Мудрый Юрист

Исковая давность как главный аргумент защиты

Александра Овчинникова, помощник адвоката, г. Москва.

90-е годы XX века в России многим запомнились процессом массовой приватизации. Но даже по прошествии времени возникают споры и конфликты по причине несовершенства законодательства. Как защитить права собственника приватизированного предприятия от возможности оспаривания сделки приватизации?

Предмет оспаривания приватизации

В настоящее время процесс приватизации осуществляется не так активно, как в конце прошлого века, но в суды по-прежнему подаются иски о признании недействительными приватизационных сделок. Распространенность подобных исков связана прежде всего с огромным количеством ошибок, допущенных российскими компаниями в ходе приватизации, а также в связи с несовершенством законодательного регулирования перехода государственной собственности в частные руки. В сложившейся ситуации сформировалась целая группа так называемых серых рейдеров, специализирующихся на захвате предприятия путем оспаривания его приватизации.

Согласно ст. 8 ГК РФ основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей наряду с прочими основаниями, перечисленными в указанной статье, являются:

  1. договоры и иные сделки, предусмотренные законом, а также договоры и иные сделки, хотя и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему;
  2. акты государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

В процессе приватизации можно выделить несколько этапов:

Следовательно, до возбуждения соответствующего производства в арбитражном суде необходимо определиться с тем, что именно подлежит обжалованию в качестве "сделки приватизации": решение о приватизации (об утверждении плана приватизации) как акт государственного органа, план приватизации, природа которого до сих пор судами определяется по-разному, или договор купли-продажи. В данном случае очевидна разная правовая природа указанных документов. И для процессуально грамотного оспаривания "сделки приватизации" необходимо понимание того, какой документ лежит в основе этой сделки, а в зависимости от этого - какие в данном случае должны использоваться механизмы судебной защиты. Судебно-арбитражная практика по данному вопросу достаточно противоречива <1>.

<1> Кряжевских К.П., Кряжевских О.В. Недействительность сделки приватизации. М.: Статут, 2006. С. 2.

Так, например, отменяя решения судов первой и апелляционной инстанции об удовлетворении исковых требований о признании недействительной сделки приватизации, ФАС Северо-Западного округа <2> указал на то, что план приватизации не является элементом сделки приватизации в смысле ст. 153 ГК РФ.

<2> Постановление ФАС СЗО от 19.03.2004 N А56-23446/03.

Согласно ст. 153 ГК РФ (ст. 41 ГК РСФСР 1964 года) сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Включение спорных объектов в состав приватизируемого имущества предприятия (бездействие) не может расцениваться как сделка.

Между тем в судебной практике нередко встречаются случаи, в которых при признании плана приватизации недействительным суд давал оценку этому документу как сделке приватизации.

Так, ФАС Московского округа <3>, рассматривая исковое заявление заместителя прокурора Московской области о признании недействительным в силу его ничтожности плана приватизации, пришел к выводу о том, что, исходя из предмета и основания предъявленного иска, заместитель прокурора Московской области фактически оспаривает сделку приватизации. Таким образом, суд в данном случае свел сделку приватизации к одному документу - плану приватизации.

<3> Постановление ФАС МО от 07.12.2005 N КГ-А40/11857-05.

Определение природы документа, лежащего в основе сделки приватизации, имеет важное процессуальное значение, поскольку от этого зависит выбор способа оспаривания оснований для возникновения права собственности. Очевидно, что процедура оспаривания ненормативных правовых актов отличается от процедуры оспаривания сделок. Здесь важно учитывать некоторые процессуальные особенности административного производства, в том числе и сокращенные процессуальные сроки для признания ненормативного правового акта недействительным.

На наш взгляд, изложенные точки зрения и выводы судов, касающиеся природы сделки приватизации, отражают чрезмерно узкий подход к пониманию ее сущности. Сугубо формальная оценка документов, выражающих содержание данной сделки, будь то план приватизации, ненормативный акт фонда имущества или договор купли-продажи, способна привести к подобным противоречащим друг другу точкам зрения.

Вместе с тем в судебно-арбитражной практике <4>, в том числе и на уровне ВАС РФ <5>, была сформирована позиция, общий смысл которой состоит в том, что приватизация представляет собой сложный юридический состав, основанный на единстве административного акта и гражданско-правовой сделки. Весь процесс приватизации следует понимать как единую сделку приватизации, которая может быть оспорена как полностью, так и в части.

<4> Постановление ФАС СКО от 24.06.1998 N Ф08-910/98.
<5> Постановление ВАС РФ от 16.01.1996 N 7622/95.

