Мудрый Юрист

Судейская этика: частное мнение по нечастным вопросам *

<*> Cherkashina I.L. Judicial ethics: private opinion with regard to non-private issues.

Черкашина Ирина Леонидовна, заместитель заведующего кафедрой гражданского права Российской академии правосудия, кандидат юридических наук, доцент, федеральный судья в отставке, заслуженный юрист России.

Автор статьи - федеральный судья в отставке - обеспокоен судьбой нового проекта Кодекса судейской этики и в процессе анализа вопросов теории и практики применения этических и нравственных норм предлагает текст Кодекса в авторской редакции.

Ключевые слова: Кодекс судейской этики, проект, нравственные начала, судья, участники процесса, журналисты, судья в отставке, дисциплинарное судебное присутствие, квалификационная коллегия судей, представители общественности.

The author of the article, a retired federal judge, expresses her concerns with regard to fate of a new draft Code of Judicial Ethics and in the process of analysis of issues of theory and practice of application of ethic and moral concepts proposes the author's variant of the text of the Code.

Key words: Code of judicial ethics, draft, moral fundamentals, judge, participants of procedure, journalists, retired judge, disciplinary bar, qualification collegium of judges, representatives of society.

Во все времена и почти во всех сферах жизни человека и гражданина этическая, нравственная составляющая всегда находилась в основе любых отношений в обществе. Это и обеспечивало этическим положениям их непреходящую актуальность и повседневную практическую востребованность как в реальном применении, так и в многочисленных научных исследованиях. Особое место в этом ряду занимают положения судейской этики.

К нравственной чуткости судебного деятеля как обязательной норме для судьи призывал известный юрист А.Ф. Кони во многих своих публичных выступлениях и сочинениях. Автор призывал к настойчивому душевному саморазвитию, искреннему стремлению не только казаться, но и быть справедливым, уважению к законной свободе слова и дару слова. Высокообразованный, непререкаемый авторитет в судейском сообществе, А.Ф. Кони предлагал не заменять спокойствие доводов нервной страстностью, убеждал не давать рутине усесться на место живого дела, не затемнять образ судебного деятеля образом судейского чиновника, убеждал в недопустимости приносить человека в жертву картине, - чем в итоге хотел зажечь огонь настоящего правосудия <1>.

<1> Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. Послесловие (серия "Судебная реформа в России"). М.: РАП-Статут, 2003.

Не ради красного словца процитированы эти положения - реальное соответствие российских судей такому представлению о них в обществе очень многое изменило бы в жизни судейского сообщества и граждан страны в целом.

10 декабря 2009 г. в Московском городском суде была успешно проведена научно-практическая межрегиональная конференция "Судейская этика", в которой приняли участие судьи-правоприменители, председатели судов, судьи в отставке, сотрудники аппарата судов, ученые, преподаватели, аспиранты, соискатели, студенты, представители средств массовой информации, пресс-секретари судов, а также те, кто интересуется этическими проблемами, и в частности вопросами судейской этики <2>.

<2> Материалы конференции опубликованы в СМИ.

Большинство проблем и обсуждаемых вопросов на конференции актуальны, требуют глубокого изучения и осмысления. Сделанные выводы и предложения интересны и необходимы, хоть иногда и носят декларативный характер.

Сравнивая период советского правоприменения с требованиями, предъявляемыми к судам и судьям в XXI в., можно утверждать, что коллегам сегодня гораздо сложней во всех отношениях: изменились политика и экономика в государстве, Россия вошла в Европейское сообщество, судейский корпус изменился, пополнившись новыми специалистами, законодательство находится в процессе постоянного реформирования, судебная практика складывается и формируется исходя из реалий современности.

Так, обусловленный глобальными экономическими и политическими изменениями в стране Федеральный конституционный закон "О дисциплинарном судебном присутствии" <3> дополнил новой структурой судейское сообщество, что поставит под дополнительный контроль деятельность судей, расширит их возможности по обжалованию решений квалификационных коллегий судей, и все это потребует поднять на более высокий профессиональный уровень подготовку таких решений, в которых обязательно будут затрагиваться этические нормы.

<3> Федеральный конституционный закон от 9 ноября 2009 г. N 4-ФКЗ "О дисциплинарном судебном присутствии" // Российская газета. 2009. 11 ноября. N 5035.

