<1> Научный консул...">
Мудрый Юрист

Взаимоотношения между генеральным директором и членами совета директоров и корпоративное мошенничество *, **

<*> Чидамбаран Н.К., Университет бизнеса Фордхэм, Сими Кедиа, Университет Рутгерс, Прабхала Н.Р., Университет Мэриленд.
<**> CEO-Director Connections and Corporate Fraud. N.K. Chidambaran, Simi Kedia, Nagpurnanand R. Prabhala // Fordham University Schools of Business Research Paper No. 2010-009.

Смирнова Анастасия <1>, Владимирский государственный университет, факультет права и психологии.

<1> Научный консультант - кандидат юридических наук И.В. Погодина.

В статье авторами исследуется склонность фирм к корпоративному мошенничеству. Исследование было проведено на основании данных Комиссии по ценным бумагам и биржам США в период с 2000 по 2006 г. Изучив отдельные характеристики ряда фирм, авторы обнаружили явную зависимость между взаимоотношениями генерального директора и членов совета директоров и вероятностью возникновения корпоративного мошенничества. Характер такой зависимости определяется институциональной природой указанных взаимоотношений. Непрофессиональные связи, включающие в себя совместные обучение и иную деятельность, не связанную с бизнесом, увеличивают риск возникновения корпоративного мошенничества. Профессиональное взаимодействие, сложившееся в процессе совместной трудовой деятельности, напротив, уменьшает вероятность возникновения мошенничества в компании. Положительный эффект профессионального взаимодействия генерального директора и членов совета директоров отмечается лишь в тех случаях, когда они совместно работали в качестве простых служащих в одной компании. Принятый в 2002 г. Закон о борьбе с корпоративным и бухгалтерским мошенничеством (также известный как Закон Сарбейнса - Оксли) практически полностью нейтрализовал влияние непрофессиональных связей генеральных директоров и членов совета директоров. Однако значение профессиональных взаимоотношений как одного из факторов, обусловливающих возникновение корпоративного мошенничества, сохраняется и после принятия этого Закона. Результаты проведенного исследования подтверждают гипотезу о том, что социальные связи между директорами имеют большое значение в функционировании любой компании. В зависимости от обстоятельств, в которых подобные связи сформировались, они оказывают разного рода влияние на склонность организации к мошенничеству. Результатами исследования доказано, что наиболее перспективной является модель совместного управления организацией, в которой члены совета директоров не только выполняют контрольные функции в отношении генерального директора, но и непосредственно участвуют в процессе принятия управленческих решений и дают свои рекомендации.

Эмпирическую основу исследования составили статистические данные о топ-менеджерах, включающие, в частности, сведения о полученном ими образовании и дальнейшей трудовой деятельности, а также статистика по корпоративному мошенничеству. Данные о генеральных директорах и членах советов директоров были получены авторами с использованием базы данных "BoardEx", данные о показателях мошенничества - из базы данных Комиссии по ценным бумагам и биржам США.

Основным методом, который использовался авторами для определения результатов исследования и обработки статистических данных, стал метод логистического моделирования (логистической регрессии) - статистической модели, используемой для предсказания вероятности возникновения некоторого события путем подгонки данных к логистической кривой.

Получившие в 2000 г. широкую огласку случаи корпоративного мошенничества в компаниях "Enron Corporation" и "WorldCom Inc." выявили серьезные недостатки в американской системе управления, для устранения которых в 2002 г. был принят Закон о борьбе с корпоративным и бухгалтерским мошенничеством. Несмотря на то что 11 разделов Закона регламентируют правовое положение держателей акций, основной целью данного правового акта стало регулирование деятельности совета директоров. Упомянутые случаи мошенничества доказали, что контрольные функции совета директоров реализуются крайне неэффективно. По мнению авторов, причиной этого могут быть близкие отношения генерального директора и членов совета директоров, безосновательные назначения на руководящие должности в компании и минимальный уровень надзора за деятельностью генерального директора. Соответственно регулирующее действие Закона направлено на реформирование существующей модели управления компанией, и прежде всего на уничтожение тесных взаимоотношений между генеральным директором и членами совета директоров путем повышения степени независимости директоров.

Авторы обращают внимание на то, что при формальной независимости друг от друга между генеральными директорами и членами совета директоров могут присутствовать тесные социальные связи, обусловленные совместным обучением, работой или членством в некоммерческих организациях, клубах. Весь объем таких социальных связей не может охватываться традиционными методами, применяемыми для оценки независимости директоров. В современной экономической науке принято считать, что описанный тип социальных связей может оказывать как положительное, так и отрицательное воздействие на деятельность компании. Например, член совета директоров, который ранее учился вместе с генеральным директором, будет склонен к меньшему контролю за генеральным директором, что может спровоцировать преступное поведение последнего. С другой стороны, возникшие в прошлом между ними профессиональные взаимоотношения могут содействовать плодотворному сотрудничеству, что закономерно стимулирует отказ генерального директора от деликтных намерений <2>.

