Мудрый Юрист

Террористические акции - угроза международному сообществу (криминалистическая характеристика преступлений как типовая информационная модель) *

<*> Bashkatov I.V. Acts of terrorism - threat to the international community (the criminalistics characteristic of crimes as typical information model).

Башкатов Игорь Владимирович, преподаватель Московской академии экономики и права.

В статье рассматриваются: понятие криминалистической характеристики преступлений, ее структура, информационная модель террористической акции, роль криминалистической характеристики в раскрытии террористических акций. Иллюстрируются эти положения на практических примерах.

Ключевые слова: характеристика, информация, модель, преступление, структура, роль, механизм.

In article are considered: concept criminalistic characteristics of crimes, its structure, information model of an act of terrorism, a role of criminalistic characteristics in disclosing of acts of terrorism. These positions on practical examples are illustrated.

Key words: the characteristic, the information, model, a crime, structure, a role, the mechanism.

Современный терроризм представляет собой одно из самых опасных и сложных явлений современности, приобретающих все более угрожающие масштабы и несущих серьезную угрозу безопасности мирового сообщества.

В настоящее время угроза терроризма не только не снижается, а, наоборот, возрастает. Мы периодически являемся свидетелями дерзких и жестких террористических акций, сущность которых, независимо от мотивов их совершения, остается одинаково бесчеловечной и не может быть оправдана никакой идеологией, никакими политическими и религиозными целями и причинами.

Для того чтобы разработать эффективную научную теорию раскрытия преступлений террористического характера, необходимо сначала охарактеризовать сущность самого преступления и некоторые его закономерности, поскольку всесторонний и глубокий анализ данного явления - одно из важнейших условий успешного раскрытия преступлений.

Как всякий материальный процесс, в том числе и преступление, находится в закономерной связи с той средой, в которой оно совершается и адекватно отражается в изменениях этой среды, вызванных противоправными действиями субъектов.

Любое умышленное преступление, каковым является террористическая акция, есть динамическая, развивающаяся система, обусловленная активностью и целеустремленностью субъекта.

Можно поддержать позицию В.А. Образцова, который полагает, что деятельный, активный характер этой системы прежде всего проявляется в ее функциях как интегративном результате возникновения и функционирования ее компонентов. Поэтому при изучении преступления в криминалистике интерес представляют самые различные виды и формы связи: генетические (связи порождения), структурные, функциональные и т.д. <1>.

<1> См.: Образцов В.А. Криминалистика: Учебное пособие. М.: Юрикон, 1994. С. 49.

Стало быть, умышленное преступление - это не случайный изолированный акт, единовременный и одномоментный. Такое преступление, в отличие от других, совершаемых по неосторожности (легкомысленно или по небрежности) представляет собой сложную систему взаимосвязанных и взаимообусловленных объективных и субъективных обстоятельств, физических и психических процессов. Следовательно, террористическая акция - это определенный акт общественно опасного волевого поведения человека, готовящийся и совершаемый с заранее выработанной целью в конкретных условиях места и времени, закономерно отражающийся в объективной действительности.

В первую очередь необходимо остановиться на закономерностях подготовки преступлений. Подготовка преступных акций, особенно крупномасштабных, специфичных для современного этапа, в условиях относительно стабильной внешней обстановки носит устойчивый характер, является закономерной и находит отражение в материальных следах и сознании людей. Эти закономерности заключаются в следующем: разработка плана предстоящей операции с учетом поставленной цели; выбор объекта нападения и способа совершения преступления; определение места и времени операции, рекогносцировка на местности; определение круга участников и источников финансирования; приобретение, изготовление или приспособление орудий, проверка их эффективности, доставка и хранение на выбранном месте; действия по устранению возможных препятствий (особенно на охраняемых объектах, а также в отношении охраняемых лиц), приведение орудий в боевую готовность. Серьезно продумываются и меры конспирации.