Следует отметить, что и ныне действующий механизм, по нашему мнению, достаточно эффективен, поскольку ответственность, предусмотренная решениями квалификационных коллегий для судей, имеет серьезные последствия. Например, "предупреждение" - сродни пожизненному лишению свободы, а "досрочное прекращение полномочий судьи" можно приравнять к высшей мере наказания. Не такая уж и надуманная аналогия. Ведь, несмотря на процессуальную недолговечность "предупреждения", сведения о нем останутся в материалах соответствующей ККС на весь период полномочий судьи, даже если бумаги уйдут в архив. И если претензии к судье возникнут снова, то справедливости и объективности ради для характеристики личности и деятельности правоприменителя соответствующая квалификационная коллегия будет просто обязана учесть совокупность всех обстоятельств.

Чем не "пожизненно", если указанное будет сопровождать, а также влиять на профессиональную участь судьи весь период его пребывания в этом статусе? Досрочное же прекращение полномочий позволяет устранить судью из жизни судейского сообщества навсегда: большего наказания для судьи, т.е. более высокой меры, придумать нельзя. Остается уповать на профессионализм и опыт вводимой новой структуры - дисциплинарного судебного присутствия, в идею создания которой заложен также принцип защиты судьи и от необоснованных обвинений.

Вообще, суд над судьями - тяжелейшая миссия: этически, организационно, морально, психологически, физически, ибо она всемерно затратная, угнетающая, когда речь идет о применении одного из видов дисциплинарной ответственности. Особенно достается председателям этих структур, они подписывают итоговый документ, который впоследствии подвергается процедуре обжалования. Когда вопрос о введении специальных органов по решению нравственных проблем правосудия был еще в стадии обсуждения и дискуссий, в 2003 г. родилась идея о создании в рамках действующих структур специализированного органа, который взял бы на себя полномочия представителей судьи в судах. Очевидный этический момент неловкости - действующему судье быть, например, истцом.

В целом мы одобряем идею о создании специального представительского комитета для защиты интересов судей.

Здесь уместно заметить, что за рубежом уже имеется опыт защиты представителей суда через специальные структуры (Швейцария, Италия). Как представляется, данное обстоятельство должно стать предметом серьезного исследования российских специалистов, ибо лучшее надо брать на вооружение.

Сам по себе факт создания комитетов по этике в структурах судейского сообщества (в г. Москве - в 2006 г.) свидетельствовал о давно назревшей необходимости иметь орган, специалисты которого могли бы профессионально толковать этические положения, помогающие в коллизионных ситуациях построить справедливое решение соответствующих квалификационных коллегий, основанных на принципах компетентности, объективности и законности.

Но вернемся к конференции судей Московского городского суда, где обсуждались вопросы этического поведения в работе судов и средств массовой информации.

Открывая форум, председатель Московского городского суда О.А. Егорова обратила внимание участников конференции на заинтересованность судов столицы и СМИ в конструктивном взаимном сотрудничестве в рамках законодательства РФ, международных, европейских норм и договоров, Кодекса судейской этики, Кодекса профессиональной этики российского журналиста. Было отмечено, что, представляя каждый свою структуру, и судьи, и журналисты должны понимать, что совершением незаконных, аморальных и неэтичных действий они могут навредить самим себе тем, что их перестанут уважать, от этого будет утрачено доверие общества к ним.

В судебной практике автора есть примеры весьма неэтичного поведения представителей СМИ, которые свидетельствуют о нравственной нечистоплотности и отсутствии профессионализма их участников.

Так, в период кампании выборов на должность мэра столицы популярный в то время журналист счел для себя возможным вырезать часть информации из интервью судьи, данного другому журналисту по другому поводу, с целью использовать в своем репортаже. Представленная затем телевизионная передача была построена им в нарушение всех этических норм и требований, что потом создало морально-негативное последствие для судьи, так как в эфир вышла информация, дискредитирующая судейское сообщество столицы <4>.

<4> Загруженная делами в суде, правоприменитель должна была подавать в суд иск о защите нарушенных прав? Наличие же возможности в России обратиться в специальный орган по защите чести и достоинства судьи, упоминавшейся выше, позволило бы снять эту проблему.

Известно, что судья не может препятствовать освещению деятельности суда представителями средств массовой информации. Действия судьи по воспрепятствованию представителям средств массовой информации к доступу в судебное заседание, освещению ими рассмотрения дела, за исключением случаев, предусмотренных законом, являются нарушением профессиональной этики.

