Мудрый Юрист

Культурные ценности и объекты культурного наследия: проблема унификации понятий

/"Право и политика", 2011, N 2/
А.Н. ПАНФИЛОВ

Панфилов Анатолий Николаевич - заместитель председателя Комитета по охране и использованию объектов историко-культурного наследия Тюменской области, соискатель кафедры конституционного и муниципального права Института государства и права ТюмГУ.

Аннотация: в современной России проблемы правовой охраны памятников истории и культуры остаются малоизученными. В частности, в научной литературе недостаточно освещена проблема унификации легальных определений понятий, используемых в нормативных правовых актах, регулирующих отношения в области охраны и сохранения объектов культурного наследия, ввоза и вывоза культурных ценностей. Сегодня вопрос терминологического единства в сфере культуры приобрел особое значение. Это связано как с совершенствованием федерального законодательства (разработкой нового закона о культуре, внесением изменений в законодательство об объектах культурного наследия), так и с трудностями в правоприменительной практике. В настоящем исследовании автор на основе анализа легальных и научных определений понятий "культурные ценности", "объекты культурного наследия" и иных близких по содержанию терминов формулирует предложения по их пересмотру и совершенствованию.

Ключевые слова: юриспруденция, право, культурные ценности, объекты культурного наследия, памятники истории и культуры, культура, уникальность, аутентичность, унификация, охрана.

Cultural values and objects of cultural heritage: problem of unification of terms (part 1)

A.N. Panfilov

Panfilov Anatoliy Nikolaevich - vice-chairman of the committee for the protection and use of objects of historical and cultural heritage of the Tyumen oblast, postgraduate student of the department of constitutional and municipal law of the Institute of state and law.

In modern Russia the problems of legal protection of historical and cultural monuments are not studied sufficiently. In particular, the legal literature fails to adequately cast light upon the unification of legal definitions and terms, which are used in normative legal acts, regulating the relations in the sphere of protection and preservation of objects of cultural heritage, import and export of objects of cultural value. Now the issue of terminological unity is quite topical, due to improvement of federal legislation (new law on culture, amendments to the law on objects of cultural heritage), as well as to complications in practice of legal application. In this study the author based on analysis of legal and scientific definitions of "cultural values", "objects of cultural heritage" and other close terms, formulates provisions for their improvement.

Key words: jurisprudence, law, cultural values, objects of cultural heritage, monuments of history and culture, culture, unique character, authenticity, unification, protection.

ЧАСТЬ I

В современной России все больше внимания уделяется сохранению и охране объектов культурного наследия. В последние несколько лет вопросы их сохранности неоднократно становились предметом обсуждения на заседаниях Государственного совета России, заседаниях Совета Федерации ФС РФ, парламентских слушаниях, других форумах. Вместе с тем проблемы правовой охраны памятников истории и культуры остаются малоизученными. В частности, в научной литературе недостаточно освещена проблема унификации легальных определений понятий, используемых в нормативных правовых актах, регулирующих отношения в области охраны и сохранения объектов культурного наследия, ввоза и вывоза культурных ценностей. Сегодня вопрос терминологического единства в сфере культуры приобрел особое значение. Это связано как с совершенствованием федерального законодательства (разработкой нового закона о культуре, внесением изменений в законодательство об объектах культурного наследия), так и с трудностями в правоприменительной практике. В настоящем исследовании автор на основе анализа легальных и научных определений понятий "культурные ценности", "объекты культурного наследия" и иных близких по содержанию терминов формулирует предложения по их пересмотру и совершенствованию.

Понятие "объекты культурного наследия" включено в правовой оборот относительно недавно. Одним из первых законодательных актов, где встречается этот термин, являются Основы законодательства Российской Федерации о культуре (ст. 41), принятые Верховным Советом РФ в 1992 году. В то же время в Законе РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры", а также в отраслевых нормативных правовых актах, изданных до распада СССР, применялся термин "памятники истории и культуры". В настоящее время понятия "объекты культурного наследия" и "памятники истории и культуры" используются в законодательстве России как тождественные для обозначения недвижимого имущества, обладающего историко-культурной ценностью. Наряду с указанными понятиями в федеральном законодательстве употребляются близкие по смыслу, но имеющие самостоятельное значение термины: "культурные ценности", "культурное наследие", "культурное достояние", "выявленные объекты культурного наследия", "объекты, обладающие признаками объекта культурного наследия", "объекты, представляющие собой историко-культурную ценность", "объекты археологического наследия".

В Конституции РФ, закрепившей культурные права и свободы человека, для обозначения созданных людьми ценностей употребляются термины "культурные ценности", "памятники истории и культуры", "историческое и культурное наследие" (ст. 44, 72). Однако Основной Закон не содержит дефиниций указанных понятий.

Базовым законом, призванным обеспечивать и защищать конституционные права граждан России на культурную деятельность, являются Основы законодательства Российской Федерации о культуре (далее также - Основы). Данный акт занимает главенствующее положение в российском законодательстве, регламентирующем отношения в области культуры. По мнению авторов монографии "Социальное законодательство: Научно-практическое пособие", Основы можно рассматривать в качестве своеобразной общей части законодательства о культуре, принципы и нормы которой конкретизируются и развиваются в законах, посвященных отдельным направлениям культурной деятельности <1>. В статье 3 Основ закреплены определения основных понятий, применяемых в федеральных и региональных нормативных правовых актах, предметом регулирования которых является деятельность по сохранению, созданию, распространению и освоению культурных ценностей (культурная деятельность): "культурные ценности", "культурное наследие народов Российской Федерации", "культурное достояние народов Российской Федерации". Основы не содержат определения понятий "памятники истории и культуры" и "объекты культурного наследия", хотя эти понятия встречаются в тексте закона.

<1> Социальное законодательство: Научно-практическое пособие / Е.Г. Азарова, В.Н. Зенков, В.В. Лапаева и др.; Под ред. Ю.А. Тихомирова, В.Н. Зенкова. М.: Юрид. фирма "КОНТРАКТ"; ИНФРА-М, 2005. С. 144.

Анализ дефиниций статьи 3 Основ позволяет сделать вывод о том, что понятие "культурные ценности" является родовым по отношению к остальным понятиям. Его определение охватывает всю совокупность как материальных, так и духовных результатов человеческой (культурной) деятельности, достигнутых в прошлом. Материальные ценности составляют движимые и недвижимые вещи, имеющие историко-культурную значимость. По мнению Е.Н. Прониной, понятия "культурное наследие" и "культурное достояние" соотносятся с понятием "культурные ценности" как общее и единичное явления. "Исходя из этого положения, - пишет она, - предлагается культурное наследие и культурное достояние определять как совокупность культурных ценностей" <2>.

<2> Пронина Е.Н. Правовая деятельность Российского государства в сфере сохранения и охраны культурного достояния в XIX - XX веках: Историко-теоретическое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. Тамбов, 2009. С. 25.

Рассматривая легальные определения понятия "культурные ценности", сформулированные в российском законодательстве, многие исследователи отмечали их нечеткость, неудобство для понимания и практического применения, необходимость их пересмотра и усовершенствования <3>. К недостаткам нормативного правового регулирования причисляют и множественность дефиниций этого термина. К.Е. Рыбак предлагает унифицировать термин культурные ценности, единожды закрепив его в федеральном законе <4>. К сторонникам выработки на федеральном уровне единого определения "культурной ценности" можно отнести Е.В. Сазонникову и некоторых других исследователей <5>.

<3> Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л.: Издательство Ленингр. ун-та, 1990. С. 5; Александрова М.А. Гражданско-правовой режим культурных ценностей в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Санкт-Петербург, 2007. С. 9; Васильев Д.В. Контрабанда культурных ценностей: Криминологическое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2008. С. 14; Назарова М.Г. Проблемы охраны культурных ценностей в России и за рубежом // Вестник Владимирского юридического института. 2009. N 3(12). С. 109.
<4> Рыбак К.Е. Музей в нормативной системе (историко-культурологический анализ): Автореф. дис. ... докт. культурологии: 24.00.03. Санкт-Петербург, 2006. С. 9; Его же. Направления по совершенствованию законодательства о музеях в Российской Федерации // Культура: управление, экономика, право. 2006. N 3. [Электронный ресурс]; СПС "КонсультантПлюс: Юридическая пресса".
<5> Сазонникова Е.В. Культурные ценности как объект правового регулирования в Российской Федерации // Вестник ВГУ. Серия "Гуманитарные науки". 2005. N 2. С. 181.

Действительно, определение этого понятия, сформулированное в статье 3 Основ, нельзя назвать конкретным. На основании данного определения невозможно установить круг объектов правового регулирования, по поводу которых у субъектов правовых отношений при определенных обстоятельствах возникают соответствующие права и обязанности. Наверное, законодатель (разработчик) и не ставил перед собой такую цель. Скорее всего, это понятие задает только некий общий ориентир. Конкретизация же культурных ценностей по замыслу законодателя должна была найти закрепление в специальных законодательных актах. Так, в Законе РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" под культурными ценностями понимаются движимые предметы материального мира, находящиеся на территории Российской Федерации (ст. 6). В статье 7 данного законодательного акта приведен открытый перечень категорий предметов, подпадающих под его действие. Статьей установлено, что под действие Закона подпадают другие движимые предметы, в том числе копии, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры. Здесь следует заметить, что последнее предложение статьи 7 нуждается в корректировке, поскольку отождествление движимых культурных ценностей с памятниками истории и культуры не укладывается в современную российскую культурную концепцию. В Федеральном законе от 26 мая 1996 г. N 54-ФЗ "О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации" под культурными ценностями понимаются предметы религиозного или светского характера, имеющие значение для истории и культуры и относящиеся к категориям, определенным в статье 7 Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей" (ст. 3). Федеральный закон от 15 апреля 1998 г. N 64-ФЗ "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" содержит следующее определение рассматриваемого понятия: "культурные ценности - имущественные ценности религиозного или светского характера, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение: произведения искусства, книги, рукописи, инкунабулы, архивные материалы, составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников, а также памятников монументального искусства и другие категории предметов, определенные в статье 7 Закона Российской Федерации "О вывозе и ввозе культурных ценностей" (ст. 4). Приведенные определения также можно назвать недостаточно конкретными, поскольку они охватывают весьма широкий (неограниченный) круг предметов и не содержат единых универсальных критериев для отнесения их к объектам правового регулирования. Однако в отличие от родового понятия "культурные ценности", закрепленного в статье 3 Основ, здесь объектами правового регулирования являются движимые предметы материального мира.

