Мудрый Юрист

Понятие конституционных экологических прав и их значение в системе действующего правового регулирования *

<*> Velieva D.S. Concept of constitutional environmental rights and importance thereof in the system of current legal regulation.

Велиева Джамиля Сейфаддиновна, заведующая кафедрой конституционного права Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина, кандидат юридических наук, доцент (г. Саратов).

В Конституции РФ закреплены следующие самостоятельные экологические права, которые в совокупности составляют конституционно-правовое содержание права на благоприятную окружающую среду: право на благоприятную окружающую среду; право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды; право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением (право на возмещение экологического вреда). На современном этапе право на благоприятную окружающую среду выступает как важнейшая конституционная ценность.

Ключевые слова: конституционные экологические права, право на благоприятную окружающую среду, право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

The Constitution of the RF consolidates the following independent environmental rights which in aggregate present constitutional-law contents of the right to a favorable environment; right to true information on the state of environment; right to compensation of damage caused to health or property by environmental-law violation (right to compensation of environmental harm). At contemporary stage the right to favorable environment is the most important constitutional value.

Key words: constitutional environmental rights; right to favorable environment; right to true information on the state of environment; right to compensation of damage, caused to health or property by environmental-law violation.

Конституция РФ в ст. 42 закрепляет право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Из содержания данной статьи можно сделать вывод о конституционном закреплении следующих самостоятельных экологических прав:

В совокупности они составляют конституционно-правовое содержание права на благоприятную окружающую среду, которое конкретизируется в отраслевом законодательстве. В этой связи в литературе часто употребляется еще и термин "экологические права" как родовое наименование данной группы прав.

Следует отметить, что в научной литературе часто употребляются термины "конституционные экологические права", "экологические права", "другие экологические права граждан, предусмотренные Конституцией РФ и иными законами" <1>.

<1> См.: Буркова Л.Н., Чепурнова Н.М. Экологические права человека в Российской Федерации (конституционно-правовые вопросы). М., 2006. С. 62; Алиев О.К. Конституционные основы охраны окружающей природной среды и природопользования: характеристика, проблемы, тенденции // Юрист. 2007. N 4. С. 2 - 3.

Такой разброс точек зрения в отношении указанных категорий демонстрирует, по нашему мнению, отсутствие единого и непротиворечивого их толкования не только в нормативном материале, но и в доктрине.

Как отмечает М.И. Васильева <2>, в настоящее время наибольшее распространение для обозначения совокупности правовых возможностей личности в природоохранных и природоресурсовых отношениях получило использование категории экологических прав. По мнению автора, термин "экологические права" применяется в качестве собирательного наименования для всех тех полномочий граждан и общественных объединений, которые закреплены в Законах "Об охране окружающей среды", "Об экологической экспертизе" и целом ряде других нормативных актов.

<2> Васильева М.И. Право на благоприятную окружающую среду как элемент правового статуса личности // Экологическое право. 2005. N 1. С. 21.

В свое время В.В. Петров писал, что "современный взгляд на экологические права человека должен учитывать три аспекта его прав, связанных с окружающей средой. Первый аспект - право человека на благоприятную для жизни окружающую природную среду. Второй аспект - право человека на охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей среды. Третий - право человека и его обязанность как гражданина участвовать в охране окружающей природной среды" <3>.

<3> Петров В.В. Экологическое право и реальность // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1990. N 3. С. 12.

При этом автор утверждает, что экологические права - выражение скорее обиходное, нежели научное. Юридически более корректно вести диалог, например, в категориях экологических интересов граждан и общества, эколого-правового статуса личности, субъективных прав граждан в экологических правоотношениях, законных и уставных прав общественных объединений в сфере охраны окружающей среды.