В связи с этим вспоминается пример, когда, реализуя требования закона, судья разрешил журналисту съемку в зале с согласия участников процесса, рассчитывая на то, что съемка зала заседания и судьи не помешает ходу судебного разбирательства. Однако вопреки договоренности в зале суда журналист изменил сценарий, пригласил посторонних лиц, предложил им изображать якобы разводящихся супругов, жестикулирующих в ссоре, и направил объектив кинокамеры на свой сюжет. Это сопровождалось хождением по залу оператора, расстановкой, регулировкой и поворотами софитов, что мешало проведению судебного заседания, из-за чего оно было прервано.

В итоге был представлен телесюжет с подставными лицами, весьма неправдоподобно изображавшими разводящихся супругов, но при этом расположенных в условиях реального суда и с участием действующего судьи.

А вот реальные проблемы конкретного спора, которые можно было и показать, и обсудить, были журналистом проигнорированы.

И это называлось освещением работы суда средствами массовой информации? Очевидно, что так поступать просто непрофессионально, да и непорядочно.

Не случайно в новой редакции Концепции Кодекса судейской этики в одном из пунктов отмечено, что "судьи должны проявлять осмотрительность во взаимоотношениях со средствами массовой информации" (п. 10).

Выступая на конференции, О.А. Егорова специально подчеркивала, что основными этическими категориями как у судей, так и у журналистов должны стать честность, добросовестность, терпимость, вежливость, тактичность, уважительность, компетентность.

В этой связи отрадно было услышать заявление на конференции, что современное состояние взаимодействия судов города Москвы, Московского городского суда и средств массовой информации вполне соответствует нынешним потребностям правосудия. И судья, и журналист устанавливают истину, и уже в этом можно усмотреть сходство в содержании их деятельности.

Судейская этика включает в себя такое обязательное и серьезное нравственное условие, как необходимость думать о других, пытаться понять происходящее с другим человеком, проникнуть в суть проблемы, тщательно взвесить, определиться в правовой позиции. Причем расширительное толкование этого положения приводит к выводу, что это не право, а нравственная обязанность судьи, который должен исключить чисто формальный подход к рассмотрению любой спорной ситуации. Это касается как физических и юридических лиц, так и самих судей, кому выпала значимая, но такая нелегкая миссия - судить своих же коллег.

Выступая на конференции, председатель Зеленоградского районного суда Н.Н. Пучкова, являющаяся одновременно еще и председателем комиссии по этике Совета судей г. Москвы, касалась данного вопроса. Рассматривая заявления, комиссия должна четко определить границы функционального и нравственного в действиях судьи, что не всегда возможно - настолько взаимосвязаны и взаимопереплетены эти составляющие.

"Комиссию по этике такие заявления и жалобы ставят порой в довольно затруднительное положение, - сказала судья, - поскольку, с одной стороны, комиссия не вправе вмешиваться в обсуждение вопросов, касающихся правовой оценки судебных постановлений, вынесенных в рамках рассмотрения конкретных дел, а с другой стороны, в соответствии со ст. 3 Кодекса судейской этики не может не учитывать, что судья должен в любой ситуации сохранять свое личное достоинство, дорожить своей честью и избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия.

А разве не умаляет авторитет судебной власти неправосудное решение или нарушение судьей закона, предусматривающего сроки рассмотрения дел, а также процессуальных норм, не влекущих отмену решения вышестоящей судебной инстанцией?"

Поскольку вопросы по определению границ компетенции комиссии по этике, возникающие у членов комиссии, не нашли своего отражения в редакции действующего Кодекса и его ноябрьского проекта, то очевидно, что при разрешении данной проблемы потребуются соответствующие комментарии специалистов для целей судебного правоприменения.

Представляется возможным рекомендовать комиссиям по этике использовать подход, предусматривающий достижение в спорных ситуациях разумного баланса. То есть, например, при обсуждении сроков рассмотрения спора и сдачи дела в канцелярию после вынесения решения учитывать не только уважительность причин и целей отложения, но и несовершенство процессуального законодательства о сроках, что, как известно, давно является предметом разных диссертационных исследований. И с учетом этого возлагать всю полноту ответственности на судью в таких ситуациях было бы несправедливо, а иногда целесообразней ограничиться просто обсуждением факта.