Такой процесс подготовки крупномасштабной преступной акции можно проследить на примере операции по захвату заложников в Театральном центре на Дубровке (ДК "Шарикоподшипник") в Москве в октябре 2002 г.

Задание на проведение операции чеченские террористы получили вместе с планами ее реализации от зарубежных организаций и их вдохновителей (заказчиков) за несколько месяцев до октября 2002 г. В этот период исполнители группами по три-пять человек начали сосредоточиваться в Москве, приезжая не из Чечни, а из Дагестана, из Махачкалы и Хасавюрта на рейсовых автобусах и поездах по поддельным документам. В специально оборудованных тайниках (в КамАЗе под арбузами, за обшивками автомобилей и в багажниках) в Москву были доставлены оружие, патроны, гранаты, "пояса смертников" и 152-мм артиллерийские снаряды (фугасы) в двух ресиверах - баллонах для запаса воздуха грузовых автомобилей.

В Москве фугасы, часть оружия и боеприпасов были размещены частично в заминированных автомобилях у Концертного зала им. Чайковского и на Звенигородском шоссе, а основная масса складирована сначала в арендованных гаражах, а после взрыва 19.10.2002 автомобиля "таврия" у "Макдоналдса" возле станции метро "Юго-Западная" - в арендованных помещениях Театрального центра, куда они завозились под видом строительных материалов (необходимых якобы для ремонта). За неделю до 23 октября руководители операции - Р. Эльмурзаев и М. Бараев - начали конкретную подготовку террористов к захвату здания ДК. К этому моменту террористы уже хорошо изучили все его помещения: входы, зрительный зал, оркестровую яму, балкон и др. Для этого ими предварительно изучалось аналогичное здание - Московский дом молодежи на Комсомольском проспекте с использованием видеосъемки.

Ранее прибывшие в Москву террористы были размещены у друзей, знакомых, в общежитиях, на съемных квартирах и имели возможность не только изучать здание Дома молодежи, но и неоднократно посещать спектакль "Норд-Ост" в ДК "Шарикоподшипник" также с целью его изучения.

23 октября во время спектакля часть боевиков уже находилась в зале, остальная группа вооруженных террористов на трех автомобилях ("фольксваген", "форд" и "додж") подъехала к Театральному центру, устранила охрану и ворвалась внутрь одновременно через все известные заранее входы. Эльмурзаев и Бараев вышли на сцену и объявили всех зрителей, актеров, музыкантов и обслуживающий персонал - всего более 800 человек - заложниками, заминировав здание фугасами и дополнительно "поясами смертников" до 2 кг пластита в каждом.

При этом соблюдался строжайший режим конспирации: каждый участник знал только своего непосредственного начальника ("тройки" - "пятерки"), использовались клички, поддельные документы <2>; автомобили приобретались на подставных лиц; применялись маскировка оружия и ВУ, маски, пароли, кодовая радиосвязь с заказчиками и др.

<2> Эльмурзаев по кличке Абубакар имел удостоверение "Прима-Банка" на имя Л. Банхаева и паспорта на имя Алиева и Хунова со своей фотографией.

Сам процесс совершения преступления и приемы его маскировки также имеют общие, повторяющиеся черты. Во всех случаях сохраняется закономерная зависимость свойств личности террористов, способа совершения преступления от детерминирующих его обстоятельств, а следов преступления - от примененного способа и использованных средств (орудий, инструментов и т.п.), особенностей материальной обстановки (условий, в которых осуществляется конкретная террористическая акция).

В свою очередь, это открывает возможность для ученых-криминалистов разрабатывать криминалистическую характеристику преступлений определенных категорий (вида и группы). В данном случае - преступлений террористического характера.

Проблема содержания и структуры криминалистической характеристики имеет сложную, многообразную и длительную историю. Еще один из основателей криминалистики как науки, австрийский профессор Г. Гросс уделял существенное внимание способам совершения преступления и роли сведений о нем и его раскрытии. В своей работе отечественный ученый И.Н. Якимов отмечал, что "проникновение в обстановку и обстоятельства преступления ведет к отчетливому пониманию совершившегося, к постижению внутренних связей между действиями, совершенными преступной волей, и отражением их вовне" <3>.

