Мудрый Юрист

Мартин против хантер'з лесси

Максим Артемьев, доцент, кандидат психологических наук по специальности "политическая психология", г. Москва.

Уникальность Верховного суда США заключается в том, что он имеет право принимать к апелляции дела не только из федеральных судов, но и из верховных судов штатов, Пуэрто-Рико и округа Колумбия (напомним, что правовые системы штатов и федерации строго разделены). Следовательно, его решения являются обязательными для этих высших судебных органов. Правда, такое вмешательство возможно лишь тогда, когда затрагиваются интересы Союза, либо когда судебный спор касается двух штатов, либо когда граждане одного штата судятся с властями другого. Признание этого права пришло не сразу, а лишь в 1816 году после долгой судебной тяжбы.

Начало процесса

В Америке штаты четко блюдут свои права и ревностно относятся к вмешательству Вашингтона в свои дела. В первые десятилетия существования Союза это принимало порой гиперболизированные формы, когда штаты ставили под сомнение основы федерализма, настаивая на том, что правительство уполномочено заниматься сугубо обороной и внешней политикой и не должно вообще лезть в их внутренние дела.

Процесс установления нынешней формы взаимоотношений между центральной властью и субъектами Союза занял несколько десятилетий, и дело "Мартин против Хантер'з Лесси" (Martin v. Hunter's Lessee) стало в нем решающим этапом.

Краткая предыстория дела такова. Во время Войны за независимость некоторые штаты, в частности Вирджиния, конфисковали собственность лоялистов (тех, кто остался верен британской короне), в том числе земельную. Среди пострадавших оказалась Денни Мартин - наследница лорда Фэрфакса, владевшего перед войной 5 млн. акров земли. Между нею и одним из тех, кто приобрел конфискованную недвижимость, - Дэвидом Хантером завязалась судебная тяжба. Мартин заявляла, что мирные соглашения между США и Великобританией гарантируют неприкосновенность собственности и право на владение землей в Америке британским подданным.

В конечном счете (дело тянулось с 1791 года) Верховный суд Вирджинии отверг иск Денни Мартин и подтвердил законность как конфискации, так и владения землей Дэвидом Хантером, указав, что договор между США и Великобританией не имеет отношения к данному земельному конфликту.

Однако наследница подала апелляцию в Верховный суд США, который в своем решении 1813 года (заметим, что шла война 1812 - 1814 годов с Англией, но суд не прекращал своих занятий) - Fairfax's Devisee v. Hunter's Lessee решил, что Мартин имеет полное право на владение участком. Что также важно - и в этом случае, как и, собственно, в деле Martin v. Hunter's Lessee, главный судья Джон Маршалл воздержался (вопреки обыкновению) от написания вердикта суда, поскольку члены его семьи были вовлечены в земельные тяжбы вокруг рассматриваемых конфискованных земель. Вынести постановление выпало на долю судьи Джозефа Стори, который, глубоко вникнув в законодательство штата Вирджиния и его судебные прецеденты по схожим делам, решил, что Верховный суд штата принял неправильное решение, и вернул ему дело для повторного рассмотрения. И вот здесь-то началось самое интересное, что и послужило началом процесса Martin v. Hunter's Lessee и придало ему такое значение.

Историческое решение

Вирджинские судьи объявили, что не признают обязательности для себя решения Верховного суда США.

В стране разгорелся диспут среди адвокатов и политиков. Раздались громкие голоса в защиту прав штатов, обвинявшие Стори и его коллег в том, что они низводят суды штатов до роли простых исполнителей своих решений и тем самым попирают федерализм.

В результате через 3 года Верховный суд США вновь был вынужден вернуться к претензиям наследницы, но предметом спора уже являлся чисто конституционный вопрос: имеет ли он право принимать к рассмотрению дела из судов штатов? То есть возникших вне федеральной судебной системы. Напомним, что каждый штат обладает своей собственной юридической системой: суды, прокуроры, допущенные до работы с ними адвокаты. Может ли Верховный суд выносить решения касательно законов штатов и их судебных постановлений, которые имеют отношение к федеральным договорам и законам? Могут ли штаты не выполнять те или иные законы Союза, если с ними не согласны?

Хотя мнение Джона Маршалла играло важную роль в вынесении решения, но опять-таки написание проекта постановления было поручено Джозефу Стори. Он отталкивался от ст. 25 Судебного закона 1789 года (установившего основы федеральной судебной системы), которая прямо определяла как предмет для рассмотрения Верховного суда решения судов штатов, относящиеся к конституции, федеральным законам и соглашениям. Он отталкивался также от ст. 6 Основного закона, которая определяла международные трактаты, подписанные США, как источник федерального права. Стори отверг заявку властей Вирджинии на равноправный суверенитет с Союзом, подчеркнув, что принятие Конституции - дело всего американского народа, а не результат договоренностей между штатами.

Поэтому в своем решении Стори указал, что, во-первых, Верховный суд выступает как апелляционный орган не только по отношению к федеральным судам, но и ко всем иным, если дело касается федеральных законов. Во-вторых, он подтвердил конституционность ст. 25 Судебного закона 1789 года, которую пытались отрицать вирджинские судьи.

Решение Верховного суда по делу Martin v. Hunter's Lessee стало историческим, потому что без него федеральное правительство было бы бессильно принуждать отдельные штаты к выполнению его решений. Подтверждение и утверждение права Верховного суда принимать обязывающие решения по отношению к судам штатов в тех случаях, когда предметом рассмотрения становится федеральное законодательство, явилось вехой в его истории.

Отметим и такой интересный факт, ярко характеризующий американское правосудие. По сути, Верховный суд защитил имущественные интересы людей, выступавших против независимости США. Но, несмотря на их политическую ориентацию, судья Джозеф Стори отстаивал букву и дух закона.

Российский федерализм находится еще только в самом начале пути. И потому для нас перипетии становления федеративных отношений в другой огромной стране, прошедшей этот путь на 200 лет раньше, особенно поучительны и значимы.