Мудрый Юрист

Труд как средство исправления осужденных в местах лишения свободы

Уваров И.А., начальник кафедры антикризисного управления в УИС Академии ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент.

В лагере убивает работа - поэтому всякий,

кто хвалит лагерный труд, - подлец или дурак.

В.Т.Шаламов

Принудительный труд, вернее, его организация, не может в полной мере функционировать в нашей системе исполнения наказания как средство исправления осужденных. Прежде всего потому, что не способствует "выработке рефлексов правильного поведения" <1>. В силу того, что к таковому труду принуждаются, как правило, те осужденные, которые до осуждения работали, т.е. нет необходимости прививать им в нем потребность. Вся их жизнь - это труд, который на протяжении всего их жизненного пути никогда ничего хорошего им не приносил. Более того, многие из них воспринимают его как одну из причин совершения преступления. Оказавшись в местах лишения свободы, они же подвергаются труду уже принудительному, который ими теперь уже воспринимается как дополнение к назначенному наказанию.

<1> Южанин В.Е. Специально-предупредительная деятельность администрации ИТУ: Учебное пособие. Рязань, 1990. С. 20.

Другая часть осужденных, которые до осуждения не трудились, как правило, не работают и в местах лишения свободы. При такой организации процесс исправления осужденных трудом может формировать только негативное (отрицательное) отношение.

Администрация исправительных учреждений, в свою очередь, также не прилагает усилий к созидательному (говоря "созидательный", имеем в виду в смысле позитивных установок у осужденных) труду. Мы полагаем необходимым в данном случае акцентировать внимание на существовавшем в советский период стремлении администрации исправительных учреждений выполнения плановых заданий любой ценой. Было бы в корне неверным винить в этом администрацию мест лишения свободы. Они выполняли непосредственно возложенные на них обязанности. В этой связи может вызывать только недоумение мнение тех авторов, которые, делая ретроспективный анализ, критикуют деятельность администрации как "отдельные недостатки". Это была государственная система, которая решала те задачи, которые на нее возлагались. Интересным является то, что в такой критике "планового характера труда осужденных" выступают зачастую те ученые, которые ранее научно обосновывали данный фактор как положительный.

Основной причиной плохой организации общественно полезного труда осужденных как средства исправления можно считать субъективное отношение сотрудников исправительных учреждений. Каждый сотрудник считал своим долгом унести с производства исправительного учреждения все то, что "плохо лежало". Причем это были не прапорщики или вольнонаемные, как принято у нас представлять в специальной литературе. Благодаря огромному количеству написанного и снятого, у основной массы населения сложилось впечатление, что именно эта часть людей в погонах и есть люди, разворовавшие нашу армию и правоохранительные органы.

Советская исправительно-трудовая система не была исключением. В личных беседах сотрудники оперативных отделов исправительных учреждений вообще отрицают наличие среди представителей администрации людей, которые никогда, ничего безвозмездно не брали из учреждения. Справедливости ради, нужно отметить, что и себя они относили к этой же категории.

Мы не ставим перед собой задачи кого-либо обвинять в тех или иных противоправных действиях. Так выживала вся страна. Мы пытаемся предпринять попытку объективного взгляда на тот труд осужденных, который имел место в 80 - 90-х годах в местах лишения свободы. Выполнял ли он те исправительные функции, ради которых был включен в законодательство, в качестве основного средства исправления? Объективны ли требования большинства специалистов в необходимости возрождения "всеобщей трудовой занятости осужденных" (или, как это теперь названо в законе, "трудовой реабилитации")?

Весь советский период трудового использования осужденных к лишению свободы был сопряжен с присвоением сотрудниками исправительных учреждений результатов этого труда. В большинстве случаев это происходило не в силу каких-то корыстных устремлений сотрудников, а в силу того, что условия жизни в большинстве случаев были таковы, что "если не украдешь, то не проживешь". Каждый нес оттуда, где работал, все, что мог. Как должен был реагировать на такие действия представителей администрации осужденный, который исправлялся в местах лишения свободы? Тот, который работал и до осуждения и в местах лишения свободы. Тот, кого в неформальной иерархии относят к категории так называемых мужиков. Эти осужденные не имели особого желания приобщаться к неформальным нормам, существовавшим в местах лишения свободы. Это та часть осужденных, на которых "ездят" все, кто может: администрация, блатные, активисты. По словам В. Шаламова, именно "...мужики больше всех претерпели в лагере".

