Мудрый Юрист

Профессиональная подготовка и правовое воспитание сотрудников милиции в 20 - 30-е годы *

<*> Miguschenko O.N. Professional training and legal education of employees of militia in 1920 - 1930.

Мигущенко Олег Николаевич, профессор Орловского юридического института МВД России, доктор юридических наук, доцент.

В статье раскрываются основные подходы к обучению и воспитанию сотрудников милиции в условиях экономии средств государством.

Ключевые слова: правовое воспитание, политическое воспитание, профессиональная подготовка, реформа учебных заведений милиции.

The article reveals the fundamental approaches to training and education of employees of militia in conditions of economy of means by the state.

Key words: legal education, political education, professional training, reform of educational institutions of militia.

Понимание того, что от профессионализма сотрудников милиции во многом зависела эффективность применения норм права, пришло не сразу. Поэтому в начале 20-х годов XX в. недостаток специального образования умеющие читать сотрудники милиции в отдельных случаях компенсировали чтением книг А. Конан Дойла о Шерлоке Холмсе. Благодаря этому они узнавали о криминалистике <1>. Но ускорение темпов социалистического строительства в стране диктовало необходимость подъема специальной квалификации работников милиции.

<1> ГАОПИ КО. Ф.п.-3532. Оп. 2. Д. 320. Л. 3.

Первоначально эта проблема решалась административным путем. Считалось, что классового чутья бедняцких социальных групп достаточно для обеспечения революционной законности в правоприменительной деятельности. Приказом НКВД РСФСР от 14 марта 1927 г. N 41 была утверждена Инструкция по делопроизводству личного состава и персональному учету ответственных работников НКВД и его местных органов. По социальному положению все сотрудники делились на четыре категории. Признаком принадлежности к рабочим, крестьянам и служащим определялась их работа не менее трех лет в качестве наемных работников в соответствующей области. Лица, не занимавшиеся наемным трудом, заносились в категорию "прочие" <2>. При поступлении на службу "прочие" не могли рассчитывать на положительный исход дела в силу социального происхождения, а лица из числа наемных работников должны были пройти испытание. В созданные испытательные комиссии поступавшие на службу должны были представить справки о несудимости и нелишении избирательных прав. После проверки справок комиссией поступавшие на службу проходили собеседование по политграмоте. В милиции было много вакансий, желавших служить в милиции также было много, но большинство из трудящихся были неграмотны и поэтому не принимались на работу <3>. Решение данного противоречия было возможно только с ликвидацией неграмотности населения. Таким образом, перед органами милиции остро стояла проблема повышения профессиональной подготовки сотрудников. Ее решение становилось возможно путем обучения сотрудников в специализированных учебных заведениях.

<2> Бюллетень Народного комиссариата внутренних дел РСФСР. 1927. N 8 (227). С. 144.
<3> ГАОО. Ф.р.-79. Оп. 1. Д. 171. Л. 15, 16, 20.

Важным шагом на этом пути стали решения июльского (4 - 12 июля 1928 г.) Пленума ЦК ВКП(б) "Об улучшении подготовки новых специалистов" и ноябрьского (10 - 17 ноября 1929 г.) Пленума ЦК ВКП(б) "О кадрах народного хозяйства" <4>. Постановление СНК РСФСР от 9 июля 1930 г. "О состоянии и работе милиции и уголовного розыска" поставило задачу открыть в каждой области (крае) в 1930/1931 учебном году не менее чем по одной школе младшего начсостава, а также расширить сеть курсов по подготовке или переподготовке рядового состава милиции. Однако в отдельных регионах они уже были созданы.

<4> См.: КПСС в резолюциях и решениях. Т. 4. С. 355 - 361; Т. 5. С. 18 - 28.

Накануне образования Центрально-Черноземной области (ЦЧО) <5> в Воронеже имелась 3-я школа младшего начсостава милиции, а в Курске школа губернского резерва милиции. Но 24 марта 1927 г. Приказом ВРИД начальника милиции республики Кацва Курская школа резерва была преобразована в краткосрочные курсы. Однако руководство административного отдела Курского губернского исполнительного комитета Советов обратилось в ЦАУ НКВД РСФСР с просьбой реорганизовать школу резерва в школу младшего начсостава милиции. Такое разрешение было получено 31 марта 1927 г., но из-за начавшегося районирования и последовавших оргштатных мероприятий работа в этом направлении завершена не была.

