Мудрый Юрист

Конфискация имущества и нормы международного права *

<*> Ustinov A.V. Confiscation of property and norms of international law.

Устинов Алексей Витальевич, первый заместитель руководителя управления международно-правового сотрудничества Следственного комитета Российской Федерации, генерал-майор юстиции.

В статье рассматриваются положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и международных договоров о некоторых аспектах института конфискации имущества. Автор обосновывает вывод о необходимости изменения российского уголовно-процессуального законодательства.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, конфискация, совершенствование законодательства.

The article deals with several aspects of confiscation of property under the criminal and procedural legislation of the Russian Federation and international treaties. The author makes a conclusion about the need to amend Russian criminal procedural legislation.

Key words: criminal procedure, confiscation, improvement of legislation.

Международным сообществом при формировании правовой базы международного сотрудничества в борьбе с преступностью значительное внимание уделяется правовому институту конфискации имущества в уголовном судопроизводстве. Это связано с тем, что конфискация денежных средств и имущества, полученных преступным путем или используемых в качестве средства совершения преступления, а также доходов, полученных от использования такого имущества, превращается в современном мире в одно из ключевых направлений борьбы как с внутригосударственной, так и с транснациональной организованной преступностью и коррупцией.

Появление в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее - УК РФ) института конфискации как "иной меры уголовного характера" представляется вполне закономерным и во многом связано с ратификацией целого ряда международных договоров.

В частности, к ним относятся Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988 г.) <1>, Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (1990 г.) <2>, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (1993 г.) <3>, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (1999 г.) <4>, Конвенция СЕ об уголовной ответственности за коррупцию (1999 г.) <5>, Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности (2000 г.) <6>, Конвенция ООН против коррупции (2003 г.) <7> и другие многосторонние международно-правовые акты.

<1> Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. М., 1994. С. 133.
<2> Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. N 3. Ст. 203.
<3> Бюллетень международных договоров. 1995. N 2. С. 3.
<4> Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. N 12. Ст. 1059.
<5> Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. N 3. Ст. 202.
<6> Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 40. Ст. 3882.
<7> Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 26. Ст. 2780.

Следует отметить, что и в двусторонних соглашениях Российской Федерации предусматривается принятие мер по установлению местонахождения, наложению ареста, изъятию и конфискации имущества, полученного преступным путем. Нормы об этом содержатся, например, в Договоре между Российской Федерацией и Канадой о взаимной правовой помощи по уголовным делам (1997 г.) <8>, Договоре между Российской Федерацией и Республикой Индией о взаимной правовой помощи по уголовным делам (1998 г.) <9>, Договоре между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о взаимной правовой помощи по уголовным делам (1999 г.) <10> и др.

<8> Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 9. Ст. 788.
<9> Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 28. Ст. 2884.
<10> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 47. Ст. 4635.

Согласно ст. ст. 35 и 49 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда; каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В связи с указанной конституционной гарантией, исполнение обязательств о конфискации имущества должно основываться на судебном решении, которое в рамках уголовного судопроизводства может быть постановлено лишь по результатам предварительного расследования. В ходе предварительного расследования следователем устанавливаются обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества. Также следователем для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, могут быть использованы такие формы процессуального принуждения, как возбуждение перед судом ходатайства о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (ст. 115 УПК РФ).

В российской науке идет дискуссия о том, соответствует ли конфискация в ее нынешнем виде понятию мер уголовно-правового характера. Такие меры имеют правоограничительный характер, а конфискация в значительной степени не предполагает прекращения права собственности осужденного на изымаемое имущество: при конфискации изъятию подлежит прежде всего имущество (и доходы от него), полученное преступным путем в результате совершения названных в ст. 104.1 УК РФ преступлений, а также имущество, в которое имущество, полученное в результате совершения указанных деяний (и доходы от него), частично или полностью превращено или преобразовано <11>.

<11> Звечаровский И. Понятие мер уголовно-правового характера // Законность. 2007. N 1; Михайлов В.И. Конфискация в национальном и международном уголовном и уголовно-процессуальном праве // Законодательство. 2007. N 3. С. 71 - 78; Волженкин Б.В. Загадки конфискации // Известия вузов. Правоведение. 2008. N 2. С. 4 - 20; Яни П.С. Вопросы конфискации имущества: правоприменительный аспект // Законодательство. 2010. N 4. С. 59 - 70.

Сравнительный анализ современного законодательства различных стран мира позволяет говорить о наличии устойчивой тенденции, в соответствии с которой все больше государств отказываются от общей конфискации имущества как вида наказания в пользу института специальной конфискации <12>.

<12> Капинус О.С., Додонов В.Н. Институты общей и специальной конфискации имущества в современном уголовном праве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 3. С. 119 - 123; Волеводз А.Г., Соловьев А.Б. Международный розыск, арест, конфискация и передача иностранным государствам денежных средств и имущества, полученных преступным путем, а также вещественных доказательств. М.: Юрлитинформ, 2007. 440 с.