Если такое отношение к труду как средству исправления было в то время, когда "страна славила человека труда", то как она может относиться к ним сейчас, когда в обыденном сознании он считается "неудачником" и "аутсайдером"? Фактически все те, кто призывает к обязательному, всеобщему труду осужденных, хотят иметь только материальную выгоду. Причем выгоду с той части осужденных, которые независимо от того, отбывают они наказание или нет, будут работать всегда.

Мы не собираемся говорить о том, что сотрудники производственных отделов и служб получают заработную плату от этого труда. Это явление объективное. Они в большинстве своем совместно с осужденными принимают участие в производственном процессе и, безусловно, имеют право получать материальное вознаграждение за свой труд.

Мы акцентируем внимание только на присвоении труда осужденных, которое девальвирует его исправительный (воспитательно-профилактический) эффект. Это, прежде всего, "неофициальное" присвоение "плодов труда" осужденных. Условно к ним можно отнести:

  1. легальное изготовление осужденными на производстве запрещенных предметов, не являющихся продукцией предприятия ИУ. В таких случаях вся произведенная продукция является "собственностью" конкретного руководителя ИУ. Все изготавливается на оборудовании предприятия колонии и из сырья этого предприятия. Платят зарплату этим осужденным из тех средств, которые зарабатывают осужденные, занятые на легальном производстве учреждения. Фактически представители администрации отбирают заработок у той части осужденных, которая трудится на предприятии учреждения, для оплаты труда тех осужденных, которые работают "на хозяина". Речь не идет о том, что эта продукция будет реализовываться через торговую сеть, для получения прибыли предприятия. Эта продукция реализуется тем, кто ее присваивает. Это его (сотрудника), пожалуй, основной доход. Возможно, часть этой продукции идет на то, чтобы одаривать вышестоящее руководство территориальных и центральных органов ФСИН. Никогда не остается без такого рода "подарков" и прокуратура по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний;
  2. условно-нелегальное изготовление осужденными на производстве запрещенных к использованию в местах лишения свободы предметов. Эти предметы также не имеют ничего общего с продукцией учреждения. Но могут пользоваться спросом в той местности, где располагается исправительное учреждение. Такое нелегальное изготовление тоже идет под контролем представителей администрации, но уже рангом пониже. В таких случаях осужденный может, например, сколько угодно изготавливать колюще-режущие предметы. Это партнерские отношения между осужденными и представителями администрации. В таких случаях осужденный может иметь определенный процент от реализации. Как правило, это предметы нелегального оборота. Наличные деньги используются в качестве расчета крайне редко. Осужденный, конечно, понимает, что его обманывают, однако в его положении это один из способов более-менее приемлемого существования в местах лишения свободы;
  3. нелегальное изготовление осужденными различных предметов, независимо от места изготовления и происхождения сырья. Сюда относится, как правило, все, что осужденный может нелегально произвести в условиях изоляции. Все, что он производит, это его собственность. Плоды такого труда - это поделки для жены и детей, передаваемые во время длительных свиданий; предметы для нелегального обмена в среде осужденных или выполненные "на заказ". Все это в случае обнаружения представителями администрации отбирается, на вполне законных основаниях. Искать такому мастеру легальной защиты не у кого. Он делал это для своих нужд. Сотрудник, изъявший запрещенный предмет, может его уничтожить по акту, а может без акта присвоить себе. В этом случае "выигрывают" обе стороны. Осужденный ничего не изготовлял незаконно и, следовательно, не допустил нарушения установленного порядка отбывания наказания. Сотрудник тоже не допустил со стороны осужденных нелегального производства в местах лишения свободы предметов, запрещенных к обороту. Такое присвоение труда осужденного можно считать условно-законным относительно двух предыдущих видов. Все зависит от добросовестности сотрудника, который отнесется должным образом либо к своим обязанностям, либо к своему материальному положению. Ситуация очень похожа на ту, которая существовала в период государственной борьбы с алкоголизмом. Тогда милиция, по своему усмотрению, тоже могла поступить "по-человечески" и не предавать огласке факт нарушения закона. В такой ситуации обе стороны также были удовлетворены результатом.