Надо сказать, что за годы работы квалификационных коллегий их воспитательный и превентивный характер в деятельности судов имел серьезный организационный и правовой эффект: даже самого факта вызова на заседание ККС или в комиссию по этике может оказаться достаточно, чтоб ошибки в судах не повторялись. Этот эффект усиливают обобщающие справки и соответствующие обзоры судебной практики по вопросам судейской этики.

Предметом обсуждения участников конференции стал также серьезнейший вопрос качества изготовленных в суде документов. Это особенно актуально для российского общества, взывающего к всемерной открытости правосудия, поскольку судебные акты уже размещаются на сайтах судов в сети Интернет. Причем выступавшие на форуме обращались к этой теме неоднократно и с болью в сердце (А.Г. Агафонова, Ю.Ф. Беспалов, П.А. Якушев).

С 1 июля 2010 г. действует Федеральный закон N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" <5>. Данный Закон направлен на регулирование отношений, связанных с доступом граждан, организаций, общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления к информации о деятельности судов в Российской Федерации в предусмотренных законом случаях.

<5> Федеральный закон Российской Федерации от 22 декабря 2008 г. N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации".

При этом значительное внимание уделяется размещению информации о деятельности судов в сети Интернет. Закон закрепляет обязанность судов создать официальные сайты с указанием адресов электронной почты, по которым может быть направлен запрос. В Интернете должны размещаться общие сведения о суде, информация, связанная с рассмотрением дел, тексты проектов нормативных правовых актов, внесенных судами в законодательные (представительные) органы, данные судебной статистики, информация о кадровом обеспечении суда, информация о порядке и времени приема граждан, сведения о размещении госзаказов. В сети также должны появиться сведения о находящихся в суде делах и тексты судебных актов (за некоторым исключением).

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 мая 2007 г. N 27 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности" <6> сделан акцент также на то, что акт правосудия, помимо того что он должен быть законным, обоснованным и справедливым, должен быть внимательно и аккуратно изготовлен (п. 12).

<6> Российская газета. 2007. 8 июня. N 122.

К сожалению, примеров решений суда с неудачными, мягко говоря, формулировками можно привести много. Это удручает, так как вводить в штат всех судов корректора - это пока что только предложение. Значит, до возможного решения этого вопроса необходимо предпринимать меры: самим читать решения неоднократно, озадачивать необходимостью такой проверки помощников судей, секретарей судебного заседания, подключать электронные возможности. Однако это только часть вопроса, связанная со стилистикой и орфографией документа. В судебных актах встречаются вопиющие смысловые ошибки, формулировки, влекущие за собой жалобы граждан, неверные наименования бывших постсоветских республик, порождающие проблемы даже на уровне Европейского суда. Так, в судебных актах можно встретить, например, "Республика Украина" вместо требуемого - "Украина"); резолютивная часть некоторых решений излагается так, что исполнение решения невозможно, и пр.

Так, при рассмотрении жалобы гражданки в Квалификационной коллегии судей г. Москвы было установлено, что суд в решении дал определение ее поведению, назвав "содержанкой". Задевающее честь и достоинство решение было основанием для обращения заявительницы в орган судейского сообщества - Квалификационную коллегию судей г. Москвы с просьбой досрочно прекратить полномочия судьи, допускающей столь неэтичные формулировки в судебном акте.

Во втором случае судья счел возможным разместить в судебном акте описание облика женщины, где указал, что она имела 4-ю степень ожирения и 2-ю стадию алкоголизма, и на этом основании сделал вывод о том, что, "как усматривается из прижизненной фотографии умершей, она была крайне непривлекательной на вид". Завершалась фраза ссылкой на лист дела "(л.д. 141)", взглянуть на который призывал судья в обоснование своей позиции. И это при том, что по обстоятельствам дела эта информация не несла никакой правовой нагрузки, так как имела лишь эмоциональную окраску. Судья не подумал, как будет такой судебный акт характеризовать его - представителя судебной власти - с точки зрения нравственной.

Встречаются тексты судебных актов, переполненные такими подробностями частной и даже интимной жизни участников процесса, что о судейской этике говорить не приходится. А ведь указанные случаи могли породить дополнительные и весьма нелицеприятные последствия для судей: предъявление исков о защите чести и достоинства этих граждан со всеми вытекающими отсюда правовыми и этическими последствиями.

