Мудрый Юрист

Судебные акты европейского союза как источники экологического права *

<*> Nikishin V.V. Judicial acts of the European union as sources of environmental law.

Никишин В.В., юрисконсульт филиала ОАО "Банк ВТБ" в г. Саранске.

В статье анализируются вопросы становления и развития источников экологического права Европейского союза. Особое внимание уделяется источникам прецедентного права, исследованию их правовой природы как актов толкования и судебного контроля. Основываясь на практике реализации юрисдикции Судов ЕС, автор определяет нормоустанавливающий характер судебных актов, выявляет возможности признания и защиты судами экологических прав.

Ключевые слова: экологические права, источник права, толкование, юрисдикция, судебный прецедент.

The article analyses the issues of formation and development of the sources of environmental law of the European Union. The special attention is drawn to the sources of precedent law, research of legal nature thereof as acts of interpretation and judicial control. On the basis of practice of realization of jurisdiction of the Courts of the European Union the author determines norm-establishing character of judicial acts, reveals the possibilities of recognition and protection by the courts of environmental rights.

Key words: environmental rights, source of law, interpretation, jurisdiction, judicial precedent.

Становление системы источников экологического права Европейского союза (далее - ЕС) и судебных прецедентов эколого-правового характера было обусловлено формированием европейских сообществ <1>. Если на начальном этапе происходил процесс интеграции (создание и эволюция сообществ), то в дальнейшем развитие правовой системы определялось деятельностью институтов Европейского союза.

<1> В развитии права окружающей среды Европейского сообщества выделяют следующие этапы: 1972 - 1986 гг. (начальный этап формирования европейской экологической политики); 1987 - 1993 гг. (закрепление целей европейской экологической политики); 1994 - 1997 гг. (включение в право Европейского союза экологической терминологии, в том числе термина "окружающая среда"); 1998 г. - по настоящее время (дальнейшее развитие европейской экологической политики, получение ею "конституционного статуса"). См.: Европейское право. Право Европейского союза и правовое обеспечение защиты прав человека: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.М. Энтин. 2-е изд., пересмотр. и доп. М.: Норма, 2005. С. 780 - 782.

Источники права Европейского союза образуют взаимосвязанную систему, построенную на иерархических принципах. Документы, обладающие высшей юридической силой в правовой системе Союза, являются источниками первичного (основополагающего) права. На основании первичного права органы Союза издают нормативные акты и другие документы, составляющие вместе источники вторичного (производного) права. Третичное (комплементарное или дополнительное) право включает правовые нормы, источником которых являются акты иные, нежели учредительные договоры или акты, издаваемые институтами ЕС <2>.

<2> Иногда к категории норм, дополняющих право ЕС в широком смысле слова, относят соглашения между институтами, внутренние регламенты институтов. Суд ЕС в определенной мере признает за ними характер источников права при условии, что они порождают юридические последствия для третьих лиц или используются Судом при толковании правовых норм, поскольку позволяют судить о намерениях сторон или институтов Союза. См.: Там же. С. 94 - 97.

Методологически верным представляется выделение горизонтальной структуры европейского права, куда входит как право Европейского союза, так и положения европейской системы защиты прав человека (положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., положения Хартии Европейского союза об основных правах 2000 г.). Тем самым в систему источников права Европейского союза включаются правовые акты, обладающие собственными характеристиками, которые в ряде отношений носят оригинальный характер. Так, положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод адресованы не только государствам-членам, но и частным лицам, находящимся под юрисдикцией государств - участников Конвенции, обязательны для всех ее участников; национальные судебные учреждения должны сообразовывать свою практику с положениями Конвенции и следовать ее требованиям. Показательно, что разъяснения Хартии Европейского союза об основных правах даются сообразно положениям Конвенции <3>.

<3> См.: Европейский союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. М.: ИНФРА-М, 2010. С. 570 - 602.

В системе права Европейского союза выделяют нормы, принадлежащие по своему предмету к разным отраслям и институтам - публичному праву (конституционное право, административное право, финансовое право, отрасли процессуального права и др.), частному праву и смежным отраслям (гражданское право, трудовое право, международное частное право и др.), комплексным отраслям и межотраслевым институтам (аграрное право, экологическое право, предпринимательское и др.) <4>.

