Мудрый Юрист

Правовая политика в сфере пересмотра актов правосудия в России до судебной реформы середины XIX в. *

<*> Kipkaeva N.V. The legal policy in sphere of revision of certificates of justice in Russia before judicial reform of the middle XIX century.

Кипкаева Наталья Викторовна, мировой судья судебного участка N 2 Петровского района Саратовской области, соискатель кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права.

Статья посвящена анализу исторического развития института пересмотра судебных постановлений, которые выносились отечественными судами в период с XI в. до середины XIX в. В описываемом контексте исследуется эффективность работы судебной инстанционной системы.

Ключевые слова: суд, судопроизводство, гражданское и уголовное дело, правосудие, апелляция, пересмотр судебных постановлений.

Clause is devoted to the analysis of historical development of institute of revision of judicial decisions which be born by domestic courts during c XI century up to the middle of XIX century in a described context the overall performance judicial systems is investigated.

Key words: court, legal proceedings, civil and criminal case, justice, the appeal, revision of judicial decisions.

Нет сомнений в том, что Российское государство всегда в той или иной степени формировало правовую политику в сфере пересмотра судебных актов, даже в то время, когда суд в Древней Руси считался сугубо народным органом. Действительно, ни Русская Правда (XI в.), ни Псковская и Новгородская судные грамоты (XIV - XV вв.) ничего не говорили о возможности обжалования решений суда, а Договор Смоленска с Ригою и Готским берегом 1229 г. прямо закреплял недопустимость "пересуда" рассмотренного дела, вводя понятие окончательного решения в суде первой инстанции. Аналогичный запрет содержался в Псковской судной грамоте: "Князю, посаднику и наместнику архиепископа не следует пересуживать дела, решенные судьей; судьи и наместник не пересуживают дела, решенные князем" (ст. 2). Хотя Псковской судной грамотой и было установлено пять видов суда первой инстанции, все они являлись самостоятельными независимыми друг от друга, так что на решения ни одного из них не допускалось никакой жалобы <1>. Как отмечает И.Д. Беляев, кому бы ни принадлежало в это время вершить суд, князь ли с посадником, наместник, выборные судьи или другие уполномоченные на то лица, - все они пользовались таким уважением, что каждое решенное ими дело не подлежало обжалованию и всякое решение было окончательным <2>. Если судьи и выносили несправедливое решение, то "Бог буди им судья на втором пришествии Христовом..." (ст. 4) <3>.

<1> Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1901. С. 126.
<2> См.: Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1901. С. 275 - 276.
<3> Псковская судная грамота. Памятники русского права. Вып. 2. 1987. С. 286.

Новгородская судная грамота допускала жалобы на медлительность судопроизводства: "Если кто из тяжущихся был недоволен медлительностью суда и ежели при этом виною этой медлительности был судья, то тяжущиеся имели право просить у Новгорода приставов, и судья должен был решать дело в присутствии этих приставов" (ст. 29) <4>. В Новгороде существовало право уничтожения решения нижних судов в случае их обжалования. Это право принадлежало "только вечу по делам мирским и Новгородскому архиепископу по делам духовного ведомства. Вече, усмотрев неправду в суде посадника или других судей, сменяло их с согласия Великого князя". Однако в данном случае имело место обжалование действий судьи, а не обжалование решения <5>.

<4> Там же. С. 294.
<5> См.: Новгородская судная грамота. Памятники русского права. Вып. 3. 1990. С. 346.

