Мудрый Юрист

Ответственность государства за причинение вреда участникам гражданских правоотношений в праве зарубежных стран *

<*> Nuriev A.Kh. (Kazan) State's tort liability in the law of foreign countries.

Нуриев Айнур Ханафетдинович - аспирант кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского федерального университета, частнопрактикующий юрист (Казань).

Рассматриваются основные черты деликтной ответственности государства в США, Англии, Германии, Франции. Анализируются законодательная база и судебная практика в рассматриваемых государствах, а также механизмы, при помощи которых пострадавшая сторона может требовать компенсацию. Цель автора - определить наиболее успешные и эффективные в зарубежной доктрине способы защиты прав участников экономических отношений в случае причинения им вреда государством.

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, административная ответственность, возмещение вреда, незаконные действия, государство, причинение вреда, США, Франция, Германия, Великобритания.

The author describes the essential traits of state's tort liability in the USA, Germany, the UK and France. Alleged law and judicial practice in states under discussion and mechanisms which can be used by an injured party to seek monetary damages for losses caused are described. The purpose of the article is to define the most effective and successful ways to protect rights and interests of subjects of economic activities if they are caused harm by the state.

Key words: civil liability, administrative liability, compensation of harm, illegal actions of the state, state bodies, state officials, civil injury.

Споры научных деятелей о различиях гражданско-правовой ответственности государств за вред, причиненный участникам экономических отношений в зарубежных странах, как правило, сводятся к поиску отличий в методологиях правовых систем, терминологии и иных сугубо формальных правовых категорий. Но не стоит забывать, что любая правовая система состоит также из обычаев, традиций, культурных стандартов, укреплявшихся по мере исторического развития страны, так называемой ментальности <1> изучаемого государства.

<1> Legrand P. European Systems are not Coverging // ICLQ. Vol. 45. 1996. P. 52.

Не отрицая важности второстепенных факторов в развитии института ответственности государства в зарубежных странах, рассмотрим только его правовую природу на примере ярких представителей романо-германской и англосаксонской семей, а также те базовые положения, которые обеспечивают компромисс между восстановлением нарушенных прав участников гражданских правоотношений и должным выполнением государством в лице его органов своих официальных обязанностей.

Несмотря на то что ответственность государства систематизирована по-разному в Англии, Германии, Франции и США, все они имеют одну общую черту: во всех юрисдикциях государство не имеет полного иммунитета.

США. Исторически в правовой системе Америки отсутствовало верховенство права в вопросе ответственности государства. Считается, что принятие иммунитета государства в судебных спорах в США стало последствием финансовой нестабильности страны после череды войн и революций <2>. Первым шагом к изменениям стало принятие в 1855 г. Закона о рассмотрении исков в суде США, которым был установлен специальный трибунал по расследованию правонарушений со стороны государства, при этом компенсация могла быть выплачена только из нарушений по договору, но не из деликта. В 1942 г. президент Рузвельт предложил внести изменения в законодательство об ответственности государства из деликта. Поскольку в 1942 г. в США сохранялась напряженная ситуация в связи со Второй мировой войной, новый Федеральный закон о деликтах <3> (Federal Tort Claims Act) вступил в силу лишь в 1946 г., им окончательно был отменен абсолютный иммунитет государства.

<2> Atiyah P., Cane P. Atiyah's Accidents, Compensation and the Law. 6th ed. Cambridge, 2006.
<3> Sisk G.E. Litigation with the Federal Government: Cases and Materials. N.Y., 2000. P. 161.

Согласно данному Закону Соединенные Штаты ответственны только за правонарушения должностных лиц, действующих в рамках их официальных обязанностей.