<4> См.: Право Европейского союза: Учебник для вузов / Под ред. С.Ю. Кашкина. 2-е изд. М.: Юристъ, 2009. С. 161.

Источники экологического права (права окружающей среды) Европейского союза, как и иных отраслей права, имеют иерархическое деление. Среди актов вторичного права наибольшее значение для формирования права окружающей среды имеют директивы <5>. Программы действий Европейского сообщества не являются нормативными актами и источниками права в строгом смысле слова. Тем не менее экологическая политика Европейского сообщества характеризуется своим динамизмом, учетом потребностей и интересов отдельных его членов, связана с принятием и реализацией шести Программ действий по окружающей среде.

<5> По оценке британских юристов, к числу ключевых экологических директив Европейского союза следует отнести: Директивы 75/442 и 91/156 (рамочные директивы об обращении отходов); Директиву 76/160 (о водах, загрязненных моющими средствами); Директивы 798/409 (о диких птицах) и 92/43 (о местах обитания и видах); Директиву 85/337 (об ОВОС); Директиву 96/61 (об интегрированном предотвращении загрязнения и контроле); Директиву 2000/60 (рамочная директива о водах). URL: http//www.bbk.ac.uk/law/courses/enviro.htm.

Самостоятельное положение занимает группа источников экологического права ЕС - источники прецедентного права <6>. Она сочетает в себе черты как первичного, так и вторичного права Европейского союза.

<6> Особенность прецедентного права Европейского союза состоит в том, что учредительные договоры прямо не уполномочивают его суды устанавливать новые нормы права. Тем не менее, формально не являясь правотворческими органами, суды Европейского союза создают новые правовые нормы посредством толкования действующих нормативных предписаний в ходе рассмотрения конкретных дел. С одной стороны, прецеденты создают суды Союза, которые действуют на основании учредительных договоров, с другой - учредительные договоры ЕС - это то, что скажет о них суд. См.: Право Европейского союза: Учебник для вузов. С. 156 - 157.

Органы правосудия Европейского союза представляют собой единую судебную систему, которая складывается из звеньев: 1) Суд ЕС (Европейский суд справедливости); 2) Суд первой инстанции (Трибунал); 3) специализированные трибуналы (судебные палаты) - суды специальной юрисдикции, рассматривающие строго определенные категории правовых споров <7>.

<7> Первым специализированным трибуналом явился трибунал по делам публичной службы Европейского союза, который осуществляет по первой инстанции полномочия по разрешению споров между Союзом и его сотрудниками, включая споры между любым органом или учреждением и его персоналом, которые отнесены к юрисдикции Суда Европейского союза. См.: Европейский союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. С. 444.

Анализ юрисдикции Суда ЕС (Европейского суда справедливости) включает исследование его роли в правотворчестве <8>, поскольку многие его решения определяют базовые принципы права сообществ <9>. Идея прямого действия права сообществ в государствах-членах была сформулирована в решении Суда по делу Van Gend and Loos v. Netherlands inland revenue administration <10>, принцип верховенства права сообществ - в решении по делу Flaminio Costa v. ENEL <11>.

<8> Для анализа прецедентных судебных актов Европейского союза важным представляется выделение различных моделей судебного прецедента, имеющих принципиальные отличия. Первая модель рассматривает каждое судебное решение как показательный пример правильного и разумного рассмотрения дела на основе всех имеющихся в распоряжении суда фактов. Вторая (нормоустанавливающая - rule-stating model) признает судебное решение как акт, содержащий в себе определенные правила (ratio decidendi), которые нижестоящим судам следует применять при рассмотрении аналогичных дел. Третья воспринимает судебное решение в своем собственном контексте в виде акта, который опирается на определенный правовой принцип или принципы, создает или поддерживает их и может быть использован при рассмотрении аналогичных дел в будущем. См. подр.: Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М., 2011. С. 477 - 480.
<9> Считается, что принцип верховенства основных прав и свобод, провозглашенный в Договоре о Европейском союзе, представляет собой кодификацию прецедентного права Суда, признавшего его обязательным для ЕС еще в 1960-е годы. В решениях судов Европейского союза впервые был установлен и юридически закреплен ряд отдельных прав и свобод личности по отношению к ЕС, в том числе право собственности, право на неприкосновенность частной жизни и др. См.: Право Европейского союза: Учебник для вузов. С. 394.
<10> См.: Case N 26/62 NV Algemene transport en expeditie onderneming "Van Gend & Loos" v. Netherlands inland revenue administration (detergents) // Суд Европейских сообществ. Избранные решения / Отв. ред. Л.М. Энтин. М., 2001. С. 1 - 10.
<11> См.: Case N 6/64 Flaminio Costa v. ENEL // Там же. С. 11 - 23.

