Мудрый Юрист

К проблеме упорядочения уголовно-правовой охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности в законодательстве Российской Федерации и Украины *

<*> Kharchenko V.B. (Ukraine, Kharkov) On the problem of organization of penal protection of rights on the results of intellectual activity in the legislation of the Russian Federation and Ukraine.

Харченко Вадим Борисович - кандидат юридических наук, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин и административного права Харьковского экономико-правового университета (Украина, Харьков).

Рассматриваются проблемы охраны права интеллектуальной собственности уголовным законодательством Российской Федерации и Украины, анализируется правоприменительная практика по посягательствам на объекты авторского права, смежных прав, прав промышленной собственности, предлагаются пути совершенствования уголовного законодательства государств - участников СНГ.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, авторское право, смежные права, промышленная собственность, уголовная ответственность.

The article deals with problems of intellectual property guard rights provided by modern criminal legislation of the Russian Federation and Ukraine. It touches upon the analysis of law practice of encroachments on the objects of copyright, contiguous rights, industrial property rights. The author suggests the ways of solving above-mentioned problems and improving criminal legislation of the CIS-states.

Key words: intellectual property, copyright, neighbouring rights, industrial property, criminal responsibility.

В соответствии с Конституцией СССР установление основ уголовного законодательства было отнесено к ведению Союза ССР. Общесоюзное уголовное законодательство состояло из Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (далее - Основы), законов об уголовной ответственности за государственное преступление, воинские преступления и некоторых других общесоюзных законов. Такие же подходы существовали и применительно к науке уголовного права как единого советского уголовного права, которое является "...волей всего советского народа, выраженной в юридических нормах" <1>. Данное обстоятельство, безусловно, было позитивным по своей сути, поскольку объединяло направленные на развитие и совершенствование общего уголовного законодательства усилия ученых-криминалистов не только бывших УССР и РСФСР, но и всех других союзных республик.

<1> Загородников Н.И. Советское уголовное право. Общая и Особенная части. М., 1976. С. 3.

Уже достаточно длительное время уголовные законы Российской Федерации и Украины развиваются параллельно, но сравнительно независимо друг от друга. Следует признать, что Россия опережает по большинству вопросов развития науки уголовного права Украину, это обусловлено рядом объективных и субъективных факторов, исследование которых не выступает целью данной работы. Однако опережение, во-первых, прослеживается не по всем направлениям. Так, первое монографическое исследование вопросов уголовно-правовой охраны авторского права и смежных прав в Украине было проведено еще в 1996 г. <2>, в то время как аналогичная тематика в уголовном праве РФ и государств - участников СНГ была освещена несколько позже <3>. Во-вторых, опережение развития науки уголовного права и законодательства РФ позволяет отслеживать деструктивные или ошибочные направления и избегать их в законодательстве и доктрине уголовного права Украины. Например, безудержный процесс "улучшения" и "дополнения" уголовного закона законодателями Российской Федерации в настоящее время уже привел к нивелированию предыдущего правового опыта, нарушению концептуальных положений закона, различному регулированию ряда вопросов правовыми нормами, судебной практикой и доктриной уголовного права. В Украине этот процесс только "набирает обороты", но уже вызвал дискуссии в научных кругах о необходимости изменения порядка или процедуры внесения поправок и дополнений в закон об уголовной ответственности.

<2> Харченко В.Б. Уголовно-правовая охрана авторского права и смежных прав: Дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1996.
<3> Коваленко А.А. Уголовно-правовая охрана авторских и смежных прав: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001; Кощегулов Б.Б. Уголовно-правовая характеристика нарушения авторских и смежных прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Караганда, 2009.

Сотрудничество ученых-криминалистов указанных дружественных стран усложняется отсутствием должного взаимодействия между государствами - участниками СНГ по охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, которое в настоящее время охватывает лишь отдельные аспекты такой охраны в рамках двусторонних соглашений <4>. Проблема охраны объектов права интеллектуальной собственности актуальна и потому, что в настоящий момент Россия и Украина объявили об инновационном пути развития, который невозможен без создания эффективного механизма охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности посредством как совершенствования национального законодательства, так и развития международного сотрудничества в этом направлении, в том числе в рамках СНГ.

<4> Угода мiж Кабiнетом Мiнiстрiв Украiни та Урядом Росiйськоi Федерацii про взаэмну охорону прав на результати iнтелектуальноi дiяльностi, що використовуються та отриманi в ходi двостороннього вiйськово-технiчного спiвробiтництва: затверджена Постановою Кабiнету Мiнiстрiв Украiни вiд 4 червня 2008 р. N 519 // URL: http:// zakon1.rada.gov.ua/ cgi-bin/ laws/ main.cgi?nreg=643_706.

