Мудрый Юрист

Реализация следователем права на обжалование решения прокурора и сроки предварительного следствия: конфликт неизбежен *

<*> Bezrukov S.S., Popkov N.V. Realization by investigator of the right to appeal the decision of procurator and periods of preliminary investigation: conflict is inevitable.

Безруков Сергей Сергеевич, начальник кафедры уголовного процесса Пермского филиала Нижегородской академии МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

Попков Никита Вячеславович, начальник отдела Главного следственного управления при ГУВД по Пермскому краю, кандидат юридических наук.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, предоставив следователю право на обжалование решения прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования, не разъяснил, как в данном случае следует исчислять сроки предварительного следствия. В связи с этим адвокаты, следователи, руководители следственных органов и прокуроры по-разному истолковывают положения УПК, что приводит к обжалованию законности принимаемых решений в суд. Но однозначного ответа на вопрос о том, как следует поступать в данном случае, не может дать и суд, что свидетельствует о необходимости корректировки норм закона.

Ключевые слова: следователь, прокурор, предварительное следствие, срок.

Criminal Procedural Code of Russian Federation, giving the investigator the right to appeal the prosecutor's decision to return the criminal case for further investigation, not explained, in this case should be calculated in terms of the preliminary investigation. In this regard, lawyers, investigators, heads of investigative agencies and prosecutors differently interpret the provisions of the CPC, which leads to challenging the legality of decisions taken in court. But the simple answer to the question of how to proceed in this case, can not give the court, which indicates the necessity of amending the rules of law.

Key words: investigator, procurator, preliminary investigation, period.

Реализация права на обжалование, названного в гл. 2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК), одним из принципов уголовного судопроизводства предполагает массу различных аспектов, раскрыть все из которых просто невозможно в рамках одной научной статьи. В настоящее время подача жалобы рассматривается как неотъемлемое право участников уголовного процесса, не обладающих государственно-властными полномочиями, в отстаивании своих интересов в уголовном деле, а также как эффективное средство, позволяющее ограничить какие бы то ни было злоупотребления предоставленными полномочиями со стороны органов уголовной юстиции. В связи с этим в нормах УПК, закрепляющих право, а также порядок подачи и рассмотрения жалоб, акцент сделан на участниках, имеющих собственный интерес в уголовном деле, противостоящих правоохранительным органам или понуждающих их к принятию надлежащих мер.

В то же время законодатель не лишает права на обжалование и следователей, дознавателей, сталкивающихся с неправомерными (по их мнению) указаниями руководителей и прокуроров. Но в этой части нормы УПК, как нам представляется, лишены необходимой детализации, по-видимому, в силу того, что возникающие в таком случае правоотношения должны укладываться в общую схему. В связи с этим следователь не упоминается в соответствующих статьях УПК в качестве субъекта обжалования, а в тексте уголовно-процессуального закона не существует норм, которые бы устанавливали специальный порядок, а соответственно, и сроки рассмотрения подобных жалоб. Такие небрежности законодательного регулирования создают серьезные проблемы в правоприменительной практике.

В рамках данной статьи особо хотелось бы остановиться на проблеме исчисления сроков предварительного следствия при возникновении разногласий между прокурором и органами предварительного следствия при утверждении обвинительного заключения. В случае возвращения прокурором уголовного дела, направленного ему для утверждения обвинительного заключения и передачи в суд, для дополнительного следствия, ч. 4 ст. 221 УПК предоставляет следователю право обжалования с согласия руководителя следственного органа такого решения прокурора вышестоящему прокурору. Но как при этом должны исчисляться сроки предварительного следствия, УПК не уточняет. Законодатель не дает ответа на вопрос о том, должен ли следователь в данном случае вновь принять уголовное дело к своему производству и установить сроки следствия, после чего обратиться с жалобой к вышестоящему прокурору или же обжаловать решение о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования можно, не прибегая к указанной процедуре.