Суд ЕС имеет задачей толкование применяемого права сообществ, что происходит в процессе отправления правосудия по конкретным делам <12>. Примером могут служить дела, в которых обращается внимание на необходимость указания причин, которыми руководствовался институт ЕС при принятии соответствующего акта (Суд должен иметь возможность их проверить, а государства-члены и заинтересованные лица обладать информацией об условиях его применения) <13>. Однако Суд ЕС не изучает фактические обстоятельства дела и не принимает свои решения по вопросам национального права. По аналогии с высшими судебными инстанциями Великобритании Суд не связан собственными решениями, хотя следует им.

<12> В 2009 г. в Суд ЕС по вопросам окружающей среды и использования природных ресурсов было заявлено 80 обращений, по которым принято 45 решений, вынесено 33 прелиминарных заключения, рассмотрены 2 апелляционные жалобы. В сфере агрокультуры было заявлено 32 обращения, по которым принято 2 решения, вынесено 23 прелиминарных заключения, рассмотрено 7 апелляционных жалоб. В области энергетики было заявлено 6 обращений, по которым принято 5 решений, вынесено 1 прелиминарное заключение. URL: http:// curia.europa.eu/ jcms/ upload/ docs/ application/ pdf/ 2010-05/ ra09_ stat_ cour_ final_en.pdf.
<13> См.: Case 270/80 Polydor Limited and RSO Records Inc. v. Harlequin Records Shops Limited and Simons Records Limited; Case 158/80 Rewe-handelsgesellschaft Nord mbH et Rewe-Markt Steffen v. Hauptzollant Kiel; Case 45/86 Commission of the European Communities v. Council of the European Communities // Бартенев С.А. Европейский союз и государства-члены: разграничение компетенции. М., 2009. С. 31 - 32.

Суд ЕС полномочен выносить решения в преюдициальном порядке о толковании договоров, действительности и толковании актов институтов, органов или учреждений Союза (их правомерном характере; отсутствии "пороков", вследствие которых они могут быть лишены юридической силы) <14>.

<14> См.: ст. 267 Договора о функционировании Европейского союза // Европейский союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. С. 349.

В качестве других аналогичных актов Суда ЕС, имеющих прецедентный характер, следует указать на предварительные (прелиминарные) заключения, которые Суд выносит по поводу юридической состоятельности общеевропейского акта или соответствия актов национальных институтов государств-членов общеевропейскому законодательству <15>. По своей юридической природе прелиминарные заключения - акты толкования права Европейского союза, рассчитанные на многократность применения. Причем если национальный суд не удовлетворен одним прелиминарным заключением и имеет для этого определенные основания в виде дополнительных фактов при рассмотрении конкретного дела, то он может вновь обратиться к Суду.

<15> Количество обращений за прелиминарными заключениями составило в 2005 г. - 221, в 2006 г. - 251, в 2007 г. - 265, в 2008 г. - 288, в 2009 г. - 302. URL: http:// curia.europa.eu/ jcms/ upload/ docs/ application/ pdf/ 2010-05/ ra09_ stat_ cour_ final_en.pdf.

Суд ЕС не только контролирует правомерность законодательных актов на предмет соответствия учредительным документам и другим источникам, обладающим в отношении их более высокой юридической силой. Любое физическое или юридическое лицо может подавать иски в отношении правовых актов, адресатом которых оно является либо которые непосредственно или индивидуально его затрагивают, в том числе регламентарных актов. Те же лица могут обжаловать в Суде Европейских сообществ нарушение каким-либо из институтов, органов или учреждений Союза своих обязанностей тем, что ими не был принят в адрес этого лица акт, необходимый для осуществления его законного права (кроме рекомендаций или заключений) <16>.