Термин "культурные ценности" применяется также в статье 240 Гражданского кодекса Российской Федерации, однако его содержание остается неясным. В отличие от ГК РФ, в Гражданском кодексе РСФСР (ст. 142) под культурными ценностями законодатель понимал имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную ценность для общества.

Сложившаяся на федеральном уровне проблема понятийного аппарата в сфере культуры, связанная с отсутствием единого универсального определения термина "культурные ценности", усугубилась региональным законотворчеством. Так, в ряде субъектов РФ приняты законодательные акты, в которых закреплены определения понятия "культурные ценности", отличные от дефиниций, сформулированных в Основах и в Федеральном законе "О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации". В статье 3 Закона Костромской области от 2 декабря 1997 г. N 17 "О музейном фонде и музеях в Костромской области" под культурными ценностями понимаются объекты культурного наследия, предметы религиозного или светского характера, имеющие значение для истории и культуры и относящиеся к категориям, определенным в статье 7 Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей". В соответствии со статьей 3 Закона Республики Башкортостан от 29 мая 1998 г. N 161-з "О музейном фонде Республики Башкортостан и музеях в Республике Башкортостан" культурные ценности - предметы материальной и духовной культуры светского или религиозного характера, имеющие значение для изучения истории и культуры всех народов, населяющих Республику Башкортостан. Под культурными ценностями в Брянской области понимаются "нравственные и эстетические идеалы; нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры; национальные традиции и обычаи; исторические топонимы; фольклор; художественные промыслы и ремесла; произведения культуры и искусства; результаты и методы научных исследований культурной деятельности; здания, сооружения, предметы и технологии, имеющие историко-культурную значимость; историко-архитектурные центры городов и городов-заводов, ландшафты и ландшафтные объекты, историческая планировка поселений, кладбищ, захоронений и другие уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты" <6>.

<6> Закон Брянской области от 7 апреля 1999 г. N 23-З (в ред. Закона Брянской области от 12.10.2001 N 64-З) "О культурной деятельности на территории Брянской области" // Брянская неделя. 1999. 13 мая.

Обращение к международным правовым актам, которые содержат определения понятия "культурные ценности" и которые в силу статьи 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации, также не решает проблему единообразного понимания культурных ценностей как правовой категории. В статье 1 Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (Гаага, 14.05.1954), ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 декабря 1956 года, дается весьма объемное определение рассматриваемого понятия (не приводится). Согласно Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (Париж, 14.11.1970), ратифицированной с оговорками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1988 г. N 8423-XI, культурными ценностями считаются "ценности религиозного или светского характера, которые рассматриваются каждым государством как представляющие значение для археологии, доисторического периода, истории, литературы, искусства и науки и которые относятся к перечисляемым ниже категориям..." (не приводятся) <7>. Под культурными ценностями Конвенция ЮНИДРУА о похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях (Рим, 24.06.1995), подписанная МИДом России в соответствии с распоряжением Президента РФ от 29 июня 1996 г. N 350-рп, понимает "ценности, которые, с точки зрения религиозной или светской, обладают важностью для археологии, предыстории (антропологии), истории, литературы, искусства или науки и которые принадлежат к одной из категорий, перечисленных в приложении к настоящей Конвенции" (в приложении приведен уточненный перечень категорий предметов, перечисленных в Конвенции ЮНЕСКО 1970 г.).

<7> Конвенции и Рекомендации ЮНЕСКО по вопросам охраны культурного наследия: Сборник. М., 1990. С. 33.

Понимание культурных ценностей раскрывается также в ряде Рекомендаций ЮНЕСКО. Так, согласно Рекомендации о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза, ввоза и передачи права собственности на культурные ценности (Париж, 19 ноября 1964 г.) культурными ценностями "считается движимое и недвижимое имущество, имеющее большое значение для культурного достояния каждой страны, такие предметы, как произведения искусства и архитектуры, рукописи, книги и другие предметы, представляющие интересы с точки зрения искусства, истории или археологии, этнологические документы, типичные образцы флоры и фауны, научные коллекции и важные коллекции книг и архивных документов, в том числе музыкальные архивы" <8>. В Рекомендации о сохранении культурных ценностей, подвергающихся опасности в результате проведения общественных или частных работ (Париж, 19 ноября 1968 г.), под термином "культурные ценности" понимаются недвижимые объекты и движимые ценности (перечисление не приводится) <9>. Также этот термин распространяется на непосредственно окружающую недвижимые объекты обстановку. К международным документам ЮНЕСКО, содержащим определения понятия "культурные ценности", относятся: Рекомендация о международном обмене культурными ценностями (Найроби, 26 ноября 1976 г.), Рекомендация об охране движимых культурных ценностей (Париж, 28 ноября 1978 г.) <10>.

<8> Там же. С. 72.
<9> Там же. С. 77.
<10> Там же. С. 91, 107.

Анализ актов международного и внутреннего российского права, регулирующих вопросы охраны, использования, ввоза и вывоза культурных ценностей, позволяет сделать следующие выводы:

  1. В международном праве под культурными ценностями понимается как движимое, так и недвижимое имущество, т.е. объекты, овеществленные в предметной форме (материальные объекты).
  2. Акты содержат так называемые определения-перечни, сформулированные в зависимости от целей их принятия. Так, например, в актах, регулирующих общественные отношения, возникающие по поводу ввоза и вывоза культурных ценностей, под культурными ценностями понимается движимое имущество, обладающее определенными свойствами. В актах, принятых с целью охраны культурных ценностей, объектами правового регулирования выступают как движимые, так и недвижимые вещи.
  3. В международном и внутреннем российском праве не выработано универсальное определение понятия "культурные ценности".

В научной литературе культурные ценности рассматриваются с философской, юридической, культурологической, исторической и иных точек зрения. При этом многие исследователи предлагают в качестве универсального собственное определение данного понятия <11>.

<11> Рыбак К.Е. Музей в нормативной системе (историко-культурологический анализ): Автореф. дис. ... докт. культурологии: 24.00.03. Санкт-Петербург, 2006. С. 13; Русанов Г.А. Понятие культурных ценностей и критерии отнесения предмета к культурным ценностям в науке уголовного права // Российская юстиция. 2008. N 4. С. 33; Пронина Е.Н. Указ. соч.

Изучая проблемы охраны культурных ценностей с уголовно-правовой точки зрения, Т.Р. Сабитов пришел к выводу о необходимости закрепления в статье 243 Уголовного кодекса РФ (далее также - УК РФ) определения культурных ценностей как уникальных вещественных результатов человеческой деятельности, имеющих важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение <12>. Е.В. Медведев рассмотрел содержание культурных ценностей в философском и правовом аспектах <13>. Ряд ученых, рассматривающих проблемы уголовно-правовой охраны культурных ценностей, предложили закрепить универсальное определение культурных ценностей в примечании к статье 164 УК РФ. Так, по мнению И.Б. Афонина, "культурные ценности представляют собой материальное воплощение человеческой деятельности, обладающее уникальностью, высокой потребительской стоимостью и имеющее важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение для общества" <14>. Ю.Ю. Ткачев считает, что под культурными ценностями "следует понимать материальные предметы внешнего мира (в том числе различного рода документы), независимо от формы собственности, движимые и недвижимые, являющиеся результатами созидательной деятельности человека или имеющие природное происхождение либо представляющие собой совместные творения человека и природы, обладающие способностью удовлетворять духовные потребности человека и общества в целом, отличающиеся уникальностью и обладающие общественной значимостью" <15>.

<12> Сабитов Т.Р. Охрана культурных ценностей: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Омск, 2002. С. 10.
<13> Медведев Е.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Казань, 2003. С. 9 - 10.
<14> Афонин И.Б. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2005. С. 168. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 179396.html (дата обращения: 12.07.2010).
<15> Ткачев Ю.Ю. Хищение предметов, имеющих особую ценность: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Краснодар, 2007. С. 11 - 12. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 164436.html (дата обращения: 12.07.2010).

По нашему мнению, указанные предложения по совершенствованию уголовного законодательства вряд ли могут быть реализованы на практике. На самом деле предметами хищения в статье 164 УК РФ являются не культурные ценности как таковые, а "предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность". С нашей точки зрения, их нельзя отождествлять, поскольку не все материальные культурные ценности могут являться особо ценными. Верным представляется мнение Д.П. Довгия о том, что по статье 164 УК РФ можно квалифицировать хищения далеко не всех предметов, имеющих культурную ценность, а только тех, чья ценность будет особой <16>. В российском законодательстве понятие "особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации" применяется преимущественно по отношению к недвижимому имуществу (ст. 24 Федерального закона N 73-ФЗ). Однако в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей" к особо ценным объектам культурного наследия могут быть отнесены и движимые предметы, представляющие историческую, художественную, научную или иную культурную ценность. При этом, как справедливо отмечает Д.В. Мазеин, порядок отнесения движимых культурных ценностей к особо ценным действующим законодательством не определен <17>. В соответствии с пунктом 1 Положения об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации к особо ценным объектам культурного наследия народов РФ относятся историко-культурные и природные комплексы, архитектурные ансамбли и сооружения, предприятия, организации и учреждения культуры, а также другие объекты, представляющие собой материальные, интеллектуальные и художественные ценности эталонного или уникального характера с точки зрения истории, археологии, культуры, архитектуры, науки и искусства <18>. В статье 24 Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее также - Федеральный закон N 73-ФЗ) не содержится определения данного понятия, однако из смысла статьи следует, что к особо ценным могут быть отнесены объекты культурного наследия федерального значения, включенные в реестр. Объект, в отношении которого Президентом РФ принято решение об отнесении к особо ценным объектам, включается в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. В настоящее время в Государственном своде числятся только объекты недвижимого имущества: музеи-заповедники, музеи, высшие учебные заведения, научные организации, библиотеки, архивные учреждения, театры, художественные организации. В 2009 году к их числу были отнесены: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник "Куликово поле" и Общенациональный мемориал воинской славы (в Александровском саду в Москве). Ошибочным, с нашей точки зрения, является включение Ю.Ю. Ткачевым в понятие "культурные ценности", применительно к статье 164 УК РФ, недвижимых объектов и объектов природного происхождения. Как верно отметил В.В. Братанов, предметом преступления, предусмотренного данной статьей, могут быть только движимые культурные ценности <19>. Представляется, что в примечании к рассматриваемой статье УК РФ нужно дать пояснение, что следует понимать под "предметами или документами, имеющими особую историческую, научную, художественную или культурную ценность". Однако нельзя не признать, что данное словосочетание сформулировано крайне неудачно, поскольку предполагает противопоставление родственных ценностных характеристик. Так, например, не ясно, чем художественная ценность отличается от ценности культурной? Что законодатель понимает под культурной ценностью? Разве достижения в областях истории и науки не являются одновременно и достижениями культуры? Другой вариант совершенствования нормы - отказаться от тавтологии и определить предметом преступления культурные ценности. Такое предложение уже высказывалось в юридической литературе <20>. Аналогичные дефекты встречаются и в других статьях УК РФ (ст. 190, 243) <21>.

