Мудрый Юрист

Системный подход при исследовании коллективных предпринимательских образований в правовой науке

Филиппова Софья Юрьевна, доцент кафедры коммерческого права и основ правоведения МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук.

В статье дана характеристика системного подхода, показаны его базовые положения и продемонстрированы эвристические возможности его применения при научном исследовании правовых явлений. Корпорация и простое товарищество рассмотрены в статье как организованные группы лиц, представляющие собой системы - открытые, развивающиеся, правовое регулирование отношений с их участием возможно только при условии понимания основных свойств этих групп как систем. Элементами системы коллективного предпринимательского образования автор называет участников, объединенных однонаправленными правовыми целями, выделены два типа складывающихся между ними связей - сотрудничества и конфликта, обе они неизбежны, и именно их взаимодействие и воздействие на участников приводит к развитию системы и ее пригодности для достижения правовых целей объединившихся в предпринимательское образование участников. Показаны способы учета системных свойств коллективного предпринимательского образования при выборе средств правового регулирования.

Ключевые слова: системный подход, система, методология правовых исследований, корпорация, конфликт, сотрудничество, цели, субъекты, интересы.

Systemic approach in research of collective entrepreneurial formations in legal science

S.Yu. Filippova

The article gives characteristics of systemic approach, shows its basic provisions and demonstrates heuristic possibilities of application thereof in scientific research of legal phenomena. Corporation and simple partnership are considered in the article as organized groups of persons, systems - open, developing; legal regulation of relations with participation thereof is possible only on condition of understanding of basic properties of these groups as systems. The author names as elements of the system of collective entrepreneurial formation the participants united by unidirectional legal purposes, points out two types of the ties existing between them - cooperation and conflict - both of them are inevitable and interaction thereof and their impact on the participants lead to development of the system and applicability thereof for achievement of legal purposes of participants united into entrepreneurial formation. The author shows the methods of record of systemic properties of collective entrepreneurial formation in choice of means of legal regulation.

Key words: systemic approach, system, methodology of legal researches, corporation, conflict, cooperation, purposes, subjects, interests.

В последние годы возобновился интерес к исследованию методологии правовой науки вообще и отраслевой правовой науки в частности. Проведенный нами анализ методологии современных юридических исследований показал, что основным методом получения научных результатов, в частности, содержащихся в положениях, выносимых на защиту в кандидатских и докторских диссертациях, - это правовая рефлексия, т.е. произвольные размышления ученого об изучаемом предмете, интуитивное улавливание неких значимых его свойств, и исходя из собственных представлений о должном, основанных в первую очередь на его правосознании, правовой культуре, жизненном опыте и прочих личных качествах, конструирование выводов и предложений по совершенствованию права - нормативных правовых актов или актов правоприменения. В такой логике построения научных исследований видится некий порок - получается, что во главу угла поставлены вовсе не свойства предмета, потребности субъектов правореализационной деятельности, а интерес и личные качества ученого, за предметом ученый следует лишь интуитивно. В.М. Сырых справедливо сетует, что на каком-то этапе развития юриспруденции этого было достаточно, в современный же период, "характеризующийся достаточно высоким уровнем развития данной науки, интуиции становится явно недостаточно" <1>. Требуется выработка более обоснованного методологического аппарата.

<1> Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т. 1: Элементный состав. М., 2004. С. 11.

Одним из перспективных направлений методологии научных исследований является системный подход - относительно новое направление, возникшее и широко развившееся во второй половине XX в., которое проникло в том числе и в правовые исследования, однако в основном в довольно выхолощенном виде, с потерей основной своей сути.

Вместе с тем эвристический потенциал этого направления довольно велик, и в частности, он позволяет выявить такие свойства правовых явлений, которые ускользают от наблюдателя при изучении их исключительно с позиций формально-логического анализа, структурного исследования или тем более с помощью наблюдения или рефлексии.