М.И. Васильева, исходя из анализа субъектов экологических прав, отмечает, что представляется более корректным говорить об экологических правах именно в контексте права граждан на благоприятную окружающую среду, включая в них все те обширные полномочия общественности (граждан, их объединений, населения), которые непосредственно связаны с содержанием и реализацией головного конституционного (ст. 42) права.

Другой известный ученый - М.М. Бринчук под экологическими правами человека понимает признанные и закрепленные в законодательстве права индивида, обеспечивающие удовлетворение разнообразных потребностей человека при взаимодействии с природой <4>. Аналогичное понимание экологических прав демонстрируют Э.Ю. Исмаилова, Ю.В. Трунцевский, Н.Е. Савич <5>.

<4> См.: Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды). М., 2000. С. 131.
<5> Исмаилова Э.Ю., Трунцевский Ю.В., Савич Н.Е. Экологическое право: Учебник. 2-е изд. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2003. С. 23.

О.Л. Дубовик определяет экологические права как совокупность закрепленных в международных актах, конституции государства, специальном экологическом и смежном с ним законодательстве прав индивида, т.е. человека и гражданина, реализуемых в процессе взаимодействия с окружающей средой и обеспечивающих удовлетворение его основных потребностей в этой сфере <6>.

<6> Дубовик О.Л. Экологическое право в вопросах и ответах: Учеб. пособие. М.: Проспект, 2001. С. 51.

По мнению авторов монографии "Экологические права человека в Российской Федерации (конституционно-правовые вопросы)" Л.Н. Бурковой и Н.М. Чепурновой, более полным и соответствующим форме и сущности экологических прав будет определение экологических прав человека как установленных государством и закрепленных в законодательстве прав индивида, обеспечивающих устойчивое качество его жизни и развития при взаимодействии с окружающей средой, подкрепленных силой государственного принуждения <7>.

<7> Буркова Л.Н., Чепурнова Н.М. Экологические права человека в Российской Федерации (конституционно-правовые вопросы). М.: Юристъ, 2006. С. 52.

Не ставя под сомнение вышеприведенные суждения относительно понятия экологических прав, думается, следует прежде всего разграничить категории "конституционные экологические права" и "экологические права".

В первом случае речь идет только об экологических правах, закрепленных в самой Конституции, которые следует понимать в узком и широком смысле.

В узком понимании конституционные экологические права включают право на благоприятную окружающую среду, права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, на возмещение ущерба, причиненного здоровью и имуществу человека экологическим правонарушением (ст. 42).

В широком смысле к указанным правам примыкают право частной собственности на землю и другие природные ресурсы (ч. 2 ст. 9), право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ч. 3 ст. 37), право на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41). Как справедливо отмечает И.С. Назарова, несмотря на существование распространенного мнения о том, что конституционные права в области экологии закреплены только в одной статье Конституции (ст. 42), необходимо отметить, что Основной Закон Российского государства устанавливает целый ряд прав и свобод, которые дополняют указанные права человека <8>.

<8> Назарова И.С. Экологические права личности: конституционно-правовое преломление // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 9. С. 10 - 12.

Под экологическими правами (в их отличии от категории конституционных экологических прав) следует понимать права личности, закрепленные в отраслевом законодательстве, направленные на удовлетворение ее экологических интересов и потребностей, гарантированные нормами национального и международного права.

Существует и комплекс конституционных прав, не являющихся экологическими, но направленных на их обеспечение и защиту. Это право на получение информации, касающейся прав и свобод каждого (ст. 24); право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29); право на объединение для защиты своих интересов (ст. 30); право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31); право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33); право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45); право на судебную защиту прав и свобод (ст. 46); право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53).

Не менее важным вопросом является и классификация экологических прав. В литературе высказывается мнение, что в системе экологических прав следует выделять: а) фундаментальное экологическое право - право на благоприятную окружающую среду; б) иные экологические права, которые служат одновременно гарантиями реализации и защиты фундаментального экологического права; в) смежные экологические права, а также конституционные и другие права, смежные с экологическими правами. При этом основополагающим, базовым в такой структуре выделяется право на благоприятную окружающую среду <9>.