К сожалению, подобного рода проблемы не являются редкостью для сотрудников правоприменительных органов. На их распространенность косвенно указывает тот факт, что попытки истолкования соответствующих норм УПК предпринимались на ведомственном уровне. Так, в Следственном комитете при МВД России по результатам обобщения практики реализации руководителями органов предварительного следствия полномочий по продлению процессуальных сроков были выявлены многочисленные недостатки в организации данного направления работы и подготовлено письмо от 1 сентября 2008 г. N 17/3-16400 "Об устранении недостатков при подготовке материалов ходатайств о продлении процессуальных сроков" <1>. В п. 3 предложений руководства Следственного комитета при МВД России по устранению выявленных недостатков прямо указывается: "Срок нахождения уголовного дела у прокурора и в суде, а также срок, установленный для обжалования решения прокурора о возвращении уголовного дела в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК, в общий срок предварительного следствия не включать".

<1> По нашим данным, документ официально опубликован не был.

Аналогичная точка зрения изложена и в п. 27 Приказа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 7 сентября 2007 г. N 6 "О мерах по организации предварительного следствия" <2>, где указано: "При несогласии с решением прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования принимать меры к его обжалованию в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, с установлением следователю срока обжалования в соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ в пределах одного месяца. Учитывать, что данное время в срок предварительного следствия не входит. Срок обжалования исчислять с момента поступления уголовного дела в следственный орган до направления уголовного дела с возражениями и обвинительным заключением вышестоящему прокурору".

<2> Опубликован в СПС "КонсультантПлюс".

Диаметрально противоположная позиция приведена в информационном письме Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 16 февраля 2010 г. N 15/1-4320-09 "О порядке применения ч. 6 ст. 162 УПК РФ при продлении сроков предварительного следствия" <3>. В указанном письме заместитель Генерального прокурора Российской Федерации В.Я. Гринь сообщает всем прокурорам субъектов Российской Федерации и приравненным к ним прокурорам, что Генеральной прокуратурой Российской Федерации рассмотрен вопрос о соответствии требованиям ст. 162 УПК вышеуказанного Приказа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, и делает вывод о том, что исходя из предписаний УПК следует включать срок обжалования решения прокурора в общий срок предварительного следствия, так как закон устанавливает единые правила для исчисления и продления сроков для исполнения указаний прокурора и для их обжалования.

<3> По нашим данным, документ официально опубликован не был.

Следствием наличия явного пробела в нормах УПК и различий в ведомственных подходах к решению этого вопроса являются возникающие в следственной и судебной практике дискуссии относительно порядка исчисления сроков предварительного следствия. Так, 27 июля 2010 г. судьей Свердловского районного суда г. Перми было принято решение о признании незаконным постановления следователя следственной части Главного следственного управления (далее - ГСУ) при ГУВД по Пермскому краю о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия от 9 июня 2010 г. Этим же решением суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Проблема исчисления сроков предварительного следствия по уголовному делу N 7463 <4> возникла по следующим причинам. Уголовное дело N 7463 было возбуждено 16 октября 2008 г. Срок предварительного следствия по нему неоднократно продлевался и был установлен до 16 апреля 2010 г. (т.е. продлен до 18 месяцев). 15 апреля 2010 г. по нему было составлено обвинительное заключение, после чего уголовное дело было направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения и передачи дела в суд. 22 апреля 2010 г. прокурором Свердловского района г. Перми уголовное дело было возвращено для дополнительного расследования. 5 мая 2010 г. данное уголовное дело было принято к производству следователем, однако в этот же день начальником ГСУ при ГУВД по Пермскому краю был установлен 10-суточный срок для обжалования решения прокурора. 9 мая 2010 г. заместитель прокурора Пермского края вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об отмене решения нижестоящего прокурора. 31 мая 2010 г. исполняющий обязанности начальника ГСУ при ГУВД по Пермскому краю установил месячный срок для исполнения указаний прокурора со дня поступления уголовного дела к следователю. 4 июня 2010 г. уголовное дело было принято к производству следователем, а 9 июня 2010 г. следователем было вынесено постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия на три месяца, а всего до 22 месяцев, т.е. до 4 октября 2010 г. Данное постановление подписано заместителем начальника Следственного комитета при МВД России 30 июня 2010 г., а следовательно, срок предварительного следствия продлен до даты, указанной в постановлении.

<4> На момент написания статьи данное уголовное дело находилось в производстве следственной части ГСУ при ГУВД по Пермскому краю.

