Мудрый Юрист

Некоторые аспекты отнесения знаний к специальным в уголовном процессе

Гарашко А.Ю., ФГОУ ВПО "Орловский юридический институт МВД России", младший лейтенант милиции.

Специальные знания и их использование в уголовном судопроизводстве являются на сегодняшний день одним из наиболее актуальных институтов уголовно-процессуального права. Вместе с тем, несмотря на огромный научный и практический потенциал, основополагающее понятие - "специальные знания" (и его содержание) остается неопределенным, толкуется неоднозначно и практически не разработано в современной науке уголовно-процессуального права.

Прежде всего, необходимо дать определение такой категории, как "специальные знания", и охарактеризовать ее правовую сущность. Законодательного закрепления понятия "специальные знания" в российском уголовно-процессуальном законе на настоящий момент не существует. Если ранее - до принятия Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации - в УПК РСФСР 1960 г. законодатель хотя бы перечислял отрасли человеческой деятельности, принадлежность к которым определяла статус знания как специального (ст. 78 УПК РСФСР), то сейчас в диспозициях статей, регламентирующих процессуальное положение сведущих лиц, порядок и случаи применения ими специального знания, дефиниция последнего отсутствует.

Большинство ученых склонны считать, что к специальным знаниям нецелесообразно относить общедоступные, известные большинству людей знания, а также знания в области всех отраслей права. Так, к примеру, А.А. Эйсман подчеркнул, что специальные знания - это "знания не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения, это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов, но... которыми не располагает адресат доказывания (следователь, суд, участники процесса и др.)", также "познания в области законодательства и науки права, иначе - юридические знания, не относятся к специальным..." <1>. Критикуя данную позицию, К.А. Букалов указывает, что этот аргумент (знания, "которыми не располагает адресат доказывания") "вряд ли можно признать бесспорным, так как любое сведущее в чем-то лицо, исходя из этой концепции, всегда будет располагать специальными познаниями, что, как правило, и должно быть, но только в общебытовом значении рассматриваемого понятия" <2>.

<1> Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научные обоснования. М., 1967. С. 91.
<2> Букалов К.А. Использование специальных товароведческих познаний на предварительном следствии. М.: Издательство Саратовского университета, 1982. С. 13.

Е.П. Ищенко указывает, что специальные знания - "это любые профессиональные знания, которые могут оказать содействие в обнаружении, фиксации и изъятии доказательств" <3>. Данное определение, по нашему мнению, имеет один серьезный недостаток, так как, если взять его за основу, то получается, что использование специальных познаний при производстве судебных экспертиз не относится к уголовному судопроизводству. Как известно, одной из основных целей судебных экспертиз является оценка и анализ имеющихся доказательств (исследования доказательств), что упущено в рассматриваемом определении.

<3> Ищенко Е.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты). М., 1990. С. 8.

Таким образом, все вышеперечисленные и вместе с ними ряд других ученых так или иначе солидарны во мнении, что все юридические и общеизвестные (общедоступные) знания не относятся к специальным.

Но в то же время Ю.К. Орлов полагает, что специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и житейского опыта, которыми обладает более или менее узкий круг людей <4>. Из этого определения следует, что его автор относит к специальным в том числе и юридические знания, так как они, безусловно, выходят за рамки "житейского опыта".

<4> См.: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). М.: Юристъ, 1995. С. 6 - 7.

В.Н. Махов полагает, что специальные знания - это "знания, присущие различным видам профессиональной деятельности, за исключением знаний, являющихся профессиональными для следователя и судьи, используемые при расследовании и рассмотрении уголовных дел в суде в целях содействия установлению истины по делу в случаях и порядке, определенных уголовно-процессуальным законодательством" <5>. Здесь автор определения также относит к специальным юридические знания, за исключением знаний, входящих в профессиональную подготовку субъектов, осуществляющих производство по уголовному делу, т.е. знаний в области уголовного права, криминалистики, уголовного процесса.

<5> Махов В.Н. Использование специальных знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000. С. 46.

Попытка определить сущность, научные и правовые основы понятия "специальное знание" в уголовном процессе была сделана также Л.Г. Шапиро, который дает следующее определение специальных знаний в уголовном процессе: "...совокупность любых познаний на современном уровне их развития в области науки, техники, искусства ремесла, полученные в рамках специального образования, за исключением профессиональных знаний адресата доказывания (следователя, прокурора, суда), которые используются для установления истины по делу в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом" <6>.

<6> Шапиро Л.Г. Использование специальных познаний при расследовании преступных уклонений от уплаты налогов / Под ред. В.В. Степанова. Саратов: СГАП, 2001. С. 16 - 19.