<9> Об этом: Трудова О.В., Яковлев Э.Ю. К вопросу о классификации, содержании, правовой гарантированности экологических прав человека и гражданина (сравнительный анализ правовых систем РФ и Евросоюза) // СПС "КонсультантПлюс".

М.М. Бринчук предложил выделять группы экологических прав по содержанию <10>:

<10> Бринчук М.М. Теоретические основы экологических прав граждан // Государство и право. 2004. N 5. С. 9 - 10.
  1. права, направленные на удовлетворение потребностей человека за счет ресурсов природы. К ним относят право на благоприятную окружающую среду и право на природопользование, право на благоприятную среду обитания (ст. 8 Федерального закона от 30 марта 1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения") и на благоприятную среду жизнедеятельности (ст. 8 Градостроительного кодекса РФ);
  2. права, направленные на охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей среды (конституционное право на охрану здоровья (ст. 41 Конституции РФ), на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности (ч. 3 ст. 37 Конституции РФ), а также на радиационную безопасность (ст. 22 Федерального закона от 9 января 1996 г. "О радиационной безопасности населения"));
  3. права, служащие средствами обеспечения соблюдения и защиты права на благоприятную окружающую среду и охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей среды. К этой группе прав относятся права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, на возмещение ущерба, причиненного здоровью и имуществу человека экологическим правонарушением, на защиту окружающей среды от негативного воздействия, вызванного хозяйственной и иной деятельностью, чрезвычайными ситуациями природного и техногенного характера, на возмещение вреда окружающей среде и т.д.;
  4. право собственности на природные ресурсы;
  5. экологические права будущих поколений <11>.
<11> Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник // СПС "КонсультантПлюс".

Несмотря на всю обоснованность подобной дифференциации экологических прав, как нам представляется, здесь имеет место и некоторое смешение критериев их разграничения. Первые три группы автор выделяет в зависимости от потребностей, интересов человека, на удовлетворение которых они направлены: а) хозяйственное и иное экономическое использование; б) обеспечение биологической безопасности; в) "вспомогательные" права, которые призваны содействовать защите права на благоприятную окружающую среду. Остальные же две группы из числа перечисленных не вписываются в рамки данной классификации. По нашему мнению, право собственности на природные ресурсы (как и ограниченные права, предполагающие их хозяйственное и иное экономическое использование) более логично было бы отнести к первой из выделенных М.М. Бринчуком групп экологических прав, обеспечивающих удовлетворение потребностей человека за счет ресурсов природы.

Экологические права будущих поколений вообще выделяются по признаку адресата данного права. Как нам представляется, в данной классификации эти права не могут выделяться в качестве отдельной группы или вида, поскольку могут быть направлены на удовлетворение всех трех потребностей, названных выше. Например, экологические права будущих поколений могут предполагать сохранение жизненно важных ресурсов хозяйственной деятельности за счет разумного, экономичного их использования настоящим поколением. Также указанные права могут касаться сохранения качества окружающей среды в интересах будущего поколения.

В рамках данного исследования следует уделить внимание и другому вопросу. Федеральный закон "Об охране окружающей среды" демонстрирует широкое понимание термина "окружающая среда", включая в его содержание и природные компоненты. Вместе с тем представляется верным при обозначении системы экологических прав человека разграничение собственно экологических прав и прав в сфере использования отдельных видов природных ресурсов (права природопользования). Следует сказать, что такая идея уже была высказана в литературе <12>.

<12> Юридический энциклопедический словарь / Отв. ред. С.А. Боголюбов. М., 2000. С. 295 - 296, 298 - 299; Васильева М.И. Публичные интересы в экологическом праве: теория и практика правового регулирования: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 117; Буркова Л.Н., Чепурнова Н.М. Экологические права человека в Российской Федерации (конституционно-правовые вопросы). М., 2006. С. 54 - 55.