Итак, цель нашей статьи - освещение вопросов такой охраны, возникающих как на законодательном уровне, так и в правоприменительной практике наших стран. Актуальность данной тематики подчеркивается и тем, что до настоящего времени проблемы уголовно-правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности рассматривались исключительно в рамках национального законодательства, без учета их схожести в законодательстве РФ и Украины, а также того обстоятельства, что правоприменительная практика сталкивается с одними и теми же спорными вопросами привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в нарушении прав на результаты интеллектуальной (творческой) деятельности.

В частности, стремление Украины адаптировать национальное законодательство к правовой системе Европейского союза (acquis communautaire) <5> определило динамику развития уголовно-правовой охраны права интеллектуальной собственности <6>, хотя и вызвало в ряде случаев поспешные решения. В то же время уголовно-правовая сфера Европейского союза оставляет за государствами-членами право на применение национального уголовного законодательства на условиях, которые в каком-либо случае делают наказание более эффективным, пропорциональным и действенным <7>. Статья 61 Соглашения по торговым аспектам прав на интеллектуальную собственность (Соглашение TRIPS) лишь определяет, что государства-члены предусматривают уголовные процедуры и штрафы, которые применяются по крайней мере в случаях намеренной подделки товарных знаков или нарушения авторского права, совершенных в коммерческих масштабах <8>. Таким образом, именно на национальном уровне должны быть решены вопросы уголовно-правовой охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности.

<5> Про загальнодержавну програму адаптацii законодавства Украiни до законодавства Европейського союзу: Закон Украiни вiд 18 березня 2004 р. N 1629-IV // Вiдомостi Верховноi Ради Украiни. 2004. N 29. Ст. 367.
<6> Автор разделяет мнение ведущих украинских ученых-цивилистов, что название разд. VII "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" части четвертой Гражданского кодекса РФ намного удачнее названия книги 4 "Право интеллектуальной собственности" Гражданского кодекса Украины, так как применение термина "собственность" в отношении результатов интеллектуальной деятельности достаточно часто обусловливает ошибочное понимание содержания данного института.
<7> Жданов Ю.Н., Лаговская Е.С. Европейское уголовное право. Перспективы развития. М., 2001. С. 21.
<8> Основы интеллектуальной собственности. Киев, 1999. С. 443 - 456.

Интенсивное совершенствование норм уголовного законодательства Украины в указанной сфере (в нормы нового УК Украины было внесено девять изменений и дополнений) повлекло за собой несовершенство права, выраженное отсутствием необходимого компонента <9>. В первую очередь это относится к определению родового (видового, группового) объекта преступлений в сфере интеллектуальной деятельности. Общепринятым является соотношение понятий "объект уголовно-правовой охраны", "объект преступления", "объект преступного посягательства (воздействия)" как исключительно научных категорий, предметов научных споров, которые не имеют практического применения и находятся в теоретической плоскости науки уголовного права.

<9> Лазарев В.В. Понятие пробелов в праве // Сов. государство и право. 1967. N 4. С. 92.

По нашему мнению, разнообразие подходов к определению объекта преступления обусловлено прежде всего необходимостью его установления исходя из традиционных подходов к уголовно-правовой характеристике состава конкретного преступления или группы преступлений на основе анализа их элементов: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. Дискуссионность данного вопроса объясняется и системно-определяющей функцией, возложенной на объект преступления как критерий систематизации Особенной части уголовного закона РФ, а также закона об уголовной ответственности Украины. Таким образом, собственную позицию по данному вопросу имеет почти каждый ученый в области уголовного права. В то же время многообразие и многоплановость общественных отношений, благ, социальных ценностей, прав, свобод <10>, исторических и современных концепций объекта преступления в теории уголовного права дают практически неограниченную возможность выбора позиции в отношении объекта того или иного конкретного преступления или группы преступлений. Однако при осуществлении досудебного производства и отправлении правосудия вопросам установления объекта, как правило, должного внимания не уделяется. Объект преступления воспринимается как что-то само собой разумеющееся, данное и всегда имеющее место при совершении общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Именно поэтому обычно изучается лишь предмет преступления (если он характеризует данную конкретную норму). Объект же в большинстве случаев не устанавливается и не исследуется.

<10> Не дискутируя по поводу понятия объекта преступления в настоящей статье, мы перечисляем данные категории в произвольном порядке.