Кроме того, в решениях (и, увы, общении сотрудников) суда допускаются, пусть даже не часто, этически-ущербные разговорно-бытовые и сленговые слова, неуважительные сокращения: "протечка" (залив квартиры водой), "засилить" (оставить решение в силе, без изменений), "смотивировать", "отмотивировать", "досудебка" (досудебная подготовка), "вышка" (ВАС РФ, ВС РФ), "летучка" (подача немотивированной кассационной жалобы) и пр. На конференции эти вопросы обсуждал также судья Октябрьского районного суда г. Владимир П.А. Якушев.

Поэтому для устранения подобного и повышения профессионального уровня работников судебной системы в Российской академии правосудия, в Мосгорсуде и Мособлсуде, а также в большинстве регионов страны проводятся занятия с разными категориями слушателей судов общей юрисдикции как по русскому языку с анализом типичных ошибок в изготовлении судебных документов, так и по вопросам профессиональной культуры и делового этикета судебного работника.

Целесообразно одновременно коснуться еще одной серьезнейшей этической проблемы - невозможности исполнения судебного решения из-за нечеткой формулировки резолютивной части судебного акта.

Председатель судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда Г.А. Агафонова в качестве примера привела на конференции случай такого судебного разбирательства, в котором гражданин столкнулся не только с волокитой в рассмотрении его вопросов, но и с невозможностью исполнить решение.

Так, ст. 3 Кодекса судейской этики предусматривает, что "судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия".

Необходимость следовать высоким стандартам поведения судей, демонстрируя компетентность поведения и добросовестность, заложена в одном из международных актов - Бангалорских принципах поведения судей <7>.

<7> См.: Бангалорские принципы поведения судей (приложение к Резолюции Экономического и социального совета ООН 2006/23 от 27 июля 2006 г.).

"Судье, как и любому гражданину, гарантируется свобода выражения, вероисповедания, участия в собраниях и ассоциациях, однако в процессе реализации этих прав судья всегда заботится о поддержании высокого статуса должности судьи и не допускает действий, несовместимых с беспристрастностью и независимостью судебных органов" (п. 4.6).

В связи с этим есть необходимость коснуться весьма специфической нравственной проблемы, не освещавшейся на конференции, но которую нельзя не учитывать, поскольку она хоть и редко, да преподносит участникам процесса весьма неприятные "сюрпризы": приверженность некоторых судей к различного рода фобиям (вера в черную магию, сглаз, наведение порчи, проклятия, специфические обряды, колдовство, заговоры и т.п.). Возможно, вопрос этот больше психологический, но в нем достаточно ярко выражена моральная составляющая: неверие судьи в свои силы, страх, зависимость и преклонение перед убеждениями, препятствующими выполнению профессиональных функций правоприменителя. Вот уж что действительно несовместимо с отправлением правосудия, когда забыта обязанность следовать высоким стандартам поведения судей.

Из практики работы автора в суде известен случай, когда судья, забыв о требовании законодателя сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, демонстрировать компетентность поведения, повела себя неадекватно, когда поддалась страху проклятия одного из участников процесса (крестила себя и углы в зале заседания, плевала через плечо и пр.). Или: в совещательной комнате суда сотрудники держали на видном месте сломанный нож, объясняя, что его металл якобы "оттягивал на себя" черную, злую энергию, исходящую от некоторых посетителей.

Представляется, что повышение общей культуры таких правоприменителей и представителей аппарата суда будет надежной защитой от подобных примеров поведения, что, в свою очередь, обеспечит лицам, обратившимся за защитой нарушенных прав, доступ к правосудию, а также качественное и своевременное судопроизводство.

Завершая разговор о нравственных аспектах правосудия, судейской этике, особое внимание хочется обратить на необходимость культурного обращения с гражданами, пришедшими в суд. Это настолько важный аспект, что, даже проиграв дело, гражданин, с которым в суде обращались вежливо, профессионально, деликатно, не будет чувствовать себя незащищенным. Иногда даже простой беседы, объяснения, подсказки, куда обратиться, достаточно, чтобы гражданин был удовлетворен визитом в суд.

А.Ф. Кони не случайно призывал не порождать неприятных и раздражающих впечатлений от ведения дела, не допускать рисовки, самолюбования, одностороннего увлечения своими талантами, учил правильному и вдумчивому отношению к участникам процесса, облегчению их затруднительного положения в суде, а также уважению к науке и ее представителям <8>.