Законом было установлено, что государство отвечает по искам из причинения вреда так же, как если бы вред был причинен при аналогичных обстоятельствах частным лицом <4>. Из этого правила предусматривался ряд исключений, наиболее значимым из которых было следующее: Соединенные Штаты не несут ответственности за вред, причиненный федеральными органами власти при реализации их дискреционных полномочий, независимо от того, имело место превышение полномочий соответствующим органом или нет <5>. Для того чтобы определить, попадает ли действие в рамки дискреционных полномочий, суд должен использовать двухшаговый тест, установленный в деле Berkovitz <6>. Во-первых, необходимо ответить на вопрос, включали ли действия должностного лица "элемент решения или выбора" <7>. Условие не будет удовлетворено, "если федеральный закон, распоряжение, иной нормативный акт конкретно предписывает курс действий для служащего" <8>. Когда элемент принятия решения в действиях служащего найден, суд должен определить, лежит ли в основе такого решения соображение политической, социальной, экономической необходимости, т.е. именно то, которое исключение о дискреционных полномочиях должно защищать <9>. В дальнейшем Верховный Суд США подробно истолковывал данные исключения из ответственности государства в своих судебных решениях, в частности Delehite v. United States <10>, Hargove v. Town of Coca Beach <11>, Monroe v. Pape <12> и др.

<4> 28 U. S. C. S. 1346(b).
<5> Ibid. 2680(a).
<6> Решение по делу Berkovitz v. United States, 486 U. S. 531, 536 (1988).
<7> Решение по делу United States v. Gaubert, 499 U. S. 315, 322 (1991).
<8> 486 U. S. at 536 (1988).
<9> 499 U. S. at 322-23 (1991).
<10> Решение по делу Delehite v. United States, 346 U. S. 15 (1953).
<11> Решение по делу Hargove v. Town of Coca Beach II Verma G.P. State Liability in India. New Delhi, 1993. P. 92.
<12> Решение по делу Monroe v. Pape, 365 U. S. 167 (1961).

Федеральный закон о деликтах также конкретизирует, что ответственность Соединенных Штатов должна определяться по законодательству места, где произошло причинение вреда действием или бездействием <13>. При этом суд должен применять закон, который был бы применен судом штата при аналогичном причинении вреда, включая федеральное законодательство <14>.

<13> 28 U. S. C. S. 1346(b).
<14> Решения по делам Caban v. United States, 728 F.2d 68, 72 (2d Cir. 1984); Richards v. United States, 369 U. S. 1, 11 - 13 (1962).

Заявитель не может подавать иск из причинения вреда на государство только на основании того, что поведение должностных лиц государственных органов нарушает Конституцию, так как подобное поведение может нарушать только федеральное законодательство и не нарушать законодательство штата <15>. Как следствие, законы штатов определяли ответственность государства по аналогии с федеральным законодательством, предусматривая множество исключений <16>.

<15> Решение по делу FDIC v. Meyer, 114 S. Ct. 996, 1001 (1994).
<16> Никеров Н.Г. Административное право США. М., 1977. С. 187 - 189.

При рассмотрении споров, связанных с привлечением государства к ответственности, истец должен соблюсти досудебный порядок удовлетворения его претензий. В частности, истец может подать в суд, только если потенциально виновный государственный орган отказался возмещать ему вред либо не ответил на претензии истца в течение 6 месяцев со дня их получения <17>. В случае если претензии удовлетворяются путем заключения мирового соглашения, должностное лицо виновного органа самостоятельно <18> определяет порядок выплат компенсации из казны Соединенных Штатов. Это является основанием для освобождения государства от каких-либо иных обязательств, вытекающих из данного дела <19>.

<17> U. S. C. S. 2675.
<18> Рипинский С.Ю. Институт внедоговорной имущественной ответственности государства в зарубежном праве и праве Европейского союза // Правоведение. 2002. N 4. С. 141 - 152.
<19> U. S. C. S. 2672.

Стоит также отметить, что государство может быть привлечено к ответственности и за причинение вреда независимым подрядчиком, но должно быть доказано, что администрация была уполномочена контролировать физическое выполнение работ подрядчиком и осуществляла существенный надзор за его ежедневной деятельностью <20>.

<20> Решения по делам United States v. Orleans, 425 U. S. 807, 814-15 (1976); Letnes v. United States, 820 F. 2d 1517, 1519 (9th Cir.1987).