<16> См.: ст. 263, 265 Договора о функционировании Европейского союза. См.: Европейский союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. С. 347 - 348.

Не следует воспринимать создаваемый Судом прецедент, равно как и само возникающее на его основе прецедентное право, в виде некоего варианта "классического" прецедента, существующего в системе общего права. Обоснованно выделение особенностей прецедента, порождаемого Судом ЕС: отсутствует строгая, официально признанная иерархия в строении и отношениях между Судом ЕС и национальными судами; акты Суда, сформированные только на основе и в рамках общеевропейского права, распространяют влияние как на правовую систему Европейского союза, так и на национальное право; отсутствует четкое различие между структурными составными частями прецедента ratio decidendi и obiter dictum; акты Суда имеют окончательный характер по вопросам, касающимся европейского права, в силу сложившихся и законодательно закрепленных обстоятельств <17>. С этих позиций в качестве актов Суда ЕС, обладающих прецедентным характером, следует признать акты толкования и судебного контроля за соответствием принимаемых различными институтами Европейского союза и государств - членов Союза эколого-правовых решений положениям, содержащимся в учредительных договорных актах и в сформированном на их основе общеевропейском законодательстве.

<17> См. подр.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 462 - 466.

Суд первой инстанции (Трибунал) правомочен рассматривать по первой инстанции иски, предусмотренные в ст. 263, 265, 268, 270 и 272 Договора о функционировании Европейского союза, за исключением тех, которые переданы в юрисдикцию специализированных трибуналов <18>. Трибуналом могут рассматриваться иски, которые подаются государствами-членами и направлены против акта либо бездействия Европарламента, Совета Европы или обоих этих институтов; против акта или бездействия Еврокомиссии. Кроме того, Трибуналом могут быть рассмотрены иски против акта или бездействия названных институтов, когда они принимают акт совместно; иски, подаваемые институтами Союза против акта или бездействия Европейского центрального банка. Исключения из вопросов юрисдикции Трибунала предусмотрены ст. 51 Протокола о Статуте Суда Европейского союза.

<18> Примерами обращения Трибунала к проблемам природопользования, охраны окружающей среды могут служить дела, рассмотренные им по вопросам обращения вредных веществ (T-334/07, Denka International BV v. Commission; T-380/06, Vischim Srl v. Commission; T-326/07, Cheminova and others v. Commission), обеспечения экологической безопасности продукции (T-212/06, Bowland Dairy Products v. Commission), размещения и хранения отходов (T-125/07, Scientific and Technological Committee of AGH and others v. Commission), охраны климата (T-183/07, Poland v. Commission; T-263/07, Estonia v. Commission). URL: http:// www.asser.nl/ Default.aspx?site_id= 7&level1= 12218&level2= 2247&level3=12487.

Трибунал, как и Суд ЕС, толкует основные положения учредительных договоров и иных нормативно-правовых актов, формирует понятия и концептуальные правоположения, придающие им смысловую определенность.

Обжалование в Трибунале ограничено вопросами права и может производиться по основаниям: отсутствия полномочий у специализированного трибунала; нарушения специализированным трибуналом права Европейского союза; процессуальных нарушений в специализированном трибунале, которые наносят ущерб интересам обращающейся с жалобой стороны.

Решения, выносимые самим Трибуналом, могут служить предметом обжалования в Суде ЕС и в порядке исключения подвергаться пересмотру Судом на условиях и в пределах, предусмотренных Статутом Суда Европейского союза. Когда, по мнению Трибунала, дело требует решения принципиального характера, которое способно затрагивать единство или внутреннюю согласованность права Союза, он может передать дело на разрешение Суда <19>.

<19> См.: ст. 256 Договора о функционировании Европейского союза // Европейский союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. С. 343.

Еще один механизм защиты прав и свобод на территории Европейского союза связан с деятельностью Европейского суда по правам человека, функционирующего в рамках Совета Европы <20>. Он рассматривает дела о нарушении субъективных прав, закрепленных в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и Протоколах к ней <21>. На практике же важнейшая функция Европейского суда по правам человека состоит не только в рассмотрении конкретных жалоб. В его решениях дается всестороннее толкование конвенционных положений <22>.

