Мудрый Юрист

Первые уставы университетов как правовая основа реформы высшего образования в Российской империи в начале XIX века *

<*> Kapralova E.Y., Golovanova V.F. First charters of universities as a legal basis of reform of the higher education in the Russian empire in the beginning of the XIX century.

Капралова Елена Викторовна, доцент кафедры конституционного и административного права юридического факультета ННГУ им. Н.И. Лобачевского, кандидат юридических наук.

Голованова Вера Федоровна, соискатель кафедры теории и истории государства и права ННГУ им. Н.И. Лобачевского (НИУ).

В данной статье рассматриваются вопросы правового регулирования реформы образования в Российском государстве в первой четверти XIX в. Особое внимание уделяется принятию уставов Дерптского, Московского, Харьковского и Казанского университетов.

Ключевые слова: правовое регулирование, образование, устав, реформа, утвердительные грамоты, факультеты.

The present article considers the issues of legal regulation of reform of education in the Russian state of the first quarter of the XIX century. The special attention is drawn to adoption of charters of Derpt, Moscow, Kharkov and Kazan universities.

Key words: legal regulation, education, charter, reform, affirmatory documents, faculties.

Настоящая работа посвящена рассмотрению сложного процесса правового регулирования структуры высшего образования в Российском государстве в I четверти XIX в.

Для реализации этой цели мы уделяем особое внимание причинам проведения реформы высшего образования в этот период. А также рассматривается непосредственно законодательная база реформы Александра I и осмысление ее последствий.

Для реализации планов первых лет царствования императора Александра I необходима была как учебная реформа, так и реформа высшей администрации. В связи с этим был образован Негласный комитет <1>, результатом работы которого в 1802 г. было создание наряду с другими Министерства народного просвещения, а в 1803-м уже был готов общий план учебной системы под названием "Предварительные правила народного просвещения".

<1> Негласный комитет - неофициальный совещательный орган, работавший в начале правления Александра I. Возник на основе "кружка великого князя", сложившегося еще в 1797 г., но обычно временем его работы считается период с 1801 по 1803 или по 1805 гг. В него входили ближайшие приближенные царя: граф П.А. Строганов, граф В.П. Кочубей, князь А. Чарторыйский и Н.Н. Новосильцев. В комитете обсуждались планировавшиеся реформы: реформа сената, проект учреждения министерств, крестьянская реформа.

Реформу образования условно можно разделить на два периода. Первый: 1802 - 1803 гг. (период подготовки и принятия нормативно-правовых актов) и второй: 1803 - 1810 гг. (период реализации нормативно-правовых актов в центральных губерниях Российской империи).

1803 - 1804 гг. явились периодом напряженной деятельности нового ведомства, когда рядом принятых законодательных и подзаконных актов было обеспечено создание и налаживание работы образовательной системы в целом. Реформа же высшего образования начиналась с подготовки университетского устава, в ходе которой одни государственные деятели предлагали взять за образец французское высшее образование (в те годы все больше подпадавшее под государственный контроль), а другие (в особенности попечитель Московского университета М.Н. Муравьев) - немецкие университеты с их автономным строем, в первую очередь Геттингенский университет.

Работа над университетскими уставами началась с обсуждения в Комиссии об училищах 18 октября 1802 г. тех статей составленного Каразиным "Предначертания устава об общественном воспитании", которые были посвящены положению университетов в общей учебной системе <2>. В том же заседании Комиссия обсуждала проект устава Московского университета, выработанный особым Комитетом, с целью привести его в соответствие с новыми принципами народного просвещения <3>. Главное правление училищ продолжило работу и 7 февраля 1803 г. приступило к составлению "общего" университетского устава. Труд был разделен между Н.И. Фусом <4>, Н.Я. Озерецковским <5>, Ф.И. Янковичем <6> и Ф.М. Клингером <7>.