<8> Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. Послесловие (серия "Судебная реформа в России"). М.: РАП-Статут, 2003.

Здесь уместно напомнить, что во исполнение Федерального закона от 1 июля 2010 г. N 135-ФЗ "О внесении изменений в статью 20.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", предусматривающего профессиональную переподготовку судебных правоприменителей, впервые назначенных на должность судьи, Российская академия правосудия приступает к занятиям с судьями, впервые назначенными на должность судьи в марте 2011 г. В программу переподготовки судей включены также и занятия по нравственным основам судебной деятельности. Следует особо отметить, что Российская академия правосудия всегда уделяла внимание проблемам, связанным со статусом судьи и этикой его поведения. Практически все категории судей, прибывающих на занятия в академию, принимают активное участие в заседаниях круглого стола, лекциях-дискуссиях по данной тематике, поскольку она никого не оставляет равнодушным.

Достаточно активная работа в данном направлении ведется в специализированных журналах. Можно упомянуть, что в журнале "Российский судья" <9> главным редактором А.П. Фоковым обсуждается современная концепция Кодекса судейской этики судей Российской Федерации, анализируется Постановление Совета судей Российской Федерации от 21 мая 2009 г. N 239 "О подготовке проекта Кодекса судейской этики". В журнале "Российское правосудие" в статье "Новая концепция Кодекса судейской этики Российской Федерации: "за" и "против" к дискуссии по проекту нового Кодекса судейской этики пригласил директор Северо-Западного филиала Российской академии правосудия, кандидат юридических наук, доцент С.К. Дряхлов <10>.

<9> Российский судья. 2010. N 12.
<10> Российское правосудие. 2010. N 10. С. 71 - 76.

Выполняя свою профессиональную обязанность, судья должен предпринять максимум усилий для решения проблемы обратившегося в суд качественно и в короткий (разумный) срок, не допускать "беспощадного" общения, проявлять гуманизм, относиться к людям уважительно, с любовью, с профессиональным оптимизмом.

И всегда помнить, как слово наше отзовется, что репутация судьи - серьезнейшая и очень хрупкая ценность. Авторитет судей формируется годами, доброе имя суда должно быть незыблемым, основанным на доверии граждан и коллег, общества в целом, поскольку граждане вправе рассчитывать на компетентность судей, их независимость и непредвзятость, чтобы при необходимости получить качественную, своевременную и профессиональную защиту своих прав, свобод и законных интересов.

С целью совершенствования Кодекса судейской этики предлагается внести изменения и дополнения в статьи и главы проекта Кодекса судейской этики <11>.

<11> Предложения к проекту Кодекса судейской этики (составленного по состоянию на ноябрь 2009 г.), подготовлены И.Л. Черкашиной.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 2. Сфера применения

Внести дополнения в п. 1 ст. 2.

  1. Действие Кодекса судейской этики распространяется на всех судей Российской Федерации, в том числе на судей, пребывающих в отставке (за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом).

Аргументы: Кодекс вводит ограничения в основном для действующих судей, что может не распространяться на судей, пребывающих в отставке, о чем следует указать специально, избегая чрезмерной регламентации.

Внести дополнения в п. 5 ст. 2.

  1. Если судья испытывает затруднения в определении того, будет ли поведение соответствовать требованиям профессиональной этики или будет ли его поведение во внесудебной деятельности совместимо со статусом судьи, если судья не уверен в том, как поступать в сложной этической ситуации, чтобы сохранить независимость и беспристрастность, он вправе обратиться с соответствующим запросом в Комиссию по этике Совета судей Российской Федерации за разъяснением, в котором ему не может быть отказано. При этом и судья, и соответствующая Комиссия по этике должны избегать негативных последствий своих действий, в основе которых лежит всеобщий критерий любой деятельности - "не навреди".

Аргументы: Применение данного критерия позволит комиссиям по этике любого уровня иметь единый подход в решении спорных вопросов (причем не навредить как судье, так и участникам спорной ситуации), а судья сможет выбрать оптимальный вариант своего поведения в неоднозначной ситуации.

ГЛАВА 3. ПРИНЦИПЫ И ПРАВИЛА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ СУДЬИ

Статья 8. Принцип добросовестности

Внести дополнения в п. 7 ст. 8.