Попытки решить проблему разнородности документов, лежащих в основании приватизации, существовали на законодательном уровне. Так, был разработан проект Федерального закона N 158575-3 "О признании недействительности ничтожных сделок приватизации государственного и муниципального имущества", согласно которому основаниями для признания недействительности ничтожной сделки приватизации государственного и муниципального имущества являются нарушения законодательства Российской Федерации при принятии решения о приватизации соответствующего объекта государственной или муниципальной собственности, при проведении приватизации указанных объектов.

Таким образом, данным законопроектом была сделана попытка дать определение сделки приватизации как сложному юридическому составу, включающему в себя и публично-правовые элементы. Однако соответствующие изменения в федеральное законодательство внесены не были, а проект закона так и остался проектом.

Определим момент сделки

Указанный выше законопроект давал основания для применения срока исковой давности, составлявшего в то время 10 лет, ко всему процессу приватизации.

В настоящее время на уровне Президиума ВАС РФ сформирована судебно-арбитражная практика <6>, согласно которой иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки, равно как и иск о признании недействительной ничтожной сделки, может быть предъявлен в суд в срок, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение сделки. Норма ст. 181 ГК РФ устанавливает специальное правило о начале течения срока исковой давности, исключающее применение общих положений ст. 200 ГК РФ.

<6> Постановления Президиума ВАС РФ от 17.06.2008 N 4385/08, от 23.12.2008 N 11404/08.

Единого мнения, с какого момента следует полагать, что исполнение сделки приватизации началось, в настоящее время ни на законодательном уровне, ни в судебно-арбитражной практике не выработано.

Анализируя существующую судебно-арбитражную практику, можно выявить следующие подходы:

  1. Поскольку зачастую в результате приватизации происходила передача недвижимого имущества, логичным является вывод ФАС Уральского округа <7> о том, что момент исполнения сделки - дата регистрации договора купли-продажи в органах государственной власти или местного самоуправления (Комитете по земельным ресурсам и землеустройству, например). Безусловно, данный вид регистрации нельзя отождествлять с существующей в настоящее время системой регистрации прав на недвижимое имущество, тем не менее данная точка зрения имеет право на существование.
<7> Постановление ФАС УО от 20.12.2006 N Ф09-11162/06-С6.
  1. В процессе приватизации имущество приватизируемого предприятия передается на баланс вновь образуемого в процессе приватизации юридического лица. С точки зрения корпоративного права суды выделяют следующие варианты определения момента начала исполнения сделки приватизации:
<8> Постановление ФАС ПО от 29.03.2005 N А65-2970/04-СГЗ-33.<9> Постановление ФАС ПО от 26.04.2005 N А12-32520/04-С45.<10> Постановление ФАС ЗСО от 30.11.2004 N Ф04-8438/2004(6694-А45-8).
  1. Очень часто в судебно-арбитражной практике момент начала исполнения сделки определяется с момента оформления акта приема-передачи имущества <11>. На наш взгляд, это наиболее правильный и верный подход к определению момента начала исполнения сделки приватизации, однако не всегда в процессе приватизации составлялись такого рода документы.
<11> Постановления ФАС ПО от 26.02.2009 N А49-3816/2008, от 04.02.2010 N А65-9763/2009.
  1. Самая распространенная практика на сегодняшний день заключается в определении момента начала исполнения сделки с момента утверждения плана приватизации <12>, то есть с даты издания ненормативного правового акта, на основании которого будет заключена гражданско-правовая сделка. С учетом выводов, изложенных выше, это совершенно обоснованная закономерность.
<12> Постановление ФАС СЗО от 06.04.2006 N А56-24282/2005, ФАС ПО от 15.07.2004 N А55-11992/03-39, ФАС МО от 24.05.2006 N КГ-А40/4188-06-П.

Анализируя судебно-арбитражную практику Московского региона <13>, нельзя не отметить следующую тенденцию. Применяя правила ст. 181 ГК РФ об истечении срока исковой давности для оспаривания сделок приватизации, арбитражные суды <14> в настоящее время зачастую ограничиваются общими фразами об истечении срока, не утруждая себя определением момента начала исполнения сделки.

<13> Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2007 N А41-К1-12350/06.
<14> Постановления ФАС МО от 11.12.2009 N КГ-А40/13278-09, от 16.01.2009 N КГ-А40/12792-08-П.

В целом следует отметить тенденцию указывать на самый поздний из вероятных сроков исполнения сделки приватизации. Между тем п. 1 ст. 181 ГК РФ говорит именно о моменте начала исполнения сделки приватизации, и такой подход судов к решению данного вопроса является достаточно спорным.

Особенности применения срока исковой давности

В пункте 8 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 12 - 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" указано, что при рассмотрении дел о применении последствий недействительности ничтожной сделки следует учитывать, что для этих исков установлен 10-летний срок исковой давности, который в силу п. 1 ст. 181 ГК РФ исчисляется со дня, когда началось исполнение такой сделки.

