Мудрый Юрист

Участие защитника в уголовном судопроизводстве с участием лиц, имеющих физические недостатки

Мамаева Р.О., оперуполномоченный ОУР ОМ N 4 УВД по г. Ижевску.

Защитник - лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу <1>.

<1> Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 22.10.2001 с изм. на 15.09.2006.

В Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ст. 48 Конституции РФ).

Статья 14 (3d) Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. предусматривает, что каждый при рассмотрении предъявленного ему обвинения вправе защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника. Аналогичное право закреплено в п. 3c ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. <2>.

<2> О толковании межгосударственными органами по защите прав и свобод человека понятий, содержащихся в указанных статьях международных договоров, участником которых является Россия. См., напр.: Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации: Практическое пособие / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 1996. С. 189 - 194; Алексеева Л.Б. Практика применения ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским судом по правам человека. Право на справедливое правосудие и доступ к механизмам судебной защиты. М., 2000. С. 106 - 117.

По ранее действовавшему законодательству в качестве защитников допускались адвокат, представитель профессионального союза и другого общественного объединения, являющийся защитником (по предъявлении им соответствующего протокола о выдвижении защитником и документа, удостоверяющего его личность), а в судебных стадиях уголовного процесса по определению суда или постановлению судьи в качестве защитников могли быть допущены близкие родственники и законные представители обвиняемого, а также другие лица (ч. ч. 4 и 5 ст. 47 УПК РСФСР).

Вопрос о круге лиц, которые вправе участвовать в уголовном судопроизводстве в качестве защитников, был предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, который, подтверждая право гражданина на самостоятельный выбор адвоката (защитника), в Постановлении от 28 января 1997 г. N 2-п указал, что по своему содержанию право на самостоятельный выбор адвоката (защитника) не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника <3>. Закрепленное в ч. 2 ст. 48 Конституции РФ право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права, гарантированного ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому человеку, - права на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому положения ч. 2 ст. 48 Конституции РФ не могут быть истолкованы в отрыве и без учета положений ч. 1 этой же статьи. Гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии. Участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь.

<3> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-п по делу о проверке конституционности ст. ст. 1 и 21 Закона РФ от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина // СЗ РФ. 1996. N 15. Ст. 1768; Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. N 2-п по делу проверке конституционности ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С.В. Абрамова // СЗ РФ. 1997. N 7. Ст. 871; Определение Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2002 г. N 105-о по запросу Благовещенского городского суда Амурской области о проверке конституционности ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР // ВКС. 2002. N 6.

В новом УПК вопрос о круге лиц, которые могут участвовать в уголовном судопроизводстве в качестве защитников, решен в соответствии с решениями Конституционного Суда РФ.

Современное уголовное судопроизводство (досудебное и судебное производство по уголовному делу - п. 56 ст. 5 УПК) основано на принципе состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты (ст. 15 УПК). На стороне обвинения в уголовном судопроизводстве выступают профессиональные юристы - прокуроры, следователи, дознаватели <4>. При формальном юридическом равенстве невозможно было бы достичь фактического равноправия сторон, если не гарантировать подозреваемому и обвиняемому возможность осуществлять право на защиту не только самостоятельно, но и с помощью защитника. Именно поэтому в новом УПК с учетом приведенной выше позиции Конституционного Суда РФ предусмотрено, что по общему правилу в качестве защитников допускаются адвокаты, и лишь по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены, причем только наряду с адвокатом, один из близких родственников обвиняемого (п. 4 ст. 5 УПК) или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Исключение составляет производство у мирового судьи, где указанное выше лицо может быть допущено судьей и вместо адвоката (ч. 2 ст. 47 УПК).

<4> Лишь по делам частного обвинения при производстве у мирового судьи обвинение в судебном заседании поддерживает частный обвинитель, в роли которого, как правило, выступает сам потерпевший. Однако и по делу частного обвинения потерпевший вправе пригласить в качестве представителя профессионального юриста - адвоката (см. п. 59 ст. 5; ч. ч. 1 и 2 ст. 20; ст. ст. 43; 45; п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК).

Часть 1 п. 3 ст. 51 УПК РФ установила, что участие защитника в уголовном судопроизводстве является обязательным в случае, если подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может сам осуществлять свое право на защиту.

