Мудрый Юрист

Влияние смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств, относящихся к личности исполнителя, на ответственность других соучастников *

<*> Osokin R.B., Kursaev A.V. Impact of mitigating or aggravating circumstances related to the personality of executor on responsibility of other accomplices.

Осокин Роман Борисович, кандидат юридических наук, доцент, докторант факультета подготовки научных и научно-педагогических кадров Московского университета МВД России.

Курсаев Александр Викторович, аспирант кафедры уголовного права и процесса Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина.

В статье рассматриваются вопросы влияния смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, относящихся к личности исполнителя, на ответственность других соучастников в зависимости от их правовой природы. Вносятся предложения по совершенствованию уголовного законодательства в целях устранения пробелов и недопущения необоснованного судебного усмотрения при назначении наказания соучастникам.

Ключевые слова: смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, исполнитель преступления, назначение наказания.

The article considers the issues of impact of mitigating and aggravating circumstances related to the personality of executor on responsibility of other accomplices depending on legal nature thereof. The authors make proposals with regard to improvement of the criminal legislation for the purposes of elimination of lacunas and non-admission of unsubstantiated judicial discretion in assignment of punishment to accomplices.

Key words: mitigating and aggravating circumstances, executor of crime, assignment of punishment.

При рассмотрении правил назначения наказания за соучастие в преступлении неизбежно возникает вопрос о том, как и в какой мере различные смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, имеющиеся только на стороне одного из соучастников, влияют на индивидуализацию наказания в отношении других соучастников.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. предлагает руководствоваться следующим положением, изложенным в ч. 2 ст. 67 УК: смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику.

В то же время в теории отечественного уголовного права вопрос о влиянии смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств, относящихся к исполнителю, решался в разное время по-разному.

В частности, А.Н. Трайнин критикует позицию о том, что вопрос о вменении в уголовную ответственность обстоятельств, относящихся к личности обвиняемого, в отношении других соучастников должен разрешаться неодинаково. Позиция, при которой обстоятельства, относящиеся к личности самого исполнителя, характеризующие большую или меньшую степень совершенного преступления, должны подлежать вменению остальным соучастникам, поскольку они охватывались их предвидением, а обстоятельства, которые характеризуют лишь исключительно степень социальной опасности данного конкретного преступника и которые совершенно не влияют на характер и содержание совершенного деяния, не могут быть вменены в уголовную ответственность другим соучастникам, представляется ему глубоко ошибочной. Профессор А.Н. Трайнин писал о том, что "не может быть различных принципов установления ответственности соучастников в отношении одинаково осознаваемых ими элементов состава. Поэтому, идет ли речь об объективных обстоятельствах (хищение в крупных размерах) или обстоятельствах субъективных (военнослужащий), ответ один: если соучастник сознавал отягчающий элемент состава, он отвечает, если не осознавал - не отвечает" <1>. По его мнению, иное означало бы, что соучастник оказывался в привилегированном положении: индивидуально действующее лицо отвечает за все элементы состава, охваченные его умыслом, а соучастник - за некоторые, "индивидуальные", не отвечает. Общий принцип, по мнению А.Н. Трайнина, заключается в следующем: "...поскольку умысел каждого соучастника (как и умысел индивидуального виновника) должен охватывать все те фактические обстоятельства, которые являются элементами состава, то отсюда непосредственно следует, что отдельный соучастник не несет ответственности лишь за те отягчающие обстоятельства, которых он не знал" <2>.

<1> Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления // Избранные труды. СПб., 2004. С. 225.
<2> Там же. 226.

Несколько иную позицию по данному вопросу занимал М.И. Ковалев. В своей монографии "Соучастие в преступлении" профессор М.И. Ковалев писал, что "соучастники несут ответственность за преступное деяние, поэтому все элементы, характеризующие состав этого деяния, могут быть вменены в вину любому соучастнику и притом независимо от их характера" <3>. В то же время соучастники могут нести ответственность только за обстоятельства, связанные с составом выполненного деяния, но не с личностью исполнителя, поэтому все объективные отягчающие или смягчающие ответственность обстоятельства распространяются на всех соучастников, а личные обстоятельства должны относиться только к их носителю.

<3> Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Ч. 2. Свердловск, 1962. С. 160.

А.А. Пионтковский при решении данного вопроса исходил из следующих посылок. Объективные обстоятельства, относящиеся к условиям совершения исполнителем преступления, которые делают его более опасным или менее опасным, подлежат вменению в уголовную ответственность всем остальным соучастникам при условии, что эти обстоятельства охватывались их предвидением как элементы прямого или эвентуального умысла. Вопрос же о вменении обстоятельств, относящихся к личности самого исполнителя, должен решаться не всегда одинаково. "В тех случаях, когда обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя, все же характеризуют большую или меньшую степень социальной опасности совершенного ими преступления, они подлежат вменению и в уголовную ответственность и остальным соучастникам, поскольку они охватывались их предвидением". Обстоятельства же, которые "характеризуют лишь исключительно повышенную степень социальной опасности данного конкретного преступника, не могут быть вменены в уголовную ответственность остальным соучастникам" <4>.