Изложенное в полной мере относится к преступлениям, предусмотренным ст. 146 "Нарушение авторских и смежных прав" <11> и 147 "Нарушение изобретательских и патентных прав" УК РФ, 176 "Нарушение авторского права и смежных прав" и 177 "Нарушение прав на изобретение, полезную модель, промышленный образец, топографию интегральной микросхемы, сорт растений, рационализаторское предложение" УК Украины <12>. Установление факта незаконного использования объектов авторского права или смежных прав, права промышленной собственности, крупного размера ущерба (в УК Украины - ущерба в значительном размере), наличия умысла виновного и его соответствия признакам субъекта указанных преступлений рассматриваются как необходимое и достаточное условие квалификации содеянного по указанным нормам Уголовных кодексов.

<11> В международных соглашениях и нормативных правовых актах, Модельном законе "Об авторском праве и смежных правах", а также национальном гражданском законодательстве РФ и Украины термин "авторское право" всегда употребляется в единственном числе. УК РФ и многие ученые криминалисты до сих пор в отношении авторского права употребляют множественную форму - "авторские права", что нарушает принцип единства терминологии в различных отраслях национального законодательства.
<12> Кримiнальний кодекс Украiни вiд 5 квiтня 2001 р. N 2341-III // Офiцiйний вiсник Украiни. 2001. N 21. Ст. 920.

При этом наука уголовного права и судебная практика полностью игнорируют место данных составов в системе Особенной части УК РФ и Украины. Указанные статьи расположены в гл. 19 "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина" разд. VII "Преступление против личности" УК РФ и в разд. V "Преступления против избирательных, трудовых и других личных прав и свобод человека и гражданина" Особенной части УК Украины. Исходя из этого, А.В. Наумов относит рассматриваемые нарушения к группе преступлений против социальных прав и свобод человека и гражданина, а также говорит, что именно конституционные права и свободы человека и гражданина непосредственный объект данных посягательств <13>.

<13> Словарь по уголовному праву / Под ред. А.В. Наумова. М., 1997. С. 434 - 436.

Местонахождение названных составов преступлений было определено еще в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Следуя Основам, Уголовные кодексы УССР и РСФСР 60-х гг. прошлого столетия включили нарушение авторских и изобретательских прав в гл. 4 "Преступления против политических и трудовых прав граждан" Уголовных законов УССР и РСФСР. Такой подход был продиктован содержанием положений советского гражданского права, которое рассматривало авторскую и изобретательскую деятельность трудящихся только как часть прав советских граждан на труд. Института прав интеллектуальной собственности (прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) в современном его понимании в то время не было и не могло быть. Государство закрепляло за собой право использования данных результатов творческой деятельности советских граждан по своему усмотрению, оставляя авторам и изобретателям личные неимущественные права и право на вознаграждение.

Ответственность за нарушение права авторства на научное, литературное, музыкальное или художественное произведение была предусмотрена ст. 136 УК УССР, а за нарушение прав авторства на изобретение или рационализаторское предложение ст. 137 УК УССР. В РСФСР ответственность за данные преступления предусматривалась различными частями ст. 141 УК РСФСР. Хотя и утверждалось, что при совершении этих преступлений "...не только нарушаются авторские права граждан, но и затрагиваются имущественные интересы личности" <14>, фактически данные "интересы" предусматривали лишь право на получение автором вознаграждения от государства за использование его произведения, изобретения или рационализаторского предложения.

<14> Загородников Н.И. Указ. соч. С. 387.

В настоящее время институт права на результаты интеллектуальной деятельности претерпел кардинальные изменения и стал одним из важнейших не только для национального гражданского законодательства государств - участников СНГ, но и для построения цивилизованных рыночных отношений, обеспечения социальной ориентации экономики, инновационного социально-экономического развития, межгосударственного сотрудничества в рамках СНГ, ЕС и ВТО, а также признания международных конвенций, соглашений и договоров, ратифицированных высшими законодательными органами РФ и Украины, частью национального законодательства.

За годы самостоятельного государственного строительства Россия и Украина создали эффективные системы правовой охраны интеллектуальной собственности, обеспечивающие государственную политику в данной сфере, сформировали нормативно-правовую базу, в целом соответствующую международным нормам и стандартам, образовали необходимую инфраструктуру и внедрили механизмы реализации правовых норм. В наших странах существенно повысился уровень защиты прав интеллектуальной собственности, улучшается система координации действий правоохранительных и контролирующих органов по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности. Обе страны за этот период ратифицировали основные международные документы в сфере авторского права, смежных прав и промышленной собственности. Конституции РФ и Украины гарантировали каждому гражданину свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, охрану интеллектуальной собственности. Гражданские кодексы содержат самостоятельные разделы (книги) об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), приняты специальные законы об авторском праве и смежных правах, об охране прав на изобретение и полезные модели, промышленные образцы, сорта растений, топографии интегральных микросхем и другие объекты творческой деятельности. Кроме того, Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ была принята новая редакция Модельного закона "Об авторском праве и смежных правах" <15> (далее - Модельный закон).