Франция. Франция является государством, в котором, в отличие от США, принцип верховенства права применялся в отношении публичной власти изначально. Французский административный суд полномочен аннулировать незаконные административные акты, влекущие причинение вреда гражданам и иным субъектам правоотношений <21>.

<21> Srevastava S.S. Rule of Law and Vicarious Liability of Government. Kolkata, 1995. P. 38.

Первым важным шагом стало принятие решения по делу L'Arrel Blanco <22>. Рассматривавший дело трибунал определил три принципа ответственности государства: а) государство ответственно за правонарушения его служащих; б) административная ответственность должна регулироваться правилами, отличными от гражданских; в) вопросы административной ответственности должны рассматриваться административными судами <23>.

<22> TC. 1873. 8 Febr. P. 5.
<23> Brown N.L., Garner J.F. French Administrative Law. Oxford, 1983. P. 113.

Французская доктрина ответственности государства базируется на теории, что государство "как честный человек" не будет стремиться избежать ответственности перед своими гражданами за вред, причиненный неправильными или несоответствующими действиями при помощи государственного иммунитета <24>.

<24> Basu D.D. Administrative Law. Kolkata, 2004. P. 378.

Существует два принципа применения административных деликтов: faute personelle и faute de service. В первом случае если действия должностного лица, причинившего вред, можно связать с выполнением его официальных обязанностей, то пострадавшая сторона может подать претензии к администрации в административном суде <25>. В случае faute de service подразумевается причинение вреда должностным лицом, не связанное с осуществлением его официальных обязанностей, рассмотрение претензий по которому будет проходить в обычных судах <26>.

<25> Von Bar C. The Common European Law of Torts. Munchen, 1998. Vol. 1. P. 65.
<26> Chapus R. Droit Administrative General, 15th ed. P., 2001. Vol. 1. P. 1484 - 1520.

Существует два условия для привлечения к ответственности: вред и причинная связь. Эти условия имеют разумные ограничения: так, государство не будет нести ответственность, если решение содержало процедурные ошибки, но было верным по существу. Для возникновения ответственности требуется, чтобы чиновник не только выполнял свои обязанности противоправным образом, но и чтобы его действия преследовали служебные, а не иные цели.

В некоторых делах faute de service и faute personelle могут быть следствием одних и тех же действий, в таких случаях их комбинация именуется cumul. Пострадавшая сторона может судиться как в административном суде, так и в обычном, но это не значит, что можно взыскивать с обоих одновременно. В результате сложилась ситуация, когда большинство истцов судились с администрацией, чтобы добиться большего возмещения. Понимая несовершенство схемы, Государственный совет позволил администрации взыскивать в порядке регресса с виновного должностного лица часть компенсации в случае cumul. Аналогично должностное лицо, если оно стало первоначальным ответчиком, может взыскать часть компенсации с государства. Такое взыскание должно рассматриваться только в административных судах <27>.

<27> Решение суда по делу Delville // CE. 1951. 28 July.

В праве Франции существует также теория риска, согласно которой государство может быть привлечено к ответственности без наличия вины в действиях его органов и должностных лиц, если осуществляемая ими деятельность включает риск причинения вреда <28>: например, когда полиция при подавлении восстания, мятежа, поимке преступников наносит вред имуществу третьих лиц или когда есть риск вынесения незаконного судебного решения.

<28> Brown N.L., Garner J.F. Op. cit. P. 115.

Как и в большинстве других стран, во Франции причинение вреда нормативными актами, превышением полномочий должностными лицами и органами власти, процедурными нарушениями должно быть компенсировано <29>. Государство не будет нести ответственность, только если причинение вреда стало результатом действий его должностных лиц, не связанных с выполнением официальных обязанностей. Стоит отметить, что при рассмотрении ответственности государства не уделяется особого внимания различиям в причинении вреда через бездействие или активное противоправное действие. Так, в 1978 г. суд компенсировал убытки судоходной компании за то, что ответственный за функционирование портов государственный орган отказался решить проблему с контрабандой <30>.

<29> Дело Ministre Des Affaires Entrangers C. Consorts Burgart // CE. 1976. 29 Oct.
<30> CE. 1978. 4 Oct. Societe Linie. Rec 355.