<2> См.: Фальборк Г., Чернолуский В. Народное образование в России. С. 56.
<3> Он был учрежден 18 марта 1802 г. и состоял из сенаторов М.Н. Муравьева, графа Потоцкого, профессора Баузе и делопроизводителя Каразина.
<4> Николай Иванович, математик, член и непремен. секретарь СПб. акад. наук, 1755 - 1829.
<5> Николай Яковлевич, путешественник (1750 - 1827), сын священника. Учился в семинарии Троице-Сергиевой лавры; в 1768 г., в числе лучших семинаристов, отправлен в академическую гимназию. Академия наук отправила Озерецковского для довершения образования в Лейденский университет. В Страсбурге он получил степень доктора медицины.
<6> Янкович де Мириево (Федор Иванович) - педагог (1741 - 1814). Происходил из древнего сербского рода, переселившегося в середине XV в. в Венгрию. Изучал в Венском университете юриспруденцию, государственные и экономические науки; поступил секретарем к темешварскому православному епископу. В 1773 г. Янкович, назначенный первым учителем и директором народных училищ в Темешварском Банате, принял участие в осуществлении обширной учебной реформы, предпринятой императрицей Марией-Терезией. В 1774 г. он получил дворянское достоинство и к фамилии его присоединено название де Мириево, как называлось его родовое поместье в Сербии. В 1782 г. Янкович занял должность директора Петербургского главного народного училища, в котором сначала сосредоточивалось приготовление учителей. Эту должность он занимал до 1785 г., но и после того все распоряжения, касавшиеся училищ и особенно состоявшей при нем учительской семинарии, делались по совету Янковича. Он участвовал в разрешении всех экстренных учебных вопросов, передаваемых в комиссию. По учреждении в 1802 г. Министерства народного просвещения Янкович вошел в состав вновь образованной комиссии об училищах, с 1803 г. получившей название главного правления училищ. В 1804 г. он оставил службу.
<7> Клингер, Фридрих Максимилиан фон (Klinger, Friedrich Maximilian von) (1752 - 1831), немецкий писатель. Родился 17 февраля 1752 г. во Франкфурте-на-Майне. В 1771 г. примкнул к группе революционно настроенных поэтов во главе с И.В. Гете, которая вскоре стала средоточием бурного и порой экстравагантного движения, известного под названием "Буря и натиск". Творчество писателя почти целиком посвящено социальной проблематике, его излюбленная тема - конфликт между индивидом и обществом. В 1780 г. Клингер уехал в Россию, где определился офицером в русскую армию. К 1811 г. он достиг чина генерал-лейтенанта, в 1803 - 1817 гг. был попечителем Дерптского (Тартуского) университета. Умер Клингер в Дерпте (Тарту) 25 февраля 1831 г.

С целью достижения необходимого единства работа над общим уставом шла параллельно с обсуждением отдельных уставов Виленского и Дерптского университетов. Вся работа продолжалась свыше года, и порядок выхода в свет университетских изданий проходил в определенной последовательности: 12 декабря 1802 г. - устав Дерптского университета, 4 апреля 1803 г. - акт утверждения и 18 мая - устав Виленского университета и училищ его округа, 5 ноября 1804 г. - утвердительные грамоты и уставы университетов Московского, Харьковского и Казанского <8>. Таким образом, каждый университет получил отдельный устав, но так как все три устава 1804 г. разнились между собой лишь в некоторых статьях, то в них и можно видеть первый "общий" устав русских университетов, с которым были согласованы уставы университетов Виленского и Дерптского.

<8> См.: Фальборк Г., Чернолуский В. Указ. соч. С. 57.

Прообразом университета, созданного уставом 1804 г., был, по словам академика Сухомлинова, университет, проектированный при Екатерине II Комиссией об учреждении училищ. Но вместе с тем Главное правление училищ широко пользовалось подробными сведениями об организации и состоянии германских университетов.

Отсюда можно сделать вывод, что в России начала XIX в. за основу была взята германская система автономного университета с выборными (на один год) ректором и деканами, с выборным инспектором с правлением из выборных властей, к которым присоединялся назначенный попечителем "непременный заседатель", наблюдавший за "соблюдением порядка" и "сохранением закона"; с советом из ординарных и заслуженных профессоров, получившим право выбирать профессоров, утверждать составляемые факультетом планы преподавания, расписание экзаменов и т.д. Факультеты кроме профессоров и адъюнктов экзаменовали на ученые степени кандидата, магистра и доктора. Попечители шести учебных округов, на которые была разделена Россия, были в то же время членами главного правления и ежегодно должны были визитировать вверенные им округа, находясь остальное время в Петербурге. За их отсутствием во главе управления округом становился университет. Поэтому реформирование высшего образования было тесно связано с идеей создания новых университетов. 24 января 1803 г. был издан императорский Указ об учреждении Харьковского университета, однако преподавание в нем началось далеко не сразу. Регламентировалась же деятельность университета уставом 1805 г.

Следующим правовым актом явились утвердительные грамоты, тоже дословно совпадавшие друг с другом, устанавливали ряд корпоративных привилегий университетов. Находясь в ведомстве Министерства народного просвещения, университет подчинялся попечителю соответствующего учебного округа, но обладал автономией. Важнейшим органом университетской власти являлось правление, которое осуществляло также юрисдикцию по гражданским искам к членам университета, а по уголовным делам производило предварительное расследование. Университет освобождался от таможенных сборов при ввозе из-за рубежа необходимых предметов и оборудования, осуществлял цензуру, имел типографию и книжную лавку. Помещения университета и квартиры профессоров освобождались от постоя и квартирных сборов. Устанавливалось соответствие между учеными степенями и званиями, с одной стороны, и чинами государственной службы - с другой <9>.

