Мудрый Юрист

Резиденты и нерезиденты как участники валютных правоотношений *

<*> Kulikov A.S. Residents and non-residents as participants of currency-law relations.

Куликов Алексей Сергеевич, аспирант кафедры финансового права НИУ - ВШЭ.

Настоящая статья посвящена вопросам выявления признаков и определению с точки зрения финансово-правовой науки понятия "валютное правоотношение". В статье рассматривается правовой статус основных участников валютных правоотношений: резидентов и нерезидентов, на которых направлено государственное регулирование и контроль, а также выявляются правовые режимы осуществляемых резидентами и нерезидентами валютных операций. В статье поднимается проблемный вопрос правоприменительной практики в связи с привлечением к ответственности за несоблюдение сроков репатриации валютной выручки и даются практические рекомендации для нивелирования связанных с этим рисков.

Ключевые слова: валюта, валютное право, валютные ценности, резиденты, нерезиденты, валютная операция, валютное правоотношение, внешнеторговый договор (контракт), репатриация валютной выручки.

The present article is devoted questions of revealing of signs and definition, from the point of view of a financially-legal science, concept "currency legal relationship". The article discusses the legal status of the main participants exchange relations: resident and nonresident, which directed the state regulation and control, and identifies the legal regimes implemented by residents and non-exchange transactions. The article raises the problematic issue of enforcement in relation to accountability for delays in the repatriation of foreign exchange earnings, and gives practical advice to compensate for the risks involved.

Key words: currency, foreign exchange law, currency values, residents, nonresidents, exchange transactions, currency legal relationship, the trade agreement (contract), the repatriation of foreign exchange earnings.

Отношения, складывающиеся в обществе в связи и по поводу валюты, представляют собой сложное явление: они затрагивают различные сферы, но наиболее ярко проявляются в сферах экономической и правовой <1>. Основой валютных правоотношений являются оборот иностранной валюты, национальной валюты, а также оборот ряда иных инструментов (внутренних и внешних ценных бумаг).

<1> На тесный характер взаимосвязей экономических и юридических составляющих валютных отношений указывает А.Ю. Лисицын на примере взаимосвязи обмена и валютных отношений (Лисицын А.Ю. Эффективность системы валютно-правового регулирования внешнеторговой деятельности // Реформы и право. 2008. N 4), а, например, Ю.Л. Смирникова рассматривает валютные правоотношения как экономико-правовую категорию (Смирникова Ю.Л. Валютные правоотношения как элемент механизма финансово-правового регулирования // Международное публичное и частное право. 2006. N 6).

Государство, реализуя свои функции, реализуя государственный валютный суверенитет, посредством проведения валютной политики <2> осуществляет и обеспечивает регулирование и контроль указанной сферы общественных отношений в той мере и в той части, которые представляются наиболее целесообразными в определенный момент (период) времени.

<2> Подробнее о валютной политике как элемента денежно-кредитной политики см.: Лисицын А.Ю. Валютная политика. Валютный союз. Евро / Под ред. А.Н. Козырина // Центр публично-правовых исследований. 2008.

Целям реализации единой государственной валютной политики, а также устойчивости валюты Российской Федерации и стабильности внутреннего валютного рынка Российской Федерации призван служить основной нормативный правовой акт, регулирующий названную сферу отношений, - Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" <3> (далее - Закон о валютном регулировании).

<3> Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" // Российская газета. 17.12.2003. N 253; ред. ФЗ от 22.07.2008 N 150-ФЗ // Российская газета. 25.07.2008. N 158.

Следует отметить, что правоотношения, объектом которых является валюта (валютные ценности, внутренние ценные бумаги), являются предметом регулирования различных отраслей права (в иной классификации - различных отраслей законодательства <4>). Однако, рассматривая такие отношения в плоскости их государственного регулирования и контроля, в большинстве своем ученые придерживаются мнения о публично-правовой природе таких отношений и относят их к предмету регулирования финансового права <5>.

<4> См., напр.: Поленина С.В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. 1975. N 3. С. 71 - 79; Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.-Л., 1947. С. 189 - 190; в отношении валютного права: Тютина Ю.В. К вопросу о месте валютного права в системе российского права и законодательства // Финансовое право. 2008. N 1.
<5> См., напр.: Лисицын А.Ю. Теоретико-правовые основания включения денежно-кредитной и валютной политики в предмет науки финансового права (обзор истории науки российского финансового права) // История финансового права: Учебное пособие / Под ред. А.А. Ялбулганова. М.: ГУ-ВШЭ, 2005.