  1. Судья должен всемерно содействовать поиску компромисса и примирению сторон, мирному урегулированию спора.

Аргументы: Судебная практика показывает, что не все судьи в своей деятельности занимаются поиском компромисса, приводящего к примирению сторон и мирному урегулированию спора: эта работа требует особых, дополнительных нравственных усилий. Известно, что решение принять проще и быстрей, если подходить формально.

Внести изменения в главу 3, где принцип "компетентности судьи" в ст. 11 поставить на первое место в перечне принципов и, соответственно, считать:

Статья 7. Принцип компетентности судьи;

Статья 8. Принцип независимости;

Статья 9. Принцип добросовестности;

Статья 10. Принцип объективности и беспристрастности;

Статья 11. Принцип равенства.

Аргументы: Такой подход представляется более рациональным, так как именно отсутствие знаний, профессионализма и компетентности лежит в основе несоблюдения и неприменения судьей указанных в Кодексе принципов.

Статья 13. Взаимоотношения со средствами массовой информации

Внести дополнения в абз. 2 п. 2 ст. 13.

  1. Судья не вправе делать публичные заявления, комментировать судебные решения, выступать в прессе по существу дел, находящихся в производстве суда, до вступления в законную силу принятых по ним судебных актов. Судья не вправе публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергать сомнению решения судов, вступившие в законную силу, и критиковать профессиональные действия своих коллег.

При этом судья может подвергнуть критике судебные решения и поведение своих коллег внутри судейского сообщества, исполняя образовательную функцию, в целях недопущения консервации недостатков в сфере судопроизводства, обеспечения реализации задач судейского сообщества, предупреждения и устранения нарушений конституционных и международно-правовых принципов публичности (гласности) судопроизводства, а также для обучения и повышения квалификации как своих коллег, так и специалистов для судебной системы.



Аргументы: Необходимо учить на чужих ошибках, когда преподаватель покажет сам дефект, укажет на вариант исправления, разъяснит пути устранения и недопущения подобного, обсудит правовые последствия, возможные как для граждан и юридических лиц, так и для правоприменителя. Это позволит повысить профессиональный уровень судей, слушателей-специалистов.

Только это положение, как представляется, не следует связывать со статьей, регулирующей вопросы взаимоотношений со средствами массовой информации.

Внести дополнения в абз. 1 п. 3 ст. 13.

  1. Судьи, которые подверглись публичной критике, связаны обязанностью проявлять осмотрительность, что исключает для них возможность самостоятельно отвечать на критику публично.

Аргументы: Имея целью, и выполняя обязанность по информированию общества о положении дел в судейском сообществе, как представляется, только публичная критика должна подпадать под такие ограничения. Однако, если у субъекта обсуждения есть другие аргументы, ему требуется обязательно предоставить возможность быть выслушанным коллегами судейского сообщества. Только при таком условии в пресс-службу судов может поступить объективная и полная информация для публичного ответа на критику.

ГЛАВА 4. ПРИНЦИПЫ И ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ СУДЬИ ВО ВНЕСУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Статья 14. Принципы осуществления внесудебной деятельности

Внести дополнения в п. 4 ст. 14.

  1. Судья не должен использовать помещения в суде, ресурсы и персонал суда для осуществления внесудебной деятельности, кроме случаев образовательной деятельности для проведения процессуальных тренингов и обучающих судебных процессов.

Аргументы: С целью подготовки высококвалифицированных кадров для судебной системы в условиях, максимально приближенных к действительным.



Статья 16. Ограничения, связанные с осуществлением внесудебной деятельности

Внести изменения в п. 2 ст. 16, где второе предложение данного пункта изложить в иной редакции.

  1. Судья не вправе заниматься адвокатской и иной юридической практикой, оказывать юридические услуги. (При этом судья вправе представлять самого себя в судебных органах, давать консультации и оказывать иную юридическую помощь членам своей семьи без взимания платы за эти услуги) - Текст вырезать.

Представление самого себя в судебных органах, консультации и оказание иной юридической помощи членам своей семьи не противоречит целям настоящего Кодекса.

Аргументы: С точки зрения этики прежняя формулировка, как представляется, изложена некорректно.

Статья 20. Вознаграждение, получаемое в связи с осуществлением внесудебной деятельности

Внести дополнения в п. 2 ст. 20.

