Мудрый Юрист

Общие закономерности воспроизводства и современные особенности юридического оформления конституционного права *

<*> Lanovaya G.M. General principles of reproduction and contemporary peculiarities of juridical formalization of constitutional law.

Лановая Галина Михайловна, доцент кафедры теории государства и права Московского университета МВД России, кандидат юридических наук.

Исследуется характер связи конституционно-правового содержания с его юридической формой. Определяется, каким образом современные особенности воспроизводства и юридического оформления конституционного права влияют на его функционирование.

Ключевые слова: право, система права, конституционное право, государство, гражданское общество, правотворчество, правовое регулирование.

The nature of the constitutional and legal content to its legal form. Defines how the modern features and legalization of constitutional rights affect its operation.

Key words: law, system of law, constitutional law, the state, civil society, the law-making, legal regulation.

Конституционное право на сегодня является, пожалуй, наиболее специфическим из всех компонентов, составляющих систему права, и данное обстоятельство, на наш взгляд, обусловливает необходимость рассмотрения вопроса о соотношении его содержания с юридической формой как весьма актуального для современной теоретико-правовой науки.

Отправной точкой в решении поставленной задачи следует избрать анализ тех моментов, относящихся к сущности конституционного права и закономерностям его развития, которые объективно влияют на характер юридического оформления конституционно-правового содержания.

Во-первых, конституционное право специфично своим предметом, и не только в том смысле, что последний отличен по своему содержанию от предмета любого другого типа права. Предмет конституционного права является особенным в том плане, что представлен отношениями, которые изначально по своей природе выступают не правовыми, а политическими.

Во-вторых, в отличие от иных типов права конституционное право возникает и развивается как продолжение вполне определенной идеологии. Идеологическим плацдармом, на основе которого сформировалось конституционное право, выступает политическая философия эпохи Просвещения. Постепенно идеи о необходимости преобразования системы средств и методов осуществления государственной власти, изменении принципов взаимоотношений государства и личности, государства и общества из постулатов политико-правовых доктрин превращаются в общепризнанные и общезначимые принципы. В тот момент, когда такое превращение происходит и когда вследствие него гражданское общество начинает притязать на реализацию соответствующих идей в практике государственного управления, конституционное право становится самостоятельным типом права.

В-третьих, рассмотренным обстоятельством обусловливается такой специфический признак конституционного права, как первичность его неюридических форм. Исторически первой формой конституционного права выступает право гражданского общества. Признание притязаний гражданского общества государством (а оно, как правило, носит вынужденный характер) приводит к тому, что конституционное право облачается в юридическую форму. При этом, следует подчеркнуть, юридизация становится только свидетельством официального признания конституционно-правовых норм, но не актом их творения.

Воспроизводство конституционного права гражданским обществом обусловлено необходимостью не просто упорядочения существующих отношений, а придания правовой формы политическим отношениям и тем самым - обеспечения справедливого властвования. Конституционное право воспроизводится как противовес полицейскому праву, нацелено на ограничение произвола и своеволия государства, и в этом смысле само его возникновение следует рассматривать как реализацию стремления к "переучреждению" государства.

В-четвертых, непосредственно юридические конституционные нормы имеют весьма ощутимую специфику по своему месту и роли в механизме государственно-правового регулирования общественных отношений. Они носят особый, учредительный характер.

В-пятых, конституционное право, даже будучи облачено в юридическую форму, в отличие от иных типов права оказывается фактически лишенным собственных механизмов обеспечения действия. Реализация конституционных установлений может оказаться либо следствием "принуждения" государства гражданским обществом, либо актом "самозаставления и самоограничения" со стороны государства, что, впрочем, противоречит политической природе последнего.

Описанные специфические особенности, на наш взгляд, свидетельствуют о том, что конституционное право выступает уникальным элементом системы права, играющим важную роль в обеспечении устойчивого и гармоничного ее развития. При этом, поскольку конституционное право как тип права и возникает, и воспроизводится, и функционирует в первую очередь как неюридическое право - право гражданского общества, закономерно возникает вопрос о том, в каком виде и при каких условиях юридизация рассматриваемого типа права не препятствует осуществлению им его особого функционального предназначения.