Англия. В Англии ответственность короны определялась двумя историческими основополагающими правилами: 1) "Король не может быть неправ" и 2) "Король не может быть осужден в его собственных судах" <31>. Во время феодализма было немыслимо судиться с королем, и не было никакого способа привлечь корону к ответственности. После революции 1688 г. власть короля постепенно ослабевала и суды начинали предпринимать усилия для привлечения короны к ответственности. Тем не менее иммунитет оставался, и поэтому в течение нескольких столетий привлечение короны к ответственности фактически означало привлечение одного из государственных органов, которые выступали как представители короля. Со временем это стало объектом бурной критики со стороны палаты лордов, чья позиция в итоге официально была закреплена в решении по делу Adams v. Naylor <32> в 1946 г., а затем и в деле Royster v. Cavey <33>.

<31> Edwin V., Borchard M. Governmental Responsibility in Tort // Y.L.J. 757 (1926).
<32> Adams v. Naylor, 2 All ER 241 (1946). Иск был подан от имени погибшего от мины мальчика против офицера армии Королевства, который отвечал за тот участок. Палата лордов признала офицера ненадлежащим ответчиком в деле, так как он ни в коей мере не был ответствен за нахождение тех мин на участке, и отказалась удовлетворить иск. Палата лордов нашла корону ответственной за существование минного поля, раскритиковав назначение так называемых номинальных ответчиков.
<33> Дело было рассмотрено в 1947 г. Royster v. Cavey // K.B. 204; 2 All ER 642 (1946).

Перелом наступил в 1947 г. с принятием королевского Акта о судебных процедурах (Crown Proceedings Act). В соответствии с ним король приравнивался к совершеннолетнему и дееспособному лицу, ответственному за потенциальный вред своих действий (п. 2). Согласно п. 38(2) Акта король несет ответственность за вред, причиненный органами государства или должностными лицами <34> при осуществлении своих функций или участии в гражданских правоотношениях. Как правило, данные органы и представляли корону в судебных процессах (п. 17). Цель Акта состояла в том, чтобы отменить иммунитет короны и поставить ее на место обычного ответчика в судебном процессе. Однако, чтобы возбудить дело против короля на основании неправомерных действий ее подчиненных, должны быть соблюдены определенные условия. Корона будет ответственна, только если совершившее правонарушение должностное лицо было назначено короной и его услуги оплачивались из казны. Показательным примером стало дело Dorcet Yacht Co. Ltd v. Home Office <35>, где палата лордов признала ответственным Министерство внутренних дел Великобритании за ненадлежащее исполнение своих обязанностей, которое и послужило причиной понесенного компанией Dorcet Yacht ущерба.

<34> Hogg P. Liability of the Crown. 2nd ed. Sydney, 1998. Ch. 11.
<35> Дело Dorcet Yacht Co. Ltd v. Home Office, 2 Q. B. 412 (1969).

Длительное время суды Англии отказывали в возмещении ущерба в связи с ненадлежащим исполнением государственными органами обязанности соблюдать осторожность, мотивируя подобные решения политикой публичного порядка. Среди оснований применения оговорки о публичном порядке к искам субъектов экономической деятельности отметим следующие: наличие альтернативных путей взыскания ущерба <36>, последующее негативное влияние применения мер ответственности к органам власти <37>, а также то, что ведение судебного процесса может занять длительное время и нанести урон финансовому положению органа власти <38>. Таким образом, многие секторы государственной власти пользовались защитой от судебного преследования в случае нарушения обязанности соблюдать осторожность, в частности органы по регулированию на финансовом рынке <39> и в банковской сфере <40>, по регулированию строительства <41>.

<36> Jones v. Department of Employment, Q. B. 1, 22 (1989).
<37> Takaro Propersties Ltd. v. Secretary for State of Transport, AC 473, 502 (1988).
<38> Phelps v. Hillington, LBC 1; WLR 500, 522 (CA) (1999).
<39> Davis v. Radcliffe, 2 All ER 536 (1990).
<40> McLean H. Negligent Regulatory Authorities and the Duty of Care // 8 OJLS 442 (1988).
<41> Tesco Stores v. Wards Constructions Ltd, 76 BLR 94 (1995).