<16> Довгий Д.П. Имеют ли особую ценность ордена и медали? // Российская юстиция. 2007. N 4. С. 24; Его же. Криминологические и уголовно-правовые меры борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2007. С. 23.
<17> Мазеин Д.В. Некоторые проблемы правового регулирования гражданского оборота движимых культурных ценностей // Журнал российского права. 2004. N 9. С. 51.
<18> Указ Президента РФ от 30 ноября 1992 г. N 1487 "Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации" // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. N 23. Ст. 1961.
<19> Братанов В.В. Хищение культурных ценностей (Уголовно-правовые и криминалистические аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Н. Новгород, 2001. С. 213. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 96025.html (дата обращения: 12.07.2010).
<20> Давлетшина О.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Ростов н/Д, 2003. С. 201. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 96968.html (дата обращения: 12.07.2010); Багдасарян Р.Г. Характеристика предмета преступлений, посягающих на культурное наследие России // Российский следователь. 2006. N 12. С. 21; Ткачев Ю.Ю. К вопросу о понятии и признаках предмета преступления, предусмотренного статьей 164 УК РФ // Российский следователь. 2007. N 7. С. 25.
<21> Клебанов Л.Р. Преступление, предусмотренное ст. 190 УК // Законность. 2009. N 6. С. 14 - 16; Дмитриенко И.В. Объект невозвращения на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ) // Общество и право. 2008. N 2. [Электронный ресурс]; СПС "КонсультантПлюс: Юридическая пресса".

Определенные попытки сформулировать правовую дефиницию культурных ценностей предприняты и цивилистами. А.В. Головизнин считает, что культурными ценностями являются "особо значимые для общества результаты человеческой деятельности и (или) связанной с ней эволюции природы, выраженные в объективированной форме, которые воплощены в уникальных объектах истории, науки, искусства, религии и служат удовлетворению духовных потребностей человека" <22>. По мнению О.Г. Васнева, культурная ценность "представляет собой созданную трудом человека вещь, зарегистрированную в качестве таковой в установленном порядке и обладающую свойствами оригинальности, неповторимости, этнической принадлежности, имеющую исключительное значение для определенного этапа истории народов России, ее культуры и науки" <23>. С точки зрения М.А. Александровой, под культурными ценностями следует понимать "созданные человеком или подвергнутые его целенаправленному воздействию уникальные неодушевленные вещи, способные удовлетворять духовные потребности людей". Сформулированное определение понятия она предлагает использовать в качестве легального, включив его в ст. 3 Основ законодательства Российской Федерации о культуре.

<22> Головизнин А.В. Гражданско-правовое регулирование оборота культурных ценностей: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Екатеринбург, 2006. С. 226. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 200927.html (дата обращения: 12.07.2010).
<23> Васнев О.Г. Правовое регулирование оборота культурных ценностей: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар, 2006. С. 184. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 203024.html (дата обращения: 12.07.2010).

Наиболее полно и всесторонне данный феномен был исследован А.П. Сергеевым. Рассматривая культурные ценности как правовую категорию, А.П. Сергеев предложил следующую дефиницию: "культурными ценностями являются особо охраняемые правом уникальные вещественные результаты человеческой деятельности, которые, будучи продуктом всеобщего труда, имеют важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение для общества, т.е. служат связующим звеном между различными поколениями людей, носят конкретно-исторический характер и выступают как фактор формирования необходимого обществу типа личности" <24>.

<24> Сергеев А.П. Указ. соч. С. 32.

Среди исследователей, занимающихся изучением понятийного аппарата в сфере культурной деятельности, не сложилось единого мнения в отношении содержания культурных ценностей. Одни ученые считают, что с точки зрения права культурными ценностями должны признаваться лишь материальные ценности культуры <25>. Другие - пришли к выводу, что определение культурных ценностей не должно ограничиваться только материальными ценностями, к ним должны относиться и различные значимые для общества духовные блага <26>.

<25> Сергеев А.П. Культурные ценности как правовая категория // Правоведение. 1990. N 4. С. 42 - 52; Александрова М.А. Указ. соч. С. 9; Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурного суверенитета России // Уголовное право. 2008. N 5. [Электронный ресурс]; СПС "КонсультантПлюс: Юридическая пресса".
<26> Минкина Н.И. Культурные ценности как объект уголовно-правовой охраны // Сибирский юридический вестник. 2003. N 3; Давлетшина О.В. Указ. соч.

По нашему мнению, имеющиеся в юридической литературе научные определения понятия "культурные ценности", претендующие на закрепление их в качестве легальных дефиниций, нельзя признать удачными. Более того, автор убежден, что всякая попытка сформулировать универсальную дефиницию данного термина, которая могла бы быть применима в равной мере в уголовном, административном, гражданском, "культурном" праве, обречена на неудачу. Это связано с тем, что правовое понятие культурных ценностей должно быть значительно уже, чем философские и культурологические определения. Е.Н. Пронина считает неудачными попытки перевести философский подход к пониманию культурных ценностей в юридическую плоскость путем "сужения" его содержания. В теории права к понятиям права предъявляются определенные требования. К числу таких требований относят закрепление в дефиниции не всех признаков явления, а лишь важнейших (понятиеобразующих) из них <27>. "Любая дефиниция, имеющая юридическое значение, - отмечает В.Г. Беспалько, - должна быть, с одной стороны, емкой по содержанию, отражающей все важные и сущностные свойства определяемого явления, а с другой стороны, краткой" <28>.

<27> Власенко Н.А. Язык права: Монография. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство; АО "Норма-плюс", 1997. С. 157; Его же. Законодательная технология (Теория. Опыт. Правила): Учебное пособие. Иркутск: Восточно-Сибирская издательская компания, 2001. С. 41.
<28> Беспалько В.Г. Понятие и признаки культурных ценностей как предметов преступлений // Журнал российского права. 2005. N 3. С. 78.

Культурные ценности как результат деятельности многих поколений людей (культурной деятельности) в аксиологическом аспекте обладают рядом специфических свойств, качеств, функций и охватывают как материальные объекты, так и продукты нематериального труда. Являясь результатом культурной деятельности, культурные ценности столь разнообразны, что определить их исчерпывающий перечень практически невозможно. Сложность конструирования дефиниции, в которой бы нашли закрепление понятиеобразующие признаки культурных ценностей, предопределена противоречивостью и многозначностью такого уникального явления, как культура. Известный немецкий философ Иоганн Готфрид Гердер еще в XVIII веке в своем фундаментальном труде "Идеи к философии истории человечества" писал, что "нет ничего менее определенного, чем это слово - "культура", и нет ничего более обманчивого, как прилагать его к целым векам и народам" <29>. Выдающийся английский ученый - этнограф и историк культуры XIX века Эдуард Тэйлор, который сформулировал одно из самых ранних определений термина "культура", отождествлял культуру с цивилизацией. По его мнению, "культура, или цивилизация, в широком этнографическом смысле слагается в своем целом из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых других способностей и привычек, усвоенных человеком как членом общества" <30>. После Э. Тэйлора многие исследователи пытались объяснить этот странный феномен.

<29> Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Издательство "Наука", 1977. С. 6.
<30> Тэйлор Э.Б. Первобытная культура. М., 1939. С. 1.

Весьма точную характеристику современного состояния изученности рассматриваемого феномена дал В.П. Большаков: "В современной отечественной теории культуры многое неоднозначно, противоречиво, парадоксально, начиная с того, как разные авторы трактуют смысл термина "культура". Вроде бы все знают, что это такое. Но произносят и пишут слово "культура", порой имея в виду нечто принципиально различное" <31>. По мнению Г.С. Кнабе, культура не поддается точному и однозначному исчерпывающему определению. "Известные к настоящему времени многочисленные определения культуры, при всем остроумии и важности некоторых из них, - отмечает он, - мало что дают для постижения ее сущности именно потому, что стремятся свести культуру к некоторой ограниченной однозначности, в рамки которой она в принципе не вмещается" <32>.

<31> Большаков В.П. Ценности культуры и время (некоторые проблемы современной теории культуры). Великий Новгород: НовГУ имени Ярослава Мудрого, 2002. С. 6.
<32> Кнабе Г.С. Основы общей теории культуры. Методы науки о культуре и ее актуальные проблемы // История мировой культуры. Наследие Запада: Античность - Средневековье - Возрождение: Курс лекций / Отв. ред. С.Д. Серебряный; Ин-т "Открытое об-во". М.: Изд-во РГГУ, 1998. С. 38.