<5> Центрально-Черноземная область (ЦЧО) существовала с 1928 по 1934 г. В состав ЦЧО входили территории современных Белгородской, Воронежской, Курской, Липецкой, Орловской и Тамбовской областей, часть южных районов Тульской и Рязанской областей. Центром ЦЧО был г. Воронеж.

Создание (14 мая 1928 г.) ЦЧО совпало с переименованием учебных заведений НКВД. 3-я Воронежская школа младшего начсостава милиции 19 мая 1928 г. была преобразована в 6-ю школу НКВД административно-милицейских работников <6> со сроком обучения два года. С этого момента 6-я школа НКВД подчинялась начальнику административного отдела области. В 1928 г. на первый курс 6-й школы НКВД административно-милицейских работников было принято 140 человек, из них 20 по специализации уголовного розыска <7>. Для области этого количества специалистов было недостаточно. Поэтому Приказом начальника административного отдела ЦЧО 13 ноября 1928 г. в Курске, Орле и Тамбове были образованы трехмесячные курсы по переподготовке административно-милицейских работников <8>. До 50 процентов курсантов, принимаемых на курсы, имели слабые знания по русскому языку и арифметике. Вследствие этого с начала 1929 г. в учебные планы курсов были включены дополнительные учебные дисциплины - русский язык и арифметика в объеме по 30 часов <9>. Такое решение вызвало протест отдельных работников курсов на основании того, что это не входит в задачи профессиональной подготовки, так как милиционеру необходима только физическая и огневая подготовка, а также основы знаний уголовного и административного права, повышение же общей грамотности должно осуществляться в рамках ликбеза. Но ошибочность подобных взглядов была очевидной.

<6> См.: Приказ НКВД РСФСР от 19 мая 1928 г. N 74 "О переименовании школ среднего и младшего начсостава милиции НКВД" // Бюллетень Народного комиссариата внутренних дел РСФСР. 1928. N 18 (273). С. 344.
<7> ГАВО. Ф.р.-1439. Оп. 1. Д. 39а. Л. 4 об.
<8> ГАКО. Ф.р.-2638. Оп. 1. Д. 45. Л. 5, 6, 47.
<9> ГАОО. Ф.р.-483. Оп. 1. Д. 23. Л. 4.

В конце 1929 г. трехмесячные курсы по переподготовке административно-милицейских работников были реорганизованы в краткосрочные курсы по переподготовке активно-строевого состава работников милиции и уголовного розыска. Были открыты курсы в Старо-Оскольском округе <10>. Таким образом, на территории ЦЧО к началу 1930 г. действовала школа НКВД и 4 межокружных курса.

<10> ГАКО. Ф.р.-2638. Оп. 1. Д. 103. Л. 67.

К началу 1930 г. 6-я школа НКВД (по РСФСР на март 1931 г. функционировало 9 школ: 1-я средняя школа - Ленинград, 2-я - Омск, 3-я - Новочеркасск, 4-я - Свердловск, 5-я - Саратов, 6-я - Воронеж (обслуживала ЦЧО и Западную область), 7-я - Нижний Новгород, 8-я - Благовещенск, 9-я - Самара <11>) и 4 межокружных курса могли обучать 800 человек за год <12>.

<11> ГАРФ. Ф.р.-9415. Оп. 3с. Д. 1. Л. 74, 75.
<12> См.: Состояние и работа местных органов НКВД // Административный вестник. 1930. N 4. С. 29 - 49.

Для ЦЧО этого было недостаточно. Сохранялся некомплект командного состава, а высокий для своего времени уровень подготовки в 6-й школе НКВД часто способствовал тому, что райкомы партии переводили выпускников школы на партийно-хозяйственную работу. Рядовые милиционеры были, как правило, малограмотны и имели низкий культурный уровень <13>.

<13> См.: Очередные задачи в области работы административных органов: Доклад народного комиссара внутренних дел т. Толмачева на II Всероссийском съезде административных работников // Еженедельник советской юстиции. 1928. 31 мая. N 20. С. 585 - 589; 1928. 9 июня. N 21. С. 617 - 620; 1928. 16 июня. N 22. С. 643 - 647.

В то же время необходимость изыскания средств для индустриализации страны поднимала вопрос об экономии. На практике это вело к сокращению штатов. Так, созданный 6 июля 1928 г. областной административный отдел ЦЧО насчитывал всего 32 сотрудника <14>, но уже 13 сентября 1929 г. четыре должности были сокращены <15>. Всего к концу 1929 г. из органов милиции было уволено почти 10 процентов от общей численности.

