Мудрый Юрист

Будущий акционер как сторона акционерного соглашения по российскому законодательству

Кокорин А.С., аспирант МГЮА имени О.Е. Кутафина.

В практике часто возникает потребность в заключении акционерного соглашения с участием лица, которое на момент его подписания не является акционером соответствующего общества, но становится им в будущем. Назовем такое лицо будущим акционером. Что мешает будущему акционеру быть стороной акционерного соглашения? Отсутствие у будущего акционера прав, удостоверяемых акциями, и прав на сами акции, что составляет предмет акционерного соглашения.

Проблема N 1: может ли выступать стороной акционерного соглашения лицо, не обладающее его предметом?

Ответ: может. Примеров достаточно. Так, в договорах, где предметом является работа или услуги, ни одна из сторон не обладает соответствующим предметом договора на момент его заключения (и не может им обладать в силу специфики предмета), но предмет создается в процессе исполнения договора. Кроме того, есть основание полагать, что в прямо предусмотренных законом случаях в качестве стороны договора, которая в силу сущности договора должна обладать его предметом, может выступать лицо, указанным предметом не обладающее, но получающее его в будущем для дальнейшего использования с целью исполнения взятых на себя обязательств по договору. Примером такого подхода служит норма, закрепленная в п. 2 ст. 455 ГК РФ, закрепляющая правило о том, что договор купли-продажи может быть заключен также в отношении товара, не принадлежащего продавцу на момент заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара.

Проводя аналогию с акционерным соглашением, можно понять, что подобная норма применительно к данному договору гласила бы, что соглашение может быть заключено в отношении прав, удостоверенных акциями, и (или) прав на акции, которые не принадлежат стороне соглашения в момент его заключения. Но такая норма отсутствует. Означает ли это, что будущий акционер, в отличие от "будущего продавца", не может заключить договор в отношении отсутствующего на момент заключения предмета? По этому поводу в отечественной доктрине высказывалось мнение, что договор купли-продажи не может быть заключен в отношении вещи, которая не существует, не потому, что она еще не создана или не приобретена продавцом, а вследствие ее утраты продавцом в силу ее уничтожения до момента заключения договора купли-продажи <1>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (издание 4-е, стереотипное).

<1> Подробнее об этом см., напр.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М.: Статут, 2000. С. 17 - 18.

Проводя аналогию с акционерным соглашением, нетрудно понять, что, если принципиальная невозможность для будущего акционера приобрести акции (а вместе с ними удостоверенные акциями права) и, как следствие, невозможность реализовать права и исполнить принятые на себя обязательства по акционерному соглашению отсутствует, будущий акционер может заключить акционерное соглашение об осуществлении прав на акции и из акций, которых у него еще нет, но которые объективно могут появиться в будущем.

Непреодолимых препятствий для заключения акционерного соглашения будущим акционером нет. В случае возможного спора в суде необходимо будет доказать, что будущий акционер на момент заключения акционерного соглашения имел возможность приобрести акции, для того чтобы в дальнейшем исполнить свои обязательства по акционерному соглашению.

Проблема N 2: возможно ли связать момент вступления акционерного соглашения в силу с событием, точная дата наступления которого неизвестна, а неизбежность наступления неочевидна?

Акционерное соглашение с участием будущего акционера может вступить в силу (в соответствующей части) не ранее даты внесения записи о приобретении будущим акционером акций. В противном случае было бы порождено неисполнимое обязательство. При этом момент вступления акционерного соглашения (его части) в силу может быть определен не иначе как путем указания на конкретную календарную дату, истечение определенного периода времени или указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. В противном случае условие о моменте вступления в силу может быть признано недействительным по причине нарушения ст. 190 ГК. Если момент вступления в силу акционерного соглашения определен моментом записи на счет будущего акционера приобретаемых им акций, то данное условие может быть признано недействительным, так как оно не связывает вступление соглашения в силу ни с календарной датой, ни с периодом времени, ни с событием, которое неизбежно наступит. С практической точки зрения на момент заключения акционерного соглашения с будущим акционером сложно предвидеть точную дату или период, когда на лицевом счете или счете депо будущего акционера появится запись о переходе прав на акции. В качестве одной из причин указанной сложности можно назвать хотя бы то обстоятельство, что действие по внесению записи по лицевому счету (счету депо) о переходе прав на акции может (должно) быть совершено регистратором в любое время в течение трех дней с даты получения необходимых документов <2>.