Для демонстрации использования системного подхода в правовых исследованиях мы вкратце изложим его основные положения, а затем проиллюстрируем данный подход в приложении к исследованию корпорации и простого товарищества - коллективных предпринимательских образований, очевидно обладающих системными свойствами, учет которых приводит к возможности более адекватного правового регулирования отношений "внутри" таких предпринимательских образований, а также отношений с их участием.

Современная системная наука берет свое начало с работы А.А. Богданова (Малиновского) "Тектология" <2>, с тех пор получила развитие в нескольких десятках научных работ, из которых и выкристаллизовывается системный подход - специфическое направление научных исследований, предполагающих рассмотрение явлений как особых композиций - единств множества элемента и связей.

<2> Богданов А.А. Всеобщая организационная наука (тектология). Л.; М., 1925.

В настоящее время существует два основных направления системного подхода - онтологический, в соответствии с которым признаки системы, системность присущи самим объектам действительности, и эпистемологический, в соответствии с которым системность рассматривается как неотделимый от наблюдателя способ изучения явления, его способность сконструировать предмет исследования как системный <3>.

<3> См. об этом: Микешина Л.А. Философия науки: Учеб. пособие. М., 2006. С. 364 - 365.

Системный подход предполагает объединение идей целостности, соотношения части и целого, структурности и элементарности объектов, универсальности и всеобщности связей, отношений, развития системных образований. Базовым для системного подхода является понятие системы, под которой понимается "множество взаимосвязанных элементов, выступающее как определенная целостность" <4>.

<4> Садовский В.Н. Основания общей теории систем. М., 1974. С. 18.

Острая нужда в системном исследовании возникает в тех случаях, когда объект может быть описан несколькими различными путями и выходное знание должно включать все знания, полученные каждым из способов, но это сделать не удается вследствие природной разницы взглядов. Системный подход предлагает изначально строить модель, обнимающую собой общую картину всех будущих направлений получения знаний, и отдельные части исследований согласовывать с этой общей моделью <5>.

<5> См.: Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. М., 1978. С. 131.

К проведению системных исследований предъявляется ряд методологических требований: описание каждого элемента должно сопровождаться уяснением его места и функций в системе, один и тот же элемент должен рассматриваться как обладающий множеством свойств и функций, которые проявляются различно в соответствии с местом в иерархии и этапом развития системы. При исследовании систем следует учитывать очень важное их свойство - наличие в них противоположных процессов, в которых и заключена основа для их развития, - об этой непременной особенности систем писали практически все авторы. Так, у Богданова в любой деятельности проявляется организующая и дезорганизующая сила или функция <6>, у В.Н. Садовского - кооперация и конфликт <7> и пр.

<6> См.: Богданов (Малиновский) А.А. Всеобщая организационная наука (тектология). 3-е изд. Л.; М., 1925. Ч. 1. С. 83 - 86.
<7> См.: Садовский В.Н. Указ. соч. С. 19.

Обратим внимание на очень важную особенность системного подхода, которая, к сожалению, ускользает от ученых-юристов в их попытках применения системного подхода в своих научных изысканиях. Практически все авторы, осуществлявшие разработку этого методологического направления, отмечали, что в принципе в качестве системы можно рассмотреть абсолютно любой объект (в данном случае мы ведем речь о эпистемологическом направлении системного подхода). В общем-то даже само название научной теории - "Общая теория систем" (Людвиг фон Берталанфи) - включает в себя это указание на ее всеобщность. В.В. Артюхов подчеркивает: "...системой является любой объект материальной или идеальной действительности, например игра в покер. Первичными (неделимыми) элементами здесь выступают колода карт и игроки, между которыми существуют определенные отношения. Отношения не могут быть любыми, но ограничены определенными условиями или правилами игры... Аналогично могут быть выделены абсолютно любые системы, и в каждой из них обязательно обнаружатся системообразующие атрибуты" <8>. То же обстоятельство отмечали В.Н. Садовский и Э.Г. Юдин, предостерегая от системного анализа карандаша <9>.