В Англии нормы об ответственности государства находятся в частных деликтах. В отличие от Франции наличия только противоправности в действиях государственных органов Англии недостаточно для установления ответственности <42>. Государство будет ответственно, только если были соблюдены все требования конкретного деликта, например неосторожности. Таким образом, если даже государственные органы незаконно отказали в выдаче разрешения на строительство, лицензии на занятие какой-либо экономической деятельностью, у государства не возникнет обязательства по компенсации ущерба заявителю <43>. Или по аналогии: государство не будет обязано возмещать вред от недопоставок электроэнергии или воды, даже если оно обязано обеспечивать надлежащим количеством энергии или воды.

<42> Fairgrieve D., Andenas M., Ball J. Tort Liability of Public Authorities in Comparative Perspective. L., 2002. P. 41.
<43> Stanton W., Harris D., Wright R. The Public Law: Monetary Remedies in Public Law. L., 2004. P. 3.027.

К действиям государства применяется специальный деликт - злоупотребление властью, т.е. реализация законных прав, но незаконным путем <44>. Злоупотребление властью имеет место, когда вред был причинен через недобросовестное превышение полномочий. Долгое время считалось, что недобросовестность равнозначна умышленному незаконному причинению вреда. И только в решении по делу Three Rivers DC v. Bank of England палата лордов постановила, что недобросовестность будет иметь место, когда государственный служащий был неосторожен в отношении незаконности предполагаемых действий или в отношении возможности потенциального вреда в результате этих действий <45>. Некоторые авторы предполагали, что такие изменения расширят рамки ответственности государства, тем более данный деликт позволяет требовать возмещения экономических потерь <46>. Однако неосторожность как основной элемент деликта очень трудно доказать, поэтому его использование достаточно сильно ограничено в практике английских судов.

<44> Ibid. § 4.
<45> Three Rivers DC v. Bank of England (No 3) II Weekly Law Reports. 2000. 1220.
<46> Fairgrieve D., Andenas M., Ball J. Op. cit. P. 183.

Ответственность государства из нарушения законной обязанности существует только тогда, когда закон ясно предписывает государственному органу специальную обязанность и четко прослеживается умысел законодателя привлечь нарушивший закон орган к ответственности за причиненный вред <47>. Только причинная связь и наличие вреда являются важными для привлечения к ответственности, вина нарушителя не имеет значения. Несоблюдение законной обязанности, таким образом, - основание прямой ответственности нарушителя. Как правило, ущерб возмещается заявителю только тогда, когда закон четко налагает такую обязанность. Очень трудно найти дела, где заявители смогли привлечь государство к ответственности по данному основанию <48>.

<47> Stanton W., Harris D., Wright R. Op. cit. P. 2.026 - 2.039.
<48> Мы не смогли обнаружить ни одного успешного для заявителя решения суда.

Поэтому заинтересованным сторонам приходится опираться в большей части на деликт неосторожности как на основание привлечения государства к ответственности. Ответственность прежде всего зависит от наличия факта нарушения обязанности соблюдать осторожность в отношении пострадавшей стороны <49>. В течение длительного времени считалось, что никакие действия государственных органов в рамках их полномочий не могут породить ответственность по неосторожности <50>. Но практика изменилась, и в настоящий момент такие действия государственных органов уже не исключают автоматически ответственность государства <51>.

<49> X. (Minors) v. Berdfordshire County Council, 2 AC 633 (1995) (заключение лорда Брауна - Вилбелфорса).
<50> Surma R.A. A Comparative Study of the English and German Judicial Approach to the Liability of Public Bodies in Negligence. L., 2002. P. 355.
<51> Phelps v. Hillingdon London Borough Council, 2 AC 619 (2001).

Германия. В Германии существует несколько нескоординированных между собой оснований иска.