<9> См.: Там же.

Устав предусматривал, что университет управляется советом (общим собранием) преподавателей, правлением и ректором, а факультеты - деканами и "частными собраниями". Общее собрание состояло из ординарных профессоров и адъюнктов (последние, однако, не имели права участвовать в выборах). Оно решало академические вопросы и ежегодно избирало из ординарных профессоров ректора и деканов, утверждавшихся в этих должностях соответственно императором и министром, заседания совета проводились ежемесячно под председательством ректора.

К полномочиям совета относились, в частности, избрание профессоров и адъюнктов, составление общего расписания занятий, проведение ежегодных экзаменов, рассмотрение жалоб на судебные постановления правления (эти решения совета могли быть обжалованы только в Сенате); каждый месяц, кроме того, созывались специальные собрания, на которых профессура обсуждала актуальные научные вопросы.

Ректор, деканы факультетов и непременный заседатель (ординарный профессор, назначавшийся попечителем) входили в состав правления, отвечавшего за материально-финансовую сторону деятельности университета и обладавшего судебными полномочиями. Юрисдикции правления подлежали не только преподаватели и студенты, но и университетские чиновники и "служители". Правление было уполномочено рассматривать также жалобы на действия ректора, представляя свое заключение по такому делу на рассмотрение попечителя. Ректор руководил повседневной деятельностью университета. От него, в частности, зависели допуск вольнослушателей на лекции и решение наименее важных судебных дел с участием студентов.

Университет состоял из четырех факультетов: нравственно-политического, физико-математического, медицинского и словесных наук, на каждом из которых устанавливалось определенное число профессорских кафедр, педагогического института и различных научных учреждений. Предусматривалось также наличие 12 должностей адъюнктов, причем университет мог с разрешения министра принять на службу способных молодых ученых и сверх этого числа. Не реже одного раза в месяц проводились собрания преподавателей факультета под руководством декана. На этих собраниях составлялись учебный план и расписание занятий, проводились испытания лиц, желающих получить ученые степени, и т.д.; постановления факультетского собрания утверждались общим советом.

Попечитель учебного округа сохранял по Уставу 1804 г. некоторое влияние на внутриуниверситетские дела. Через непременного заседателя, своего ставленника в правлении, он мог контролировать работу данного органа. Совет университета, составив общее расписание занятий на основании факультетских расписаний, представлял его попечителю на утверждение. Но в целом власть попечителя при решении собственно академических вопросов была практически полностью ликвидирована. В сочетании с последовательно проведенными принципами выборности должностных лиц и коллегиальности в руководстве это означало наделение университетов широкой автономией. Вместе с этим отметим, что в автономном уставе наряду с либеральными принципами была запечатлена узкоутилитарная точка зрения на высшую школу, цель которой, по мнению правительственных кругов времен Александра I, - "подготовление для государства чиновников по разного рода службам". Именно активное вмешательство государства и бюрократическая нацеленность с самых первых шагов заложили основы конфликта подлинного научно-образовательного предназначения университета и тех задач, которые перед ним ставило государство. В данной неадекватности взглядов на образование университета и государства, на наш взгляд, состоит механизм скачкообразного развития отечественного высшего образования <10>.

<10> См.: Князев Е.А. Автономия и авторитарность. М., 1991. С. 8.

Безусловно, независимость и самоуправление в рамках самодержавного государства представлялись очень проблематичными, поэтому гонения на науку, образование, университеты начались уже в конце 1810 г. Надо заметить и тот факт, что провозглашенная в Уставе автономия в Петербургском университете оказалась значительно урезанной: наряду с выборным ректором оставался и директор, а компетенция Совета - профессорской "конференции" - была ограничена лишь учебными вопросами.

Таким образом, мы можем выделить несколько принципов образовательной реформы первой четверти XIX в. Среди них: выборность, автономность, смягчение принципа сословности, введенного Екатериной II, при общем сохранении правового оформления системы высшего образования в лице университетов и, отчасти, лицеев. А также характерной чертой изучаемой темы являлось ее локальное распространение только на центральные губернии.

Немаловажно и то, что в начале XIX в. были заложены концептуальные основы политики в области образования, началось ее развитие и становление как системы, так как получил реализацию механизм, обусловивший ее движение.

Кризис, связанный с отсутствием не только сформированной образовательной системы, но и сети учебных заведений самых различных типов: от начальной школы и училища до института и университета - характеризует развитие российского образования в первой половине XIX в. Развитие и становление системы образования в России обеспечивались ее единственным, монопольным и не имевшим на первых порах никаких конкурентов основателем - государством. Оно не только обладало избирательным воздействием на механизмы эволюции подвластной ему системы, но и всеми мероприятиями в масштабах страны, способствовало реализации лишь сугубо прагматических целей и задач.