Таким образом, одна из проблем унификации термина "культурные ценности" заключается в трансформации философских, культурологических и иных научных конструкций, раскрывающих содержание данного феномена, в краткую универсальную правовую дефиницию, отражающую важнейшие их признаки. Кроме того, культурные ценности в силу их разнообразия могут классифицироваться в зависимости от цели по различным основаниям: связи с землей (движимые, недвижимые), оборотоспособности, материалу, времени и месту создания, режиму охраны, уникальности и др. Совершенно очевидно, что законодательство о ввозе и вывозе культурных ценностей и о музейном фонде не может регулировать отношения, возникающие по поводу недвижимого культурного наследия, поскольку перемещение объекта культурного наследия противоречит принципам его охраны и может осуществляться лишь в виде исключения. Объекты культурного наследия и особо ценные объекты культурного наследия народов РФ, являющиеся недвижимым имуществом, не могут рассматриваться как предметы хищения и контрабанды в соответствии со статьями 164 и 188 УК РФ. Соответственно предложения о закреплении в одной из статей УК РФ универсальной дефиниции "культурные ценности" не являются состоятельными. О сомнительности закрепления единого понятия культурных ценностей в УК РФ пишет и А.К. Князькина <33>.

<33> Князькина А.К. Культурные ценности: что под ними понимается в международном и уголовном праве? // Актуальные проблемы российского права. 2008. N 2(7). С. 198.

Единственно верным, с нашей точки зрения, является формулирование синтетического определения понятия "культурные ценности" в Основах законодательства Российской Федерации о культуре. При этом культурные ценности, подпадающие под действие нормативных правовых актов о ввозе и вывозе культурных ценностей, о музейных фондах и др., должны конкретизироваться в самих актах. Именно такая система сложилась в национальном законодательстве. Множественность определений-перечней данного понятия в международном праве подтверждает этот вывод. Перечневый способ определения термина "культурные ценности" является, по мнению Л.Р. Клебанова, характерной особенностью норм и международного, и национального права <34>.

<34> Клебанов Л.Р. Бланкетность уголовно-правовых норм и защита культурных ценностей // Журнал российского права. 2009. N 9. [Электронный ресурс]; СПС "КонсультантПлюс: Юридическая пресса".

Несмотря на то, что Основы законодательства Российской Федерации о культуре закрепляют универсальное для всей отрасли законодательства о культуре понятие "культурные ценности" <35>, представляется необходимым сформулировать новую дефиницию, в которой бы нашли отражение наиболее важные признаки данного явления, являющиеся общими для разных видов культурных ценностей.

<35> Мельник Т.Е. Право на доступ к материальным культурным ценностям // Журнал российского права. 2006. N 4. С. 35.

В юридической литературе совершенно справедливо высказывается мнение о том, что понятие "культурные ценности", сформулированное в Основах, более емкое по содержанию, чем аналогичное понятие в Законе РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей". В Основах под культурными ценностями понимаются не только объекты материального мира, но и ценности духовного порядка. Это, как отмечает автор монографии "Уголовно-правовая охрана культурных ценностей" В.В. Кулыгин, "неприемлемо для юриспруденции, поэтому в праве и юридической науке культурными ценностями признаются лишь материальные ценности культуры" <36>. Изучая данный вопрос, В.Г. Беспалько заметил, что перечисленные в Основах нематериальные ценности "обладают свойством культурной значимости и с позиций аксиолого-этического подхода действительно образуют самостоятельный и весьма существенный сегмент сферы достижений человеческой культуры". Понимая важность этой составляющей культурной деятельности, а также необходимость разрешения проблемы единообразного понимания культурных ценностей, он предложил следующую правовую конструкцию. Для обозначения совокупности материальных и духовных ценностей ввести в правовой оборот новый термин "культурное богатство", включив его в статью 3 Основ. Под культурными ценностями - понимать исключительно "материальные предметы, обладающие культурной значимостью" ("овеществленная разновидность культурного богатства"). В Основах, по мнению В.Г. Беспалько, необходимо закрепить новую правовую дефиницию культурных ценностей - "как движимых и недвижимых предметов религиозного и светского характера, имеющих историческое, художественное, научное или иное культурное значение для общества, независимо от места и времени их происхождения и формы собственности на них".

<36> Кулыгин В.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей. М.: Юрист, 2006. С. 125. [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс: Постатейные комментарии и книги".

Предложения В.Г. Беспалько представляют практический интерес и, безусловно, заслуживают внимания. Нельзя не согласиться с тем, что новая правовая дефиниция культурных ценностей должна найти закрепление именно в Основах законодательства Российской Федерации о культуре. Однако вряд ли оправданно введение в оборот нового понятия "культурное богатство". Это, как представляется, только усложнит и без того не простой с точки зрения соблюдения правил юридической техники понятийный аппарат законодательства о культуре. Кроме того, указанный новый термин по смыслу будет мало чем отличаться от терминов "культурное наследие" и "культурное достояние", что приведет к неопределенности и нарушению логической связи между однородными понятиями в статье 3 Основ.

Подчеркнем, что понятия "культурные ценности", "культурное наследие" и "культурное достояние", сформулированные в статье 3 Основ, являются родственными, составляют взаимосвязанную систему. Культурные ценности в этой системе играют главенствующую роль. Понятием "культурное наследие народов Российской Федерации" охватывается часть культурных ценностей (материальных и духовных), которые созданы в прошлом и которые являются значимыми для сохранения и развития самобытности Российской Федерации и всех ее народов. Такое значение имеют далеко не все культурные ценности. Что касается культурного достояния народов Российской Федерации, то его составляет еще менее многочисленная группа культурных ценностей. К ним относятся наиболее значимые для российского общества ценности (имеющие общенациональное значение). Несмотря на то, что родственные культурным ценностям понятия сами нуждаются в уточнении в силу их нечеткости и неопределенности, введение нового термина "культурное богатство" и формулирование новой дефиниции "культурные ценности" в статье 3 Основ, сужающей его легальное содержание, представляются неоправданным. Кроме того, мы не согласны с точкой зрения В.Г. Беспалько о несостоятельности перечневого способа определения сути (содержания) культурных ценностей. Наоборот, только перечневый способ определения культурных ценностей может позволить выделить из множества их видов и категорий те объекты и предметы, которые в зависимости от целей подпадают под действие того или иного законодательного акта. Такие перечни конкретизируют культурные ценности применительно к предмету регулирования закона. Ни одно из предложенных в научной литературе определений данного понятия не дает четкого представления о том, какие результаты человеческой деятельности должны рассматриваться как культурные ценности. Без наличия определений-перечней сделать это практически невозможно.

Мы считаем, что нет оснований ограничивать содержание культурных ценностей только объектами материальной культуры. Необходимость правовой охраны нематериального культурного наследия уже признана мировым сообществом. В Международной конвенции об охране нематериального культурного наследия, принятой на 32-й сессии ЮНЕСКО в 2003 году, подчеркивается тесная взаимозависимость между нематериальным культурным наследием и материальным культурным и природным наследием. Нематериальные ценности становятся предметом регулирования законодательных актов в отдельных субъектах Российской Федерации <37>.

<37> Закон Республики Алтай от 5 декабря 2008 г. N 120-РЗ "О регулировании отношений в области развития нематериального культурного наследия Республики Алтай" // Сборник законодательства Республики Алтай. 2008. N 55(61). Ст. 313.

Необоснованны и попытки чрезмерно широкой интерпретации культурных ценностей. Так, Н.И. Минкина полагает, что культурными ценностями в широком смысле этого слова следует признать права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок, окружающую среду, конституционный строй РФ, безопасность всего мирового сообщества. По мнению С.Н. Молчанова, все действующее законодательство можно рассматривать как культурную ценность, "поскольку даже в своем цивилизованном проявлении оно строится на определении правового статуса субъектов культурных ценностей и устанавливает их правовой режим" <38>. Такое толкование культурных ценностей, с нашей точки зрения, окончательно размывает их границы. Здесь, видимо, следует говорить о социальных (или правовых) ценностях, которые служат не для удовлетворения духовных потребностей человека и общества, а прежде всего для обеспечения жизнедеятельности социума.

<38> Молчанов С.Н. Культурное право России - право культурных ценностей (наследия и достояния) // Проблемы сохранения, использования и охраны культурного наследия при реализации проектов и программ развития Сибири и Дальнего Востока: Сб. материалов Всерос. конф. / Томский госуниверситет. Томск, 2007. С. 124.

Изучая феномен культурных ценностей, исследователи в основном единодушны в определении набора основных характеризующих их признаков:

  1. Культурные ценности - есть результат деятельности (творческой деятельности) человека (М.М. Богуславский, Е.В. Медведев, А.И. Чудинов, Р.Б. Булатов, Г.А. Русанов, М.А. Александрова, А.В. Головизнин, И.Б. Афонин, Ю.А. Годованец).
  2. Культурные ценности имеют определенное (важное) историческое, художественное, научное или иное культурное значение (М.М. Богуславский, А.И. Чудинов, В.В. Братанов, И.Б. Афонин, Г.А. Русанов).
  3. Культурные ценности должны быть созданы в прошлом (М.М. Богуславский - "временной критерий", должны быть созданы более чем 100 (50) лет тому назад; Е.В. Медведев - "возрастной признак"; Р.Б. Булатов, А.В. Гайдашов, О.В. Давлетшина - "признак старины", должны быть изготовлены в прошлые эпохи; Г.А. Русанов - должны быть созданы за определенный срок до того).
  4. Культурные ценности обладают уникальностью, неповторимостью (Р.Б. Булатов, А.В. Гайдашов, Е.В. Медведев, О.В. Давлетшина, Ю.Ю. Ткачев, И.Б. Афонин, М.А. Александрова, А.В. Головизнин и др.).
  5. Культурные ценности обладают общественной (общенародной, общегосударственной, государственной) значимостью (Р.Б. Булатов, А.В. Гайдашов, Е.В. Медведев, О.В. Давлетшина, Ю.Ю. Ткачев).
  6. Культурные ценности обладают стоимостью (имеют повышенную потребительскую (рыночную) стоимость) (Р.Б. Булатов, А.В. Гайдашов, И.Б. Афонин, О.В. Давлетшина, Ю.Ю. Ткачев) <39>.
<39> Богуславский М.М. Судьба культурных ценностей. М.: Юристъ, 2006. С. 41; Ткачев Ю.Ю. Хищение предметов, имеющих особую ценность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Краснодар, 2007. С. 9; Кулыгин В.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей: Возможности оптимизации // Правоведение. 2003. N 1. С. 131; Годованец Ю.А. Сохранение культурных ценностей: теория и практика применения международных стандартов (Культурологический анализ): Дис. ... канд. культурологических наук: 24.00.01. М., 2004. С. 156. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 127014.html (дата обращения: 12.07.2010).