Защитником обвиняемого законность продления срока предварительного следствия была обжалована в суд, поскольку, по его мнению, в срок следствия необходимо было включить период с 5 по 15 мая 2010 г., когда по уголовному делу обжаловалось решение прокурора района. Судья согласился с доводами защитника, указав на незаконность продления срока предварительного следствия, полагая, что изъятие указанного периода из срока следствия "является нарушением положений ч. 2 ст. 162 УПК РФ, согласно которым в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня направления его прокурору с обвинительным заключением. Исключений для периода времени, когда следственные действия фактически не проводились, при отсутствии постановления о приостановлении срока предварительного следствия, УПК РФ не предусматривает" <5>.

<5> Постановление судьи Свердловского районного суда г. Перми от 27 июля 2010 г. по делу N 3/7-304/10. Цитируется по копии, приобщенной к материалам уголовного дела N 7463. Данное решение было отменено в кассационном порядке.

Представляется, что в анализируемой ситуации решение прокурора о возвращении уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением, для дополнительного следствия не может считаться окончательным, коль скоро УПК предоставляет следователю возможность обжалования такого решения вышестоящим прокурорам. Вышестоящий прокурор вправе отменить решение нижестоящего и направить уголовное дело в суд, утвердив обвинительное заключение (п. 2 ч. 4 ст. 221 УПК). А следовательно, устанавливать сроки предварительного следствия до принятия окончательного решения по возникшему спорному вопросу по меньшей мере преждевременно, тем более что ч. 5 ст. 221 УПК говорит о приостановлении исполнения решения прокурора в случае его обжалования. Полагаем, что в изложенном примере действия следователя были абсолютно оправданными. Все проблемы возникли лишь из-за того, что в уголовно-процессуальном законодательстве нет четких указаний, как надлежит поступать в сложившейся ситуации. Ведомственные разночтения в истолковании норм УПК создают излишние проблемы для органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, которые, вне всяких сомнений, негативно отражаются на интересах дела, а кроме того, способствуют затягиванию сроков расследования.

Мнение авторов статьи полностью разделяется в постановлении Владивостокского гарнизонного военного суда и в кассационном определении Тихоокеанского флотского военного суда по проверке жалобы в порядке ст. 125 УПК бывшего начальника государственной морской инспекции пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю О.В. Годисова. Как установлено военным судом, 27 сентября 2007 г. в отношении О.В. Годисова было возбуждено уголовное дело по обвинению его в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 285, 286 и 290 УК РФ. После окончания следствия 27 сентября 2008 г. уголовное дело вместе с обвинительным заключением было направлено военному прокурору. 8 октября 2008 г. прокурор возвратил дело для устранения недостатков, препятствующих рассмотрению дела военным судом, и в тот же день руководитель следственного органа установил срок 30 суток на обжалование указанного решения. Жалоба следователя на постановление от 8 октября 2008 г. удовлетворена не была. 5 ноября 2008 г. предварительное следствие было возобновлено и установлен его срок - до 5 декабря 2008 г. О.В. Годисов, полагавший, что руководителем следственного органа необоснованно и незаконно был повторно установлен месячный срок для проведения дополнительного расследования, обжаловал это решение, однако судья Владивостокского гарнизонного военного суда отказал в удовлетворении жалобы, указав, что установленный 8 октября 2008 г. срок на обжалование решения прокурора по своей природе является самостоятельным и в срок, предназначенный для выполнения указаний прокурора и проведения дополнительного расследования, не входит. Кассационная жалоба О.В. Годисова на это решение удовлетворена не была <6>.

<6> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2009 г. N 895-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Годисова О.В. на нарушение его конституционных прав частью шестой статьи 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 27 Приказа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации "О мерах по организации предварительного следствия" // СПС "КонсультантПлюс".

Актуальность и остроту проблемы подтверждает и попытка вовлечения в обсуждение рассматриваемой проблемы Конституционного Суда Российской Федерации, вынесшего 23 июня 2009 г. Определение N 895-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина О.В. Годисова, поскольку проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, а также ведомственных нормативных актов не входит в его компетенцию <7>.

<7> См.: Там же.

Таким образом, единственным выходом из сложившейся правовой неопределенности является закрепление в УПК нормы, позволяющей следователю принимать однозначно законное решение при исчислении срока расследования и не допускающей различных интерпретаций и истолкований.