<14> ГАВО. Ф.р.-1439. Оп. 1. Д. 53. Л. 2.
<15> ГАВО. Ф.р.-1013. Оп. 3. Д. 5. Л. 156.

Борьба за экономию средств коснулась и учебных заведений. В 1931 - 1932 гг. ГУРКМ при СНК РСФСР провело реорганизацию милицейских учебных заведений. Восемь милицейских школ (среди них и 6-я) было снято с госбюджета и передано на местный бюджет. На финансирование из местного бюджета должны были перейти и курсы по переподготовке.

За годы первой пятилетки только в ЦЧО были построены 21 электростанция и 90 крупных промышленных предприятий, но угроза вооруженной интервенции со стороны "передовых" государств, существовавшая с 1927 г., требовала сосредоточить внимание на обеспечении обороноспособности страны. Поэтому доходы от деятельности новых промышленных предприятий не покрывали в полном объеме все потребности местного бюджета. В силу этого три из четырех курсов по переподготовке активно-строевого состава работников милиции и уголовного розыска, функционировавших на территории области, на местный бюджет переведены не были до середины 1932 г. В связи с этим понадобился специальный циркуляр ГУРКМ при СНК РСФСР о том, что "число курсов по краям, областям и АССР, отнесенных на содержание по госбюджету, должно составлять не более одной точки в каждом крае, области" <16>. Только после этого они были переведены на местный бюджет, а срок обучения в них был сокращен до двух месяцев. Недостаток специализированных учебных заведений планировалось компенсировать стимулированием сотрудников к повышению своей квалификации и самообразованию, а также "внешкольной" подготовкой.

<16> ГАРФ. Ф.р.-9415. Оп. 3с. Д. 4. Л. 25.

Первоначально пополнение профессиональных знаний милиционеров предполагалось проводить на еженедельных совещаниях в РАО. Такая работа была начата еще с октября 1928 г. Однако проверка знаний милиционеров по пройденному материалу в марте 1929 г. показала неэффективность такого подхода <17>.

<17> ГАКО. Ф.р.-1758. Оп. 1. Д. 110. Л. 14.

В целях стимулирования сотрудников к повышению своей квалификации и самообразованию с 1929 г. стал проводиться конкурс (с апреля по 10 ноября) на лучшего милиционера в деревне <18>. Руководствуясь Постановлением ЦК ВКП(б) от 16 октября 1930 г. "О заочном обучении" <19>, начальники административных управлений стали давать указание о заочном обучении сотрудников милиции. В определенной степени это было обращением к опыту царской России, в которой с 1915 г. на городовых была возложена обязанность расширять свои знания <20>. Но комплект учебно-методической литературы был платным. Стоимость комплекта литературы для обучения на первом курсе заочных высших курсов НКВД составляла 40 - 45 рублей, средних - 20 - 25 рублей <21>. При месячной зарплате сотрудников в 18 - 50 рублей большинство из них не могли себе позволить заочное обучение. Тогда выход стали искать в новых (инновационных. - Прим. авт.) формах обучения.

<18> ГАТО. Ф.р.-396. Оп. 1. Д. 207. Л. 23.
<19> См.: Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 5. С. 219.
<20> См.: Борисов А.В., Колодкин Л.М. Становление и развитие юридического образования в дореволюционной России. М.: АУ МВД России, 1994. С. 51.
<21> ГАКО. Ф.р.-2638. Оп. 1. Д. 103. Л. 248.

Была предпринята первая попытка введения в нашей стране дистанционного обучения через заочные "радиокурсы" и "радиолекции". Для установки радиоантенн предлагалось использовать колокольни <22>. С 15 января 1931 г. в ЦЧО по указанию областного комитета ВКП(б) были открыты годичные радиокурсы партстроительства, началась передача радиолекций <23>. Сельским сотрудникам милиции было рекомендовано посещать радиолекции. Но эта работа не получила широкого распространения, так как далеко не каждый сельский Совет мог выделить, а тем более оборудовать специальную комнату для слушания радиолекций <24>. Там же, где такие комнаты были созданы, обучающиеся демонстрировали очень низкий уровень знаний. Тем самым внедрение внешне эффектных форм обучения, с одной стороны, не дало желаемого результата, а с другой - затруднялось отсутствием материально-технических возможностей.

<22> См.: Административный вестник. 1928. N 7. С. 60.
<23> ГАОПИ КО. Ф.п.-69. Оп. 1. Д. 196. Л. 439.
<24> ГАВО. Ф.р.-893. Оп. 3. Д. 2. Л. 11.