Однако хотелось бы остановиться на некоторых других аспектах норм международного права, предусматривающих конфискацию, которые требуют своего разрешения <13>.

<13> Рекомендации ГРЕКО, сформулированные в докладе по Российской Федерации, по итогам первого и второго раундов оценки, состоявшихся в 2008 г.

Так, некоторые из названных выше конвенций предусматривают, что каждое государство-участник обязано предусмотреть обязательства по изъятию имущества посредством исполнения компетентным органом постановления о конфискации, вынесенного судом запрашиваемой стороны, с тем чтобы создать возможность для конфискации такого имущества без вынесения приговора в рамках уголовного производства по делам, когда преступник не может быть подвергнут преследованию по причине смерти, укрывательства, отсутствия или в других соответствующих случаях.

В первую очередь речь идет о возможности в рамках предоставления взаимной правовой помощи разыскивать и арестовывать имущество для целей последующей конфискации, приобретенное в результате совершения какого-либо из преступлений, предусмотренных конвенциальными нормами или использованного при совершении таких преступлений, в соответствии со своим внутренним законодательством, независимо от наличия или отсутствия лица, совершившего преступление.

Так, п. "б" ч. 8 ст. 18 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (1990 г.) предусмотрено, что препятствием для оказания помощи в соответствии с Конвенцией не может служить тот факт, что физическое лицо, против которого вынесено постановление о конфискации доходов, впоследствии умерло, или тот факт, что юридическое лицо, против которого было вынесено постановление о конфискации доходов, впоследствии прекратило свое существование. В силу этого государства-участники должны предусмотреть во внутреннем законодательстве возможность конфискации имущества, полученного в результате совершения преступления или используемого в качестве средства совершения преступления, а также доходов, полученных от использования такого имущества в отношении лиц, смерть которых наступила до вынесения приговора.

Подобные нормы права, предусматривающие возможность конфискации имущества умершего или скрывшегося лица, которое совершило преступление, существуют, например, в праве Великобритании, США, Италии и других стран.

Так, в Великобритании согласно п. 19 Закона 1994 г. о борьбе против незаконного оборота наркотиков (Drug Trafficking Act 1994) <14> приказ о конфискации может быть исполнен в отношении умершего лица по инициативе обвинителя. Суд может выпустить судебный приказ о конфискации после смерти осужденного за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

<14> URL: http:// www.anti-corrupcioner.ru/ node/ 99; URL: http:// www.legislation.gov.uk/ ukpga/ 1994/ 37/ section/ 19 (посещение 29.01.2011).

В США предусмотрено несколько видов конфискации имущества: внесудебная (упрощенная и административная) и судебная (в уголовном порядке - в отношении лица и в гражданском порядке - в отношении имущества). Конфискация имущества в порядке гражданского судопроизводства применяется не только в отношении умершего лица, совершившего преступление, но и в отношении обвиняемого, скрывшегося от правосудия, а также в случае, если обвиняемый оправдан. Гражданско-правовая конфискация имущества может быть применена и к имуществу, находящемуся в собственности других лиц, в таком случае необходимо установить связь этого имущества с действиями обвиняемого <15>.

<15> В том числе Закон РИКО (Racketeer - Influenced and Corrupt Organization Act). Закон о борьбе с коррупцией и рэкетом. URL: http:// www.lexis.com/ research/ retrieve (последнее обращение 20.11.2010).

Согласно § 2467 титула 28 Свода законов США предусматривается конфискация имущества по решению иностранных судов. § 1956 титула 18 Свода законов США предусматривает конфискацию за отмывание денег; § 5332 титула 31 Свода законов США устанавливает ответственность за контрабанду крупных сумм наличности и т.д.

В целом же США предусматривает более 200 правонарушений, за совершение которых может быть применена конфискация. Например, конфискации проводились в делах, имевших отношение к терроризму, наркоторговле, вымогательству, вооруженному ограблению, похищению людей и убийству, иным насильственным преступлениям, а также уничтожению имущества в результате взрыва или пожара, банковскому мошенничеству (иностранным банком или против иностранного банка), к мошенничеству в связи с телемаркетингом, мошенничеству в Интернете, мошенничеству с кредитными картами, деятельности нелицензированной системы перевода денежных средств и правонарушениям, имеющим отношение к азартным играм в Интернете и т.д. Также конфискация предусматривается за подкуп должностного лица, совершенный в иностранном государстве, присвоение, кражу, расхищение государственных средств должностным лицом, за нарушение мер экспортного контроля, контрабанду вооружений, за любые иные правонарушения, в отношении которых США обязаны в силу международного договора произвести экстрадицию или привлечь к ответственности, за торговлю людьми, куплю-продажу детей, сексуальную эксплуатацию детей, либо перевозку, вербовку или сокрытие людей, в том числе детей, для совершения половых актов в коммерческих целях и др. <16>.