Как уже подчеркивалось, многие авторы, изучающие вопросы уголовно-правовой и гражданско-правовой охраны культурных ценностей, к одному из основных их признаков относят материальность. В научной литературе называются и другие признаки: историческая, художественная, научная, музейная или иная ценность; статус памятника истории и культуры, охраняемого государством; оригинальность и неповторимость; регистрация в качестве культурной ценности и др.

По нашему мнению, не все названные признаки можно отнести к важнейшим (понятиеобразующим) признакам. Так, М.М. Богуславский пишет об установлении в отдельных правовых актах стоимостного критерия, который, с его точки зрения, весьма сомнителен. Е.Н. Хазов и В.Е. Хазова отмечают, что стоимостный критерий подвергается наибольшим сомнениям <40>. Об ошибочности выделения данного критерия говорит Г.А. Русанов. Трудно не согласиться с этой точкой зрения. Стоимостью обладает любой результат человеческого труда (физического и умственного), выступающий как товар. Однако многие культурные ценности не могут участвовать в свободном обмене на другие вещи. Так, например, не могут выполнять функцию товара объекты археологии. В соответствии с российским законодательством они могут находиться исключительно в государственной собственности <41>. Невозможно оценить в денежном эквиваленте величайшие творения, которые принадлежат всему человечеству: храм Абу-Симбел и пирамиды близ Гизы в Египте, древний город Чичен-Ица на севере полуострова Юкатан в Мексике, мавзолей первого императора династии Цинь в провинции Шэньси в Китае и др. Эти культурные ценности бесценны. Прав Д.В. Мазеин, пришедший к выводу, что ценность культурных ценностей имеет нематериальный характер.

<40> Хазов Е.Н., Хазова В.Е. Международно-правовая защита национально-культурного достояния народов: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2009. С. 23.
<41> Зубенко Ю.С. Гражданский оборот археологических находок: возможен ли он в Российской Федерации? // Реформы и право. 2010. N 2. С. 23 - 30.

Сомнительным представляется и отнесение к понятиеобразующим признакам признака "уникальность" по отношению к культурным ценностям в широком их понимании. В Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой слово "уникальный" толкуется как "единственный в своем роде, неповторимый" <42>. В словаре Д.Н. Ушакова под словом "уникум" [латин. unicum - единственное] понимается "единственный в своем роде, редкий предмет" <43>. В Толковом словаре иноязычных слов Л.П. Крысина слово "уникальный" толкуется как "единственный в своем роде, исключительный" <44>. В национальном законодательстве данный термин применительно к культурным ценностям используется в статье 18 Федерального закона "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" и статье 7 Закона Российской Федерации "О вывозе и ввозе культурных ценностей". В преамбуле Федерального закона N 73-ФЗ говорится о том, что объекты культурного наследия представляют собой уникальную ценность для всего многонационального народа России и являются неотъемлемой частью всемирного культурного наследия. В статье 18 Федерального закона "О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации" предусматривается возможность установления особых форм поддержки государственных музеев в связи с необходимостью принятия дополнительных мер по сохранению уникальных историко-художественных комплексов. В названных законодательных актах не дается определения понятия "уникальный". Однако ясность в этот вопрос вносит Положение об отнесении перемещенных в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации культурных ценностей к культурным ценностям, имеющим уникальный характер, особо важное историческое, художественное, научное или иное культурное значение, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 11 марта 2001 г. N 174 (в редакции от 10.03.2009). В пункте 3 данного документа закреплено, что "уникальными являются перемещенные культурные ценности, обладающие редкими, единственными в своем роде отличительными особенностями, свойствами и качествами". Анализ статьи 7 Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей" дает основание полагать, что законодатель не отождествляет понятия "уникальные" и "редкие" (редкий - не значит уникальный). В законодательстве Союза ССР рассматриваемый термин встречается дважды в Инструкции о порядке учета, обеспечения сохранности, содержания, использования и реставрации недвижимых памятников истории и культуры, утвержденной Приказом Министерства культуры СССР от 13 мая 1986 г. N 203, и имеет отношение к недвижимым памятникам истории и культуры (п. 3.2 и 68).

<42> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азъ Ltd., 1992. С. 864.
<43> Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь русского языка. Современная редакция. М.: ООО "Дом славянской книги", 2009. С. 868.
<44> Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: Эксмо, 2008. С. 805.

Среди ученых, изучающих феномен культурных ценностей, не сложилось единого понимания содержания признака уникальности. Разные исследователи вкладывают в данное понятие разный смысл. Так, М.А. Александрова в своем диссертационном исследовании под уникальностью культурных ценностей понимает "невозможность их воспроизведения: при любом воспроизведении вещь, относимая к категории культурных ценностей, теряет присущие ей особые свойства". По мнению Ю.Ю. Ткачева, культурные ценности "отличаются уникальностью, то есть редкостью, исключительностью того или иного предмета по его художественным, научным и т.п. свойствам". С точки зрения А.В. Гайдашова, уникальным следует считать "единственный и неповторимый в своем роде предмет, исключительный по своим художественным и другим качествам, обладающий большой редкостью - изготовлен ручным способом, в индивидуальном порядке" <45>. В.В. Братанов связывает уникальность, под которой понимает "единичность и неповторимость", лишь с особо ценными предметами.

<45> Цит. по: Ткачев Ю.Ю. К вопросу о понятии и признаках предмета преступления, предусмотренного статьей 164 УК РФ // Российский следователь. 2007. N 7. С. 25.

Анализ нормативных правовых актов позволяет сделать вывод о том, что далеко не все культурные ценности могут обладать свойством уникальности. Уникальный - значит единичный, неповторимый. Значительная часть культурных ценностей может относиться к редко встречаемым (неединичным). Однако любая вещь, созданная руками человека, по-своему уникальна. Кроме уникальности вещь должна обладать выдающейся культурной значимостью (исторической, художественной, научной и др.) для общества и быть подлинной. Обладая такими качествами, предмет или объект может быть признан особо ценным в масштабах одного государства либо всего мирового сообщества.

Весьма сомнительными представляются и некоторые другие признаки культурных ценностей. Нельзя рассматривать общим для всех из них признаком регистрацию в качестве культурной ценности или придание статуса памятника истории и культуры, охраняемого государством. Согласно Рекомендации о сохранении культурных ценностей, подвергающихся опасности в результате проведения общественных или частных работ (Париж, 19 ноября 1968 г.), термин "культурные ценности" относится не только к выявленным и зарегистрированным архитектурным, археологическим и историческим местностям и сооружениям, но и к незарегистрированным остаткам прошлого, а также к современным местностям и сооружениям, имеющим художественное значение. Кроме того, учесть и принять под охрану все культурные ценности не только невозможно, но и нецелесообразно.

Не обязательным для культурных ценностей является и признак старины. Как верно заметил Ю.Ю. Ткачев, "культурные ценности, уникальные по своей сути, могут быть созданы и в настоящее время".

С нашей точки зрения, к сущностным признакам культурных ценностей следует относить: антропогенность (культурная ценность является результатом творческой деятельности человека); обладание определенной, как правило, большой культурной значимостью (исторической, художественной, научной и др.) для общества; аутентичность (при отсутствии подлинности предмет или объект теряет свою значимость).

Соответственно под культурными ценностями следует понимать нематериальные и материальные подлинные результаты творческой деятельности человека, представляющие историческую, художественную, научную и иную культурную ценность для общества. При этом для определенного вида культурных ценностей законом может быть установлен временной критерий и закреплена их внутренняя классификация в зависимости от целей такого акта.

Библиография:

