Мудрый Юрист

О некоторых аспектах международно-правового регулирования участия детей в вооруженных конфликтах *

<*> Kolpaschikova A.A. (Yekaterinburg) About some aspects of international legal regulation of participation of children in armed conflicts.

Колпащикова Анастасия Александровна - аспирант кафедры иностранного государственного и международного права Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург).

Представлен общий обзор норм международного права, регулирующих проблему участия детей в вооруженных конфликтах. Выявлены характерные особенности и трудности международно-правового регулирования данного вопроса.

Ключевые слова: ребенок, вооруженный конфликт, вербовка, международное гуманитарное право, Международный уголовный суд.

A general survey of rules of international law regulating the problem of children's participation in armed conflicts is introduced in the article. Distinctive features of international legal regulation of children's participation in armed conflicts and problems of such regulation are shown.

Key words: child, armed conflicts, recruitment, international humanitarian law, International Criminal Court.

Одна из актуальных проблем современного общества - участие детей в вооруженных конфликтах. По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), за последние 10 лет в ходе вооруженных конфликтов 2 млн. детей погибли, 6 млн. остались бездомными, 12 млн. получили ранения или стали инвалидами; кроме того, по меньшей мере 300 тыс. детей-солдат участвуют в 30 конфликтах в различных точках земного шара <1>. Известны разные формы такого участия: от помощи комбатантам (доставка оружия и боеприпасов, выполнение разведывательных заданий и т.д.) до вступления в качестве комбатантов в национальные вооруженные силы и иные вооруженные группы.

<1> URL: http://www.unicef.org.

Первыми международными договорами, регулирующими отношения, связанные с участием детей в вооруженных конфликтах, стали дополнительные протоколы 1977 г. <2>. Так, Дополнительный протокол I (далее - ДП I), касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, обязывает государства предпринимать все возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях. Он прямо запрещает их вербовку в вооруженные силы и настоятельно рекомендует государствам-участникам при вербовке лиц старше 15, но младше 18 лет отдавать предпочтение лицам более старшего возраста (ст. 77).

<2> Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов // Сб. междунар. договоров СССР. М., 1993. Вып. XLVI. С. 134 - 182; Дополнительный протокол II к Женевским конвенциям 1949 г., касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера // Там же. С. 182 - 191.

Дополнительный протокол II (далее - ДП II), посвященный защите жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера, усилил эту защиту, запретив в ст. 4(3)(c) как вербовку детей, не достигших 15 лет, в вооруженные силы, так и их участие - непосредственное или косвенное - в военных действиях. Следовательно, обязательства, налагаемые ДП II на стороны, участвующие в вооруженном конфликте немеждународного характера, носят более строгий характер, чем обязательства, которые следует выполнять во время международных вооруженных конфликтов. Возможно, это обусловлено спецификой конфликтов первого типа. Известно, что участниками внутренних конфликтов являются "не суверенные государства, а правительство одного государства, вступившее в конфликт с одной или более вооруженной группировкой на своей территории" <3>. Маловероятно, что вооруженные группы в своих действиях будут руководствоваться нормами права, установленными государством, против которого они выступают. Однако, будучи стороной в вооруженном конфликте немеждународного характера, они обязаны соблюдать нормы международного права, регулирующие данные отношения. Таким образом, международное право - основной источник правового регулирования в конфликтах немеждународного характера, поэтому им предусмотрены более жесткие ограничения для участников подобных конфликтов по сравнению с ограничениями, касающимися международных вооруженных конфликтов, сторонами в которых, как правило, выступают государства - гораздо более ответственные и цивилизованные участники международных отношений.

<3> Комментарий к Дополнительному протоколу II от 8 июня 1977 года к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающемуся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера. 2-е изд. М., 2000. С. 19 - 20.

Следующим международным договором, затронувшим проблему участия детей в вооруженных конфликтах, стала Конвенция о правах ребенка 1989 г. <4>. Она требует от государств-участников, во-первых, принимать все возможные меры для того, чтобы лица, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях (п. 2 ст. 38); во-вторых, воздерживаться от призыва любого лица, не достигшего указанного возраста, на службу в свои вооруженные силы. При вербовке из числа лиц старше 15, но младше 18 лет следует отдавать предпочтение лицам более старшего возраста (п. 3 ст. 38). Таким образом, Конвенция не ввела запрета на непосредственное или косвенное участие детей в военных действиях, который был установлен в ДП II.

<4> Конвенция о правах ребенка (20 ноября 1989 г.) // URL: http:// www.un.org/ russian/ documen/ convents/ childcon.htm.