<3> См.: Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М., 1929. С. 75.

Первые упоминания о "криминалистической характеристике" преступления и попытки ее определения встречаются в работах Л.А. Сергеева, А.Н. Колесниченко и С.П. Митричева <4>. Они по-разному подходили к ее пониманию, но в основном считали, что она представляет собой совокупность криминалистически значимых признаков определенного вида преступлений.

<4> См. Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Харьков, 1967. С. 10, 14; Митричев С.П. Методика расследования отдельных видов преступлений // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 10. Киев, 1973. С. 28.

В 1970 - 1980-х гг. прошлого столетия шло широкое и активное обсуждение проблемы криминалистической характеристики. Практически все ученые-криминалисты так или иначе касались этой проблемы в своих работах. В 1984 г. ведущими учеными был опубликован специальный сборник "Криминалистическая характеристика преступлений" <5>.

<5> Криминалистическая характеристика преступлений. М.: Изд-во Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1984.

Данная проблема не потеряла своей актуальности и в наши дни. Однако среди ученых-криминалистов не сложилось единого мнения относительно самого понятия "криминалистическая характеристика преступлений" и ее структуры.

Так, авторы Е.П. Ищенко и А.Г. Филиппова полагают, что криминалистическая характеристика содержит сведения об основных элементах преступления, о преступнике и связях между ними. Информация о способах совершения преступления, типичных связях и иных фактических данных, образующихся при использовании определенного способа в типичной обстановке, является отправной точкой для построения методики расследования <6>.

<6> См.: Криминалистика: Учебник для вузов / Под общ. ред. Е.П. Ищенко, А.Г. Филиппова. М.: Высшее образование, 2007. С. 424.

Аналогичную позицию занимают авторы фундаментального учебника для вузов (3-е изд.): "На основе таких описаний более или менее значительного количества преступлений и разрабатывается их абстрактная модель, отражающая именно типичное для всего массива описываемых ситуаций" <7>. Типовая криминалистическая характеристика, как представляется, создается в результате анализа большого массива преступлений, совершенных в прошлом, а не в момент расследования. Опираясь на отдельный факт, едва ли можно создать типовую модель.

<7> Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов. 3-е изд. М.: НОРМА, 2007. С. 657.

Она должна включать, на наш взгляд, лишь такие типичные сведения о преступлении определенно категории, которые в первую очередь оказывают влияние на их раскрытие. В данном случае речь идет не о преступлении вообще, а лишь о характеристике конкретного вида преступлений (например, террористический акт) или группе преступлений в пределах данного вида (теракт с применением огнестрельного или холодного оружия, взрывных устройств и т.д.).

Общие для группы признаки, соответствующим образом систематизированные и типизированные, составляют криминалистическую характеристику данного рода, вида или группы преступлений. Это своеобразный типичный "портрет" преступления, научная абстракция, опирающаяся на то общее, что объединяет множество конкретных преступлений террористической направленности. Такую абстракцию можно считать информационной моделью типичного преступления конкретного вида или рода".

Здесь уместно вспомнить слова М.И. Сетрова, который говорил, что в определении "...отражаются не только (и не столько) наши субъективные устремления (произвол в выборе элементов и их отношений), а то, что становится общим как для реальных, так и идеальных (сконструированных в мышлении) систем. Этим общим являются объективные законы структурности, системности и организованности вещей" <8>.

<8> Сетров М.И. Специфика системно-организационного подхода // Методологические проблемы теории организации. Л., 1976. С. 11.