В этом смысле весьма примечательно разграничение понятий "природный объект" и "природный ресурс", которое на законодательном уровне содержится в ст. 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды". Согласно данной статье природный объект представляет собой естественную экологическую систему, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства. Природными ресурсами выступают те компоненты природной среды, природные объекты и природно-антропогенные объекты, которые используются или могут быть использованы при осуществлении хозяйственной и иной деятельности в качестве источников энергии, продуктов производства и предметов потребления и имеют потребительскую ценность.

Касаясь данного разграничения, нельзя не отметить, что одни и те же компоненты окружающей среды могут выступать как в виде природного объекта, так и в качестве природного ресурса (земля, леса, водные объекты и т.п.). Соответственно в отношении морфологически одного и того же объекта могут складываться разнородные общественные отношения, которые регулируются различными отраслями права и законодательства (не случайно в качестве критерия разграничения отраслей права выступает не объект, а предмет правового регулирования).

Поясним сказанное на примере правового регулирования отношений, возникающих по поводу земли. Именно земля на сегодняшний день в наибольшей степени вовлечена в гражданско-правовой оборот, поэтому в данной сфере особенно явно просматривается многообразие существующих правоотношений.

В теории земельного права землю принято рассматривать в трех различных аспектах.

Прежде всего, земля является природным объектом. Земля как объект природы выступает объектом охранительных правоотношений. С этой целью земельное законодательство закрепляет комплекс норм, ограничивающих действия собственников в целях охраны природы и земли как объекта природы.

Кроме того, землю следует рассматривать как природный ресурс. В этой связи действующее законодательство устанавливает правовые нормы, направленные на обеспечение рационального использования земли в качестве природного ресурса (запрет произвольного изменения целевого назначения и т.п.).

Наконец, после ликвидации монополии государственной формы собственности на землю, признания в России плюрализма всех форм земельной собственности и, как следствие, вовлечения земли в гражданско-правовой оборот земля стала рассматриваться еще и как имущество, т.е. объект гражданских прав.

Таким образом, в отношении одного и того же объекта возникают различные по своему характеру и отраслевой принадлежности правоотношения. Соответственно различным будет и содержание данных отношений, т.е. совокупность прав и обязанностей их участников. Экологические права и обязанности с этой точки зрения будут возникать по поводу различных компонентов окружающей среды как природных объектов, права природопользования - в связи с их использованием в качестве природного ресурса, имущественные - по поводу владения, пользования и распоряжения этими компонентами окружающей среды.

Между тем, учитывая, что все эти разнородные правоотношения возникают по поводу одного и того же объекта, актуальным нам представляется вопрос об их взаимосвязи между собой, который пока еще не нашел достаточно широкого отражения в специальной литературе. Учитывая, что различные правомочия в отношении объектов окружающей среды зачастую являются разнонаправленными, вполне возможна конкуренция различных прав в отношении одного и того же объекта. Например, хозяйственное использование природного ресурса вполне может быть связано с причинением вреда соответствующему природному объекту. В этой связи действующим законодательством устанавливаются пределы реализации отдельных прав в отношении природных объектов.

Например, ст. 1 Земельного кодекса РФ закрепляет приоритет охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства в сельском и лесном хозяйстве перед использованием земли в качестве недвижимого имущества, согласно которому владение, пользование и распоряжение землей осуществляются собственниками земельных участков свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде. Обратим внимание, что экологические права в данном случае приоритетны по отношению к экономическим. Следует согласиться с мнением А.В. Дегтева, который отмечает, что "вопреки сложившимся представлениям об экономическом значении земли как об основном, определяющем ее ценность, главным все же является ее экологическое значение - как природного объекта" <13>.

<13> Дегтев А.В. Земля - объект земельных и гражданских правоотношений // Право и экономика. 2005. N 8. С. 58.