<20> Количество ежегодных обращений в Европейский суд по правам человека неуклонно возрастает: в период с 1999 по 2009 г. их число возросло от 8400 до 57 100 соответственно. По сравнению с 2008 г. (49 850) их количество в 2009 г. увеличилось на 15 процентов. См.: European Court of Human Rights. Annual Report 2009. URL: http:// www.echr.coe.int/ NR/ rdonlyres/ C25277F5-BCAE-4401- BC9B-F58D015E4D54/ 0/ Annual_Report_ 2009_Final.pdf.
<21> Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все соответствующие общепризнанным нормам международного права внутренние средства защиты (п. 1 ст. 35 Протокола N 11 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Если Суд установит, что решение или меры, которые приняты судебными властями участника Конвенции, полностью или частично противоречат вытекающим из нее обязательствам, или внутреннее (национальное) право допускает частичное возмещение последствий такого решения или такой меры, то при необходимости решением Суда предусматривается справедливая компенсация потерпевшей стороне (ст. 50 Конвенции). См.: Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека (Практика и комментарии): Пер. с англ. М., 1997. С. 561, 585.
<22> Так, в Постановлении Европейского суда по правам человека по делу Kemmache v. France было отмечено: "В принципе Суду не надлежит оценивать фактические основания, которые привели национальный суд к принятию того или иного решения, при условии соблюдения условий Конвенции. В противном случае Суд взял бы на себя функции суда третьей или четвертой инстанции и не признал бы ограничения своих функций". См.: Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004. С. 35. Тем не менее Европейский суд по правам человека вправе пересматривать и переоценивать факты, установленные национальными судами. Заявители, оспаривающие такие факты, предоставляют в опровержение соответствующие доказательства. В результате Суд часто устанавливает и оценивает факты иначе, чем национальные суды. См.: Case Timishev v. Russia // European court of Human Rights. Annual Report 2005. URL: http:// www.echr.coe.int/ NR/ rdonlyres/ 0434BA79- 65A5- 4F74- 8390- 87574DD3EDE3/ 0/ Annual_Report_2005.pdf.

Анализируя прецедентный характер актов Европейского суда по правам человека, следует отметить, что хотя он формально и не обязан следовать своим предыдущим решениям, но следует им в интересах определенности, прогнозируемости, единообразия судебной практики.

Отклонение от прецедентов, заложенных в предыдущих делах, возможно лишь при достаточных на то причинах <23>. Такое положение вещей вызвало дискуссии относительно правовой природы актов Европейского суда по правам человека <24>. По нашему мнению, его акты могут быть признаны нормоустанавливающими, т.е. содержащими в себе определенные правила, которые судам следует применять при рассмотрении аналогичных дел эколого-правового характера.

<23> См.: Case Chapman v. United Kingdom // European court of Human Rights. Annual Report 2001. URL: http:// www.echr.coe.int/ NR/ rdonlyres/ 5192043B- 33AC- 4803- 80AC- 0D99EDF57FEF/ 0/ Annual_ Report_ 2001.pdf.
<24> Если Б.Л. Зимненко не считает их судебными прецедентами в собственном смысле слова, но признает за ними силу прецедентов толкования, то Н.Н. Липкина полагает, что Суд, интерпретируя положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, наполняет их "новым содержанием". Следовательно, многие положения постановлений Европейского суда по правам человека носят нормоустанавливающий характер. См.: Зимненко Б.Л. Решения Европейского суда по правам человека и правовая система Российской Федерации // Государство и право. 2008. N 7. С. 34 - 35; Липкина Н.Н. Правовые основания применения концепции "свободы усмотрения" в практике Европейского суда по правам человека // Журнал российского права. 2008. N 9. С. 110.