<4> Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 583.

Г.А. Кригер также считает невозможным вменение соучастникам отягчающих обстоятельств, относящихся к личности исполнителя (повторность, особо опасный рецидив) <5>.

<5> См.: Советское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.Д. Дурманова, Г.А. Кригера, В.Д. Меньшагина. М., 1971. С. 271 (автор главы о соучастии в преступлении - Г.А. Кригер).

Р.Н. Судакова придерживается взгляда тех криминалистов, "которые исключают однозначное решение вопроса о пределах уголовно-правового вменения соучастникам признаков, характеризующих личность исполнителя и... дифференцируют оценку указанных признаков с учетом не только их влияния на общественную опасность совместно совершенного преступления, но и их значения в структуре состава преступления" <6>. По ее мнению, соучастникам вменяются в ответственность лишь личностные особенности исполнителя, являющиеся конститутивными элементами основных составов преступлений, значительную часть которых составляют составы со специальным субъектом преступления. Обстоятельства, использованные законодателем при формировании квалифицированных составов, влияют только на ответственность исполнителя и не распространяются на остальных участников совместной преступной деятельности.

<6> Джекебаев У.С., Вайсберг Л.М., Судакова Р.Н. Соучастие в преступлении (криминологические и уголовно-правовые проблемы). Алма-Ата, 1981. С. 136.

П.Ф. Тельнов полагает, что "более опасные признаки объективной стороны деяний исполнителя влияют на квалификацию преступлений других соучастников, если они указаны в диспозиции более строгой нормы Особенной части Уголовного кодекса и если применение их входило в сознание данного соучастника. В таком же порядке остальным соучастникам квалифицирующие признаки, характеризующие субъективную сторону преступления" <7>. Квалифицирующие же обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя, имеют двоякое значение для оценки деяний остальных соучастников. В тех случаях, когда по закону они повышают общественную опасность всего совместно совершенного преступления (положение должностного лица, получившего взятку, офицерское звание дезертира), эти обстоятельства вменяются другим соучастникам, если они охватывались их сознанием. В тех же случаях, когда речь идет об обстоятельствах, повышающих опасность только личность самого исполнителя (повторность, прежняя судимость), их влияние на квалификацию действий других соучастников полностью исключается.

<7> Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974. С. 143.

Аналогичной позиции придерживается Б.А. Куринов - особенности субъекта преступления, выделенные в законе в качестве основных или квалифицирующих признаков состава преступления, подлежат вменению остальным соучастникам, если они охватывались их умыслом <8>.

<8> См.: Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 156.

Ф.Г. Бурчак при решении данного вопроса полагает необходимым руководствоваться следующим: 1) соучастникам могут быть вменены в вину все охватываемые их сознанием объективные обстоятельства, относящиеся к выполненному исполнителем составу преступления; 2) соучастникам могут быть вменены в вину охватываемые их сознанием обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя и влияющие на квалификацию его преступления в сторону усиления ответственности; 3) на соучастников не распространяются обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя и влияющие на квалификацию его преступления в сторону смягчения ответственности; 4) на соучастников не распространяются обстоятельства, относящиеся только к личности данного конкретного исполнителя и влияющие на вид и размер его наказания <9>.

<9> См.: Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. Киев, 1969. С. 211 - 212; Он же. Соучастие: социальные, криминологические и уголовно-правовые проблемы. Киев, 1986. С. 189.

Таким образом, указанные авторы различают смягчающие и отягчающие наказания обстоятельства, относящиеся к личности виновного и к совместно совершенному деянию.

