Мудрый Юрист

Последствия монголо-татарского владычества для формирования особенностей русского землепользования, землевладения и государственно-политического устройства *

<*> Yanenko E.V. Consequences of the tatar rule for formation of peculiarities of the russian land use, land possession and state-political system.

Яненко Евгений Владимирович, доцент кафедры юридической психологии и правоведения Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета, кандидат юридических наук.

В статье описываются последствия монголо-татарского владычества для формирования особенностей русского землепользования, землевладения и государственно-политического устройства. Автор делает вывод, что монголо-татары оказали значительное, если не определяющее, влияние на выбор дальнейшего развития поземельных, правовых и социальных отношений Руси.

Ключевые слова: Русь, монголо-татарское владычество, князь, землевладение, общество, империя.

The article describes consequences of the tatar rule for formation of peculiarities of the russian land use, land possession and state-political system. The author makes a conclusion that the tatars made a great if not determining impact on the choice of the further development of land legal and social relations in Russia.

Key words: Russia, tatar rule, duke, land possession, society, empire.

Средневековая Русь, погрузившаяся в усобицу, ждала новых завоевателей, и удивительно только то, что завоеватели пришли издалека, с другого конца Евразии. Монголо-татары покорили не только русские княжества - они покорили империю Цзинь, обладавшую армией из 275 тыс. всадников, закованных в латы. Фундаментальным открытием, даровавшим победу завоевателям, был монгольский лук, "саадак", стрела из которого за 300 шагов пробивала любой доспех. Это была сложная машина убийства, склеенная из трех слоев дерева, вареных жил и кости и для защиты от сырости, обмотанная сухожилиями. Склеивание производилось под прессом, а просушка продолжалась несколько лет - секрет изготовления этих луков хранился в тайне <1>. Обладая таким всесокрушающим оружием, монголы не любили сражаться врукопашную. "Вообще, они не охотники до ручных схваток, - отмечает С.М. Соловьев, - но стараются сперва перебить и переранить как можно больше людей и лошадей стрелами и потом уже схватываются с ослабленным таким образом неприятелем" <2>.

<1> Маркевич В.Е. Ручное огнестрельное оружие. СПб., 1994. С. 22.
<2> Соловьев С.М. Сочинения. М., 1988. Кн. II. С. 144.

Малочисленные дружины враждующих между собой князей не могли противостоять монгольскому нашествию - Орда прошла по стране подобно смерчу. За погромом 1238 - 1240 гг. последовали новые нашествия в 1252, 1281, 1293 гг. не считая менее масштабных набегов. Разрушения были огромны. Большинство городов обратилось в развалины, исчезли многие ремесла, почти сто лет на Северо-Восточной Руси не строили каменных зданий. Было уничтожено примерно три четверти замков, крепостей, волостных центров. На юге обезлюдели целые земли: Киевская, Переяславская, Черниговская. Некоторые области оставались пустынными не одну сотню лет <3>. "Села от того нечестиваго батыева пленениа запустели и нане лесом заросша", - свидетельствует "Житие Михаила Черниговского". "Кровь отец и братья нашея, аки воды многа землю напои... - писал епископ Серапион. - Множащася же братья и чады нашея в плен выведены быша, села наши лядиною поросша". Но Серапион понимал неизбежность того, что произошло. Это наказание Божье за грехи наши, говорил Серапион, за то, что воюем меж собой, за то "братию свою ограбляем, убиваем, в погань продаем" <4>.

<3> Горская Н.А. Историческая демография России эпохи феодализма. М., 1994. С. 53.
<4> Кулишер И.М. История русского народного хозяйства. М., 1925. С. 133.

Когда сопротивление было окончательно подавлено, завоеватели принялись перестраивать социальную систему Руси. Однако монголы не имели письменности и не могли управлять обширными завоеванными странами. Система монгольского управления на Руси в общем была такой же, как и в других областях империи <5>.

<5> Бартольд В.В. Указ. соч. С. 535 - 536.

После распада огромной империи монголов Русь стала частью нового государства, Золотой Орды. В отличие от распавшейся империи, Золотая Орда не имела китайской бюрократии и сильных монархических традиций.

Характерно, однако, что татарское влияние на русское общество оставалось внешним и оказывалось как бы со стороны. В отличие от варягов, татары не поселились на Руси и не стали русскими боярами. Татары оставались кочевниками, и их не прельщали суровые северные леса. Они предпочитали получать дань или совершать набеги. В силу этого обстоятельства в русском обществе XIV в. преобладали местные традиции предшествующего периода: сохранилось православие, сохранились бояре с их вотчинами и дружинами - хотя исчезло городское самоуправление. Северо-запад Руси остался не затронутым нашествием, и в Новгороде в неприкосновенности сохранились все порядки предшествующей эпохи - в том числе городское вече и приниженное положение "смердов". Таким образом, нашествие разделило Русь на две части, в то время как Новгород сохранил прежние традиции, на северо-востоке в процессе социального синтеза формировалось новое общество - общество Московской Руси.