<2> Пункт 10.3 Постановления ФКЦБ РФ от 02.10.1997 N 27 "Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг".

Проблема N 3: возможно ли связать момент вступления акционерного соглашения в силу с событием, наступление которого зависит от действий одной из сторон?

Здесь возникает проблема условных сделок. Судебная практика по данному вопросу противоречива <3>. Поэтому сохраняется риск, что указание в акционерном соглашении на его вступление в силу с момента перехода прав на акции будет признано недействительным в силу того, что наступление такого условия зависит от действий одной из сторон (направление регистратору документов для записи перехода акций на счет покупателя).

<3> Суды признают действительными такие условия, например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 25.09.2001 N А13-764/01-12, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 18.03.2003 N Ф04/1171-150/А75-2003, Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 12.07.2007 N 52-2223/2006 и не признают их, например, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 05.07.2005 N А28-10224/2004-284/17, Постановлении ФАС Московского округа от 24.06.2005 N КГ-А40/5331-05-П.

Для того чтобы условие о моменте вступления акционерного соглашения в силу не противоречило ст. 190 ГК, а также не приводило к возникновению обязательства, которое не может быть исполнено, оно должно определять момент вступления акционерного соглашения в силу таким образом, чтобы, с одной стороны, акции в этот момент уже были на счету будущего акционера, и, с другой стороны, чтобы временной разрыв между внесением регистратором записи о переходе прав на акции и моментом вступления в силу акционерного соглашения был минимален.

Выводы: 1) будущий акционер вправе вступать в акционерное соглашение при условии наличия возможности исполнения своих обязательств из соглашения. Эта возможность может обеспечиваться, например, наличием предварительного или основного договора купли-продажи акций соответствующего общества; 2) существует риск признания соглашения недействительным в части участия в нем будущего акционера по мотивам отсутствия в законе нормы, позволяющей заключать соглашение акционеров в отношении прав, удостоверенных акциями и (или) прав на акции, которые будущему акционеру не принадлежат на момент заключения соглашения.

Можно предложить также альтернативное средство достижения цели, которую преследует будущий акционер, - предварительный договор. Предметом предварительного договора является основной договор, а не предмет основного договора. Такой подход не только соответствует букве (и, надеемся, духу) закона (п. 1 ст. 429 ГК), но и подтверждается судебной практикой <4>.

<4> См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 N 402/09 по делу N А41-К1-13707/07; Определение ВАС РФ от 03.04.2009 N ВАС-402/09 по делу N А41-К1-13707/07; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.04.2010 по делу N А17-3459/2009; Постановление ФАС Московского округа от 17.06.2010 N КГ-А41/4738-10 по делу N А41-21235/09; Постановление ФАС Московского округа от 07.04.2010 N КГ-А40/2420-10 по делу N А40-46733/09-113-410.

Конструкция предварительного договора может быть использована для достижения целей будущего акционера. Подписывая предварительный договор о заключении акционерного соглашения, стороны договариваются об условиях последнего. При этом будущему акционеру не нужно обладать акциями на момент заключения предварительного договора. В качестве даты заключения собственно акционерного соглашения (основного договора), в целях исключения рисков, с которыми связано непосредственное заключение соглашения лицом без акций, предпочтительнее указывать дату, когда будущий акционер уже станет "текущим", т.е. дату зачисления акций на лицевой счет или счет депо будущего акционера.

Очевидно, что заключение предварительного договора не снимает вопрос об участии будущего акционера в акционерном соглашении, так как само соглашение заключается уже не будущим, а текущим и полноправным акционером. Тем не менее использование предварительного договора позволяет достичь целей участия будущего акционера в акционерном соглашении, хоть и происходит это опосредованно, так как предварительный договор снимает риски, обозначенные выше в проблемах 1 - 3.