Впервые о способе пересмотра решения упоминается в Судебнике 1497 г. (ст. 19), согласно которому "О неправом суде. А которого обинит боярин не по суду и грамоту правую на него съ диаком дасть, ино та грамота не в грамоту, а взятое отдати назад, а боярину и диаку в том пени нет, исцем суд с головы" <6>. "Суд с головы" как способ пересмотра решения вошел позднее и в Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 г. (ст. 10 главы Х). "Суд с головы" означал рассмотрение дела по существу судьями высшей инстанции, где в отличие от процедуры доклада допускалось представление нового фактического материала и доказательств. В результате практики передачи дел от низших судов высшим постепенно устанавливались постоянные иерархические отношения, которые и привели впоследствии к формированию двух инстанций суда и, собственно, апелляционного по содержанию способа обжалования решения. И если во времена Судебников жалобы на решение низших судов соединяли в себе элементы жалобы на злоупотребления, лихоимства судей, жалобы на само решение по существу, то Соборное уложение 1649 г. уже различало разграничение общей жалобы на частную и жалобу апелляционную. Если в суд высшей инстанции поступала жалоба на медлительность судьи, волокиту и другие притеснения, такая жалоба называлась частной. Судья, действия которого обжаловались, подвергался наказанию в виде возвращения убытков жалобнику, взысканию пени, взыскиваемой на государя, личного наказания для низших судов. Но при этом дело по частной жалобе не переносилось в суд высшей инстанции, а решалось тем же судьей. Если было установлено, что "судья просудился без хитрости" (по ошибке), то он не подвергался наказаниям и суд производился снова. Если же устанавливалось, что судья решил дело по лихоимству, то с него взыскивалась в пользу истца сумму иска, а также тройные пошлины по назначению государя. "За ту же вину у боярина, и у окольничего, и у думного человека отнята честь" (ст. 5 главы X Соборного уложения 1649 г.) <7>.

<6> Судебник 1497 г. Российское законодательство X - XX веков Т. 2. М., 1985. С. 54 - 62.
<7> Дмитриев Ф.М. История судебных инстанций и гражданского апелляционного судопроизводства от Судебника до Учреждения о губерниях. М., 1899. С. 288.

Дальнейшее развитие и совершенствование апелляционного производства происходило в период царствования Петра I. Указом царя от 15 июля 1719 г. было предписано, чтобы низшие суды были "под правлением" высших, а высшие суды в каждой губернии должны были подчиняться государственной Коллегии юстиции. Запрещалось подавать жалобы и прошения в высшие суды, минуя суды низшей инстанции. При переходе в высшую инстанцию надо было направлять в нее как само дело, так и выписку из него, в которой "излагать дело вполне и ясно, со всеми относящимися к нему документами". Такая выписка служила основанием для доклада в суде высшей инстанции. Стороны могли присутствовать при рассмотрении их жалобы в апелляционной инстанции и делать свои замечания по докладу. Так, жалоба на незаконное решение направлялась в Расправную палату, которая подчинялась Юстиц-коллегии. Там от челобитчика бралось объяснение, в чем именно он считает дело решенным незаконно. Затем Палата рассматривала дело и выносила решение. В апелляционную жалобу запрещалось включать дополнительные просьбы о таких обстоятельствах, которые не рассмотрены судом низшей инстанции. Жалоба должна была приноситься только на все решение, апелляция же на мнение одного из членов суда не принималась. Последствиями справедливой апелляции были штрафы, налагаемые на судей низшей инстанции <8>.

<8> См.: Михайлов М.М. Русское гражданское судопроизводство в его историческом развитии от Уложения 1649 г. до издания Свода законов. СПб., 1856. С. 172; России в документах и материалах с древнейших времен по 1930 г. Минск, 2003. С. 108 - 125.

В Указе от 17 сентября 1720 г. о порядке подачи апелляционной жалобы предписывалось подавать жалобу на низшие суды высшим судам, не минуя их. В апелляционной жалобе необходимо было излагать то, в чем именно состоит неправильность вынесенного судом первой инстанции решения, и указывать, каким указам оно противоречит. Указом от 8 февраля 1722 г. утверждались инстанции судов. Первую инстанцию составляли нижние провинциальные суды, вторую - надворные суды, третьей инстанцией были коллегии, четвертой - Сенат. Неоднозначным в истории российского законодательства XVIII в. было обжалование решений Сената на имя монарха. Первоначально Петр I, по чьему Указу и был создан Сенат, разрешил приносить такие жалобы, но затем в 1728 г. в результате беспорядочной подачи прошений Петр I запретил под страхом смерти приносить жалобы на Сенат.