<8> Артюхов В.В. Общая теория систем: Самоорганизация, устойчивость, разнообразие, кризисы. М., 2009. С. 13.
<9> Садовский В., Юдин Э. Система. Философская энциклопедия. Т. 5. М., 1970. С. 19.

За отмеченной всеобщностью системного подхода скрывается и его недостаток, являющийся продолжением достоинства. Применение системного анализа в научном исследовании должно обосновываться, причем вовсе не наличием системных свойств у явления, которые имеются всегда, а теми функциональными и эвристическими возможностями, которые появляются при рассмотрении явления как системы.

Важным свойством системного подхода является предоставляемая им возможность учета развития системы, и в этом, как видится, и заключается его основное позитивное начало. В самом общем виде теория систем исходит из существования трех вариантов взаимодействия между элементами системы - стремление элементов к ассоциации, стремление их к диссоциации и сохранению (неустойчивой форме взаимодействия). Отношения между элементами могут быть непротиворечивыми - выражающимися в согласном либо несогласном, но не противоположном отношении, либо противоречивыми - выражающимися в диссоциации <10>. Общий вывод, лежащий в основе системного подхода, звучит так: "Мир устроен так, что в нем наличествуют два типа природных законов - организующие и дезорганизующие материю" <11>.

<10> См.: Артюхов В.В. Указ. соч. С. 20.
<11> Артюхов В.В. Указ. соч. С. 30.

Показав основы системного подхода как методологического направления, попытаемся выявить перспективы и пределы использования его к изучению правовых явлений. Начнем с того, что вспомним о скептической оценке возможности непосредственного применения его к решению конкретных задач, высказанной в литературе. Один из основоположников его однозначно отметил, что "системный подход представляет собой методологическое направление научного познания... сам по себе системный подход не решает и не может решать содержательных научных задач" <12>. Основной его задачей является постановка проблемы и оценка результатов применения иных методов. Системный подход не является неким трафаретом, калькой, приложив который на любое явление (исходя из фактически общепризнанного уже универсального характера общей теории систем) можно получить какой-то результат. Он по своим функциональным возможностям представляется лишь способом апробирования, верификации полученных знаний, а также определенным ракурсом исследования, заставляющим ученого искать все новые и новые варианты решений, вариативность - одна из наиболее значительных "находок" системного анализа.

<12> Юдин Э.Г. Указ. соч. С. 143.

В большей части изученных нами авторефератов кандидатских и докторских диссертаций по правовым специальностям фигурировало указание на системный подход (системный анализ) в характеристике методологической базы исследования. Вместе с тем ни в одной из проанализированных работ не удалось обнаружить одновременное выявление а) элементов системы; б) связей между этими элементами; в) характеристик места и функций каждого из элементов системы; г) определений противоречивых сил в системе, позволяющих ей развиваться (организации и дезорганизации - по Богданову, ассоциации и диссоциации - по Артюхову, кооперирования и конфликта - по В.Н. Садовскому и пр.); д) вариативности развития системы, в зависимости от стечения внешних и внутренних факторов. Как правило, дело ограничивается выявлением элементов в целом и констатацией того обстоятельства, что вместе эти элементы образуют нечто новое - упорядоченное.

Неверное применение системного анализа применительно к правовым явлениям приводит к тому, что позитивные возможности этого метода научного познания вообще не реализуются. Вместе с тем В.Н. Садовский - один из основателей системного анализа полагает, что "процедуры и методы системного анализа направлены на выдвижение альтернативных вариантов решения проблемы, выявление масштабов неопределенности по каждому из вариантов и сопоставление вариантов по тем или иным критериям эффективности" <13>. Эта задача системного анализа, как правило, ускользает от ученых-правоведов, полагающих, что именно системный анализ - основной метод их исследования и ценен он сам по себе. Ознакомление с результатами "применения" системного анализа приводит к выводу, что в упрощенном понимании ученых-юристов системный анализ сводится к простым логическим операциям анализа и синтеза, т.е. расчленения рассматриваемого явления на части, изучение каждой выделенной части и затем объединение полученных знаний в некое "новое знание". Данные операции, однако же, к системному анализу не имеют никакого отношения, поскольку системные связи между элементами, а также альтернативные варианты, могущие иметь место внутри "черного шара" (по Г.П. Щедровицкому <14>), при этом не изучаются. Именно поэтому "на выходе" применения так называемого системного анализа в юриспруденции, как правило, ничего нет.