Закон о валютном регулировании предусматривает специфический терминологический аппарат, используя который возможно определить валютное правоотношение как урегулированное нормами финансового права общественное отношение публично-правового характера, складывающиеся в связи и по поводу государственного регулирования и контроля за оборотом: а) валютных ценностей; б) валюты Российской Федерации и внутренних ценных бумаг.

Включение некоторыми авторами в круг валютных правоотношений валютных сделок <6> представляется разумным лишь с учетом предлагаемого ими подхода к систематизации валютного права как комплексной отрасли законодательства. Однако следует отметить, что с точки зрения финансово-правового подхода и с точки зрения Закона о валютном регулировании юридическим фактом, порождающим валютное правоотношение, является валютная операция, но не сама сделка <7>.

<6> См., напр.: Губарева Т.И. Статус органов валютного регулирования и валютного контроля в свете проводимой административной реформы // Право и политика. 2007. N 12.
<7> См. подробнее: Ялбулганов А.А., Шаманова Е.А. Валютные операции: вопросы терминологии // Капитал и право. 2005. N 8; Ражков Р.А. "Валютные операции" и "валютные сделки": проблемы соотношения дефиниций // Банковское право. 2006. N 3.

Структура валютного правоотношения является проекцией общей структуры правоотношения с присущими данной специфической области особенностями.

Основными участниками валютных правоотношений, на которых направлено государственное воздействие (регулирование и контроль), выступают лица, объединенные в две группы: резиденты и нерезиденты.

Согласно ст. 1 Закона о валютном регулировании для целей валютного регулирования и валютного контроля под резидентами понимаются:

а) физические лица, являющиеся гражданами Российской Федерации, за исключением граждан Российской Федерации, признаваемых постоянно проживающими в иностранном государстве в соответствии с законодательством этого государства;

б) постоянно проживающие в Российской Федерации на основании вида на жительство, предусмотренного законодательством Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства;

в) юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации;

г) находящиеся за пределами территории Российской Федерации филиалы, представительства и иные подразделения резидентов - юридических лиц, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации;

д) дипломатические представительства, консульские учреждения Российской Федерации и иные официальные представительства Российской Федерации, находящиеся за пределами территории Российской Федерации, а также постоянные представительства Российской Федерации при межгосударственных или межправительственных организациях;

е) Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, которые выступают в отношениях, регулируемых Законом о валютном регулировании и принятыми в соответствии с ним иными федеральными законами и другими нормативными правовыми актами.

Таким образом, перечень субъектов-резидентов является закрытым. Иной режим наличествует по отношению к нерезидентам, которыми являются:

а) физические лица, не являющиеся резидентами в соответствии с указанным выше перечнем;

б) юридические лица, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и имеющие местонахождение за пределами территории Российской Федерации;

в) организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и имеющие местонахождение за пределами территории Российской Федерации;

г) аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представительства, консульские учреждения иностранных государств и постоянные представительства указанных государств при межгосударственных или межправительственных организациях;

д) межгосударственные и межправительственные организации, их филиалы и постоянные представительства в Российской Федерации;

е) находящиеся на территории Российской Федерации филиалы, постоянные представительства и другие обособленные или самостоятельные структурные подразделения нерезидентов - юридических лиц, созданных в соответствии с законодательством иностранных государств и имеющие местонахождение за пределами территории Российской Федерации, а также аккредитованных в Российской Федерации дипломатических представительств, консульских учреждений иностранных государств и постоянных представительств указанных государств при межгосударственных или межправительственных организациях;

ж) иные лица, не названные Законом о валютном регулировании в качестве резидентов.

Таким образом, перечень субъектов, выступающих в валютных правоотношениях в статусе нерезидента, является открытым; статусом нерезидента обладают все лица, не являющиеся резидентами.

Именуя тех или иных лиц "резидентами" или "нерезидентами", Закон о валютном регулировании не раскрывает определение понятий и характеристик входящих в такие понятия элементов. Данный подход законодателя, даже в отсутствие соответствующей отсылочной нормы, следует толковать как необходимость обращения к наличествующим определениям соответствующих понятий в позитивном праве. Например, резидентом - физическим лицом, являющимся гражданином Российской Федерации, может являться лишь физическое лицо, имеющее статус гражданина Российской Федерации, критерии определения которого установлены в ст. 5 Федерального закона от 31.05.2002 N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации"; резидентами будут являться также иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации на основании вида на жительство, выдаваемого в соответствии с нормами, установленными в ст. 8 Федерального закона от 25.07.2002 N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации".