С нашей точки зрения, при решении вопроса о влиянии смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств, относящихся к личности исполнителя, на ответственность других соучастников необходимо исходить из того, что одной из классификаций смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств является их деление на обстоятельства, влияющие на общественную опасность личности виновного (п. п. "а", "б", "в", "г", "д", "и" ч. 1 ст. 61 УК, п. п. "а", "г" ч. 1 ст. 63 УК РФ) и обстоятельства, влияющие на общественную опасность совершенного преступления. При этом обстоятельства, влияющие на общественную опасность личности виновного, подразделяют на обстоятельства: 1) характеризующие психофизическое состояние личности и 2) характеризующие социально-правовое состояние личности. Обстоятельства, влияющие на общественную опасность совершенного деяния, подразделяют на: 1) обстоятельства, характеризующие способ совершения деяния; 2) обстоятельства, характеризующие преступные последствия; 3) обстоятельства, характеризующие субъективную сторону деяния <10>. Исходя из того что перечень смягчающих наказание обстоятельств, в отличие от обстоятельств, отягчающих наказание, сформулирован как открытый, он может быть дополнен такими обстоятельствами, относящимися к личности виновного, как положительная характеристика личности виновного по месту жительства, работы, учебы, отсутствие судимости, тяжелая болезнь виновного, пассивная роль виновного в преступлении, совершенном в соучастии, и т.п. Уголовный закон, требуя учитывать при назначении наказания соучастникам характер и степень фактического участия лица в совершении преступления, значения этого участия для достижения цели преступления и его влияние на характер или размер причиненного или возможного вреда, которые можно отнести ко всем соучастникам, в то же время не обязывает суд назначить всем равное наказание с учетом этих критериев. Это обусловлено тем, что совместное участие в совершении преступления не исключает так называемых личностных обстоятельств, затрагивающих психофизическое или социально-правовое состояние лица. В то же время поскольку личностные обстоятельства нередко играют роль признака диспозиции статьи Особенной части УК РФ, то их установление по уголовному делу может повлечь за собой кроме назначения соучастникам наказания в разных размерах и разную уголовно-правовую квалификацию совершенного соучастниками одного и того же общественно опасного деяния. Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, решающее значение "имеют данные, раскрывающие особенности участия лица в преступлении, вменяемом всем соучастникам" <11>. Это в том числе отличает институт индивидуализации наказания при совершении преступления в соучастии от уголовно-правовой квалификации, основывающейся на необходимости учета общего в совместно совершенном общественно опасном деянии (например, преступного вреда), и обусловливающей выбор конкретной санкции нормы Особенной части Уголовного кодекса РФ. Поэтому примененный законодателем способ учета смягчающих и отягчающих обстоятельств, относящихся к личности одного из соучастников, согласно которому смягчающие и отягчающие обстоятельства учитываются при назначении наказания только соучастнику, к личности которого они относятся, представляется абсолютно правильным и отвечающим принципу справедливости. В то же время данный подход требует своего логического завершения. Законодатель, установив правила учета смягчающих и отягчающих обстоятельств, относящихся к личности одного из соучастников, в то же время не установил, в какой мере подлежат учету обстоятельства, относящиеся к общественной опасности совершенного деяния. Решение этого вопроса лишь косвенно затронуто в ст. 67 УК, где говорится о том, что соучастникам наказание назначается в том числе и с учетом значения участия для достижения цели преступления, его влияния на характер и размер причиненного или возможного вреда. Упоминание этих обстоятельств свидетельствует о том, что сознанием виновных должны охватываться также и данные, раскрывающие особенности участия лица в совершении преступления (в т.ч. и смягчающие и отягчающие обстоятельства). Исходя из вышеизложенного, в целях более полной реализации принципа субъективного вменения и устранения нормативной неопределенности <12> по данному вопросу предлагаем дополнить ст. 67 УК п. 2.1 следующего содержания: "2.1. Смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к совместно совершенному общественно опасному деянию, подлежат вменению только тем соучастникам, которые осознавали эти обстоятельства".

<10> См.: Дядькин Д.С. Теоретические основы назначения уголовного наказания. СПб., 2006. С. 238.
<11> Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко. М., 2008. С. 585 (автор главы - М.И. Ковалев).
<12> О неопределенности в уголовном законодательстве см.: Кауфман М.А. Нормативная неопределенность в уголовном законодательстве // Журнал российского права. 2009. N 10. С. 58 - 62.

Данное предложение будет полезно в целях более полного изучения при соучастии обстоятельств, относящихся только к личности виновного и его предшествующей деятельности, которые необходимо учитывать, так как иногда подобные признаки (например, неоднократность) теряют свойство чисто личностных, отражая не только степень общественной опасности личности преступника, но и характер общественной опасности самого преступного деяния. Указанная ситуация характерна для тех уголовно-правовых норм, в которых признаки, относящиеся к личности виновного, включаются в разряд конститутивных признаков состава преступления (ст. ст. 154, 178, 180 УК РФ). В примечании 4 к ст. 178 УК сказано, что "неоднократным злоупотреблением доминирующим положением признается совершение лицом злоупотребления доминирующим положением более двух раз в течение трех лет, за которые указанное лицо было привлечено к административной ответственности". Из этого следует, что соучастник, который не участвовал в первом и втором случаях злоупотребления доминирующим положением, однако знал о том, что исполнитель уже допускал злоупотребление служебным положением, при наличии у исполнителя третьего аналогичного факта уже будет отвечать по ст. 178 УК. Это обусловлено принципом акцессорности, согласно которому ответственность всех соучастников наступает по той уголовно-правовой норме, по которой несет ответственность и исполнитель. При отсутствии такого осознания оснований для вменения организатору, подстрекателю или исполнителю ст. 178 УК РФ, с нашей точки зрения, не имеется. Иное означает допущение возможности неравномерного распределения требований для наличия в деянии признаков преступного характера по отношению к исполнителю, с одной стороны, и организатору, подстрекателю, пособнику - с другой, что является неконституционным и не отвечает положениям ст. 5 "Принцип вины" и ст. 6 "Принцип справедливости" УК РФ.