Мудрый Юрист

К вопросу о применении вызывного производства к некоторым предъявительским и ордерным ценным бумагам

Морозов И.В., МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Согласно ст. 148 ГК РФ <1> восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя и ордерным ценным бумагам производится судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. При этом процессуальное законодательство в качестве предпосылки возбуждения вызывного производства требует специального указания на такую возможность в федеральном законе. В соответствии со ст. 294 ГПК РФ <2> лицо, утратившее ценную бумагу на предъявителя или ордерную ценную бумагу, в случаях, указанных в федеральном законе, может просить суд о признании недействительной утраченной ценной бумаги и о восстановлении прав по ней. Современная формулировка ст. 294 ГПК РФ закрепляет правило, по которому вызывное производство применимо только в случаях, предусмотренных федеральным законом, поэтому в материальном законодательстве должно быть специально указано на применимость вызывного производства в отношении конкретного вида ценных бумаг на предъявителя или ордерных ценных бумаг.

<1> Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. N 32. Ст. 3301.
<2> Собрание законодательства РФ. 18.11.2002. N 46. Ст. 4532.

Существующая норма ст. 148 ГК РФ является не единственной, где речь идет о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам. Подобное правило закреплено и в ст. 843 ГК РФ в отношении сберегательной книжки на предъявителя, и в ст. 33 Федерального закона "Об акционерных обществах" <3> в отношении облигаций на предъявителя. К сожалению, современная правовая действительность такова, что более в материальном законодательстве о ценных бумагах не содержится правил о допустимости вызывного производства, поэтому суды испытывают при решении указанного вопроса значительные затруднения и обычно вынуждены руководствоваться общей нормой ст. 148 ГК РФ, а также легально определенными признаками ценной бумаги на предъявителя и ордерной ценной бумаги (ст. ст. 145, 146 ГК РФ).

<3> Собрание законодательства РФ. 01.01.1996. N 1. Ст. 1.

Ценные бумаги, право требования по которым принадлежит всякому их предъявителю, являются ценными бумагами на предъявителя (ст. 145 ГК РФ). Возможность осуществления прав любым предъявителем бумаги и возможность их передачи путем простого вручения бумаги являются основными признаками указанного вида ценных бумаг <4>. Среди предъявительских ценных бумаг, в частности, выделяют следующие: сберегательные депозитные сертификаты (ст. 844 ГК РФ), сберегательные книжки на предъявителя (ст. 843 ГК РФ), документарные облигации (ст. 816 ГК РФ) и некоторые другие.

<4> Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М., 1927. С. 78 - 104.

Безусловно, в настоящее время наибольший интерес у инвесторов вызывают именно облигации - число их постоянно растет. В соответствии со ст. 816 ГК РФ облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента. В соответствии со ст. 16 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" <5> облигации на предъявителя могут выпускаться только в документарной форме, а права владельцев удостоверяются сертификатами (если сертификаты находятся у владельцев) либо сертификатами и записями по счетам депо в депозитариях (хранение осуществляется депозитарием). В соответствии со ст. 7 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" за полноту и правильность по счетам депо несет ответственность депозитарий, поэтому при неисполнении и ненадлежащем исполнении своих обязанностей, повлекших утрату ценных бумаг владельцем, последний вправе предъявить иск к депозитарию о восстановлении положения, существовавшего до правонарушения, с требованием восстановить запись по счету депо, либо иск о возмещении причиненного вреда. Обращение в суд владельца ценной бумаги в порядке вызывного производства в данной ситуации представляется невозможным, так как ответственность за утрату ценной бумаги лежит на депозитарии. В то же время не исключена возможность обращения в суд и самого депозитария с заявлением о возбуждении вызывного производства.

<5> Собрание законодательства РФ. 22.04.1996. N 17. Ст. 1918.

Дискуссионным на сегодняшний день остается вопрос об утрате сертификата, который находился на хранении у самого владельца облигации. Ситуация осложняется тем, что цивилистическая наука не выработала единого подхода к правовой природе подобного сертификата. Имеются предложения о признании сертификата ценной бумагой <6>, но большинство цивилистов полагают, что сертификат не является ценной бумагой, а лишь замещает таковую и подтверждает права на определенное количество ценных бумаг <7>. Однако данное утверждение фактически не позволяет для держателей ценных бумаг, права по которым удостоверены сертификатами, обращаться за судебной защитой в порядке вызывного производства. Безусловно, данное положение нельзя признать обоснованным. В литературе предлагается в рамках гражданского процессуального права в целях повышения гарантий судебной защиты приравнять сертификаты по своему правовому статусу к ценным бумагам на предъявителя. Стоит отметить, что такие исключения по одному и тому же вопросу в рамках разных отраслей права сложно признать оправданными и укрепляющими начала правопорядка. Представляется, что в сложившейся ситуации нужно использовать механизмы обслуживания инвесторов профессиональными участниками рынка ценных бумаг применительно ко всему обороту, уходить от хранения сертификатов у самих владельцев ценных бумаг. Профессиональным участникам рынка ценных бумаг могут значительно снизить риски, неизбежные при физической передаче сертификатов <8>.