В части защиты экологических прав человека Страсбургский суд использует метод защиты "рикошетом" (франц. protection par ricochet), дающий Суду возможность признавать и защищать те права, которые непосредственно не закреплены в Конвенции, но тесно связаны с ее положениями или косвенно вытекают из них <25>. В качестве таких производных прав было признано право человека на здоровую (благоприятную) окружающую среду (выведено из ст. 8 Конвенции "Право на уважение частной и семейной жизни") <26>. В разных случаях Европейский суд по правам человека устанавливал: возможно ли и до какой степени загрязнение окружающей среды нарушает указанные в Конвенции традиционные права человека и основные свободы. По данным официального сайта Европейского экологического права, в период с 2002 по 2008 г. Суд более чем в ста случаях обращался к вопросам охраны окружающей среды, защиты экологических прав и интересов человека. Наметилась общая тенденция увеличения количества дел этой категории <27>.

<25> При рассмотрении дел о защите права на уважение жилища, личной и семейной жизни показательно мнение Европейского суда по правам человека о том, что сложность и щепетильность вопросов, затрагивающих политику балансирования между общественными интересами, в частности, принимая во внимание охрану природы, и интересами меньшинства с возможными несовпадающими потребностями, делает роль Суда строго контрольной. Факт принадлежности к национальному меньшинству не освобождает от ответственности по общим законам, гарантирующим соблюдение таких интересов общества в целом, как интересы экологии. См.: Chapman v. United Kingdom // European court of Human Rights. Annual Report 2001; http:// www.echr.coe.int/ NR/ rdonlyres/ 5192043B- 33AC- 4803- 80AC- 0D99EDF57FEF/ 0/ Annual_ Report_ 2001.pdf.
<26> Так, по делу Lopez Ostra v. Spain заявитель утверждал, что в результате вредных испарений, производимых предприятиями по переработке жидких и твердых отходов, ухудшилось состояние здоровья местных жителей, их условий жизни. Тем самым имело место противоправное вмешательство властей в личную жизнь и покушение на здоровье. Суд признал, что сильное загрязнение окружающей среды может сказаться на благополучии людей в такой степени, что крайне отрицательно отразится на их личной и семейной жизни. См.: Case Lopez Ostra v. Spain // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 69 - 78. В деле Guerra v. Italy, с точки зрения Суда, "возможные прямые последствия вредных выбросов для права заявителей на уважение их личной и семейной жизни позволяют сделать заключение о применимости ст. 8 Конвенции". По мнению Суда, нельзя говорить о том, что Италия осуществила "вмешательство" в личную и семейную жизнь заявителей; они жаловались не на действия государства, а на его бездействие. Тем не менее даже если ст. 8 Конвенции и имеет главным образом своей целью защиту личности от произвольного вмешательства органов государственной власти, то она не просто обязывает государство воздерживаться от такого рода вмешательства: к этому обязательству скорее негативного характера могут добавляться позитивные обязанности, присущие действительному уважению личной и семейной жизни. В деле McGinley and Egan v. United Kingdom заявители утверждали, что их права в соответствии со ст. 8 Конвенции на уважение их личной и семейной жизни были нарушены в результате утаивания документов, которые могли бы помочь им установить, имелась ли какая-либо связь между состоянием их здоровья и воздействием радиации. Суд пришел к выводу, что в этих обстоятельствах, учитывая заинтересованность заявителей в получении доступа к материалам о радиационном воздействии и "очевидную незаинтересованность скрывать их в государственных интересах", на государство возлагается позитивное обязательство в соответствии со ст. 8 Конвенции. См.: Case Guerra v. Italy, Case McGinley and Egan v. the United Kingdom. URL: http:// europeancourt.ru/ resheniya- evropejskogo- suda- na- russkom- yazyke/ gerra- i- drugie- protiv- italii- postanovlenie- evropejskogo- suda; http:// europeancourt.ru/ resheniya- evropejskogo- suda- na- russkom- yazyke/ makginli- i- igan- protiv- soedinennogo- korolevstva- postanovlenie- evropejskogo- suda.
<27> URL: http:// www.asser.nl/ default.aspx?site_id= 7&level1=12218&level2= 12258&level3= &textid= 33369.

Таким образом, процессы интеграции Европейского сообщества привели к созданию наднациональных судебных органов, куда получили право предъявлять исковые требования экологического содержания как государства - члены ЕС, так и частные лица. Появились возможности для осуществления наднационального экологического правотворчества в форме не только нормативно-правовых актов, международных договоров, но и судебных прецедентов как актов толкования и судебного контроля.