Криминалистическая характеристика - это в первую очередь продукт научного анализа, научная категория, идеальная модель, сконструированная система. Мысленное моделирование - это эффективное средство творческой поисковой деятельности субъектов расследования, метод познания преступного события и получения нового знания о криминалистических объектах. Мысленная модель преступления и формируется для решения специальной познавательной задачи, оценивается как вероятное или достоверное знание (с учетом определенной частоты встречаемости выделенных признаков), она может быть материализована в виде схемы или описания. В познании преступления такая модель выполняет функции интерпретации фактов, имеющих криминалистическую значимость. Модель опирается на информацию об изучаемом преступном событии, на прошлый опыт и знания, а потому и сама оказывается источником знаний.

В криминалистической характеристике отражаются закономерности механизма преступления - системы взаимосвязанных лиц, материальных объектов, действий и процессов, связанных с подготовкой, совершением и сокрытием преступления.

Криминалистическая характеристика воспроизводит связь между настоящим, прошлым и будущим и может рассматриваться как след прошлого. А.И. Ракитов справедливо утверждает, что "для того чтобы знание прошлого могло служить основанием для предвидения будущего, необходимо располагать особыми познавательными структурами, т.е. специальным логическим механизмом, гарантирующим правильность переноса информации о прошлом, которого уже нет, на будущее, которого еще нет" <9>.

<9> Ракитов А.И. Историческое познание: системно-гносеологический подход. М., 1982. С. 12.

Разработка криминалистической характеристики ведется с научных позиций на базе методологии криминалистики и других отраслей знаний, на основе глубокого анализа и обобщения совершенных преступлений (криминальной практики) в определенный период времени в пределах страны в целом (а в идеале - в конкретном регионе), изучения передового следственного опыта (анкетирование) и значительного объема эмпирического материала - дел оперативного учета и уголовных дел <10>.

<10> Чтобы быть репрезентативным (показательным), этот объем должен составлять согласно математической статистике массив не менее чем из ста таких дел.

Криминалистическое значение имеют такие типичные свойства, черты преступления определенного вида или группы <11>:

<11> "Типичное", "типическое" определяется как "нормальное, образцовое, наиболее вероятное для данной конкретной системы объективного мира" и как "обобщенное, являющееся образцом для группы предметов, явлений, вобравших в себя все существенное для данной группы, класса объектов".

Важно подчеркнуть, что механизм преступления - это не сумма отдельных его элементов, а именно динамическая система поведенческих актов субъекта, осуществляющего целенаправленную террористическую деятельность, приводящую к желаемому результату.

Структура этой системы характеризуется совокупностью закономерных связей и взаимозависимостью между элементами преступления, образуя детерминированное системно-структурное единство элементов, проявляющихся в условиях внешней среды, материальной обстановки (места и времени) и отображающихся в виде материальных и "идеальных" следов - информационных сигналов, содержащих сведения о характерных свойствах преступного события. Именно в таком качестве криминалистическая характеристика призвана оказать помощь субъектам (оперативным работникам, дознавателям, следователям, прокурорам) в раскрытии террористических акций и их предотвращении.

В наибольшей мере этим требованиям отвечает понятие криминалистической характеристики, предложенное В.А. Гамзой. Он полагает, что криминалистической характеристикой преступления следует считать его информационную модель различного уровня обобщения, содержащую сведения о характерных чертах, качествах, свойствах обстоятельств преступления, их закономерных связях и отношениях и закономерностях их отражения, способствующих выявлению, предупреждению и раскрытию преступлений <12>.

<12> Более подробно см.: Гамза В.А. Криминалистическая характеристика преступления: сущность, структура и содержание: Сб. научных трудов. Вып. 2. М.: Академия права и управления, 2001. С. 5 - 12.

Хотелось бы лишь добавить к этому, что речь может идти о раскрытии аналогичного (похожего) преступления.

