совершенных преступлений Ершов нанес Б. два удара ножом в сердце, а Абраамян вонзил ему нож в сердце до рукоятки. После этого все трое облили потерпевшего бензином и подожгли, от полученных повреждений Б. скончался на месте преступления.

Действия Абраамяна квалифицированы судом по п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 126 и п. п. "в", "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК.

В надзорной жалобе осужденный Абраамян просил изменить судебные решения в части его осуждения по ч. 3 ст. 126 УК, обосновывая свою просьбу тем, что его действия были направлены не на похищение потерпевшего, а на его убийство.

Президиум Верховного Суда РФ не нашел оснований для отмены судебных решений в отношении Абраамяна в части осуждения его по ч. 3 ст. 126 УК, поскольку после совершения разбойного нападения Абраамян и другие осужденные по этому делу совершили похищение потерпевшего - захватили его, поместили в салон автомобиля, перевезли в другой населенный пункт, где удерживали в течение семи часов. Как видно из приговора, только после этого у них возник умысел на убийство потерпевшего.

Таким образом, осужденные, в том числе и Абраамян, полностью выполнили объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 126 УК РФ <15>.

<15> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 12.

В этой ситуации Верховный Суд РФ пришел к справедливому выводу, что в действиях виновных есть состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК, и, соответственно, квалифицировал убийство как сопряженное с похищением человека по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК.

Убийство никогда не может "поглощать" похищение человека и еще по одной причине: преступление, предусмотренное ст. 126 УК, подразумевает свободу человека в качестве основного объекта, а насилие - в качестве дополнительного, убийство же, наоборот, в качестве основного объекта предусматривает жизнь человека <16>. Основные объекты похищения человека и убийства совершенно разные. На каком основании тогда посягательство на один из этих объектов уголовно-правовой охраны может включать в себя посягательство на другой? Квалификация похищения человека (т.е. преступления, прежде всего, против свободы человека) с целью последующего убийства потерпевшего только по норме, защищающей исключительно жизнь человека, игнорирует факт нанесения существенного вреда одному из важнейших объектов уголовно-правовой охраны, оставляя его тем самым без должной защиты, что в связи с тенденцией к увеличению количества подобных преступлений в масштабе многомиллионного государства чревато серьезными последствиями. Ведь законодатель специально выделил преступления против свободы человека в отдельную главу УК РФ, тем самым поставив отношения в этой сфере под особый контроль и признав их нуждающимися в защите не только на уровне гражданского или административного законодательства, но в уголовно-правовой охране (о повышенной общественной опасности посягательств на свободу человека свидетельствует также и размер санкции ст. 126 УК - до 20 лет лишения свободы по ч. 3).

<16> Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 249.

Все сказанное подтверждается также и результатами собственных исследований. Так, 96 из 170 опрошенных нами сотрудников прокуратуры из 65 субъектов России, т.е. 56%, полагают, что в случаях, когда человека против воли усаживают в автомобиль и вывозят с целью убийства за город, где и убивают, есть состав похищения человека, а в ситуации, когда человека возле дома хватают за руку и против воли заводят в подвал дома с целью убийства, где и убивают, - 144 из 170 опрошенных сотрудников прокуратуры, т.е. 85%, считают, что похищения человека не будет.

Отличие этих ситуаций еще и в том, что, поскольку действия виновных в случаях, когда человека против воли помещают в транспортное средство и перевозят с целью последующего убийства в другое место, причиняют ущерб такому объекту уголовно-правовой охраны, как свобода человека, и непосредственно направлены не на причинение смерти потерпевшему, а на его похищение, постольку такое похищение является не частью объективной стороны убийства, а приготовлением к лишению жизни потерпевшего путем умышленного создания условий для совершения последнего, и требует дополнительной квалификации по ст. 126 УК (во втором же случае, при непрерывности применяемого к потерпевшему насилия, действия виновных лиц непосредственно направлены на лишение жизни потерпевшего).

В связи с этим предлагаем закрепить в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийствах (ст. 105 УК РФ)" правило квалификации действий виновных лиц при похищении человека с целью последующего его убийства по совокупности ст. ст. 105 и 126 УК.

Пристатейный библиографический список

  1. Арсанукаев И.С. Некоторые проблемы наказания за убийства, сопряженные с другими преступлениями // Российский судья. 2007. N 9.
  2. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 1.
  3. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 10.
  4. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 5.
  5. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 8.
  6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 12.
  7. Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по уголовным делам / Под общ. ред. А.Н. Попова. СПб., 2006.
  8. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2006.
  9. Овчинникова Г.В., Андреева Л.А. О некоторых вопросах квалификации по совокупности преступлений // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2004. N 6.
  10. Попов А.Н. Убийство при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003.
  11. Попов А.Н. Умышленные преступления против жизни (проблемы законодательной регламентации и квалификации): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2003.
  12. Салева Н.Н. Убийство, сопряженное с иными преступлениями: проблемы квалификации и уголовной ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2006.