Самым важным основанием выступает "Amtshaftung" (ответственность государства и должностных лиц), которое регулируется § 838 Германского гражданского уложения (далее - ГГУ) и ст. 34 Основного Закона ФРГ. "Amtshaftung" применяется в случаях причинения вреда во время осуществления государственной службы. При этом предусмотрена ответственность только государства за противоправное, виновное, небрежное поведение. Подобная ответственность предполагает осуществление действий в сфере публичного права, однако характеризуется также тесной взаимосвязью с частным правом <52>. Тем не менее именно гражданские, а не административные суды рассматривают заявления об ответственности государства.

<52> Sprau H. Palandt-BGB-Kommentar. 65. Aufl. Munchen, 2006.

Следующим по значимости основанием считается ответственность за незаконное вмешательство в отношения частной собственности ("enteignungsgleicher Eingriff"; как правило, дела касаются неправомерного завладения государством частной собственностью).

В случае применения "enteignungsgleicher Eingriff" государство ответственно за все нарушения правового положения собственника, которые были причинены непосредственно незаконными мерами в сфере публичного права. Однако только активные действия, а не бездействие ведут к ответственности <53>.

<53> Ossenbuhl F. Staatshaftungsrecht. 5. Aufl., neubearb. Munchen, 1999.

В обоих ситуациях государство несет единоличную ответственность. При "Amtshaftung" ответственность государственных органов и их служащих переводится на государство, если вред причинен в результате осуществления государственной службы. Государственный служащий, действовавший от имени государства и причинивший своими небрежными действиями вред третьей стороне, не несет непосредственно ответственности перед третьей стороной <54>.

<54> Статья 34 Основного Закона ФРГ.

Согласно § 839 ЕЕУ и ст. 34 Основного Закона требование об ответственности государства возможно только в случае, когда государственный служащий небрежно нарушил свои служебные обязательства, что привело к причинению вреда лицу, и такая ответственность не может быть исключена или ограничена в этом конкретном случае. Иными словами, государство принимает на себя обязанность возмещения вреда, а требования частных лиц о возмещении вреда непосредственно к должностным лицам исключаются. Факт принятия государством обязанности по возмещению вреда позволяет утверждать, что ст. 34 Основного Закона регулирует не ответственность должностных лиц, а, скорее, принятие государством на себя их ответственности. Данная статья исходит из того, что основания ответственности нормативно установлены в § 839 ЕЕУ. При этом ст. 34 Основного Закона выступает минимальной гарантией для лиц, пострадавших от неправомерных действий государственных органов, которую законодатель не может обойти <55>.

<55> Сборник решений BVerfGE (Федерального конституционного суда). N 61. S. 149 (199).

Государственный служащий должен действовать в рамках своих служебных функций. В привлечении государства к ответственности, таким образом, может быть отказано, если окажется, что причиненный вред стал следствием случайного стечения обстоятельств в процессе осуществления служебных полномочий <56>. Цель действий должна быть привязана к публичному сектору, должна быть внутренняя связь между причинившим вред действием и целью <57>. Такой внутренней связи не будет, если действие не относимо к государственной службе и единственной связью между действием и государственной службой являлось совершение действия во время рабочего дня государственного органа <58>.

<56> Bruggemeier G. Governmental or State Liability in Germany. L., 2002. P. 575.
<57> Сборник решений BGHZ (Федерального верховного суда). N 116. S. 312(314).
<58> Enneccerus L. Lehrbuch des burgerlichen Recht. Tubingen, 1954. P. 940 - 944.

Следующее основание ответственности государства - нарушение служебных обязанностей, защищающих так называемое третье лицо <59>. Служебные обязанности будут считаться защищающими третье лицо только тогда, когда они как минимум имеют сходную цель по защите той стороны, чьи права были нарушены, т.е. норма должна содержать субъективное публичное право. Противоположными таким обязательствам перед третьей стороной являются служебные обязанности, которые служат только для поддержания общественного порядка и (или) служат интересам государства. Верховный суд Германии по гражданским делам (BGH) посчитал, что если нарушенные служебные обязанности первоначально задумывались с целью защиты интересов пострадавшей стороны (не обязательно только ради этой единственной цели, но и ради нее в том числе), то такая сторона принадлежит к кругу лиц, чьи интересы должны защищаться и продвигаться посредством выполнения служебных обязанностей в контексте их цели и правового содержания <60>.