Например, проявилась характерная связь по времени и месту совершения преступлений с использованием взрывных устройств. 11 июня 1996 г. был произведен взрыв вагона в Московском метрополитене. 11 июля того же года взорван в Москве троллейбус маршрута N 12. 12 июля взорван троллейбус маршрута N 48. И во всех этих случаях использовались совершенно одинаковые ВУ (по камуфляжу, отсутствию корпуса, составу ВВ и его количеству, детонаторам, электрической схеме, замедлителям, в качестве которых применены часы-будильники (при взрыве троллейбусов даже цвет циферблата будильников Орловского часового завода оказался одинаковым - синим).

В течение октября - ноября 1995 г. были совершены покушения в г. Грозном на представителя Президента РФ О. Лобова, лидера Чеченской Республики в то время Д. Завгаева, командующего объединенной группировкой войск МВД России генерал-полковника А. Романова.

Во всех покушениях использовались одинаковые взрывные устройства - скрытые заряды-фугасы (головные части ракет класса "земля - воздух") с дополнительным взрывателем. Они приводились в действие по сигналу наблюдателя в момент проезда автомобилей с названными лицами мимо скрытого заряда исполнителем, располагавшемся с аккумулятором в заброшенном (разрушенном) доме на расстоянии 250 - 300 м. Электрический импульс передавался по телефонному кабелю.

Самолеты под Ростовом-на-Дону и под Тулой, вылетевшие из аэропорта Домодедово, были взорваны с интервалом в три минуты. Также одинаковым способом - террористками-смертницами.

При взрыве жилых домов в г. Москве (на ул. Гурьянова и Каширском шоссе - 9 и 13 сентября 1999 г. и в г. Волгодонске 16 сентября использовалось одинаковое смесевое ВВ в количестве 350 - 400 кг. И все взрывы совершены ночью (с 00:00 до 05:00).

Одинаковым способом и близким по времени суток совершены подрывы железнодорожного полотна под "Невским экспрессом" в 2007 и 2009 гг.

Вот почему важно в криминалистическую характеристику включить положение о том, что она способствует раскрытию очередного аналогичного преступления. Важнейшее значение при этом приобретает разработка четкой, научно обоснованной структуры такой характеристики. Речь идет о функциях теории криминалистической классификации: информационной, объяснительной, эвристической, практической, прогностической. В первую очередь важно иметь в виду информационную функцию, которая, по справедливому мнению Г.А. Зорина, предполагает систематизированное, обобщенное описание, совокупную информацию о свойственных теории криминалистической классификации параметрах, взаимодействии ее элементов, движении данной системы, ее развитии, месте в системе более широкого порядка, внешних связях. И задача теории не просто описать, а объяснить отражаемый ею реально существующий объект исследования во всех характерных для него взаимосвязях и обусловленности <13>.

<13> См.: Зорин Г.А. Криминалистическая методология. С. 15 - 16.

Эвристическая функция теории криминалистической классификации состоит в описании и объяснении результатов целенаправленной творческой деятельности, теоретического анализа известных и впервые полученных фактических данных, интегрирования новых, оригинальных в своей сути идей, подходов, концепций, методов. Это позволяет создать своеобразную, качественно новую систему знаний в области классификации на криминалистической основе, определить ее возможности и перспективы развития.

Многие ученые-криминалисты в структуру криминалистической характеристики преступлений включали различные (нередко многочисленные) элементы. При разработке структуры криминалистической характеристики преступлений, в том числе террористического характера, необходимо опираться, как мы считаем, на философское понятие "предметная деятельность человека".

Такая структура применительно к преступлениям, совершаемым с прямым умыслом, складывается из следующих основных элементов:

  1. типичные свойства личности преступников определенной категории (в данном случае - террористов), цели и мотивы их действий;
  2. типичные объекты преступного посягательства;
  3. наиболее распространенные способы и средства подготовки и совершения актов терроризма;
  4. типичные приемы маскировки (конспирации), применяемые субъектами при подготовке и совершении преступлений;
  5. типичная обстановка (условия), в которой готовятся и совершаются преступления;
  6. специфические следы преступной деятельности.