<2> Такой способ управления компанией, который можно назвать моделью тесного сотрудничества, рассматривается в следующих работах:

Westphal J. Collaboration in the Boardroom: Behavioral and Performance Consequences of CEO-Board Social Ties // The Academy of Management Journal. 1999, 42, 7-24. Adams R. What do Boards do? Evidence from Board Committee and Director Compensation Data // Working Paper, Stockholm School of Economics. 2005. Adams R. and Ferreira D. A Theory of Friendly Boards // The Journal of Finance. 2003, 62, 217 - 250.

Настоящее исследование посвящено изучению многообразия взаимоотношений между генеральными директорами и членами совета директоров и их роли в возникновении корпоративного мошенничества.

Указанные связи могут формироваться на разной основе: совместное обучение, совместная работа и совместная деятельность в некоммерческих организациях и иных сферах, не затрагивающих бизнес. Таким образом, взаимоотношения между генеральными директорами и членами совета директоров авторы разделяют на две основные категории: профессиональные и непрофессиональные. Очевидно, что обе эти категории играют определенную роль в детерминации финансового мошенничества. Кроме того, в зависимости от обстоятельств своего возникновения взаимоотношения между указанными субъектами могут оказывать прямо противоположные эффекты: как стимулировать, так и дестимулировать мошенничество в изучаемой сфере.

Авторы указывают, что взаимоотношения на профессиональной основе возникают между изучаемыми субъектами, когда они трудятся в одной компании в один и тот же период времени; основу таких взаимоотношений обычно составляют устойчивые деловые связи и опыт совместной работы <3>. В целях получения результатов, наиболее релевантных действительности, авторы исследования классифицируют возникшие в прошлом профессиональные связи и их последующее влияние на характер сотрудничества в нынешней ситуации (когда один из субъектов занимает пост генерального директора, а другой является членом совета директоров) на следующие группы:

<3> Fischer C.S. What do we mean by friend? An Inductive Study // Social Networks, 1982, 3, 287 - 306.

Rosen S. Perceived Inadequacy and Help Seeking, in New Directions in Helping, Eds.: J. Fischer, B. DePaulo, and A. Nadler. Academic Press, New York, 1983. Westphal J. Collaboration in the Boardroom: Behavioral and Performance Consequences of CEO-Board Social Ties // The Academy of Management Journal. 1999, 42, 7 - 24.

  1. оба субъекта работали на должностях простых служащих;
  2. один из субъектов являлся директором компании, а другой служащим;
  3. оба субъекта являлись директорами.

Наиболее благоприятным обещает быть сотрудничество между генеральным директором и членом совета директоров, если в прошлом между ними возникли профессиональные отношения первого типа; во втором и третьем случае профессиональные связи между субъектами гораздо слабее.

Вторую основную категорию взаимоотношений между генеральным директором и членами совета директоров составляют непрофессиональные связи, которые могут возникать в процессе совместного обучения, работы в некоммерческих организациях различных типов или просто в неделовой сфере. По мнению авторов статьи, особое внимание в этой категории следует уделить связям, возникшим между субъектами в процессе образовательной деятельности. Посещение одних и тех же образовательных учреждений значительно повышает степень культурной и духовной общности исследуемых субъектов, которая, с одной стороны, может способствовать усилению позитивного коллективизма, с другой же - существенно снизить возможность эффективного контроля за деятельностью генерального директора <4>. На вопрос, какой из описанных эффектов проявляется сильнее, и предстоит ответить в ходе данного исследования.

<4> Cohen L., Frazzini A. and Malloy C. The Small World of Investing: Board Connections and Mutual Fund Returns // Journal of Political Economy. 2008. 116, 951 - 979.

Вторая группа непрофессиональных связей между генеральными директорами и членами совета директоров формируется в процессе их совместной деятельности в некоммерческих организациях (например, субъекты входят в попечительский совет какой-либо благотворительной организации). Кроме того, основой для формирования указанного типа связей может послужить членство в различных ассоциациях и клубах. Обобщая все сказанное выше, авторы предлагают считать непрофессиональными взаимоотношения, возникшие у субъектов, принадлежащих в один и тот же период времени к одной и той же некоммерческой организации. Связи такого характера зарекомендовали себя с отрицательной стороны: стоит вспомнить случай, произошедший в "Enron Corporation". Компания пожертвовала сотни миллионов долларов онкологическому центру Андерсена, президент которого, Джон Мендельсон, входил в совет директоров "Enron Corporation" как независимый директор. Приведенный пример подтверждает гипотезу о том, что наличие непрофессиональных взаимоотношений между генеральным директором и членами совета директоров может привести к ослаблению контроля за деятельностью генерального директора, что, в свою очередь, увеличивает вероятность мошеннических действий последнего.