Своеобразие русско-ордынских отношений можно понять только в русле того исторического времени, когда удельная Русь подверглась двойной агрессии - с востока и с запада. При этом западная экспансия несла более тяжелые последствия для Руси: целью крестоносцев были территориальные захваты и уничтожение православия, в то время как ордынцы после первоначального удара отошли назад в степь, а в отношении православия проявили не только терпимость, но даже гарантировали неприкосновенность православной веры, храмов и церковного имущества. Выбор внешнеполитической стратегии, осуществленный Александром Невским, был связан с защитой "исторического смысла своеобразия русской культуры - православия" <6>. "...Союз с Ордой - не иго Орды, а Военный союз с нею - предопределил особый путь Руси" <7>.

<6> Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989. С. 89.
<7> Там же. С. 95.

Монголо-татары оказали значительное, если не определяющее, влияние на выбор дальнейшего развития поземельных, правовых и социальных отношений Руси.

Золотоордынское иго в целом, может быть, все-таки отбросило страну назад и в правовом, и в духовном смысле. Специалисты характеризуют картину так: "Если уподобить древнерусскую книжность в канун Батыева нашествия мозаичному полу огромного зала, то все, что осталось от него, - это куча осколков, умещающихся в домашний совок. Применительно таково же соотношение существовавшего и сохранившегося применительно к книжности Киевской Руси" <8>.

<8> Введение христианства на Руси. М., 1987. С. 26.

Русь была поставлена в полную экономическую и политическую зависимость от завоевателей. Завоевание Руси монголо-татарскими войсками привело к далеко идущим последствиям для страны - в течение двух с половиной веков политическая и экономическая жизнь Руси развивалась не естественно, а под влиянием чужеземного владычества. Татарское владычество надолго отделило Русь от Западной Европы - и в культурном, и политическом и экономическом смысле. На долгие десятилетия иностранцы воспринимали Русь как Татарию <9>.

<9> Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. Ставрополь, 1993. С. 18 - 19.

Отчуждение князей друг от друга, платеж дани татарскому хану, утрата понимания единства Русской земли приводили к тому, что князья в своем уделе были не правителями, собственниками, а только владельцами, и поэтому хозяйское, собственническое отношение к земле у князей не складывалось: в любой момент он мог лишиться не только княжества, но и жизни. Княжеский удел по своему характеру напоминал простое частное землевладение, по типу боярского. Если раньше, до XIII в., княжеские земли женщины не наследовали (они возвращались княжескому роду для наследования следующего по очереди на княжение), то с XIII в. княжеские земли начинают наследовать женщины (если наследников-сыновей не было).

В период монгольского владычества русские князья рассматривали подвластные им территории как свою частную собственность. Между своим личным имуществом и государственной собственностью они разницы не видели, другими словами, князья (великий князь, а впоследствии государь) были собственниками всей земли, которой могли распоряжаться по своему усмотрению. Поэтому великий князь московский, получив ярлык на княжение, начал присоединять к Московскому княжеству земли как хозяин, по праву правопреемства. А ликвидация вече как демократического института, способного в дальнейшем перерасти в парламентскую форму государственного устройства, начатая монголами и законченная Иваном III, определила на века деспотическую форму правления, пренебрежение интересами частного собственника и личности в целом.

В последний период монгольского владычества выделялись следующие виды землевладения удельных князей: дворцовые, с которых поступали доходы княжеского дома и которым управляли придворные, и остальные земли княжества, которые делились на "белые" и "черные". "Белые" были отданы князем в постоянное владение духовенству и родовитым людям. Держатели этих земель не облагались налогами (потому и назывались белыми), но должны были нести службу (службой духовенства были молитвы). Остальные земли княжества, занимавшие основную часть его территории, определялись как черные. Их держатели были обременены многообразными повинностями под общим названием "тягло", что включало в себя платежи деньгами, или выполнение работ, или то и другое вместе.

На "черные" земли князья смотрели как на фонд, с помощью которого они могли одаривать церкви, монастыри и служилых аристократов. Княжеская награда за службу, наследство, покупка всегда представляли собой собственность на правах аллода: договоры между удельными князьями обычно содержали обязательства о гарантиях сохранения имущества каждого знатного человека, даже если он не нес службы у князя, на территории которого находилось его владение.

Такая свобода и такая безусловная собственность были распространены до конца XV в., когда московские князья ввели правило, согласно которому все миряне, державшие землю в пределах ее государства, независимо от способа приобретения этой земли, обязаны были служить князю. По мере расширения Московского государства это правило распространялось и на завоеванные земли. Что же касается Новгорода, то до покорения Москвой новгородцы имели в частной собственности около 60% земли. Причем женщины владели землей наряду с мужчинами. Частная собственность обусловила и существование демократического устройства этого города-государства. В собственности новгородских князей никогда не было больших земельных владений, а земли, которыми им удавалось обзавестись, передавались (после окончания княжеского контракта) во владение Софийского собора. В договоре (контракте) особо оговаривалось, что князь ни у кого не должен был отнимать землю без вины. Князьям, а также их женам и приближенным запрещалось приобретать в Новгороде землю, напрямую общаться с немецкими купцами. Статьи этих рядных грамот гарантировали, что новгородский князь не сможет разбогатеть и управлять городом независимо от вече. Некоторые российские историки считают, что к 1300 г. в Новгороде князей вообще не осталось и он превратился в единственную в Древней Руси республику.