Первичность неюридических форм конституционного права является не просто чертой, отражающей его специфику на определенном этапе развития, она выступает характеристикой, дающей представление о нормальном, естественном механизме воспроизводства рассматриваемого типа права. Поэтому в идеале юридическое конституционное право должно выступать результатом санкционирования, признания и гарантирования государством тех конституционных правовых норм, которые воспроизводятся гражданским обществом. Конституционное законодательство должно получать свое развитие не за счет конструирования новых институтов и норм, а за счет подтверждения, юридического закрепления новых идей и выведения вытекающих из признания таких идей общеобязательных следствий, касающихся организации и осуществления государственной власти. При этом, если участие государства в конституционном правотворчестве будет ограничиваться признанием притязаний гражданского общества, приданием легальной силы общепризнанным принципам, конституция как юридический акт в реальности, а не в идее окажется документом, письменно выражающим "существующие в стране фактические отношения силы" <1>.

<1> Лассаль Ф. О сущности конституции. Речь, произнесенная в одном берлинском бюргерском окружном собрании в 1862 году. Женева, 1897. С. 12.

Если гражданское общество является слабым, тогда естественные механизмы воспроизводства конституционного права не срабатывают. При этом, однако, последнее не исчезает, не изымается из системы права, поскольку на современном этапе общественного развития потребность в воспроизводстве конституционно-правовых норм - по крайней мере выступающих таковыми по формальным признакам, если не по существу, - не может остаться нереализованной.

Так как, во-первых, рассматриваемый тип права выступает символом демократии и гуманизма, символом цивилизованности государства, а во-вторых, конституционность государственной власти служит необходимым основанием ее легитимации, в ситуации, когда гражданское общество оказывается не в состоянии воспроизводить конституционные нормы, реализацию этой функции берет на себя государство. При этом последнее творит конституционно-правовые нормы непосредственно в юридической форме, в силу чего конституционное право как тип права приобретает ряд принципиально новых черт, зачастую негативно сказывающихся на его функционировании.

Если для конституционного права, воспроизводимого гражданским обществом, основной является ограничительная функция, то там, где конституционное право творится непосредственно государством, оно в первую очередь осуществляет символизирование. Оказывается, что функционирование конституционного права выражается не в том, что оно трансформирует политическую реальность, а в том, что оно символизирует то, что должно быть в реальности, т.е. "правовую идеальность".

С указанным обстоятельством, на наш взгляд, оказывается связанной существенная трансформация конституционного права как отрасли, включение в его предмет отношений, непосредственно не связанных с государственной организацией общества, а имеющих "основополагающее значение для тех сфер, в которых они складываются", выступающих "базовыми для всех других отношений в этой сфере" <2>. Сама Конституция начинает при этом восприниматься как регулятор, осуществляющий "обобщенную регламентацию наиболее массовых и социально значимых отношений" <3>.

<2> Егорова Н.Е. О некоторых вопросах построения системы источников конституционного права Российской Федерации // Российское законодательство в современных условиях. Материалы IV ежегодной научно-практической конференции. Брянск, 2006. С. 97 - 98; Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 25.
<3> Колесников Е.В. Источники российского конституционного права. Саратов, 1998. С. 23.

Конституционное право, творимое непосредственно государством в юридической форме, утрачивает способность выступать противовесом государственному произволу и своеволию, а значит, перестает быть конституционным по сути, остается таковым только по форме. Появляются основания говорить о том, что воспроизводство конституционного права заменяется его симуляцией.

Неэффективное функционирование конституционного права порождает представления о декларативности, о программном характере его норм. Формированию подобных убеждений способствует и то, что идеологической основой конституционного права, создаваемого государством, нередко становятся не исконные, а реципируемые идеи, установки и ценности <4>.

<4> Как правило, имеет место заимствование западных правовых ценностей, идей и установок, которые позиционируются как универсальные и общечеловеческие.

Если в обычных условиях юридизация конституционно-правовых норм не предполагает создания новых установлений, сопровождается подтверждением справедливости тех притязаний, которые нашли свое отражение в конституционном праве как праве гражданского общества, то воспроизводство конституционного права государством оказывается неизбежно связано с продуцированием новых отношений. В тех случаях, когда необходимые предпосылки для возникновения таковых отсутствуют, на практике они нередко оказываются фиктивными.

Представляется, что процессы, свидетельствующие о трансформации естественного механизма воспроизводства конституционного права, замене его государственно-властным продуцированием конституционно-правовых установлений, в полной мере характерны для российской действительности. Это подтверждается и тем, что отечественное конституционное право сегодня существует практически исключительно только в своих юридических источниках.