<59> Ossenbuhl F. Op. cit. P. 43.
<60> Сборник решений BGHZ (Федерального верховного суда). N 90. S. 310(312).

Нарушение служебных обязанностей должно также включать по крайней мере обычную неосторожность. Неосторожность считается допущенной, если государственный служащий не проявил необходимую заботу при выполнении своих функций. По мнению Федерального верховного суда, необходимая забота включает средний объем знаний и представлений, которые достаточны для выполнения обязанностей, ассоциируемых с конкретной государственной службой, и не принимается в расчет уровень индивидуальных способностей служащего <61>. Поэтому каждый государственный служащий должен иметь или приобрести все правовые и административные знания, требующиеся для выполнения соответствующих функций в государственном органе. Если государственный служащий был не в состоянии выполнить предписанные ему функции вследствие недостаточности персонала в органе или материальных ресурсов, то такой служащий не считается действовавшим неосторожно.

<61> Там же. N 106. 323 (329 f.).

Тем не менее именно законодатель властен самостоятельно решать, считать вину одним из оснований ответственности государства или нет. Поэтому показательно, что ст. 34 Основного Закона не упоминает о вине как основании. Требование о наличии вины отсутствовало и в ч. 2 § 2 Закона "Об ответственности государства" 1981 г. <62>, где предусматривалась ответственность за неправомерное вмешательство в основные права. На наш взгляд, А. Бланкенагель верно отмечает, что с учетом целесообразности немецкой доктрины непоследовательным представляется решение Конституционного Суда РФ в отношении ст. 1070 Гражданского кодекса РФ <63>, где определено, что вина является необходимым элементом ответственности, предполагаемым с позиции конституционного права <64>.

<62> Закон был принят и обнародован только в 1981 г., но в 1982 г. Конституционный суд Германии признал его не имеющим юридической силы на том основании, что Федерация не наделена компетенцией по принятию закона об ответственности государства.
<63> Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2001. С. 3.
<64> Бланкенагель А., Калинина И. Возмещение вреда, причиненного неправомерными действиями государства, в ФРГ: от личной ответственности государственного служащего к ответственности государства через черный ход // Законодательство и экономика. 2005. N 12. С. 78 - 91.

Для привлечения государства к ответственности требуется, чтобы нарушение служебных обязанностей было достаточной причиной ущерба. Следовательно, должно быть расследовано, как бы изменились вещи, если бы государственный служащий действовал в соответствии со своими обязательствами, и каково было бы финансовое положение пострадавшей стороны. Достаточная причинная связь существует, однако только если нарушение официальных обязанностей стало причиной ущерба ввиду природы данного нарушения, а не потому, что были какие-то необычные, не стоящие внимания при обычном ходе событий обстоятельства <65>. Так, государственный служащий, рассматривая заявления предпринимателей о выдаче разрешения на осуществление определенного вида деятельности, несет официальную обязанность достигнуть быстрого решения вопроса по заявлению, если ожидается изменение законодательства, которое может помешать выдаче подобного разрешения. Заявление предпринимателя должно быть подтверждено, даже если предполагаемый проект противоречит собирающемуся вступить в силу законодательству, но не противоречит действующему. Верховный суд Германии рассмотрел дело <66>, где сторона, требующая возмещения ущерба, подала заявление о выдаче разрешения на открытие игрового зала. Поскольку государственный служащий, рассматривавший это заявление, знал о скором изменении применяемого законодательства и о том, что данный проект может быть разрешен только по нормам действующего законодательства, он оттянул принятие решения на достаточно длительный срок, когда новые правила вступили в силу, что привело к невозможности разрешить деятельность зала игровых аппаратов. Такое поведение стало нарушением его официальных обязанностей, вследствие чего государство было признано ответственным за вред и возместило компании убытки.