  1. Александрова М.А. Гражданско-правовой режим культурных ценностей в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Санкт-Петербург, 2007.
  2. Афонин И.Б. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2005. С. 168. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 179396.html (дата обращения: 12.07.2010).
  3. Багдасарян Р.Г. Характеристика предмета преступлений, посягающих на культурное наследие России // Российский следователь. 2006. N 12.
  4. Беспалько В.Г. Понятие и признаки культурных ценностей как предметов преступлений // Журнал российского права. 2005. N 3.
  5. Богуславский М.М. Судьба культурных ценностей. М.: Юристъ, 2006.
  6. Большаков В.П. Ценности культуры и время (некоторые проблемы современной теории культуры). Великий Новгород: НовГУ имени Ярослава Мудрого, 2002.
  7. Братанов В.В. Хищение культурных ценностей (Уголовно-правовые и криминалистические аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Н. Новгород, 2001. С. 213. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 96025.html (дата обращения: 12.07.2010).
  8. Васильев Д.В. Контрабанда культурных ценностей: Криминологическое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2008.
  9. Васнев О.Г. Правовое регулирование оборота культурных ценностей: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Краснодар, 2006. С. 184. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 203024.html (дата обращения: 12.07.2010).
  10. Власенко Н.А. Язык права: Монография. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство; АО "Норма-плюс", 1997.
  11. Власенко Н.А. Законодательная технология (Теория. Опыт. Правила): Учебное пособие. Иркутск: Восточно-Сибирская издательская компания, 2001.
  12. Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Издательство "Наука", 1977.
  13. Годованец Ю.А. Сохранение культурных ценностей: теория и практика применения международных стандартов (Культурологический анализ): Дис. ... канд. культурологических наук: 24.00.01. М., 2004. С. 156. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 127014.html (дата обращения: 12.07.2010).
  14. Головизнин А.В. Гражданско-правовое регулирование оборота культурных ценностей: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Екатеринбург, 2006. С. 226. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 200927.html (дата обращения: 12.07.2010).
  15. Давлетшина О.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Ростов н/Д, 2003. С. 201. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 96968.html (дата обращения: 12.07.2010).
  16. Дмитриенко И.В. Объект невозвращения на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ) // Общество и право. 2008. N 2.
  17. Довгий Д.П. Имеют ли особую ценность ордена и медали? // Российская юстиция. 2007. N 4.
  18. Довгий Д.П. Криминологические и уголовно-правовые меры борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2007.
  19. Зубенко Ю.С. Гражданский оборот археологических находок: возможен ли он в Российской Федерации? // Реформы и право. 2010. N 2.
  20. Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурного суверенитета России // Уголовное право. 2008. N 5.
  21. Клебанов Л.Р. Преступление, предусмотренное ст. 190 УК // Законность. 2009. N 6.
  22. Клебанов Л.Р. Бланкетность уголовно-правовых норм и защита культурных ценностей // Журнал российского права. 2009. N 9.
  23. Кнабе Г.С. Основы общей теории культуры. Методы науки о культуре и ее актуальные проблемы // История мировой культуры. Наследие Запада: Античность - Средневековье - Возрождение: Курс лекций / Отв. ред. С.Д. Серебряный; Ин-т "Открытое об-во". М.: Изд-во РГГУ, 1998.
  24. Князькина А.К. Культурные ценности: что под ними понимается в международном и уголовном праве? // Актуальные проблемы российского права. 2008. N 2(7).
  25. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: Эксмо, 2008.
  26. Кулыгин В.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей: Возможности оптимизации // Правоведение. 2003. N 1.
  27. Кулыгин В.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей. М.: Юрист, 2006.
  28. Мазеин Д.В. Некоторые проблемы правового регулирования гражданского оборота движимых культурных ценностей // Журнал российского права. 2004. N 9.
  29. Медведев Е.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Казань, 2003.
  30. Мельник Т.Е. Право на доступ к материальным культурным ценностям // Журнал российского права. 2006. N 4.
  31. Минкина Н.И. Культурные ценности как объект уголовно-правовой охраны // Сибирский юридический вестник. 2003. N 3.
  32. Молчанов С.Н. Культурное право России - право культурных ценностей (наследия и достояния) // Проблемы сохранения, использования и охраны культурного наследия при реализации проектов и программ развития Сибири и Дальнего Востока: Сб. материалов Всерос. конф. / Томский госуниверситет. Томск, 2007.
  33. Назарова М.Г. Проблемы охраны культурных ценностей в России и за рубежом // Вестник Владимирского юридического института. 2009. N 3(12).
  34. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азъ Ltd., 1992.
  35. Пронина Е.Н. Правовая деятельность Российского государства в сфере сохранения и охраны культурного достояния в XIX - XX веках: Историко-теоретическое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. Тамбов, 2009.
  36. Рыбак К.Е. Музей в нормативной системе (историко-культурологический анализ): Автореф. дис. ... докт. культурологии: 24.00.03. Санкт-Петербург, 2006.
  37. Рыбак К.Е. Направления по совершенствованию законодательства о музеях в Российской Федерации // Культура: управление, экономика, право. 2006. N 3. [Электронный ресурс]; СПС "КонсультантПлюс: Юридическая пресса".
  38. Русанов Г.А. Понятие культурных ценностей и критерии отнесения предмета к культурным ценностям в науке уголовного права // Российская юстиция. 2008. N 4.
  39. Сабитов Т.Р. Охрана культурных ценностей: Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Омск, 2002.
  40. Сазонникова Е.В. Культурные ценности как объект правового регулирования в Российской Федерации // Вестник ВГУ. Серия "Гуманитарные науки". 2005. N 2.
  41. Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л.: Издательство Ленингр. ун-та, 1990.
  42. Сергеев А.П. Культурные ценности как правовая категория // Правоведение. 1990. N 4.
  43. Социальное законодательство: Научно-практическое пособие / Е.Г. Азарова, В.Н. Зенков, В.В. Лапаева и др.; Под ред. Ю.А. Тихомирова, В.Н. Зенкова. М.: Юрид. фирма "КОНТРАКТ"; ИНФРА-М, 2005.
  44. Ткачев Ю.Ю. Хищение предметов, имеющих особую ценность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Краснодар, 2007.
  45. Ткачев Ю.Ю. Хищение предметов, имеющих особую ценность: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Краснодар, 2007. С. 11 - 12. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 164436.html (дата обращения: 12.07.2010).
  46. Ткачев Ю.Ю. К вопросу о понятии и признаках предмета преступления, предусмотренного статьей 164 УК РФ // Российский следователь. 2007. N 7.
  47. Тэйлор Э.Б. Первобытная культура. М., 1939.
  48. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь русского языка. Современная редакция. М.: ООО "Дом славянской книги", 2009.
  49. Хазов Е.Н., Хазова В.Е. Международно-правовая защита национально-культурного достояния народов: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2009.

/"Право и политика", 2011, N 3/

ЧАСТЬ II

Сущность термина "культурное наследие", как следует из диссертационных исследований и опубликованных научных работ, в меньшей степени интересует ученых, чем сущность культурных ценностей. Как самостоятельное понятие, он относительно ре mnдко встречается в национальном законодательстве и используется в основном по отношению к движимым и недвижимым культурным ценностям, созданным в прошлом и принадлежащим народам Российской Федерации. В редких случаях российское законодательство предусматривает отнесение к культурному наследию нематериальных ценностей. Так, согласно преамбуле и статье 11 Федерального закона от 18 декабря 1997 г. N 152-ФЗ "О наименованиях географических объектов" наименования географических объектов являются составной частью исторического и культурного наследия народов Российской Федерации. Как правило, термин "культурное наследие народов Российской Федерации" используется в нормативных правовых актах в сочетании со словом "объекты".

В юридической литературе неоднократно высказывалась точка зрения о тождественности применяемых в действующих международно-правовых документах понятий "культурные ценности" и "культурное наследие" <1>. Однако этот вывод нельзя экстраполировать на национальное законодательство. По нашему мнению, культурное наследие занимает промежуточное положение между культурными ценностями и объектами культурного наследия. Отличие культурного наследия от культурных ценностей заключается в том, что культурное наследие всегда обладает свойством старины. Соотношение данных понятий можно представить следующим образом: не всякая культурная ценность может относиться к культурному наследию, однако все, что относится к культурному наследию, - есть культурная ценность.

<1> Богуславский М.М. Культурные ценности в международном обороте: правовые аспекты. М.: Юристъ, 2005. С. 17; Потапова Н.А. Международно-правовые проблемы охраны культурных ценностей и законодательство Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.10. М., 2001 [Электронный ресурс] // URL: http:// law.edu.ru/ book/ book.asp?bookID= 102526 (дата обращения: 12.07.2010).

Следует отметить, что многие исследователи, изучающие проблемы правовой охраны культурного наследия, дают собственные научные определения данного понятия и предлагают использовать их в качестве легальных дефиниций. Так, Е.Н. Пронина под культурным наследием предлагает понимать "совокупность материальных и духовных культурных ценностей, созданных в прошлом, унаследованных и воспринятых от прежних поколений и имеющих значение для сохранения и развития самобытности народа независимо от их происхождения и владельца".

Ряд ученых рассмотрели культурное наследие с культурологической и философской точек зрения. К.Е. Рыбак считает, что под культурным наследием следует понимать "совокупность объектов материальной культуры и совместных творений человека и природы вне зависимости от места их нахождения, а также объектов духовной культуры, значимых для сохранения и развития локальных культур, имеющих универсальную ценность для культуры (искусства, науки) и содействующих уважению культурного разнообразия и творчеству человека". По мнению А.А. Копсергеновой, культурное наследие - это совокупность всех культурных достижений общества, его исторический опыт, сохраненный в арсенале социальной памяти. "Сущность культурного наследия, - отмечает она, - составляют те ценности, которые созданы предыдущими поколениями, представляют исключительную важность для сохранения культурного генофонда и способствуют дальнейшему культурному прогрессу" <2>. С точки зрения А.П. Сергеева, культурное наследие образует "совокупность доставшихся человечеству от прошлых эпох материальных и духовных культурных ценностей, подлежащих сохранению, критической оценке, пересмотру, развитию и использованию в соответствии с конкретно-историческими задачами современности" <3>. А.А. Мазенкова рассматривает культурное наследие как информационную подсистему культуры, обладающую значимостью (положительной или отрицательной) и основанную на опыте предшествующих поколений <4>. "В рамках системного подхода, - отмечает она, - культурное наследие - это социокультурная система ценностей, сохраняющая социокультурный опыт на основе особенностей коллективной памяти" <5>. С.М. Шестова под культурным наследием понимает совокупность памятников истории и культуры <6>.

<2> Копсергенова А.А. Культурное наследие: философские аспекты анализа: Дис. ... канд. философ. наук: 09.00.13. Ставрополь, 2008. 184 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 277843.html (дата обращения: 12.07.2010).
<3> Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л.: Издательство Ленингр. ун-та, 1990. С. 16 - 17.
<4> Мазенкова А.А. Культурное наследие как самоорганизующаяся система: Автореф. дис. ... канд. философ. наук: 24.00.01. Тюмень, 2009. С. 12.
<5> Мазенкова А.А. Динамика ценностей культурного наследия Тюменского региона // Вестник Челябинского государственного университета. Философия. Социология. Культурология. 2009. N 18(156). С. 90.
<6> Шестова С.М. Историко-культурологический анализ нормативного регулирования охраны и использования памятников истории и культуры в России: Автореф. дис. ... канд. культурологич. наук: 24.00.03. Санкт-Петербург, 2009. С. 16.

В целом, можно согласиться с предложенным Е.Н. Прониной определением культурного наследия. Данное понятие может быть использовано по отношению к любым культурным ценностям (материальным и нематериальным, движимым и недвижимым), созданным в прошлом, независимо от того, включены ли эти ценности в специальные списки (реестры). Такие культурные ценности могут иметь определенное культурное значение, как для отдельных народов, муниципальных образований, государств, а также иных государственных образований в составе государств, так и для всего мирового сообщества.

В современном российском законодательстве в отношении недвижимых культурных ценностей, созданных в прошлом, применяется термин "объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации". Этот термин является относительно молодым. Для 90-х годов прошлого века была характерна неустойчивость понятий, используемых в нормативных правовых актах для обозначения недвижимых памятников истории и культуры. В ряде актов, наряду с данным понятием, использовались другие термины: "объекты историко-культурного наследия", "объекты исторического и культурного наследия". К особой категории относились "особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации".