  1. Судья вправе получать указанные в пункте 1 настоящей статьи платежи, если источник этих платежей не создает видимости влияния на исполнение судьей своих профессиональных обязанностей, если размер вознаграждения судьи сопоставим с размером вознаграждения, получаемого за аналогичную деятельность другими лицами, а также если размер вознаграждения за осуществление внесудебной деятельности не превышает разумных пределов, в частности, не превышает размеров денежного вознаграждения, получаемого судьей за осуществление своей профессиональной деятельности. Данные ограничения не распространяются на судей в отставке.

Аргументы: Чрезмерная ограничительная регламентация.



Предложенное исключение из правила не противоречит целям настоящего Кодекса.

Внести дополнения в п. 3 ст. 20.

  1. Судья должен в установленном порядке раскрывать информацию о своем финансовом положении, получаемых доходах и их источниках, об имуществе, принадлежащем ему на праве собственности, и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах супруга (супруги) и несовершеннолетних детей, об имуществе, принадлежащем им на праве собственности, и обязательствах имущественного характера. Данные ограничения не распространяются на судей в отставке.

Аргументы: Чрезмерная ограничительная регламентация.

Предложенное исключение из правила не противоречит целям настоящего Кодекса.

Статья 21. Получение подарков

Внести изменения и дополнения в п. 2 ст. 21 - изъять слово "родственников".

  1. Судья вправе принять: подарок в знак общественного признания заслуг судьи при условии, что его стоимость не превышает установленного федеральным законом размера, и он не преподносится лицом, часто представляющим сторону в судебном разбирательстве; подарочные книги и иные справочные материалы от издателей для использования в профессиональной деятельности; подарки от (родственников), коллег и друзей по случаю особых событий, таких, например, как день рождения. Данные ограничения не распространяются на судей в отставке.


Аргументы: 1. Чрезмерная регламентация, запрещающая принимать подарки от родственников, контроль общения с родственниками невозможны.

2. Предложенное исключение из правила не противоречит целям настоящего Кодекса.

ГЛАВА 5. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 26. Определения, используемые в Кодексе судейской этики <12>

<12> В упомянутой выше статье С.К. Дряхлова предложение об изъятии ст. 26 целиком из КСЭ представляется спорным. Автор мотивировал его тем, что "судьи, безусловно, знают понятия: "родственники судьи", "супруг (супруга)", "члены семьи судьи", "лица, привлекаемые к осуществлению правосудия".

Отсутствие данных понятий в Кодексе затруднит его применение как квалификационным коллегиям судей, так и непосредственно коллегам из комиссии по этике в Советах судей. В случае спора потребуется определять статус лиц, окружающих судью, в связи с чем возникнет необходимость данный пробел заполнять аналогией. Например, "Бангалорские принципы поведения судей" в этой части содержат в себе информацию, не во всем применяемую в России: "судья" - любое лицо, наделенное судебными полномочиями и определяемое любым образом; "члены семьи судьи" - супруг(а), сын, дочь, пасынок, падчерица и любой другой близкий родственник или лицо, которое проживает в доме судьи и является партнером судьи или служит у него по найму; "супруг(а) судьи" - семейный партнер судьи или любое другое лицо любого пола, находящееся в тесных личных отношениях с судьей (приложение к Резолюции Экономического и социального совета ООН 2006/23 от 27 июля 2006 г.).

В этой связи как нужно будет истолковать понятия: 1) "судья" - любое лицо, определяемое любым образом; 2) "член семьи судьи" - лицо, которое проживает в доме судьи и является партнером судьи; лицо, которое служит у судьи по найму; 3) "супруг судьи" - семейный партнер судьи; любое другое лицо любого пола, находящееся в тесных личных отношениях с судьей?

Внести изменения в абз. 1 п. 1 ст. 26 - дописать букву "х" в слове "фактически".

  1. Для целей Кодекса судейской этики используются следующие понятия:

родственники судьи - супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, а также дедушка, бабушка, внуки;



супруг (супруга) судьи - лица, состоящие в зарегистрированном браке, а также состоящие в фактических брачных отношениях;

Аргументы: Техническая ошибка - слово не дописано.

Полагаю, что принятие предложенных изменений и дополнений будет способствовать более полному и правильному изложению статей в Кодексе судейской этики - документе, совершенно необходимом в работе и жизни российских судей.