На первый взгляд кажется, что ст. 38 Конвенции о правах ребенка ослабляет защиту, введенную Женевскими конвенциями и дополнительными протоколами, что можно обосновать положениями пп. 2 и 4 ст. 38. Положение п. 2 почти совпадает с требованием, зафиксированным в п. 2 ст. 77 ДП I, и отличается от положения, предусмотренного п. 3 ст. 4 ДП II, которое не проводит различия между прямым и косвенным участием, поскольку запрещает сторонам вербовать лиц, не достигших 15-летнего возраста, или разрешать им участвовать в военных действиях (прямо или косвенно).

На мой взгляд, п. 2 ст. 38 Конвенции о правах ребенка не ослабляет действия п. 3 ст. 4 ДП II, так как государства - участники Конвенции о правах ребенка обязуются принимать позитивные меры для предупреждения участия детей в военных действиях, в то время как дополнительные протоколы ограничиваются негативными обязанностями воздерживаться от вербовки детей и не разрешать им принимать участие в военных действиях. Налицо различные виды юридических норм, направленные на достижение одной цели - недопущение участия детей в военных действиях. Первую норму можно толковать как обязывающую, т.е. возлагающую на государство обязанность совершать определенные действия, вторую - как запрещающую (устанавливающую обязанность государства воздерживаться от совершения действий известного рода).

Норма п. 4 ст. 38 Конвенции обязывает государства принимать все возможные меры, в то время как Женевские конвенции и Дополнительные протоколы содержат ряд обязанностей абсолютного характера. Очевидно, что ст. 38 не ставит целью регламентировать все ситуации, в которых может оказаться ребенок в случае вооруженного конфликта. Эти частные ситуации регулируются специальным правом - правом вооруженных конфликтов, на которое делается особая ссылка в п. 1 ст. 38. Нет сомнений, что при возникновении противоречий будут применяться соответствующие положения права вооруженных конфликтов, поскольку оно является специальным (lex specialis). Также при возникновении противоречий можно воспользоваться "принципом наибольшего благоприятствования человеческой личности или жертве", который заключается в том, что в случае, когда два положения международного гуманитарного права противоречат друг другу, выбирать всегда нужно то, которое обеспечивает лучшую правовую защиту. Данный принцип подтверждается ст. 41 Конвенции о защите прав ребенка, где сказано: "Ничто в настоящей Конвенции не затрагивает любых положений, которые в большей степени способствуют осуществлению прав ребенка и могут содержаться в законе государства-участника или в нормах международного права, действующих в отношении данного государства".

В июне 1999 г. в Женеве Генеральная конференция Международной организации труда (далее - МОТ), "считая необходимым принять новые акты для запрещения и искоренения наихудших форм детского труда в качестве главного приоритета для национальных и международных действий", приняла Конвенцию о наихудших формах детского труда <5>. Государства - члены МОТ взяли на себя обязательства по запрету принудительной или обязательной вербовки детей для использования их в вооруженных конфликтах, признанных одной из наихудших форм детского труда. Согласно ст. 6 указанной Конвенции государства "разрабатывают и осуществляют программы действий по искоренению в приоритетном порядке наихудших форм детского труда". Конвенция была быстро одобрена многими государствами и ратифицирована быстрее всех конвенций в истории МОТ: уже к ноябрю 2003 г. число государств-членов достигло 147. Данный факт подтверждает обеспокоенность мирового сообщества проблемой вовлечения детей в вооруженные конфликты, а также необходимость более детального правового урегулирования данного вопроса.

<5> Конвенция МОТ N 182 "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда" (17 июня 1999 г.) // URL: http:// www.un.org/ russian/ documen/ convents/ conventionl82.html.

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах, от 25 мая 2000 г. <6> предъявляет к государствам-участникам следующие требования: принимать все возможные меры для обеспечения того, чтобы военнослужащие из вооруженных сил, не достигшие 18-летнего возраста, не принимали прямого участия в военных действиях (ст. 1); не допускать обязательного призыва в вооруженные силы указанных лиц (ст. 2); повысить минимальный возраст добровольного призыва лиц в национальные вооруженные силы, ранее составлявший 15 лет, признавая, что в соответствии с Конвенцией лица младше 18 лет имеют право на особую защиту (ст. 3). Иными словами, Протокол увеличивает минимальный возраст для непосредственного участия детей в военных действиях до 18 лет, налагая на государства обязательство, аналогичное предусмотренному Конвенцией. Что касается вербовки, то составители Факультативного протокола согласились ввести в качестве минимального возраста 18 лет при условии проведения различия между обязательным призывом на службу в вооруженные силы (с 18 лет) и добровольным поступлением на военную службу (допускается с 15 лет). "Факультативный протокол стал универсальным стандартом, объединяющим мировое сообщество в усердной работе над стимулированием строгого исполнения запрета на привлечение детей к участию в военных действиях, а также над обязанностью сторон отчитываться за невыполнение данного требования", - заявил господин Отгоню, специальный представитель Генерального секретаря ООН по проблемам детей в вооруженных конфликтах <7>.