В то же время практика свидетельствует о том, что иногда осужденные для защиты своих интересов прибегают к помощи так называемых блатных. Это возможно в тех случаях, если лидеры пенитенциарного сообщества имеют реальную силу в учреждении. Сегодня уже практически официальным является деление исправительных учреждений на "черные" и "красные". Так вот, в так называемых черных блатные могут "восстановить справедливость" и вернуть владельцу его вещь. Для осужденного, который обратился за защитой, это может иметь негативные последствия. Он будет вынужден отрабатывать такое заступничество. Кроме того, блатные могут поинтересоваться, откуда у мужика сырье и инструменты. Это связано, прежде всего, с тем, что лидеры пенитенциарного сообщества пытаются держать под контролем весь нелегальный оборот, существующий в местах лишения свободы;

  1. нелегально-легальное, т.е. те плоды труда осужденных, которые можно назвать физическими. Это так называемая работа на дядю. В этом случае осужденный может работать, например, у сотрудника дома или же его отдадут в "аренду" людям, не имеющим никакого отношения к уголовно-исполнительной системе. Чаще всего это ремонт квартир, домов, дач и т.п. Самым "престижным" считается попасть "на барщину" к кому-нибудь из руководства территориальным органом исполнения наказания. Такие осужденные с гордостью говорят о своем участии в создании благ, например, начальнику управления.

К этой же группе использования труда осужденных можно отнести выполнение различных работ в пределах исправительного учреждения. Например, у сотрудника пришла в негодность бытовая техника, зачем нести ее в ателье и платить мастеру деньги. Можно ведь отнести ее в учреждение, где осужденный сделает это бесплатно. Хотя возможны случаи, когда осужденному за работу дадут пачку сигарет или чая. Мне встречались случаи, когда осужденный парикмахер делал прически женам сотрудников (причем женщин, которые никакого отношения не имели к исправительной колонии, беспрепятственно проводили на территорию). Самым распространенным является ремонт автомобилей. Во многих учреждениях этот вид деятельности легализован. В то же время основную статью дохода здесь все равно получают нелегально. И осужденные здесь тоже имеют свой интерес - заработок не ограничен законодательством.

В условиях мест лишения свободы любой принудительный труд осужденных автоматически превращается в рабский. От такого труда процессу исправления осужденных только вред. По этому поводу В.Т. Шаламов писал: "...ненависть и отвращение к принудительному труду, к физическому труду, ибо ничего другого в заключенном лагерь воспитать не может" <2>. Те же "специалисты", которые настаивают на обязательном труде всех осужденных, прекрасно понимают, что все осужденные трудиться никогда не будут. А с учетом гуманизации условий отбывания наказания его и заставить будет практически невозможно.

<2> Шаламов В.Т. Зеленый прокурор // Левый берег: Рассказы. М., 1989. С. 204.

В современных реалиях трудиться будут, как всегда, те, кто делает это независимо от того, считаем мы труд средством их исправления или нет. Изменение отношения общества к труду трансформировало и без того негативное отношение к нему со стороны тех, кто никогда не работал. Поэтому помощники администрации в лице так называемого актива, в силу своей малочисленности, и отрицательных осужденных в лице блатных, в силу своей многочисленности, более других ратуют за то, чтобы труд стал обязательным. В первую очередь все, и администрация, и активисты, и даже блатные, хотят возобновления именно работы на дядю. Актив занимается организацией такого труда. Блатные дают разрешение в соответствии с неформальными нормами поведения и получают с этого отчисления в общак. Администрация имеет материальные средства в первую очередь для личных целей.

К личным целям администрации учреждения можно отнести и сам факт "охвата" трудом максимально возможного количества осужденных. Здесь руководство учреждения может рассчитывать не только на моральное, но и материальное поощрение со стороны вышестоящего руководства. Чтобы не быть голословным, проиллюстрируем это результатами современных исследований. "В некоторых ИК администрация все же выводит на работу не занятых в трудовом процессе осужденных, и они вынуждены бездельничать, привыкая к праздному времяпрепровождению, не получая возможность иметь заработок, используя свободное время в своих целях, нередко преступных. При такой организации труда осужденные не могут приобретать даже предметы первой необходимости, не говоря уже о возмещении ущерба, причиненного преступлением" <3>. Автор цитируемой статьи недоумевает по этому поводу. "При выборе профиля работы осужденного администрация колонии не всегда учитывает воспитательные возможности того или иного вида труда". Вывод, который делает автор, можно считать закономерным: такого рода нарушения являются причиной не только корыстных преступлений (?), но и насильственных. Получается, что труд, который закреплен в действующем уголовно-исполнительном законодательстве в качестве средства исправления, может выступать в качестве детерминант пенитенциарной преступности.

<3> Ищенко В.А. О некоторых причинах и условиях, способствующих совершению преступлений в исправительной колонии // Человек: преступление и наказание. 2005. N 4. С. 108.

В выигрыше все, кроме государства. Оно создало систему для исправления преступников и оказалось в ситуации, когда сами преступники используют эту систему в своих преступных целях. В нынешних условиях происходит реальный переход "власти" в части, касающейся "присвоения результатов труда" в исправительных учреждениях лидерами пенитенциарного сообщества.