Говоря о различиях в правовом статусе резидентов и нерезидентов, Ю.Л. Смирникова указывает, что такое различие обусловливается их связью с государством <8>. Однако следует уточнить, что такая связь должна носить юридический характер, а критерии определения такой связи в каждом государстве могут быть различными. Например, определяя, является ли гражданин Российской Федерации, проживающий за ее пределами, нерезидентом, следует установить наличие юридического факта признания гражданина Российской Федерации постоянно проживающим на территории иностранного государства в соответствии с позитивным правом такого государства. В ином случае такое лицо для целей валютного законодательства будет являться резидентом.

<8> Смирникова Ю.Л. Валютно-правовой статус резидентов и нерезидентов // Внешнеторговое право. 2007. N 1.

Особенность правового статуса резидента и нерезидента проявляется в том, что именно реализация валютной правосубъектности в процессе их участия в обороте, осуществление такими субъектами действий, подпадающих под определяемые Законом о валютном регулировании в качестве валютных операций, обусловливает возможность (и обязанность) реализации по отношению к ним императивных правомочий органов валютного регулирования и органов валютного контроля.

Кроме того, в зависимости от субъекта валютного правоотношения различны правовые режимы, применимые к осуществляемым ими валютным операциям. Таких режимов можно выделить три: валютные операции, осуществляемые между резидентами; валютные операции, осуществляемые между нерезидентами; валютные операции, осуществляемые между резидентами и нерезидентами. Иной критерий классификации возможен на основании объекта: валютные операции с валютой Российской Федерации и внутренними ценными бумагами либо валютные операции с валютными ценностями.

Таким образом, представляется возможным выявить более общий критерий, являющийся важнейшим фактором возникновения правоотношений, урегулированных валютным законодательством, а именно наличие в них "иностранного элемента" <9> (по объекту - валютные ценности, по субъекту - нерезидент).

<9> Данный термин, заимствованный из международного частного права, транслирует на валютные отношения А.Ю. Лисицын (см., напр.: Лисицын А.Ю. Эффективность системы валютно-правового регулирования внешнеторговой деятельности // Реформы и право. 2008. N 4).

Следует обратить внимание, что рассмотренные режимы валютных операций отличны, по сути, от режимов валютного регулирования. К указанным режимам относятся: режим валютной монополии, режим валютных ограничений (именно в рамках данного режима осуществляет функционирование система валютного регулирования и контроля, действующая в настоящий момент в Российской Федерации), а также режим отсутствия валютных ограничений (свободной конвертируемости валюты) <10>.

<10> См., напр.: Финансовое право: Учебное пособие / Под ред. А.А. Ялбулганова. М., 2001; Тосунян Г.А., Емелин А.В. Валютное право Российской Федерации: Учебное пособие. М., 2002. С. 20.

Одной из особенностей статуса резидента как участника валютных правоотношений является обязанность репатриации иностранной валюты при наступлении условий, предусмотренных ст. 19 Закона о валютном регулировании. Например, пункт первый указанной статьи устанавливает обязанность получения резидентами от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках причитающейся иностранной валюты или валюты Российской Федерации, в связи с исполнением условий внешнеторгового договора (контракта).

Само определение понятия "внешнеторговый договор" или "внешнеторговый контракт" отсутствует в позитивном праве, однако подобное отсутствие не вызывает на практике непонимания. Однако факт использования законодателем формулировки "договор (контракт)", ограничивающий круг сделок, подчиняющихся данной норме, позволяет, например, Э.Х. Шохиной сделать вывод о том, что рассматриваемая обязанность не распространяется на такие поступления из-за рубежа, как дивиденды, причитающиеся резиденту от участия в иностранных компаниях, не связанных с исполнением условий внешнеторгового контракта <11>.

<11> Шохина Э.Х. Валютное законодательство: проблемные аспекты // Внешнеторговое право. 2010. N 2.

Формулировка п. 1 ст. 19 Закона о валютном регулировании, содержащая перечень обязанностей резидента, вызывает справедливые нарекания в связи с фактическим обременением резидента обязательствами третьего лица, неисполнение которых последним, следуя рассматриваемой норме, означает неисполнение обязанности о репатриации валютной выручки резидентом, а следовательно, является основанием применения к резиденту соответствующей санкции (п. 4 ст. 15.25 КоАП РФ). Такое обстоятельство представляет потенциальную опасность для резидента, а именно риски двойных убытков: неполучение выручки от сделки с контрагентом и связанные с этим издержки, а также наложение штрафа за факт неполучения такой выручки в размере денежных средств, не зачисленных на счета в уполномоченных банках.