<13> Садовский В.Н. Системный анализ // Новая философская энциклопедия: В 4 т. Т. III. С. 559.
<14> См.: Щедровицкий Г.Л. Проблемы методологии системного исследования. М.: Знание, 1964.

Неудачными примерами применения системного анализа в юридической науке являются попытки исследования с этих позиций системы права, системы правоотношения, системы обязательства, системы договора. Появляются и вовсе странные системы, например, отдельные авторы ведут речь о системе юридических лиц, системе договоров <15>, явлений, которые вовсе не образуют между собой никакой целостности и представляют собой разрозненный комплекс автономных образований. В таких псевдосистемах отсутствует движение, отсутствуют действующие внутренне-противоречивые силы, отсутствует самоорганизация. Казалось бы, для таких явлений более пригодно (и фактически проводится) теоретико-множественное, или структурно-функциональное, нежели системное исследование, но первый способ вовсе не употребляется представителями юридической науки в описании методологической основы своих исследований по неизвестным нам причинам, а второй удалось встретить всего несколько раз - несоизмеримо реже, чем провозглашение системного подхода в качестве методологической основы исследования.

<15> См., напр.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2004.

Отметим по этому поводу совершенно справедливое утверждение Э.Г. Юдина, по мнению которого "любая методология оказывается абсолютно бессильной в двух ситуациях: когда проблему пытаются решить за счет одной только методологии, не выполнив работы по построению адекватного проблеме предметного содержания... и когда новую методологию чисто внешним образом накладывают на предметное содержание, уже построенное ранее по законам другой методологии" <16>. С применением метода системного анализа, тесно связанного с ним синергетического подхода и ряда иных современных методов в юридической науке, очевидно, связана именно вторая ситуация. Уже выявленные и увязанные между собой понятия в рамках ранее существующей (во многом со времен римского права) парадигмы механически покрываются налетом "новых" и "модных" слов, однако юриспруденция при этом, очевидно, не осовременивается и не обновляется, ей лишь придается некоторый лоск - реверанс в сторону выдающихся философов, методологов и развития науки и философии в целом. По справедливому замечанию Б.И. Пугинского, "в большинстве случаев использование системного подхода носит случайный характер, представляет собой простое заимствование новых терминов из других областей знаний" <17>. И это несмотря на отмеченную выше перспективность этого методологического направления и большой ожидаемый полезный эффект на "выходе" в результате его использования.

<16> Юдин Э.Г. Методология науки. Системность. Деятельность. М., 1997. С. 85.
<17> Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М., 2008. С. 10.

Для иллюстрации опыта применения системного подхода в правовых исследованиях обратимся к коллективным предпринимательским образованиям, под которыми в контексте настоящей статьи мы будем понимать объединения нескольких лиц для достижения цели, связанной с получением прибыли. Традиционно деление коллективных предпринимательских образований по наличию или отсутствию у них статуса юридического лица на корпорации - коллективные предпринимательские объединения, зарегистрированные в качестве юридического лица, и договорные объединения - объединения лиц для коллективной предпринимательской деятельности без образования юридического лица (договор о совместной деятельности, простого товарищества). Корпорация является более устойчивым предпринимательским объединением, с развернутой, относительно сложной системой органов управления, разработанным механизмом принятия решения, включающим в себя инструменты согласования воль участников в том числе путем игнорирования их индивидуальных правовых целей (посредством голосования), договорное объединение является более неустойчивым, однако же более простым по структуре управления и динамичным.