К 1932 г. была создана мощная индустриальная база. Это заложило основу для повышения уровня материального обеспечения милиции. Но голод 1932 - 1933 гг. внес негативные коррективы. Новые условия выдвигали новые задачи. Они нашли свое отражение в Постановлениях ЦИК и СНК СССР от 25 июня 1932 г. "О революционной законности", от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности", от 22 августа 1932 г. "О борьбе со спекуляцией" и Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 10 ноября 1932 г. "Об изменении ст. 107 Уголовного кодекса РСФСР". Реализация этих нормативно-правовых актов была возможна только при условии наличия у субъектов применения права убеждений о целесообразности, справедливости и законности общественного порядка, основанного на общественной собственности на средства производства. В связи с этим проблема политического и правового воспитания сотрудников милиции приобрела особую актуальность.

Уже весной 1930 г. начальник областного административного отдела ЦЧО Зуев предписывал каждому милиционеру быть не только администратором, но и политиком, умеющим сочетать свою деятельность с решениями партии <25>. Однако систематическая работа в этом направлении началась с 1932 г. Циркуляр Главного управления милиции и уголовного розыска при СНК РСФСР от 9 июля 1932 г. N 858/6 нормативно закрепил двуединую задачу политического и правового воспитания сотрудников милиции. Он указывал, что правильное соблюдение советских законов и своевременное проведение их в жизнь является отправной точкой политобеспечения всей работы милиции <26>. Циркуляр Главного управления милиции и уголовного розыска при СНК РСФСР от 20 сентября 1932 г. N 32/с "О своевременной реализации писем и заявлений рабочих и колхозников" конкретизировал эту задачу. В нем говорилось, что обязанность всех работников РКМ заключается в твердом и четком проведении генеральной линии партии, беспощадной борьбе с конкретными нарушителями революционной законности <27>.

<25> ГАКО. Ф.р.-2638. Оп. 1. Д. 103.
<26> ГАРФ. Ф.р.-9415. Оп. 3с. Д. 2. Л. 84.
<27> ГАРФ. Ф.р.-9415. Оп. 3с. Д. 4. Л. 91.

С конца 1932 г. на систематической основе было организовано обучение среднего, старшего и высшего начсостава милиции по программе марксистско-ленинской учебы, которая включала четыре раздела: история ВКП(б), ленинизм, политэкономия, диалектический материализм. Большое внимание уделялось антирелигиозному воспитанию. Циркулярами от 9 октября 1932 г. N 66 и N 67 определялись формы и методы этой работы. Если до этого имели место факты "отвиливания" от политического просвещения <28>, то теперь они значительно сократились.

<28> ГАОПИ КО. Ф.п.-5690. Оп. 1. Д. 13. Л. 82.

15 октября 1932 г. в центральной части РСФСР началась работа по организации специальных кружков для работы с малограмотными. Особое внимание уделялось сельским милиционерам <29>. В ходе занятий с начальствующим и рядовым составом милиции внимание слушателей обращалось на то, что их обязанностью является усиление борьбы с хищениями государственного и общественного имущества и спекулянтами.

<29> ГАРФ. Ф.р.-9415. Оп. 1. Д. 5. Л. 124, 124 об., 142, 143, 143 об.

Повышение грамотности сельских милиционеров позволило с 1935 г. организовать систематические занятия и для них. Для сельских участковых инспекторов милиции политические занятия становились обязательными. В этих целях участковые инспекторы милиции вызывались в районные отделения милиции и, в зависимости от географических особенностей района, обучались два или три дня в месяц <30>. К этому времени стало ясно и то, что эффективная профессиональная подготовка может осуществляться только в специализированных учебных заведениях на бесплатной основе.

<30> ГАРФ. Ф.р.-9415. Оп. 1. Д. 11. Л. 55.

Знания, полученные сотрудниками милиции в специализированных учебных заведениях, кружках по ликвидации неграмотности и системе политического просвещения, оказывали влияние на их правоприменительную деятельность, формировали соответствующие правовые установки, а в целом становились одним из факторов детерминации правосознания. Взаимная связь политической (антирелигиозной) и правовой пропаганды становилась средством формирования социалистического правосознания. А социально-экономическая поддержка государством сотрудников и членов их семей, на фоне явных успехов в строительстве нового общества, создавала благоприятные условия для интернационализации норм и принципов действовавшего позитивного права.