С 2001 года термин "объекты культурного наследия" уже прочно укоренился в российском законодательстве. Это связано с тем, что в 2001 году были приняты несколько важнейших федеральных законов, в которых уже учитывался новый понятийный аппарат рассматривавшегося в Государственной Думе ФС РФ проекта отраслевого Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации". С принятием в июне 2002 года Федерального закона N 73-ФЗ можно говорить об окончательном обновлении понятийного аппарата, сформировавшегося в советскую эпоху. В правовой оборот были включены новые понятия и их определения. Следует подчеркнуть, что современное понимание термина "памятник истории и культуры" не соответствует его пониманию в значении, определенном Законом СССР 1976 г. "Об охране и использовании памятников истории и культуры" (позднее - одноименным Законом РСФСР 1978 г.).

Сущность понятия "памятник истории и культуры" в первоначальном его значении достаточно полно раскрыта в научных работах Л.А. Стешенко, В.Д. Тепферова, П.В. Боярского, А.Н. Дьячкова, А.П. Сергеева, А.М. Кулемзина и некоторых других исследователей <7>. В соответствии со ст. 1 Закона РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры" памятниками истории и культуры признавались "сооружения, памятные места и предметы, связанные с историческими событиями в жизни народа, развитием общества и государства, произведения материального и духовного творчества, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность". Из содержания данной дефиниции следует, что к памятникам истории и культуры могли относиться как недвижимые, так и движимые объекты, а также произведения духовного творчества. Дефектность этой формулировки отмечалась многими учеными. По мнению А.П. Сергеева, под произведением в дефиниции подразумеваются "не объекты авторского права как нематериальные ценности, а лишь их материальные "носители".

<7> Стешенко Л.А. Охрана памятников культуры в СССР // Советское государство и право. 1975. N 11. С. 44 - 45; Его же. Правовые вопросы охраны и использования памятников истории и культуры // Советское государство и право. 1977. N 6. С. 35 - 36; Стешенко Л.А., Тепферов В.Д. О памятниках истории и культуры. М.: Юридическая литература, 1977. С. 25 - 31; Сергеев А.П. Указ. соч. С. 20 - 21, 34 - 36; Боярский П.В. Введение в памятниковедение. М., 1990. С. 17 - 60; Кулемзин А.М. Правильное определение предмета памятникоохранительной деятельности - начало ее успеха // Культурологические исследования в Сибири. 1999. N 1. С. 51 - 57.

В отличие от прежней дефиниции, современное определение данного понятия, закрепленное в статье 3 Федерального закона N 73-ФЗ, исключает движимые и нематериальные культурные ценности. Некоторые исследователи видят в этом недостаток и предлагают включить в легальное определение понятия "объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации" движимые вещи <8>. Другие - считают необходимым выделять движимое и недвижимое имущество в отдельные правовые категории. Так, К.А. Диканов предложил понимать под "культурными ценностями" только движимое имущество, а под "памятниками истории и культуры" - недвижимость. Объединяющим (родовым) понятием, по его мнению, должен явиться термин "объекты культурно-исторического наследия" <9>. С нашей точки зрения, выделение недвижимых культурных ценностей в особую правовую категорию является оправданным. Прежде всего, это связано с тем, что в отношении недвижимых и движимых вещей в силу их естественных свойств устанавливается различный правовой режим. Также общественные отношения, складывающиеся по поводу недвижимого имущества, имеют свои особенности и регулируются не только гражданским, административным и уголовным законодательством, но и земельным законодательством, законодательством о градостроительной и об архитектурной деятельности. Соответственно, правовое регулирование общественных отношений, складывающихся по поводу движимых и недвижимых культурных ценностей, должно осуществляться раздельно. Однако нельзя согласиться с тем, что под культурными ценностями следует понимать только движимые вещи. Такой подход не соответствует современному доктринальному толкованию культурных ценностей.

<8> Александрова М.А. Гражданско-правовой режим культурных ценностей в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Санкт-Петербург, 2007. С. 11.
<9> Диканов К.А. Борьба с преступными посягательствами на культурные ценности: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2008. С. 13.

Широкое признание в юридической науке получила другая точка зрения - объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) по своей сути являются разновидностью культурных ценностей <10>. "С точки зрения права, - пишет Л.А. Стешенко, - далеко не всякая культурная ценность является памятником. Отнесение того или иного объекта к числу памятников влечет определенные правовые последствия: он берется под государственную защиту" <11>. М.А. Александрова видит отличие культурных ценностей от объектов культурного наследия только в том, что понятию "объекты культурного наследия" законодатель придает особый охранительный смысл. "Его значение, - отмечает она, - заключается в помещении подобных объектов под охрану государства и подчинении их специальному правовому режиму".

<10> Сергеев А.П. Указ. соч. С. 20.
<11> Стешенко Л.А. Охрана памятников культуры в СССР // Советское государство и право. 1975. N 11. С. 44.

Легальное определение понятия "объекты культурного наследия", закрепленное в статье 3 Федерального закона N 73-ФЗ, подверглось заслуженной критике со стороны ученых и практиков. Некоторые из них пришли к выводу, что данная дефиниция не отражает необходимых сущностных черт исследуемых объектов и, в целом, носит аморфный и искусственный характер <12>. С этим трудно не согласиться. Однако рассмотрение данного вопроса будет не полным без анализа других близких по смыслу терминов, составляющих понятийный аппарат Федерального закона N 73-ФЗ.

<12> Александрова М.А. Указ. соч. С. 10 - 11.

В статье 3 данного Закона закреплена дефиниция "объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации" и новая классификация данных объектов по видам: памятники, ансамбли и достопримечательные места. Под объектами культурного наследия (памятниками истории и культуры) народов Российской Федерации здесь понимаются объекты недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры. В нем используются и другие термины, содержание которых не раскрыто или раскрыто не достаточно четко: "объекты культурного наследия, включенные в реестр", "выявленные объекты культурного наследия", "объекты, обладающие признаками объекта культурного наследия", "объекты, представляющие собой историко-культурную ценность", "объекты археологического наследия". Возникает неопределенность в вопросе о соотношении этих понятий между собой. Но главным вопросом, на который нет прямого ответа, остается вопрос об отношении указанных терминов к понятию "объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее по тексту также - объекты культурного наследия).

Анализ части 1 статьи 3 Федерального закона N 73-ФЗ дает основание считать, что термин "объекты культурного наследия" может применяться по отношению к любым объектам недвижимого имущества, представляющим собой историко-культурную ценность, в том числе и по отношению к выявленным объектам культурного наследия. Между тем их правовой статус разный. По нашему мнению, использование в тексте Федерального закона N 73-ФЗ различных, близких по содержанию понятий свидетельствует о внутренней несогласованности документа, положения которого сложны для уяснения и толкования. Нередко такая несогласованность понятийного аппарата приводит на практике к судебным спорам, принятию органами государственной власти и органами местного самоуправления неверных решений.

Очевидно, что дефиниция "объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации", закрепленная в статье 3 Федерального закона N 73-ФЗ, нуждается в пересмотре. Под объектами культурного наследия мы предлагаем понимать совокупность созданных человеком или подвергнутых его целенаправленному воздействию в прошлом недвижимых культурных ценностей, включенных в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов российской федерации на основании нормативного правового акта уполномоченного органа публичной власти. Только в отношении зарегистрированного в реестре объекта недвижимого имущества государством должен устанавливаться особый режим охраны, обеспечивающий его аутентичность в интересах социума. Мы разделяем точку зрения ряда исследователей, считающих обязательным закрепление в определении понятия "объект культурного наследия" признака регистрации объекта или внесения его в специальный список (реестр). Например, А.А. Джамбатов рассматривает объект культурного наследия как "созданную трудом человека сложную недвижимую вещь либо имущественный комплекс, зарегистрированный в установленном порядке, обладающий свойствами оригинальности и имеющий исключительное значение с точки зрения истории народов России, ее культуры и науки" <13>. Е.А. Лачина понимает под памятниками истории и культуры "недвижимые объекты материальной культуры, ценные в историческом, научном, культурном, эстетическом и другом значении, имеющие особое значение для общества, внесенные в список памятников истории и культуры и охраняемые государством на основании соответствующих нормативно-правовых документов" <14>. Н.Ю. Трещетенкова на основании анализа законодательства иностранных государств делает вывод о том, что "определяющим фактором для правовой охраны категории "памятник" того или иного предмета является внесение его по решению компетентных органов в специальный реестр, каталог" <15>. По мнению А.К. Вахитова, объекты культурного наследия характеризуются двумя главными признаками: наличие правовой охраны и наличие культурной ценности. Опираясь на эти признаки, он рассматривает объект культурного наследия как "объект недвижимого имущества, в отношении которого имеется заключение государственной историко-культурной экспертизы, признающее его культурную ценность, и установлена правовая охрана" <16>.

<13> Джамбатов А.А. Гражданско-правовой режим объектов культурного наследия: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Ставрополь, 2005. 199 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 222375.html (дата обращения: 12.07.2010).
<14> Лачина Е.А. Уголовно-правовая охрана памятников природы, истории и культуры: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Рязань, 2005. 168 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 218106.html (дата обращения: 12.07.2010).
<15> Трещетенкова Н.Ю. Охрана памятников истории и культуры в Польше // Правовая охрана памятников истории и культуры в зарубежных странах: Сб. науч. тр. / РАН ИНИОН; Ин-т законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. М., 2005. С. 85.
<16> Вахитов А.К. Административно-правовая охрана объектов культурного наследия: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.14. М., 2007. 170 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 217342.html (дата обращения: 12.07.2010).

В связи с нашим предложением представляют интерес положения Закона Республики Казахстан от 2 июля 1992 г. N 1488-XII "Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия" (с изменениями и дополнениями по состоянию на 21.07.2007). Указанный Закон содержит два ключевых термина: "объекты историко-культурного наследия" и "памятники истории и культуры" (ст. 3 Закона РК). Объекты историко-культурного наследия по своему статусу соответствуют российским выявленным объектам культурного наследия. Они включаются в список предварительного учета - список объектов историко-культурного наследия, выявленных в целях придания им статуса памятников истории и культуры. Они так же, как и выявленные объекты культурного наследия, до окончательного решения об их статусе подлежат охране наравне с памятниками истории и культуры. Признание объектов историко-культурного наследия памятниками истории и культуры закрепляется утверждением их в Государственном списке памятников истории и культуры международного, республиканского и местного значения, подлежащем обязательному официальному опубликованию (ст. 5 Закона РК). Памятники истории и культуры по своему статусу соответствуют российским объектам культурного наследия, включенным в реестр. В определении понятия "памятники истории и культуры" нашел закрепление один из основных сущностных признаков - включение в Государственный список памятников истории и культуры.