В обоих случаях предпринимательское образование представляет собой группу лиц, объединенных однонаправленностью их правовых целей. Согласование правовых целей участников коллективного предпринимательского образования до требуемой степени однонаправленности создает новое, целостное образование - систему. Элементами этой системы являются участники, объединившиеся в группу, правовая цель - интегрирующее начало этой группы, а основные (противоположные) связи, действующие между элементами группы и позволяющие развиваться всей группе, - это сотрудничество и конфликт. Именно их взаимодействие и составляет ядро развития предпринимательского объединения.

Эта группа лиц, будучи объединенной организованной правовой целью, представляет собой не простую совокупность, а систему, подчиняющуюся всем правилам развития систем. Системный характер связи в объединенной договором группе лиц уже отмечался в литературе <18>, корпорация - еще один вид организованной группы лиц - также обладает признаками системы <19>.

<18> См., напр.: Цветков И.В. Договорная дисциплина в предпринимательской деятельности: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 23, 48.
<19> О системных свойствах корпорации мы писали ранее. См.: Филиппова С.Ю. Корпоративный конфликт: возможности правового воздействия. М., 2009.

Основанные на организованных правовых целях, коллективные предпринимательские образования являются социальными системами, отвечают всем признакам систем, развиваются по правилам, выявленным для любых открытых систем и описанным синергетикой. Они являются открытыми, т.е. подвержены внешним воздействиям, - это свойство несложно продемонстрировать, в частности, тем обстоятельством, что при принятии решений органами управления корпорации учитываются не только и не столько интересы участников, сколько целый комплекс различных факторов, включая интересы государства, работников, контрагентов и пр. Прибыль и в целом коммерческая успешность корпорации, а значит, в том числе доходы ее участников, зависят не только от обоснованности и юридической грамотности принятых решений, но и от исправности и добросовестности поставщиков и других контрагентов, спроса на товары со стороны потребителей, во многом погодных условий (скажем, качество сельскохозяйственной продукции, закупаемой по договору контрактации, количество потребляемой энергии по договору энергоснабжения), иных обстоятельств, внешних для субъектов. Причем роль внешних факторов может варьироваться в зависимости от ситуации от незначительной до критической, но, в любом случае, внешнее влияние на отношения в группе несомненно имеется. Коллективное предпринимательское образование как социальная система, основанная на организованной правовой цели, является сложной, поскольку включает в себя другие подсистемы. Так, корпорация включает в себя органы управления, которые сами по себе являются иерархически выстроенной системой, причем отдельные органы управления (например, наблюдательный совет или общее собрание акционеров) сами имеют внутреннюю структуру - состоят из элементов, взаимодействующих между собой, каждый из субъектов договора о совместной деятельности (простого товарищества) - второго типа коллективного предпринимательского образования, планируя собственную и совместную деятельность по исполнению принятых обязанностей, привлекает работников, подрядчиков, исполнителей, выстраивая подчиненные достижению организованной договором правовой цели социальные связи. То есть сложный характер социальной системы также имеется.

Выявив необходимые предпосылки для применения системного подхода к коллективным предпринимательским образованиям, т.е. выявив их элементы, структуру и связи между ними, носящие противоречивый характер, далее с неизбежностью приходим к выводу о распространении на развитие этих социальных систем всех выявленных синергетикой закономерностей. Синергетика, в понимании Хакена и Пригожина, рассматривает в качестве таковых в первую очередь смену этапов развития системы и возможности предсказания поведения системы, но не эти так называемые синергетические эффекты.

Коллективное предпринимательское образование - саморазвивающаяся система, обладающая достаточными внутренними возможностями для собственной регуляции. Особенно это свойство заметно в корпорации, но и договорное предпринимательское объединение также саморегулируется. На стадии планомерного развития отношений по достижению организованных правовых целей основной тенденцией отношений является тенденция к сотрудничеству - именно посредством сотрудничества между участниками корпорации или договора простого товарищества система самоорганизуется, оптимизируя взаимодействие, направленное на достижение организованных правовых целей. Вместе с тем планомерное развитие социальной системы неизбежно приводит ее в точку бифуркации, последствия которой для развития отношений непредсказуемы.