<6> Соловьев Д.В. Правовое регулирование обращения ценных бумаг иностранных эмитентов: сравнительный анализ права и практики Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2001. С. 8.
<7> Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. М., 1996. С. 140 - 145.
<8> Юлдашева Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг (акций, облигаций). С. 78 - 79.

Ценные бумаги, по которым право требования может осуществлять как само лицо, поименованное в ней, так и назначенное распоряжением этого лица другое уполномоченное лицо, являются ордерными ценными бумагами (ст. 145 ГК РФ). Некоторые ученые считают, что вызывное производство неприменимо к некоторым ордерным ценным бумагам (например, к двойному складскому свидетельству) <9>. Так, С.П. Гришаев считает, что для восстановления прав по двойному складскому свидетельству предлагается напрямую обращаться в товарный склад с просьбой выдать дубликат двойного складского свидетельства. Объясняется это тем, что товаровладельцы и выданные им свидетельства в обязательном порядке регистрируются в реестре складских свидетельств. С указанной точкой зрения согласиться нельзя. Товарные склады ведут реестры обоих видов ценных бумаг, почему же тогда восстановление прав по двойному складскому свидетельству возможно самим товарным складом, а по простому - только судом? Наличие реестра, даже если в нем указано лицо, поместившее товар на хранение и получившее складское свидетельство, не дает абсолютно никакой возможности убедиться в том, что складское свидетельство не передавалось его владельцем третьим лицам. Таким образом, принимая указанную точку зрения, предоставляются огромные возможности злоупотребления своим правом со стороны держателей двойных складских свидетельств: передав первоначально свидетельство третьему лицу, его бывший держатель без труда сможет восстановить свое право на товар путем получения от товарного склада дубликата такового.

<9> Гришаев С.П. Хранение на товарном складе // СПС "КонсультантПлюс".

Стоит отметить, что проблема существует и в самой процедуре, предусмотренной гл. 34 ГПК РФ. Так, обращаясь в суд, заявитель просит признать утраченной соответствующую ценную бумагу, восстановить же могут не ценную бумагу, а лишь права по ней. Из этого следует, что какие права судом будут восстановлены, те и будут зафиксированы во вновь выданной ценной бумаге. В указанном факте наблюдается определенная проблема. Так, если необходимо восстановить права по утраченному акцептованному переводному векселю, то при положительном исходе процедуры вызывного производства векселедатель выдаст новый вексель, причем без каких-либо отметок об акцепте. Ведь восстановление векселя векселедателем не означает автоматически восстановления акцепта плательщика - к этому лицу необходимо обратиться заново, так как нет никакого судебного решения, которое обязывало бы лицо поставить на векселе акцепт. Соответственно, в указанной ситуации, применяя процедуру вызывного производства, лицо взамен утраченной ценной бумаги получает другую бумагу с другим набором прав, причем меньшим. Стоит отметить, что на данную проблему указывает и Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации <10>. Так, в этом документе говорится, что указанный порядок ориентирован лишь на предъявительские ценные бумаги и не отражает специфику ордерных ценных бумаг. Легко видеть, что проблема с ордерными ценными бумагами встает именно тогда, когда бумага содержит какие-то дополнительные сведения (акцепт, аваль и т.д.). В соответствии с указанным аспектом представляется необходимым ввести обязательную уведомительную регистрацию вексельных сделок, причем без подобной регистрации сделка будет признана ничтожной. Регистрацию могли бы осуществлять депозитарии или, как вариант, нотариусы, роль которых в гражданском обороте все заметнее.

<10> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009.

В заключение стоит отметить, что на сегодняшний момент времени институт вызывного производства нуждается в реформировании. Не вызывает сомнений, что указанная процедура совершенно не рассчитана на сложные ордерные бумаги, такие как вексель. Получается, что, с одной стороны, ГК РФ и ГПК РФ закрепили возможность восстановления прав по утраченной ордерной ценной бумаге, а с другой - не создали реальных правовых механизмов защиты. Складывается парадоксальная ситуация, при которой лицо, обращаясь в суд, не только не получает защиты своих субъективных прав, но и утрачивает некоторые права, которые принадлежали ему до утраты соответствующей ценной бумаги.