В связи с существованием различной практики по подобным делам следует обратить внимание на Постановление Президиума ВАС РФ от 28.04.2009 N 15714/08 по делу N А40-15595/08-147-214, согласно которому требование резидента (хозяйственного общества) об отмене постановления Росфиннадзора, которым был наложен штраф за необеспечение получения валютной выручки в полном объеме и в срок, было удовлетворено судом. Суд признал вывод о том, что получение резидентом валютной выручки с превышением срока, предусмотренного контрактом, по причине несвоевременной оплаты контрагентом, не образует состава правонарушения, установленного ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ. Такие выводы были основаны с учетом следующих обстоятельств, признанных судом существенными:

Подобную позицию содержат Определение ВАС РФ от 04.02.2010 N ВАС-15970/09 и Постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.2010 N 15970/09.

В связи с этим также следует учитывать норму п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, в соответствии с которой лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения установленных правил и норм. К сожалению, на практике зачастую доказывать невиновность приходится именно резиденту, и не последнюю роль в этом сыграла сама формулировка норм п. 1 ст. 19 Закона о валютном регулировании.

Учитывая вышеуказанные обстоятельства, резиденту еще на стадии выбора иностранного контрагента и подготовки внешнеторгового контракта следует максимально серьезно оценить указанные риски и предусмотреть достаточное количество механизмов обеспечения возврата валютной выручки, с учетом содержащегося в п. 2 ст. 19 Закона о валютном регулировании перечня обстоятельств, позволяющих резидентам не зачислять на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранную валюту или валюту Российской Федерации в уполномоченных банках. Искоренить же в принципе подобную практику предлагает А.Ю. Лисицын, прямо указывая на необходимость отказаться от требования о репатриации как постоянной (ординарной) меры и использовать ее как чрезвычайную <12>.

<12> Лисицын А.Ю. Валютно-правовой режим в Российской Федерации // Реформы и право. 2010. N 1. С. 3 - 12.

Особенностью статуса резидента как участника валютных правоотношений также является обязанность оформления паспорта сделки в связи с осуществлением валютных операций между резидентами и нерезидентами (ст. 20 Закона о валютном регулировании). Форма паспорта сделки установлена в приложении 4 к Инструкции Банка России от 15 июня 2004 г. N 117-И. В указанной Инструкции урегулирован порядок представления как резидентами, так и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядок учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок, а также перечень валютных операций, на которые действие данной Инструкции не распространяется.

Одной из основных особенностей валютно-правового статуса нерезидента является право открывать банковские счета (банковские вклады) в иностранной валюте и валюте Российской Федерации только в уполномоченных банках (ст. 13 Закона о валютном регулировании), порядок открытия и ведения которых устанавливает Центральный банк Российской Федерации (Положение об открытии Банком России банковских счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации и проведении операций по указанным счетам от 04.05.2005 N 269-П).

Наряду с особенностями, присущими исключительно резидентам либо нерезидентам, существуют права и обязанности, которыми наделены либо, соответственно, обременены как резиденты, так и нерезиденты (ст. 24 Закона о валютном регулировании). К таким правам относятся:

Общими для резидента и нерезидента являются обязанности:

Таким образом, лица, вступающие в отношения по поводу валюты, действия которых подпадают под валютное регулирование и контроль, в зависимости от характера юридической связи с государством приобретают определенный статус: статус резидента либо статус нерезидента. Указанные лица в процессе реализации валютной правосубъектности выступают в качестве полноправных участников валютных правоотношений, как урегулированных нормами финансового права общественных отношений публично-правового характера, осложненных иностранным элементом, складывающихся в связи и по поводу государственного регулирования и контроля за оборотом валютных ценностей, валюты Российской Федерации и внутренних ценных бумаг. Дальнейшее внимание законодателя в рассматриваемой области с учетом рассмотренных особенностей следует уделить уточнению формулировок Закона о валютном регулировании, касающихся статуса резидента и нерезидента, как участников валютных правоотношений. Следует определить критерии ответственности, в частности критерии определения достаточности действий резидента при необеспечении возвращения валютной выручки, исключающих вину, а следовательно, и состав административного правонарушения.