<65> Сборник решений BGHZ (Федерального верховного суда). N 63. S. 319(325).
<66> Сборник решений BGH (Федерального верховного суда). 6 C 11.04, 9.3.2005.

Стоит отметить, что до подачи иска о привлечении государства к ответственности пострадавшее лицо ввиду положения о субсидиарности (секция 1 § 839 ГГУ) должно использовать все доступные возможности обратиться в суд с требованиями к иным, предположительно ответственным третьим лицам. Таким образом, пострадавшая сторона может в определенных случаях быть вынуждена подавать несколько последовательных или параллельных исков. При этом заявитель несет бремя доказывания факта, что нет никаких других альтернативных путей возмещения вреда.

Сравнивая четыре правовые системы, мы считаем, что французская и немецкая - самые подходящие и гармоничные в части баланса ответственности государства и компенсации вреда. В них четко определяются случаи, когда государство не несет ответственности за действия своих органов и должностных лиц, а когда оно отвечает в суде как обычное частное лицо. Наличие в системе права США достаточно длинного перечня исключений из ответственности государства перед пострадавшими субъектами является одним из ее дефектов. Главным отличием применения ответственности государства в Англии можно назвать то, что английские суды отказываются возмещать ущерб даже в делах, где государственные органы или служащие нанесли вред своими активными действиями, а не только путем воздержания от действий.

Во всех четырех юрисдикциях правила об ответственности государства отличаются от общих правил об ответственности частных лиц. При решении вопроса об ответственности государства за административные акты неосторожность имеет значение в Англии, Германии и США, но не во Франции; во Франции процедурные ошибки не влекут ответственности.

Bibliography

Atiyah P., Cane P. Atiyah's Accidents, Compensation and the Law. 6th ed. Cambridge, 2006.

Basu D.D. Administrative Law. Kolkata, 2004.

Blankenagel' A., Kalinina I. Vozmeshhenie vreda, prichinennogo nepravomernymi dejstviyami gosudarstva, v FRG: ot lichnoj otvetstvennosti gosudarstvennogo sluzhashhego k otvetstvennosti gosudarstva cherez chernyj xod // Zakonodatel'stvo i ehkonomika. 2005. N 12.

Brown N.L., Garner J.F. French Administrative Law. Oxford, 1983.

Bruggemeier G. Governmental or State Liability in Germany. L., 2002.

Chapus R. Droit Administrative General, 15th ed. P., 2001. Vol. 1.

Edwin V., Borchard M. Governmental Responsibility in Tort // Y.L.J. 757(1926).

Enneccerus L. Lehrbuch des burgerlichen Recht. Tubingen, 1954.

Fairgrieve I., Andenas M., Ball J. Tort Liability of Public Authorities in Comparative Perspective. L., 2002.

Hogg P. Liability of the Crown. 2nd ed. Sydney, 1998.

Legrand P. European Systems are not Coverging // ICLQ. Vol. 45. 1996.

McLean H. Negligent Regulatory Authorities and the Duty of Care // 8 OJLS 442 (1988).

Nikerov N.G. Administrativnoe pravo SShA. M., 1977.

Ossenbuhl F. Staatshaftungsrecht. 5. Aufl., neubearb. Munchen, 1999.

Ripinskij S.Yu. Institut vnedogovornoj imushhestvennoj otvetstvennosti gosudarstva v zarubezhnom prave i prave Evropejskogo Soyuza // Pravovedenie. 2002. N 4.

Sisk G.E. Litigation with the Federal Government: Cases and Materials. N.Y., 2000.

Sprau H. Palandt-BGB-Kommentar. 65. Aufl. Munchen, 2006.

Srevastava S.S. Rule of Law and Vicarious Liability of Government. Kolkata, 1995.

Stanton W., Harris R., Wright R. The Public Law: Monetary Remedies in Public Law. L., 2004.

Surma R.A. A Comparative Study of the English and German Judicial Approach to the Liability of Public Bodies in Negligence. L., 2002.

Von Bar C. The Common European Law of Torts. Munchen, 1998. Vol. 1.