<16> Информация предоставлена отделом по конфискации и борьбе с отмыванием денег. 1400 New York Avenue N.W. Washington D.C. 20530. 202-353-1566. Frederick.Reynolds@usdoj.gov.

С 2008 г. в Италии также возможна конфискация активов умершего лица, осужденного за "мафиозное" преступление или наркоторговлю. Так, согласно п. 6-bis ст. 2 Закона о противодействии мафии (в редакции 2008 г.) при условии осуждения лица за мафиозное или наркотическое преступление могут применяться: "личная" конфискация (в отношении конкретного лица) и "имущественная" конфискация (в отношении конкретного имущества), которые могут испрашиваться и осуществляться как раздельно, так и совместно (одновременно). Суд может вынести решение о конфискационных мерах и в случае смерти лица, против которого они должны применяться. В случае наступления смерти в ходе процедуры конфискации конфискационные меры могут быть направлены против родственников (наследников) и последующих правопреемников" <17>.

<17> Закон от 23 июля 2008 г. N 125 о внесении изменений в Закон о противодействии мафии (Legge "Disposizioni contro la mafia") Gazzetta Ufficiale della Repubblica Italiana N 173 от 25 июля 2008 г. Перевод осуществлен управлением международно-правового сотрудничества Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Российским законодательством не предусмотрена возможность применения конфискации в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый умер или скрылся от правосудия, что снижает эффективность правовых средств борьбы с извлечением и использованием преступных доходов <18>.

<18> Зимин О.В., Болотский Б.С. Сравнительно-правовой анализ международных и национальных правовых норм Российской Федерации в области борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, приобретенных в результате совершения преступления // Право и экономика. 2007. N 4. С. 94 - 98.

Так, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Полагаем, что пришло время внести изменения в указанную норму права, с тем чтобы привести положения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с нормами международного права, которые могут быть реализованы при наличии гарантий права на защиту умершего.

Концептуально это может выглядеть следующим образом.

Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела, его расследования и последующего судебного рассмотрения не должен служить факт смерти лица, у которого установлено или может быть установлено имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК РФ.

На наш взгляд, введение таких норм права может позволить эффективнее бороться с терроризмом, подрывая его финансовые основы, коррупцией, наркотрафиком, незаконным оборотом оружия и др.

Приведем следующий пример. На международной научно-практической конференции, посвященной вопросам расследования преступлений террористической направленности, проведенной Следственным комитетом при прокуратуре Российской Федерации в июне 2010 г. в г. Казани, руководитель следственного управления по Республике Дагестан привел региональную статистику, связанную с преступлениями террористического характера. За последние 10 лет в Республике Дагестан совершен 101 акт терроризма, более 700 посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих. В результате погибло 465 и ранено 974 человека. Всего в 2009 г. расследовано 170 дел данной категории, а судом присяжных рассмотрено 7 дел в отношении 8 лиц. За последние три года уничтожено 315 бандитов, а за 4 месяца 2010 г. - 33 <19>. Примерно такая же ситуация сохраняется и в других регионах Северо-Кавказского федерального округа.

<19> Расследование преступлений террористической направленности: Сб. мат. межд. науч.-практ. конф. 3 - 4 июня 2010 г. Казань: ООО "ШиП", 2010. С. 91 - 94.

Возможно, если преступники, совершающие чудовищные преступления, будут знать, что независимо ни от чего их деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. п. "а" - "в" части первой ст. 104.1 УК РФ, будут конфискованы, включая имущество, переданное другим лицам (организациям), то это в определенной мере будет способствовать подрыву финансовых основ терроризма. Возможно, такая мера заставит эффективнее бороться с этим видом преступлений, а не только рапортовать о количестве уничтоженных боевиков.

Представляется, что некоторые шаги в этом направлении уже сделаны. Например, уголовно-процессуальный закон (п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ) содержит положения, устанавливающие, что в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, включены обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). В соответствии с ч. 5 ст. 247 УПК РФ в исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу. Такие приговоры уже состоялись <20>.

<20> Например, приговор по делу Березовского и последующие решения швейцарских властей. URL: http:// www.kp.ru/ daily/ 24010/ 85120/ #start, http:// www.rbcdaily.ru/ 2010/ 08/ 30/ industry/ 506265.

С учетом этого представляется необходимым принятие мер по совершенствованию отечественного уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В частности:

Наряду с этим требуют изменений и положения уголовно-процессуального закона, регламентирующие иные стадии уголовного судопроизводства, в рамках которых решаются вопросы, связанные с конфискацией имущества.