Все это приводит к мысли об особой роли экологических прав в их взаимосвязи с природоресурсными и имущественными правами в отношении природных объектов. Действительно, именно экологические права очерчивают границы реализации иных прав в отношении окружающей среды и ее компонентов.

Общая конституционная формула, закрепляющая данное соотношение и значение экологических прав, содержится в ч. 2 ст. 36: "Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц".

Анализируемая норма содержит два ограничения прав собственника: владение, пользование и распоряжение землей и иными природными ресурсами не должны наносить ущерба окружающей среде и не должны нарушать прав и законных интересов иных лиц.

Отметим, что анализируемое конституционное ограничение нашло отражение в нормах природоресурсного законодательства.

Так, приоритет экологического начала, как нами и было отмечено выше, предусмотрен ст. 1 Земельного кодекса РФ, в которой провозглашается приоритет охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства в сельском и лесном хозяйстве перед использованием земли в качестве недвижимого имущества, согласно которому владение, пользование и распоряжение землей осуществляются собственниками земельных участков свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде (п. 2 ч. 1 ст. 1) <14>. Лесной кодекс ориентирует лесное законодательство, в частности, на использование лесов способами, не наносящими вреда окружающей среде и здоровью человека <15>.

<14> Земельный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4147; 2009. N 52 (ч. 1). Ст. 6441.
<15> Лесной кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 4 декабря 2006 г. N 200-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 50. Ст. 5278; 2009. N 52 (ч. 1). Ст. 6441.

Федеральный закон "О землеустройстве" также учитывает приоритет экологических интересов при формулировке в преамбуле основных целей правового регулирования землеустроительных отношений: при проведении мероприятий по землеустройству законодатель нацеливает на рациональное использование земель и их охрану, создание благоприятной окружающей среды и улучшение ландшафтов <16>.

<16> Федеральный закон "О землеустройстве" от 18 июня 2001 г. N 78-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 26. Ст. 2582; 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3616.

Аналогичный экологический принцип закреплен пунктами 1 и 2 ст. 3 Водного кодекса РФ <17>, пунктом 2 ст. 2 Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" <18>.

<17> Водный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 3 июня 2006 г. N 74-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 23. Ст. 2381; 2009. N 52 (ч. 1). Ст. 6441.
<18> Федеральный закон "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ // СЗ РФ. 2004. N 52 (ч. 1). Ст. 5270; 2008. N 49. Ст. 5748.

Вышеназванные акты демонстрируют необходимость сочетания различных аспектов в публичных интересах: экологических, экономических и социальных.

При этом экологический интерес прежде всего определяется его направленностью на:

а) сохранение благоприятного для жизни, здоровья человека и развития общества качества окружающей природной среды, в том числе земли как ее компонента;

б) обеспечение рационального использования и равного доступа к земле как к природному ресурсу - основе жизни и деятельности человека <19>.

<19> Васильева М.И. Публичные интересы в экологическом праве: теория и практика правового регулирования: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2003.

Приоритетным в системе интересов выступает именно экологическая составляющая. Отсюда всякая экономическая деятельность должна иметь экологическую направленность и одновременно быть социально значимой. Допустимость и соразмерность публичных экологических ограничений определяются исключительно конституционно-правовыми целями <20>.

<20> Васильева М.И. О методах, средствах и способах правового регулирования экологических отношений // Экологическое право. 2009. N 2/3. Спец. выпуск.

Таким образом, экологические нормы и требования в значительной мере определяют содержание и пределы прав гражданина или юридического лица в отношении природных ресурсов.

Параметры таковых ограничений установлены на конституционном уровне.

Прежде всего речь идет об обеспечении благоприятного для человека состояния окружающей среды как необходимого условия реализации права на благоприятную окружающую среду. В этом и заключается основной экологический интерес личности, общества и государства. Однако, учитывая то, что исследуемое право находится в тесной взаимосвязи с иными конституционными правами и свободами, ограничение последних возможно только в рамках, установленных Основным Законом. Речь прежде всего идет о свободе экономической деятельности (ч. 1 ст. 8), праве на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34), охране частной собственности (ч. 1 ст. 35).