Поскольку различные элементы криминалистической характеристики оказываются взаимосвязанными, знание таких взаимосвязей дает возможность при раскрытии нового аналогичного (похожего) преступления обоснованно предположить наличие пока неизвестных, но важных его деталей.

Главное ее значение состоит в том, что она представляет собой именно типовую информационную модель, изучать которую, в отличие от творческого процесса, можно самим следователям и оперативным работникам и научить этому своих помощников. Она синтезирует большой опыт многих ученых-криминалистов и практиков за долгие годы и избавляет членов следственно-оперативных групп при раскрытии нового преступного проявления от значительных затрат мысленной энергии на решение вопросов, ответы на которые заведомо известны исходя из криминалистической характеристики данной группы преступлений.

Трудно переоценить значение криминалистической характеристики на первоначальном этапе расследования, когда отсутствуют очевидные признаки конкретного способа совершения преступления, его следов, личности преступника.

Перед оперативным работником и следователем в этих условиях стоит задача - мысленно представить последовательность действий преступника (или каждого члена преступного сообщества) как в прошлом, так и в настоящем, связать разрозненные элементы и создать определенную систему исследуемых обстоятельств.

Речь идет, по существу, о криминалистическом распознавании (диагностике) преступления по отображениям отдельных его признаков (элементов), которые следователь имеет возможность наблюдать, анализировать и оценивать. Синтезируя эти признаки, следователь, дознаватель или оперативный работник соотносят их с заданной совокупностью элементов определенной группы преступлений, устанавливают принадлежность данного исследуемого события к явлениям какого-то известного класса (например, убийства с применением огнестрельного оружия, контрабанды с использованием специального хранилища и т.п.). При этом следует учитывать именно криминалистическую направленность применения общенаучной теории распознавания образов, заключающуюся в том, что далеко не все элементы заданной совокупности признаков известны на начальном этапе раскрытия преступлений. Неизвестные еще элементы могут рассматриваться в данном случае как дефицит информации.

Благодаря точной и полной криминалистической характеристике представляется возможность наиболее обоснованно высказывать предположения о способе совершения преступления, примененных орудиях и средствах, механизме образования следов, их виде и местах локализации, о круге лиц, возможно, причастных к совершению преступления, и их роли в его подготовке и совершении, а также целенаправленно и более уверенно определять комплекс и последовательность проведения необходимых первоначальных следственных, розыскных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

В этой связи полагаем уместным привести высказывания авторов упоминавшегося фундаментального учебника для вузов 2007 г.: "Криминалистическая характеристика преступления - вероятностная модель события и как таковая может быть основанием для вероятностных же умозаключений - следственных версий. Криминалистическая характеристика при этом играет роль своеобразной матрицы: она "накладывается" на конкретный случай и позволяет построить его вероятностную модель. Именно в этом и заключается ее практическое значение, которое не следует преувеличивать, поскольку содержащееся в криминалистической характеристике знание носит не достоверный, а вероятностный характер. Но на начальном этапе расследования всякое истинное знание, даже вероятное, имеет высокую цену, поскольку позволяет следователю снизить информационную неопределенность" <14>.

<14> Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. и др. С. 657.

Стабильное проявление взаимосвязи и взаимозависимости объектов материального мира и психического отношения субъектов к совершаемым преступлениям дает возможность по следам-отпечаткам в объективной реальности (также закономерно взаимосвязанным) успешно раскрывать их и устанавливать виновных. Именно специфические детали подготовки, совершения и сокрытия преступлений определенной категории, отображающиеся в следах, имеют наибольшее криминалистическое значение. В них проявляется индивидуальный характер поведения преступника, именно они несут в себе первооснову для раскрытия таких деяний.

И наконец, криминалистическая характеристика, построенная на основе закономерностей механизма преступлений, может способствовать созданию программы дальнейшего расследования, указывая на методы и источники получения дополнительных фактических данных об орудиях преступления; путях выявления контингента лиц, подлежащих проверке; сужения их круга; выявления и изобличения террористов.