Такой точкой (или зоной) бифуркации для коллективного предпринимательского образования является конфликт - его открытая фаза, которая показывает неравновесность системы, поэтому развитие социальной системы после открытой фазы конфликта предсказать невозможно, в любом случае, устойчивая система будет полностью разрушена, и развитие пойдет по некоему другому руслу. Конечно, теоретически можно предсказать основные выходы из конфликта, но по какому именно пути пойдет именно данная социальная система - неизвестно. Именно конфликт - вторая сила, действующая на группу лиц с организованными правовыми целями.

Стабильное состояние коллективного предпринимательского образования путем эффективного правового регулирования может поддерживаться максимально продолжительное время, однако кардинальное развитие системы возможно только через прохождение точек бифуркации. В связи с этим велика созидательная роль конфликта как основания перехода отношений на новую ступень развития. Для корпорации примером позитивного (конструктивного) конфликта является досрочное прекращение полномочий единоличного исполнительного органа, инициирование внеочередного общего собрания для формирования нового состава наблюдательного совета и пр. Более того, согласие, соглашение и является основанием, порождающим конфликт, ибо неизбежно включает в себя уступки, отступления от собственных потребностей, отказ или уменьшение собственных притязаний. Таковое создает неудовлетворенность и порождает латентный конфликт.

Взаимодействие сотрудничества и конфликта в коллективном предпринимательском образовании неоднозначно. Представляется, что как парные категории, одновременно существующие в социальной системе, эти стремления вместе составляют одно целое. Чем больше в системе сотрудничества, тем меньше конфликта, и наоборот. Прекращение сотрудничества неизбежно влечет разрушение системы - такой конфликт становится точкой бифуркации для нее, но и прекращение конфликта - хотя в латентной стадии - означает прекращение противодействия, неизбежного в связи с различиями интересов. Отсутствие противоречия интересов (что и является латентной стадией конфликта) может возникнуть только в ситуации, когда у одной из сторон или у обеих интерес исчезает совсем. Например, ввиду удовлетворения потребности другими средствами. Такая ситуация утраты интереса и может породить отсутствие противоречия интересов - конфликта. В отсутствие конфликта, таким образом, сотрудничество не к чему применить, сама социальная система обречена на прекращение в силу отсутствия в ней движения и отсутствия заинтересованности в ее продолжении одним из участников. Как ни странно, уничтожение конфликта уничтожает и социальную систему. Иначе говоря, ни корпорация, ни простое товарищество (договорное предпринимательское объединение) не могут существовать в отсутствие напряженности взаимодействия в виде одновременно существующих конфликта и сотрудничества.

В литературе конфликт и сотрудничество рассматривают как диалектическую пару применительно к международным отношениям. Так, П. Цыганков отмечает, что "процессы международного сотрудничества всегда включают в себя конфликтное измерение, и наоборот, всякий конфликт предполагает ту или иную долю сотрудничества ее участников" <20>.

<20> Цыганков П. Политическая социология международных отношений. Глава XII // URL: www.gumer.info/ bibliotek_Buks/ Polit/ cugan/ 12.php.

Тесная корреляция понятий сотрудничества и конфликта интуитивно чувствовалась учеными юристами, исследующими правовые проблемы частного права, хотя специальных указаний на нее и не делалось. Об этом свидетельствует, например, то обстоятельство, что В.С. Толстой в разделе своей монографии об исполнении обязательств <21>, посвященном сотрудничеству сторон, пишет в том числе о конфликте (несовпадении интересов, спорах, которые он не именует конфликтами, хотя очевидно, что речь идет именно об этом явлении).

<21> См.: Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973.

Развитие коллективного предпринимательского образования как классического примера социальной системы, таким образом, проходит чередующиеся этапы сотрудничества и конфликта, через конфликт - зону бифуркации такая система переходит на следующий этап развития, хотя может и разрушиться. Каким именно будет исход каждого конкретного конфликта, предсказать нельзя, поскольку реакция системы на внешние воздействия в этот период не просчитывается. Очевидно, что какое-то влияние на это оказывает прохождение системы через периоды покоя, когда превалирует в ней сотрудничество (самоорганизация), но какое именно - неизвестно.