Конституционно признаваемые цели ограничений прав и свобод установлены в ч. 3 ст. 55 Основного Закона. При этом, как установил Конституционный Суд РФ, при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры. Публичные интересы, перечисленные в ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдывать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату <21>.

<21> Постановление Конституционного Суда РФ от 18 февраля 2000 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана" // СЗ РФ. 2000. N 9. Ст. 1066.

В другом Постановлении Конституционный Суд указал, что целью обеспечения прав других может обусловливаться устанавливаемое федеральным законом соразмерное ограничение права. Вместе с тем ни законодатель, ни правоприменитель не вправе исходить из того, что этой целью может быть оправдано какое-либо существенное нарушение права, а также отказ в его защите, поскольку тем самым фактически допускалось бы умаление права как такового <22>.

<22> Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 2002 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина А.М. Траспова" // СЗ РФ. 2002. N 6. Ст. 626.

Таким образом, согласно позиции Конституционного Суда критериями ограничения прав и свобод должны выступать адекватность, соразмерность, а также разумность и необходимость этих ограничений <23>.

<23> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 февраля 2009 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 37, 52, 135, 222, 284, 286 и 379.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и части четвертой статьи 28 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" в связи с жалобами граждан Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной" // СЗ РФ. 2009. N 11. Ст. 1367.

Реализация данного принципа, который в доктрине конституционного права получил название принципа соразмерности, в положениях отраслевого законодательства обеспечивает приоритет специальных экологических природоохранных требований над правовыми нормами, непосредственно регулирующими использование конкретных природных ресурсов <24>.

<24> Бережной В.А. Эколого-правовой режим природопользования // Налоги. 2008. N 31.

Соразмерное ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается в случае необходимости в целях защиты конституционных ценностей, в том числе прав и свобод других лиц, на основе их баланса <25>. Об этом говорит и судья Конституционного Суда РФ Г.А. Гаджиев: "Российская традиция, культура основаны на поиске золотой середины между крайностями индивидуализма и коллективизма, на балансе между публичными и частными интересами. Поэтому одной из самых важных, а потому и наиболее часто применяемых Конституционным Судом РФ норм Конституции РФ является норма ч. 3 ст. 55, содержащая принцип пропорциональности, или соразмерности. Вряд ли тут присутствуют мистические моменты, но, на наш взгляд, не случайно, а в силу внутренней логики Конституции ст. 55 оказалась примерно в середине Конституции, как бы своим номером указывая на важность поиска золотой середины" <26>.

<25> Зорькин В.Д. Ценностный подход в конституционном регулировании прав и свобод // Журнал российского права. 2008. N 12. С. 3 - 14.
<26> Гаджиев Г.А. Конституция России как правовая основа экономики: правовая модель и современность // Известия вузов. Правоведение. 2009. N 2. С. 83 - 90.

На современном этапе право на благоприятную окружающую среду выступает как важнейшая конституционная ценность. Возможность реализации данного права означает пользование благоприятным состоянием окружающей среды, проживание в здоровой среде, не угрожающей его жизни и здоровью, способствует полноценному и свободному развитию личности. Благоприятное состояние окружающей среды выступает обязательной составляющей права на достойный уровень жизни.

Реализация конституционных экологических прав способствует решению таких важнейших задач, как обеспечение благоприятного состояния окружающей среды, информационное обеспечение экологической деятельности; защита прав людей, оказавшихся жертвами экологических катастроф и бедствий; усиление ответственности должностных лиц за принятие решений, нарушающих экологические права и интересы личности, населения, общества, государства; согласование экологических и экономических интересов хозяйствующих субъектов, населения.