Императрица Анна Иоанновна в 1730 г. допустила обжалование решений Сената, но за неосновательную апелляцию просители подвергались жестокому наказанию. Апелляционное производство получило свое дальнейшее развитие. Указывалось, что для получения права апелляции недовольная сторона "по выслушивании решения" должна была объявить в том же суде, где решено дело, свое несогласие с ним и в течение недели сделать запись на подлинном деле о намерении обжаловать это решение в высшую инстанцию. Сторона обязана была объявить, всем ли решением или частью его она недовольна. После объявления несогласия с решением суд пересылал дело в высшую инстанцию, где оно находилось до момента подачи апелляции. Таким образом, система апелляционного производства постепенно совершенствовалась, в частности, определялись требования к содержанию апелляционной жалобы.

Учреждение о губерниях 1755 г. ввело в действие такое понятие, как залог правой апелляции, согласно которому каждый проситель должен был внести в суд, вынесший решение, определенную денежную сумму и дать подписку, что считает свое дело правым. Если в суде второй инстанции решение низшего суда изменялось, то деньги возвращались просителю. В противном случае они составляли сумму штрафа за неправое "вчинение иска" и отдавались на содержание школ <9>. Что касается сроков апелляции, то указом Екатерины II в 1762 г. постанавливалось, что проситель должен подать апелляционную жалобу в суд второй инстанции в течение годового срока, а если он находится за границей, то в течение двух лет. Сроки эти давали право только на пересмотр дела. Для приостановления исполнения решения низшего суда необходимо было подать апелляционную жалобу в течение одного месяца, если же проситель находился в другом городе, то срок увеличивался до четырех месяцев.

<9> См.: Полное собрание законов Российской империи. Т. X. М., 1985. Ст. 1439.

Указом Александра I в 1801 г. впервые закреплялось апелляционное свидетельство, которое следовало предоставлять вместе с апелляционной жалобой, причем апелляционная жалоба без апелляционного свидетельства не принималась. В апелляционном свидетельстве указывались сведения о том, в каком суде, когда выносилось решение по делу, когда объявлялось окончательное решение, когда объявлялось неудовольствие решением. Данные правила были подтверждены более поздним Указом 1822 г. Апелляционный суд, рассматривавший дело по апелляционной жалобе, преследовал две цели: а) убедиться в правильной формальности произведенного низшим судом разбирательства дела; б) удостовериться в справедливом, основанном на законе решении этого дела. По своему содержанию апелляционное производство с XVIII в. до середины XIX в. являлось ревизионным. Если дело рассматривалось судом первой инстанции настолько неправильно, что невозможно было провести его проверку, то высший суд выносил постановление о передаче дела в низший суд для нового рассмотрения. Восхождение дела в высший суд происходило не по жалобе стороны, а в силу закона, причем дело последовательно проходило многочисленные инстанции, каждая из которых, пересмотрев дело, могла вынести свое решение.

Судебная система по Своду законов 1857 г. состояла из следующих судов: уездный суд (суд для дворян и государственных крестьян), городской магистрат (суд для мещан), надворный суд (суд для дворян и чиновников в столицах) <10>. Апелляция, подаваемая из низшего суда в суд следующей инстанции, называлась апелляцией суда второй степени. Решение суда второй степени, выносимое в результате рассмотрения апелляции, подлежало обжалованию в суд третьей степени. Но судопроизводство в судах второй и третьей степени различалось. Это отличие заключалось в том, что при рассмотрении дела судом второй степени допускалось предъявление дополнительных доказательств, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, что воспрещалось в суде третьей инстанции.

<10> См.: Виленский Б.В. Подготовка Судебной реформы 20 ноября 1864 г. в России. Саратов, 1963. С. 31.

Таким образом, в дореформенном процессе существовала достаточно громоздкая судебная инстанционность. Сторона, недовольная решением дела во второй инстанции, могла обжаловать его в департамент Сената, откуда дело, если сенаторы не приходили к единогласному его решению, передавалось в Общее собрание Сената. Затем дело передавали в департамент Государственного Совета и далее в Общее собрание Государственного Совета и на Высочайшее усмотрение. Необходимо учитывать и то обстоятельство, что разрешению гражданских дел оказывали содействие своими заключениями казенные палаты, министр, консультация при Министерстве юстиции, обер-прокуроры, а полиция предварительно расследовала некоторые дела. Благодаря этому число инстанций еще более увеличивалось, делая пересмотр гражданских и уголовных дел практически невозможным или безнадежным для апеллятора.