Развитие коллективного предпринимательского образования как системы, возникшей путем организации правовых целей по синергетическим закономерностям, требует от нас выявить наиболее эффективные средства правового воздействия на систему, с тем чтобы эти закономерности были максимально учтены. Мы подробно рассмотрели две основные силы, действующие в коллективном предпринимательском образовании, - сотрудничества и конфликта. Силы эти существуют одновременно, как мы уже отмечали, их баланс и позволяет достигать правовую цель субъектов, мотивируя их поведение. Заметим также, что избираемые правовые средства, а также стратегия их отбора должны быть в достаточной степени пластичными.

В соответствии с этим рассмотрим, что может предложить право для гармонизации отношений в группе с организованными правовыми целями.

Анализ описанных в литературе реакций системы на изменения во внешней среде убедительно показывает, что в наибольшей степени саморегулирование и самоорганизация систем работают в условиях неблагоприятной внешней среды. Все свойства самоорганизации проявляются вблизи точек бифуркации - крайней степени расшатанности системы под действием внешних условий. Но там же проявляется основное свойство - непредсказуемость поведения системы.

Нам представляется, что для коллективного предпринимательского образования (корпорации или договора простого товарищества) право является внешней средой, планируемое воздействие которой следует тщательно взвешивать. Так, если целью правового регулирования является активизация саморегулирования, то правовое воздействие должно обеспечивать максимально некомфортную среду, ибо только она побуждает к саморегулированию. Если же целью является поддержание спокойного, управляемого, прогнозируемого развития системы, то правовое регулирование должно обеспечить комфортную, "спокойную" внешнюю среду для системы. И в этой вариативности нет однозначно правильного, единственного выбора, который должно было бы сделать государство. В качестве иллюстрации: если государство желает обеспечить отсутствие корпоративных споров в судах, то следует установить непропорциональные негативные последствия для участников корпорации и самой корпорации (как нарушителя, так и потерпевшего) за наличие корпоративного спора. Тогда в ситуации негативного внешнего воздействия, заключающегося в том, что нет адекватных, демократичных способов защиты от нарушения, сила сотрудничества приобретет характер защиты от государства, что усилит сплоченность участников корпорации и приведет к разрешению споров "миром" - без обращения в суд. В то же время в такой ситуации вряд ли будут создаваться новые корпорации, особенно в форме открытых акционерных обществ, где круг возможных потенциальных участников корпоративных споров расширяется и вследствие этого не может контролироваться - создание корпораций с заранее неизвестным кругом участников в такой ситуации порождает для лица слишком серьезные риски. Таким образом, чрезмерные жесткие санкции, с одной стороны, ведут к увеличению самоорганизации группы, но с другой - уменьшают количество таких групп, а также приводят к криминализации имеющихся, которые путем самоорганизации образуют внутри себя эффективно действующие структурные части, выполняющие функции государства по адекватному (а не чрезмерному) принуждению.

И обратная ситуация. Если для государства важно обеспечить свободный рынок с множеством связей, то сила каждой конкретной социальной группы для него не важна, и к такому эффекту должны привести демократизация и либерализация входа на рынок, привлечение к ответственности и пр. Комфортная внешняя среда делает социальные группы внутренне неорганизованными, аморфными, легко распадающимися и легко создаваемыми вновь.

В упрощенном виде получается, что государству в каждый исторический момент нужно делать выбор, что для него важнее - свободный разнообразный рынок с множеством нестабильных договорных отношений или устойчивые корпорации, сравнительно автономно существующие и не обращающиеся за государственной поддержкой и защитой. Естественно, "правильного" ответа здесь нет. Но при принятии решения следует учитывать, что внешнюю среду образует не только право, но и другие внешние условия, начиная от погодных, внешнеполитической ситуации, общая насыщенность рынка определенными товарами и пр. В отличие от большинства других внешних условий у правового регулирования есть неоспоримое преимущество в его субъективном характере - возможности изменять данность его волевым актом правотворца.