Предъявление обвинения и допрос глухих, немых и лиц, страдающих иными физическими недостатками, представляют важные этапы предварительного следствия. Поэтому совместные усилия следователя и защитника создают для обвиняемого возможность правильно определить отношение к предъявленному обвинению и наметить линию поведения на предварительном следствии.

Участие защитника по делам лиц, страдающих физическими недостатками, "способствует коррекции их поведения, сглаживанию эмоционально-волевых нарушений" <5>, помогает им быть активными участниками доказывания.

<5> Лунц Д.Р. Оценка судом психических аномалий обвиняемого, не исключающих вменяемости // Правоведение. 1968. N 2. С. 93.

Следователь, допуская защитника к участию в деле с момента предъявления обвинения, должен разъяснить обвиняемому, что он в силу физических недостатков отнесен к той категории лиц, которые не могут сами осуществлять свое право на защиту, и что поэтому защитник допускается с момента предъявления обвинения, сообщить защитнику, какими конкретно физическими недостатками страдает обвиняемый, каким путем эти недостатки установлены.

Поскольку защита по делам этой категории лиц имеет свою специфику, является чрезвычайно сложной, требует высокого профессионального мастерства, опыта и знаний, то очевидно, что следователь может помочь обвиняемому избрать такого защитника, который в состоянии профессионально и действенно осуществлять свои задачи <6>.

<6> Элькинд П.С. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе // Советская юстиция. 1968. N 9. С. 12.

Допуская защитника к участию в деле с момента предъявления обвинения, закон возлагает на него обязанность использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих или смягчающих ответственность обвиняемого. Для того чтобы защитник мог успешно выполнять возложенные на него задачи, закон наделяет его такой совокупностью прав, которая позволяет реально осуществлять защиту. Предоставляя защитнику обвиняемых, страдающих физическими недостатками, широкие права на предварительном следствии, законодатель стремится компенсировать невозможность таких обвиняемых самостоятельно осуществлять свое право на защиту <7>.

<7> Ветвинский Л.А. О повышении эффективности участия защитника в предварительном следствии // Об эффективности судебной защиты. Л., 1966. С. 26.

Неприемлемо, с точки зрения профессора С.П. Щербы <8>, что между защитником и обвиняемым, страдающим физическими недостатками, должно быть установлено процессуальное равенство в использовании предоставляемых им прав. Г.П. Саркисянц полагал, что обвиняемый, как и его защитник, должен иметь право знакомиться со всеми материалами дела с момента предъявления обвинения <9>. Во-первых, обвиняемые, страдающие физическими недостатками (например, слепые, безрукие), в силу своего состояния не могут самостоятельно знакомиться с материалами дела, выписывать необходимые сведения и заявлять письменные ходатайства. Разумеется, сделать это с большой пользой для обвиняемого и более квалифицированно может защитник, наделенный таким правом. Во-вторых, обвиняемые с нарушенными интеллектуальными способностями не могут без защитника правильно осмыслить и оценить имеющиеся в деле материалы и сделать из них выводы. Предоставленное им право на ознакомление с материалами дела, в сущности, может оказаться нереализованным и вряд ли будет гарантией защиты. В-третьих, предоставление обвиняемому права знакомиться с материалами дела с момента предъявления обвинения влекло бы нарушение следственной тайны, что в ряде случаев было бы препятствием к установлению истины <10>.

<8> Уголовное судопроизводство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. Научная школа профессора Сергея Петровича Щербы. СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. 774 с.
<9> Саркисянц Г.П. Участие защитника на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Ташкент, 1966. С. 37.
<10> "Наделить такими же правами обвиняемого, - пишет Н.А. Акинча, - невозможно, а лишение защитника таких прав вряд ли будет отвечать задаче укрепления гарантий прав указанных лиц" (Акинча Н.А. Участие защитника на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Саратов, 1967. С. 25).

В целях охраны прав и интересов обвиняемых, страдающих физическими недостатками, и для обеспечения активного участия защитника в доказывании в законе следовало бы, по нашему мнению, указать на обязанность следователя своевременно уведомлять защитника о наличии конкретных физических недостатков, имеющихся у обвиняемого, с целью подготовки защитника к участию в уголовном судопроизводстве лиц-инвалидов, более качественной защиты прав, свобод и законных интересов данной категории лиц, также уведомлять о времени и месте проводимых допросов обвиняемых и иных следственных действиях, затрагивающих интересы обвиняемых.