В ходе исследования был выделен и ряд иных факторов, влияющих на склонность компаний и их должностных лиц к мошенническим действиям. В частности, авторы считают, что отдельные характеристики компании могут рассматриваться как дополнительный фактор, влияющий на вероятность корпоративного мошенничества. Так, наиболее склонными к мошенничеству следует признать большие либо активно развивающиеся компании, наименее прибыльные фирмы и компании, использующие внешние источники финансирования.

Авторы отмечают, что директора, которые одновременно входят в правление нескольких компаний, могут существенно снизить риск возникновения мошенничества, так как они обычно заинтересованы в сохранении безупречной деловой репутации.

Кроме того, с меньшей вероятностью финансовые правонарушения и преступления возникают в фирмах, в которых достаточно часто проводится финансовая экспертиза.

Авторы статьи ставят перед собой вопрос: связаны ли индивидуальные личностные характеристики генеральных директоров с их склонностью к совершению финансового мошенничества? По мнению авторов, ни возраст генерального директора, ни срок его пребывания в должности не оказывают существенного влияния на вероятность его преступного поведения. Однако данные об образовании генерального директора имеют существенное значение для исследования поставленной проблемы. Субъекты, посещавшие в прошлом престижные учебные заведения, обычно не склонны к деликтному поведению; они являются наиболее талантливыми и одаренными и редко испытывают необходимость в использовании противозаконных методов для достижения успеха в бизнесе. Авторы статьи считают, что подобные лица остерегаются финансовых махинаций и крайне негативно относятся в первую очередь не к уголовно-правовым и материальным последствиям мошенничества, а к общественному осуждению и потере деловой репутации. Некоторые исследователи тем не менее утверждают, что генеральные директора, имеющие степень магистра бизнеса, предпочитают довольно агрессивную тактику ведения дел. Так, согласно Bertrand and Schoar (2003) генеральные директора, получившие престижное образование, более склонны к финансовым правонарушениям в силу двух причин: они хорошо разбираются в механизмах финансовых операций, что обусловливает высокую степень латентности совершаемых ими мошенничеств, и не слишком заботятся об этической стороне совершенного деяния <5>. Однако сформулированное утверждение не подтверждается никакими статистическими данными, поэтому авторы отрицают бесспорную связь между наличием у генерального директора магистерской степени и высокой степенью вероятности совершения им финансового мошенничества.

<5> Bertrand M. and Schoar A. Managing with Style: The Effect of Managers on Firm Policies // Quarterly Journal of Economics. 2003, 118, 1169 - 1208.

Авторы исследуют также влияние принятого в 2002 г. Закона о борьбе с корпоративным и бухгалтерским мошенничеством на зависимость вероятности корпоративного мошенничества от характера взаимоотношений генеральных директоров и членов совета директоров компании. Проанализировав по отдельности данные статистики за периоды с 2000 по 2002 г. (до принятия Закона) и с 2002 по 2006 г., авторы пришли к выводу, что после принятия Закона воздействие непрофессиональных взаимоотношений на склонность их субъектов к деликтному поведению значительно уменьшилось; профессиональные же связи практически полностью сохранили степень своего влияния на исследуемую проблему. Таким образом, положения Закона, направленные на увеличение дистанции между генеральными директорами и членами совета директоров, не устраняют положительное влияние профессиональных связей субъектов в противодействии финансовым правонарушениям и преступлениям. Такой дифференцированный эффект, оказываемый Законом на различные типы связей между субъектами, подтверждает гипотезу авторов о том, что профессиональные и непрофессиональные взаимоотношения имеют разную природу и могут повлечь противоположные экономические и правовые последствия.

В своем исследовании авторы (признавая значимость ставших уже традиционными детерминант корпоративного мошенничества, таких, как численность совета директоров, наличие независимых директоров) обращают наше внимание на принципиально новые показатели - взаимоотношения между генеральными директорами и членами совета директоров. На основе статистических данных авторы сделали обоснованный вывод о том, что наличие разного рода связей между указанными субъектами имеет большое значение в деятельности компании. Кроме того, использование этих показателей позволяет выявить факторы причинности и в таких ситуациях корпоративного мошенничества, которые традиционные параметры объяснить не могут. Поэтому следует согласиться с авторами в том, что характер и степень связанности генеральных директоров и членов правления компании не менее важны, чем иные характеристики фирмы.

Кроме того, в данной статье авторами был представлен ряд нетрадиционных характеристик, способных определять вероятность корпоративного мошенничества, - уровень престижа образовательного учреждения генерального директора, наличие у него ученой степени и пр.

Проведенное исследование вносит новый аспект в дискуссию об идеальной модели устройства корпоративного управления. Авторы подчеркивают: наличие между указанными субъектами профессиональных либо непрофессиональных взаимоотношений не обязательно свидетельствует о дисфункции системы управления организацией. Поэтому результаты исследования доказывают, что взаимосвязи между генеральными директорами и членами совета директоров могут рассматриваться как часть управленческой политики.