При сравнении Федерального закона N 73-ФЗ с Законом Республики Казахстан обращает на себя внимание четкость и ясность основных легальных дефиниций последнего. Конструкции статей, в которых используются основные термины, исключают неоднозначность при их толковании. Представляется, что в Федеральном законе N 73-ФЗ также необходимо использовать два ключевых термина: "объект культурного наследия" и "выявленный объект культурного наследия". При этом понятия "объект культурного наследия" и "памятник истории и культуры" по-прежнему следует рассматривать как синонимы. Это связано как с имплементацией во внутреннее законодательство норм международного права, так и с устоявшейся российской традицией и необходимостью сохранения преемственности в законодательных актах <17>. Другого мнения придерживается А.Б. Шухободский. Он считает, что понятия "памятник" и "объект культурного наследия" не являются тождественными <18>. Данная точка зрения имеет право на существование, однако, в связи с тем что весь массив нормативных правовых актов Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований ориентирован на современную терминологию, кардинально изменять понятийный аппарат Федерального закона N 73-ФЗ нецелесообразно. Следует отказаться от использования термина "объект культурного наследия, включенный в реестр". Включаться в реестр могут только выявленные объекты культурного наследия, в отношении которых принято решение о включении в реестр. Современная же редакция Федерального закона N 73-ФЗ не позволяет правоприменителю однозначно интерпретировать его положения.

<17> Семенова Г.В. О проекте Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" // Охрана и реставрация архитектурного наследия: организационно-правовые и экономические проблемы. М.: Информационно-издательский отдел РААСН, 2000. С. 30.
<18> Шухободский А.Б. Памятник истории и культуры как специфический вид культурной ценности // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. N 97. С. 356.

Существующая в науке точка зрения о необходимости закрепления в дефиниции "объекты культурного наследия" одного из основных понятиеобразующих признаков - включение объекта в реестр (список) - разделяется не всеми исследователями. Известный отечественный ученый-культуролог А.М. Кулемзин, посвятивший ряд работ изучению сущности понятия "памятник истории и культуры", при рассмотрении одного из проектов законов об охране памятников (1995 г.) назвал большой ошибкой, игнорирующей усилия многих поколений борьбы за сохранность историко-культурного наследия, введение нормы о признании памятниками лишь того, что зарегистрировано в Государственных списках. По его мнению, памятники истории и культуры - "это объекты, возникшие в результате исторических событий и явлений или несущие на себе следы их воздействия, являющиеся источниками исторической и эстетической информации прямых подлинных знаний. Они служат целям развития науки, культуры, просвещения, высокой духовности". Данное научное определение представляет интерес с философской и культурологической точек зрения, однако не может быть использовано в качестве легальной дефиниции. Как справедливо отметил А.Б. Шухободский, это определение "не позволяет отделить памятники от всех других антропогенных творений и не учитывает того, что памятник является специфической формой культурной ценности". Действительно, памятники истории и культуры нельзя рассматривать в отрыве от культурных ценностей, это родственные понятия, они взаимосвязаны и соотносятся как часть и целое. Игнорирование этого приводит к нарушению целостности системы. Возникает ложное представление об изолированности недвижимых памятников от других результатов материального и духовного творчества человека. "Понятие "культурная ценность", - пишет М.М. Богуславский, - носит более широкий характер, чем понятие "памятник", поскольку оно охватывает как круг объектов, имеющих статус памятников и подлежащих по законодательству ряда стран государственному учету и регистрации, так и объектов, еще не имеющих такого статуса" <19>.

<19> Богуславский М.М. Культурные ценности в международном обороте: правовые аспекты. М.: Юристъ, 2005. С. 31.

Основываясь на взаимосвязи памятников и культурных ценностей, А.Б. Шухободский сформулировал собственное "наиболее общее определение рассматриваемого феномена": "Памятники истории и культуры - это созданные человеком или подвергнутые его целенаправленному воздействию уникальные неодушевленные недвижимые материальные культурные ценности, способные удовлетворять духовные потребности людей". Это определение также не лишено недостатков. Представляется излишним употребление в дефиниции слов: "уникальные", "неодушевленные" и "материальные". В настоящей работе мы уже высказывали точку зрения о сомнительности отнесения к понятиеобразующим признакам признака "уникальность" по отношению к культурным ценностям в широком их понимании. Неодушевленность не может рассматриваться как критерий, поскольку общепризнанно, что под объектами культурного наследия понимаются исключительно материальные объекты, созданные человеком. Присутствие в определении признака "недвижимые" по отношению к памятникам исключает необходимость указания на их материальность, поскольку недвижимые вещи не могут быть нематериальными в силу их особых свойств.

Основным недостатком сформулированных в литературе научных определений понятия "памятники истории и культуры" является то, что памятники рассматриваются исключительно как особый вид имущества, обладающего набором специфических признаков, свойств и подлежащего в силу этого сбережению в интересах конкретного социума независимо от воли человека. Между тем в современном мире признано, что "культурному и природному наследию все более угрожает разрушение, вызываемое не только традиционными причинами повреждений, но также и эволюцией социальной и экономической жизни, которая усугубляет их еще более опасными, вредоносными и разрушительными явлениями" <20>. Существующие международные правовые акты нацеливают государства на принятие в рамках своих экономических ресурсов соответствующих законодательных, административных, образовательных и технических мер для охраны культурного наследия. Охрана памятников истории и культуры в России представляет собой систему принимаемых органами публичной власти мер (правовых, организационных, финансовых и др.), направленных на выявление, учет, изучение памятников, предотвращение их разрушения или причинения им вреда, контроль за их сохранением и использованием. Однако меры по охране могут устанавливаться только в отношении тех культурных ценностей, которые на основании нормативного правового акта приобретают статус памятников истории и культуры (объектов культурного наследия) или выявленных объектов культурного наследия и включаются в соответствующий государственный реестр (список) <21>. Издание такого акта уполномоченным органом публичной власти придает ему общеобязательный характер. Таким образом, наличие у объекта недвижимости специфических признаков и свойств, характерных для культурных ценностей, само по себе не может обеспечить его защиту.

<20> Конвенции и Рекомендации ЮНЕСКО по вопросам охраны культурного наследия: Сборник. М., 1990. С. 42.
<21> Исключение составляют объекты археологического наследия, которые приобретают статус выявленных объектов культурного наследия со дня их обнаружения.

С нашей точки зрения, к главным (определяющим) признакам объектов культурного наследия, отличающим их от остальных культурных ценностей, следует относить "недвижимость" и "регистрацию в реестре".

Как результат творческой деятельности человека объекты культурного наследия обладают рядом специфических свойств и выполняют определенные социальные функции, в силу чего являются мощным источником гармоничного развития человеческой личности. Эти особенности памятников должны учитываться при разработке нормативных правовых актов, разработке и принятии программ социально-экономического развития территорий, принятии любых управленческих решений.

Библиография

  1. Александрова М.А. Гражданско-правовой режим культурных ценностей в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Санкт-Петербург, 2007.
  2. Богуславский М.М. Культурные ценности в международном обороте: правовые аспекты. М.: Юристъ, 2005.
  3. Боярский П.В. Введение в памятниковедение. М., 1990.
  4. Вахитов А.К. Административно-правовая охрана объектов культурного наследия: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.14. М., 2007. 170 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 217342.html (дата обращения: 12.07.2010).
  5. Джамбатов А.А. Гражданско-правовой режим объектов культурного наследия: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Ставрополь, 2005. 199 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 222375.html (дата обращения: 12.07.2010).
  6. Диканов К.А. Борьба с преступными посягательствами на культурные ценности: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2008.
  7. Копсергенова А.А. Культурное наследие: философские аспекты анализа: Дис. ... канд. философ. наук: 09.00.13. Ставрополь, 2008. 184 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/277843.html (дата обращения: 12.07.2010).
  8. Кулемзин А.М. Правильное определение предмета памятникоохранительной деятельности - начало ее успеха // Культурологические исследования в Сибири. 1999. N 1.
  9. Лачина Е.А. Уголовно-правовая охрана памятников природы, истории и культуры: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. Рязань, 2005. 168 с. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.lib.ua-ru.net/ diss/ cont/ 218106.html (дата обращения: 12.07.2010).
  10. Мазенкова А.А. Культурное наследие как самоорганизующаяся система: Автореф. дис. ... канд. философ. наук: 24.00.01. Тюмень, 2009.
  11. Мазенкова А.А. Динамика ценностей культурного наследия Тюменского региона // Вестник Челябинского государственного университета. Философия. Социология. Культурология. 2009. N 18(156).
  12. Потапова Н.А. Международно-правовые проблемы охраны культурных ценностей и законодательство Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.10. М., 2001 [Электронный ресурс] // URL: http:// law.edu.ru/ book/ book.asp?bookID= 102526 (дата обращения: 12.07.2010).
  13. Семенова Г.В. О проекте Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" // Охрана и реставрация архитектурного наследия: организационно-правовые и экономические проблемы. М.: Информационно-издательский отдел РААСН, 2000.
  14. Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л.: Издательство Ленингр. ун-та, 1990.
  15. Стешенко Л.А. Охрана памятников культуры в СССР // Советское государство и право. 1975. N 11.
  16. Стешенко Л.А. Правовые вопросы охраны и использования памятников истории и культуры // Советское государство и право. 1977. N 6.
  17. Стешенко Л.А., Тепферов В.Д. О памятниках истории и культуры. М.: Юридическая литература, 1977.
  18. Трещетенкова Н.Ю. Охрана памятников истории и культуры в Польше // Правовая охрана памятников истории и культуры в зарубежных странах: Сб. науч. тр. / РАН ИНИОН; Ин-т законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. М., 2005.
  19. Шестова С.М. Историко-культурологический анализ нормативного регулирования охраны и использования памятников истории и культуры в России: Автореф. дис. ... канд. культурологич. наук: 24.00.03. Санкт-Петербург, 2009.
  20. Шухободский А.Б. Памятник истории и культуры как специфический вид культурной ценности // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. N 97.