Ряд исследователей непосредственно констатируют тот факт, что источники конституционного права на сегодня исчерпываются юридическими формами. Так, Б.Н. Бутов, А.В. Ильиных, Е.А. Коробова прямо указывают, что "источник конституционного права Российской Федерации - это определенная юридическая конструкция" <5>. И.А. Митусова отождествляет источники конституционного права с правовыми актами <6>. Не включает в число источников отечественного конституционного права неюридические источники Д.М. Ветров <7>.

<5> Бутов В.Н., Ильиных А.В., Коробова Е.А. Международный договор и источники конституционного права Российской Федерации. Челябинск, 2008. С. 27.
<6> Митусова И.А. Устав субъекта Российской Федерации как источник конституционного права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 17.
<7> См.: Ветров Д.М. Актуальные вопросы построения системы источников конституционного права России // Вестник Челябинского государственного университета. 2003. N 2.

Те авторы, которые признают саму возможность неюридических форм права, как правило, отводят им в системе источников весьма скромное место. Так, О.Е. Кутафин, признавая обычаи источниками конституционного права, подчеркивает, что их использование "имеет гораздо более ограниченный характер, чем прежде. Это объясняется тем, что здесь отчетливо проявляется закономерность: чем совершеннее законодательство, тем меньше роль и сфера действия обычая" <8>. Аналогичное мнение высказывает Е.В. Колесников <9>. О том, что "правовой обычай в конституционном праве... занимает не очень значительное место", пишет Н.Е. Егорова <10>.

<8> Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 289.
<9> Колесников Е.В. Указ. соч. С. 181.
<10> Егорова Н.Е. Указ. соч. С. 104.

Встречающиеся в литературе указания на то, что источником конституционного права выступает естественное право, выглядят скорее как благие пожелания, нежели как констатация научно доказанного факта. А.Е. Козлов прямо указывает, что "во многих государствах мира - и Россия, к сожалению, пока остается в их числе - источником права признается лишь позитивное право" <11>. М.В. Баглай, рассматривая в качестве источника конституционного права естественное право, использует, говоря о нем, в основном формы глаголов, выражающие долженствование: "Право нельзя сводить только к писаной его части, к позитивному праву"; "Естественное право должно признаваться как высший императив"; "В плоть и кровь народной жизни должна войти истина: если закон противоречит естественному праву, он ничтожен" <12>. Таким образом, и он фактически признает то, что в реальности конституционное право на сегодняшний день в форме естественного права не существует.

<11> Конституционное право / Отв. ред. А.Е. Козлов. М., 1996. С. 11.
<12> См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2009.

Воспроизводимое государством конституционное право оказывается лишено связи с общественным правосознанием, характерными для него идеями, установками, ценностями. Одновременно вследствие слабости гражданского общества не возникают социальные механизмы, которые бы обеспечивали его реализацию. Государство приобретает возможность осуществлять конституционные нормы или не осуществлять их по собственному усмотрению. А поскольку самоограничение государства не согласуется с его политическими целями, чаще всего конституционно-правовые требования остаются нереализованными.

Симуляция конституционного права, каковую представляет его воспроизводство государством в условиях отсутствия развитого гражданского общества, обусловливает то, что в России оно уже не функционирует в качестве противовеса полицейскому праву. Симулируемое конституционное право оказывается не противовесом, а дополнением полицейского права, его продолжением или, точнее говоря, "вводной частью".

Итак, на сегодняшний день юридические нормы оказываются единственно возможной формой существования конституционно-правового содержания, и это не идет на пользу развитию и самого конституционного права, и всей системы отечественного права, неотъемлемым элементом которой оно выступает. Однако тенденция к постепенной юридизации конституционного права сегодня оказывается характерной не только для правовой системы России, постепенно становится общемировой. Государства оказываются сильнее, чем национальные гражданские общества, и поэтому конституционное право все больше оказывается симуляцией и все менее эффективно функционирует.

То обстоятельство, что конституционное право оказывается неспособным столь же эффективно, как и ранее, осуществлять свое функциональное предназначение, обусловливает поиск новых средств и методов противостояния государственному произволу. Представляется, что именно с этим оказывается связанным все возрастающее значение международного права, к которому постепенно переходят функции, которые ранее выполняло право конституционное. Нормы, создаваемые вне пределов национальных государств, имеющие наднациональный характер, все чаще выступают в роли "ограничителя" государств, и именно для того, чтобы они имели возможность осуществлять соответствующую функцию, им все чаще сообщается свойство прямого действия и придается верховенство по отношению к юридическим нормам, создаваемым самими государствами.