Данный срок исковой давности применяется к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством (п. 1 ст. 42 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик; далее - Основы гражданского законодательства), не истекли до 1 января 1995 года (ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 30.11.1994 N 52-ФЗ "О введении в действие части первой ГК РФ"). Начало течения срока исковой давности в этих случаях определяется согласно ранее действовавшему законодательству (п. 3 ст. 42 Основ гражданского законодательства).

Согласно ст. 42 Основ гражданского законодательства, действовавших в момент совершения сделки, общий срок исковой давности составлял 3 года и исчислялся с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Если иск о признании сделки приватизации недействительной был подан прокуратурой либо государственным органом (его преемником), участвовавшим в сделке приватизации, данная норма не имеет в настоящее время практического значения, поскольку вышеперечисленные лица знали о совершении сделки в момент ее заключения, а следовательно, трехгодичный срок, установленный ст. 42 Основ гражданского законодательства, в данном случае будет ими пропущен <15>.

<15> Постановления ФАС МО от 20.04.2006 и 13.04.2006 N КГ-А40/2973-06, от 31.03.2003 и 02.04.2003 N КГ-А40/1571-03.

В отношении прокуратуры действует правило, установленное п. 11 Постановления N 15/18: течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение <16>.

<16> Постановление ФАС ВВО от 01.08.2005 N А28-14199/2004-421.

Однако, если с иском обращается третье лицо, не участвовавшее в сделке, теоретически оно может воспользоваться правилом п. 8 Постановления N 15/18 и попытаться оспорить сделку приватизации.

Для правильного разрешения сложившейся ситуации необходимо обратиться к ч. 1 ст. 10 Закона N 52-ФЗ. Федеральным законом от 26.11.2001 N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей ГК РФ" в ст. 10 указанного Закона N 52-ФЗ внесены изменения, согласно которым нормы ч. 1 ст. 181 ГК РФ распространяются не только на сроки исковой давности по требованиям, время для предъявления которых не истекло к 01.01.1995, но и на правила исчисления этих сроков.

Таким образом, с момента вступления в законную силу Закона N 147-ФЗ срок исковой давности по применению последствий недействительности ничтожной сделки следует исчислять не с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 42 Основ гражданского законодательства), а с момента исполнения сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ). В этом смысле п. 8 Постановления N 15/18 противоречит действующему законодательству РФ.

Исходя из смысла вышеперечисленных норм следует, что после вступления в силу Закона N 52-ФЗ к применению последствий недействительности ничтожной сделки надлежит применять не 3-летний, а 10-летний срок исковой давности, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ, поскольку 3-летний срок исковой давности по большинству сделок приватизации к 01.01.1995 не истек.

Однако Федеральным законом от 21.07.2005 N 109-ФЗ "О внесении изменений в статью 181 части первой ГК РФ", вступившим в силу с момента его опубликования (26.07.2005), в п. 1 ст. 181 ГК РФ внесены изменения, согласно которым срок исковой давности о применении последствий недействительности ничтожной сделки установлен в 3 года со дня, когда началось исполнение этой сделки.

В пункте 2 ст. 2 Закона N 109-ФЗ указано, что установленный ст. 181 ГК РФ трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, срок предъявления которых, ранее установленный данным Кодексом, не истек до дня вступления в силу названного Закона. Из буквального толкования ч. 2 ст. 2 Закона N 109-ФЗ следует, что содержащейся в ней норме придана обратная сила, предполагающая распространение действия Закона на момент возникновения права на иск (момент исполнения ничтожной сделки).

В пояснительной записке ГД ФС РФ от 17.06.2005 было указано, что "проект Федерального закона подготовлен в соответствии с поручением Президента Российской Федерации от 4 апреля 2005 г. N Пр-516. Статья 181 ГК РФ устанавливает сроки исковой давности по недействительным сделкам. Правоприменительная практика указанной нормы ГК РФ свидетельствует о том, что данная норма используется в целях передела собственности, т.е. противоречит целям признания сделок недействительными - защите законных интересов физических и юридических лиц. Все это негативно отражается на инвестиционном климате и экономическом развитии страны. Установление общего трехлетнего срока исковой давности по недействительным сделкам будет способствовать стабильности гражданского оборота, защите инвестиций и во многом лишит смысла попытки использования недобросовестными лицами положений ГК РФ для экономического захвата имущества". Таким образом, целью изменения срока исковой давности по названным выше требованиям являлась стабилизация гражданского оборота.

Итак, институт срока исковой давности имеет очень важное значение. О его применении нужно помнить при защите прав собственника приватизированного предприятия. Заявление о пропуске стороной срока исковой давности выступает, на наш взгляд, самым главным и зачастую единственным аргументом при осуществлении защиты в случае предъявления иска об оспаривании сделки приватизации.