<6> Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах (25 мая 2000 г.) // URL: http:// www.un.org/ russian/ documen/ convents/ rightschildprotocoll.html.
<7> Joint Press Release by UNICEF and the Office of the Special Representative of the Secretary-General for Children and Armed Conflict // URL: http://www.unicef.org.

Из региональных договоров, затрагивающих вопросы участия детей в вооруженных конфликтах, особо интересна Африканская хартия прав и благополучия ребенка <8>. Она была принята раньше Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка и, в отличие от этого документа, свободна от двусмысленности, вызванной использованием в нем двух различных терминов: "обязательный призыв" и "добровольное поступление". В ст. 22 Хартии говорится, что государства-участники должны принять все необходимые меры, направленные на то, чтобы ни один ребенок не принимал прямого участия в военных действиях, в частности чтобы ни один ребенок не был призван на военную службу. Ребенком согласно ст. 2 данной Хартии признается "любое человеческое существо, не достигшее 18 лет". Благодаря закреплению этого определения положение ст. 22 Африканской хартии стало одним из самых прогрессивных в международном праве.

<8> Африканская хартия прав и благополучия ребенка // Document OUA CAB/LEG/153/Rev.2.

Следует отметить, что продолжается работа Международного союза защиты детей над Европейской конвенцией о защите прав ребенка, проект которой состоит приблизительно из 59 статей. Статья 42 проекта уточняет, что в вооруженных конфликтах должны соблюдаться Женевские конвенции и Дополнительные протоколы к ним, причем необходимые административные и законодательные меры должны быть приняты в мирное время. Таким образом, на региональном уровне тоже ведется работа по совершенствованию международно-правового регулирования участия детей в вооруженных конфликтах.

Использование детей-солдат для совершения ими военных преступлений вызывает серьезные проблемы при решении вопроса о наступлении уголовной ответственности виновных лиц. В Статуте Международного уголовного суда <9> (далее - МУС), вступившем в силу 1 июля 2002 г., предусмотрена ответственность только для лиц, вербующих детей, в частности уточняется, что "набор или вербовка детей в возрасте до пятнадцати лет в состав вооруженных сил или их использование для активного участия в боевых действиях" (ст. 8.2.b.XXVI, 8.2.e.VII) представляют собой военное преступление независимо от того, идет ли речь о вооруженном конфликте международного или немеждународного характера. МУС правомочен осуществлять уголовное преследование тех лиц, которые используют детей в вооруженных конфликтах, такие дела сейчас находятся в Суде на стадии проверки <10>. В этом направлении более активное участие должны принимать и сами государства, и Совет Безопасности ООН, и прокурор Суда, т.е. те субъекты, которые вправе инициировать обращение в МУС. При этом остается открытым вопрос об ответственности самих детей в случае совершения ими военных преступлений.

<9> Римский статут Международного уголовного суда (17 июля 1998 г.) // URL: http:// www.un.org/ russian/ law/ icc/ romestatute(r).pdf.
<10> Так, был арестован и предан Международному уголовному суду гражданин Конго Тома Лубанга Дьило, предполагаемый создатель и руководитель вооруженного ополчения. Он обвиняется в призыве на воинскую службу детей в возрасте до 15 лет и использовании их в военных действиях. Начало суда над Лубангой планировалось на январь 2007 г., затем на июнь 2008 г., но оба раза откладывалось по процедурным соображениям. Кроме того, прокурор выдал ордеры на арест пяти членов вооруженного формирования в Уганде, обвиняемых в похищении тысяч детей, которых они насильно вербовали в свои ряды либо использовали в качестве домашней прислуги или сексуальных рабов.

В заключение хотелось бы отметить, что в целом на международном уровне закреплен запрет на участие детей в вооруженных конфликтах. Однако проблема детей-солдат до сих пор остается актуальной, в том числе потому, что этот запрет не имеет абсолютного характера. При этом очевидны тенденция к усовершенствованию норм международного права и стремление международного сообщества к разрешению проблемы. Нужно также подчеркнуть прогрессивный характер региональных договоров в указанной сфере. Тем не менее для более эффективного решения проблемы участия детей в вооруженных конфликтах и борьбы с его негативными последствиями необходимо конкретизировать нормы международного права; установить полный и обязательный запрет на участие детей в вооруженных конфликтах, а также урегулировать статус детей, задействованных в вооруженных конфликтах вопреки такому запрету.

Bibliography

Kommentarij k Dopolnitel'nomu protokolu II ot 8 iyunya 1977 goda k Zhenevskim konvenciyam ot 12 avgusta 1949 goda, kasayushhemusya zashhity zhertv vooruzhennyx konfliktov nemezhdunarodnogo xaraktera. 2-е izd. M., 2000.