Место договорного и внутреннего регулирования в контексте рассматриваемых проблем достаточно любопытно. С одной стороны, в отличие от нормативных правовых актов, безусловно внешних для коллективного предпринимательского образования, договор или внутренние документы корпорации вроде бы исходят "изнутри" группы, т.е. производят впечатление оформленного акта саморегулирования, но, с другой стороны, договор и внутренние документы организации содержат в себе и черты внешнего воздействия на социальную группу - собственно тех конкретных субъектов - участников, которые и приняли решение об объединении. Как ни удивительно, юристы корпораций, как правило, исходя из своих функций, оказываются "вне" корпорации. А ведь именно они участвуют в формировании договорных условий или содержания внутренних документов корпорации. Участвуя в правовой работе, юристы в первую очередь видят в контрагентах своего клиента будущих противников в судебном споре, тем самым на стадии оформления договора или внутреннего документа организации искусственно усиливают конфликтную составляющую социальной группы в ущерб силе сотрудничества. Таким образом, договор составляет симбиоз внутреннего по содержанию и внешнего по форме воздействия на коллективное предпринимательское образование, объединяя в себе свойства саморегулирования и внешнего воздействия. Это вырисовывает огромные перспективы в использовании договора для корректирования отношений в группе. Если требуется большая самоорганизация, условия договора должны быть жесткими и некомфортными, если же требуются спокойные отношения, то условия договора должны быть лояльными.

Чтобы не приводить читателя к поспешному выводу о "полезности" именно жестких договоров - возможно, у него сложилось впечатление о безусловной положительной характеристике саморегулирования, позволим себе напомнить уже сказанное ранее. Оборотной стороной саморегулирования является его непредсказуемость, которую невозможно нивелировать и сгладить известными сегодня науке способами. За практически беспредельные возможности саморегулирования приходится платить неизвестностью конечного его итога. В такой ситуации однозначный выбор делать сложнее.

Связь внешнего регулирования и саморегулирования, таким образом, вырисовывается следующая. Недостатки - нехватку, избыточность, некорректность внешнего воздействия (регулирования нормативными правовыми актами) - социальная система, которой является коллективное предпринимательское образование, компенсирует саморегулированием. Чем более некомфортным является внешнее регулирование, тем сильнее саморегулирование отношений. Отметим, что в юридической науке сложилось негативное отношение к саморегулированию: его называют "теневым правом" <22>, "неофициальным правом" <23>. Однако, как видится, из существования таковых делается не вполне верный вывод о том, что "теневое право обессиливает позитивное право" <24>. Представляется, что описанные выше синергетические закономерности вынуждают позитивное право и саморегулирование существовать вместе, как единое целое, образуя дуалистическую пару, в сумме составляя правовое воздействие, равное "единице", независимо от того, какая часть правового воздействия в конкретный момент больше.

<22> См., напр.: Баранов В.М. Теневое право. Н. Новгород, 2002.
<23> См.: Тихомиров Ю.А. Право официальное и неформальное // Журнал российского права. 2005. N 5. С. 80 - 87.
<24> Там же. С. 81 - 82.

Еще один довольно неприятный итог приложения системного подхода к исследованию эффекта правового воздействия на коллективное предпринимательское образование заключается в отсутствии "третьего" состояния. У системы только два состояния - стабильности и бифуркации. И третьего - нет. Искусственно можно стимулировать переход системы в то или иное состояние, но, как хотелось бы, получить одновременно все положительные свойства каждого из состояний невозможно.

Нам представляется, что приложение системного подхода к коллективному предпринимательскому образованию позволило выявить его черты и свойства, показать динамику его развития и те основные моменты, которые должны приниматься во внимание при выборе средств правового воздействия на отношения внутри такого образования и внешние отношения с его участием.