Также нельзя не согласиться и с мнением Е.Р. Россинской, что соотношение специальных и общеизвестных познаний по своей природе изменчиво, зависит от уровня развития социума и степени интегрированности научных знаний в повседневную жизнь человека <7>. Не вызывает сомнений ни у кого, что человеческое знание об окружающем мире, в том числе связанное с деятельностью человека, расширяется и углубляется, становится более дифференцированным, системным, доступным все более широкому кругу лиц, т.е. сфера обыденного сознания обогащается. Данным тенденциям в современном мире способствует в том числе и глобализация информационного пространства, распространение всемирной компьютерной сети Интернет.

<7> См.: Россинская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве / / Журнал российского права. 2001. N 5. С. 22.

На наш взгляд, после анализа вышеприведенных дефиниций категории "специальные знания" необходимо выделить три основные позиции, в соответствии с которыми они могут толковаться в самом широком, широком и узком смыслах. В самом широком смысле специальные знания могут потребоваться в самых различных ситуациях поиска истины как в уголовном, так и в других видах судопроизводства. Они нужны при расследовании налоговых преступлений, востребованы в таможенном деле. Всюду, где правоприменяющий субъект обнаруживает, что его познания, во-первых, недостаточны, во-вторых (что главное), его суждения не могут быть положены в основу принятия решения, поскольку соответствующие правила, инструкции, подзаконные акты, законы требуют квалифицированного мнения именно специалиста в данной конкретной области знания. В этом смысле все юридические знания можно относить к специальным.

В широком смысле, на наш взгляд, к специальным не следует относить знания в области уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, т.е. тех областей знаний, которые должны быть известны в силу профессиональной подготовки субъекту, осуществляющему производство по делу.

В узком смысле все юридические знания для уголовного судопроизводства не являются специальными. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 "О судебной экспертизе по уголовным делам" <8> было указано, что "суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию (например: имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)".

<8> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1995. С. 66 - 70.

Однако, как нам представляется, ни третий, ни первый подходы на современном этапе не являются правильными. Действительно, если говорить о судебных экспертизах в уголовном судопроизводстве, невозможно не согласиться с тем, что эксперт в подавляющем большинстве случаев не должен разрешать правовые вопросы, появляющиеся в процессе производства экспертиз. Одновременно следует заметить, что органы расследования обладают глубокими знаниями, как правило, только в отдельных отраслях права (уголовного и уголовно-процессуального) и не могут так же хорошо ориентироваться в "узких" вопросах других отраслей (банковском, таможенном, валютном, налоговом и т.п.), которые к тому же постоянно находятся в динамике, т.е. претерпевают изменения. Также не секрет, что зачастую нормативные акты противоречат друг другу. При этом органам расследования крайне необходимо знание всех тонкостей современного законодательства для полного, объективного и всестороннего расследования преступлений, и особенно совершаемых в сфере экономики (например, нецелевое использование государственных кредитов, мошенничества в банковско-кредитной сфере, налоговые преступления и т.п.) <9>. Кроме того, нельзя забывать, что сегодня существует и другой документ - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов" <10>, в п. 17 которого разъяснено, что фактические данные, подтверждающие наличие или отсутствие в действиях подсудимого состава преступления, наряду с заключением эксперта, могут устанавливаться также актами документальных проверок исполнения налогового законодательства и ревизии финансово-хозяйственной деятельности. Изложенное свидетельствует о том, что высший судебный орган по уголовным делам, устанавливая общий запрет на постановку перед экспертом правовых вопросов, допускает изъятия из этого положения, в частности, по отношению к вопросам налогообложения. Сказанное можно подкрепить также и позицией Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п. 17 упоминавшегося Постановления от 4 июля 1997 г. N 8: "Учитывая специфику дел о налоговых преступлениях, рекомендовать судам в целях наиболее полного и всестороннего выяснения всех обстоятельств, связанных с уклонением от уплаты налогов, привлекать в необходимых случаях к участию в судебном разбирательстве специалистов, обладающих соответствующими познаниями в области налогообложения" <11>.

<9> См.: Шмонин А.В. Понятие и содержание специальных познаний в уголовном процессе // Российский судья. 2002. N 11. С. 13.
<10> Российская газета. 19.07.1997.
<11> Борисов А.Н., Зернов С.И. Пределы специальных познаний судебного эксперта-экономиста // Журнал российского права. 2003. N 2. С. 21.

Таким образом, при исследовании понятия "специальные знания" мы сформировали для себя определенную теоретическую позицию, в соответствии с которой считаем, что нецелесообразно к специальным знаниям относить общеизвестные знания и знания, входящие в курс профессиональной подготовки следователя, судьи и иных субъектов, осуществляющих уголовное судопроизводство (а не все юридические знания в целом). Исходя из этого, сформулируем собственную дефиницию категории "специальные знания" - это совокупность знаний во всех отраслях науки, искусства, ремесла и других сферах человеческой деятельности, требующая профессиональной подготовки и не являющаяся общеизвестной (общедоступной), за исключением знаний, входящих в курс профессиональной подготовки следователя, судьи, прокурора и иных субъектов, осуществляющих уголовное судопроизводство, необходимая при раскрытии, расследовании и разрешении уголовных дел.