<15> О новой редакции Модельного закона "Об авторском праве и смежных правах": Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ от 18 ноября 2005 г. N 26 - 13 // URL: http:// www.medialaw.ru/ exussrlaw/ l/ sng/ 07.htm.

Вместе с тем указанные изменения в сфере правового регулирования и охраны объектов права интеллектуальной собственности (фактически создание самостоятельного института гражданского права) в уголовных законодательствах РФ и Украины повлекли за собой лишь увеличение перечня предметов данных преступлений, круга деяний, их образующих, и, как правило, установление уголовной ответственности исключительно в случае причинения крупного (значительного) ущерба.

Одновременно, как подчеркивалось ранее, требует уточнения круг лиц, которые по законодательству РФ и Украины могут обладать исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности. В соответствии со ст. 1228 ГК РФ, ст. 421 ГК Украины <16>, а также ст. 15 Модельного закона право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права могут принадлежать только гражданину (автору, исполнителю, изобретателю и т.п.), творческим трудом которого создан такой результат. Они неотчуждаемы и непередаваемы, отказ от этих прав ничтожен. Исключительное же имущественное право может принадлежать как гражданину, так и юридическому лицу (правообладателю), которые вправе использовать этот результат по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (ст. 1229 ГК РФ, ст. 424 ГК Украины, ст. 16 Модельного закона). Эти положения указывают на две самостоятельные группы правообладателей: 1) граждане (физические лица) и 2) юридические лица.

<16> Цивiльний кодекс Украiни вiд 16 сiчня 2003 р. N 435-IV // Офiцiйний вiсник Украiни. 2003. N 11. Ст. 461.

Как уже отмечалось, в юридической литературе <17> утверждается, что преступления против результатов интеллектуальной деятельности посягают на провозглашенную в основных законах охрану интеллектуальной собственности (ст. 44 Конституции РФ и ст. 54 Конституции Украины <18>). Действительно, ч. 1 ст. 44 Конституции РФ гласит: "Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом". Конституция Украины содержит идентичную формулировку. Однако следует акцентировать внимание на том, что данные нормы предусмотрены в главах конституций, которые гарантируют права и свободы человека и гражданина, а термин "каждому" предполагает, что возможно прочтение: "Каждому человеку и гражданину гарантируется..." На это указывает и общепризнанная трактовка понятий "человек" и "гражданин" <19>.

<17> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. М., 2001. С. 315 - 316; Науково-практичний коментар до Кримiнального кодексу Украiни / За ред. С.С. Яценка. Киев, 2002. С. 352 - 353.
<18> Конституцiя Украiни вiд 28 червня 1996 р. N 254к/96-ВР // Вiдомостi Верховноi Ради Украiни. 1996. N 30. Ст. 141.
<19> Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М., 2000. С. 190, 707.

О таком понимании конституционных прав и свобод свидетельствует и систематизация объектов преступлений, предусмотренных разд. V Особенной части УК, в науке уголовного права Украины. Практически все авторы называют родовым объектом данной группы преступлений конституционные права и свободы именно человека и гражданина <20>. Некоторые авторы даже выделяют обязательный признак данных преступлений - потерпевшего. По их мнению, при нарушении авторского права, смежных прав и прав промышленной собственности потерпевшим может быть только физическое лицо (автор, исполнитель произведения, изготовители фонограмм или видеограмм, автор изобретения и т.п.), а также его наследники и физические лица, которым на законных основаниях были переданы права на эти объекты <21>. Исключением является позиция С.Я. Лыховой, которая обоснованно делает вывод, что составы деяний, посягающих на результаты интеллектуальной деятельности, находятся за пределами родовых объектов преступлений против избирательных, трудовых и других личных прав и свобод человека и гражданина (разд. V Особенной части УК Украины) <22>. М.И. Хавронюк также не считает данные составы преступлений посягательствами на личные права и свободы человека и гражданина <23>.

<20> Гуторова Н.А. Уголовное право Украины. Особенная часть. Харьков, 2003. С. 80 - 83; Коржанський М.Й. Квалiфiкацiя злочинiв. Навчальний посiбник. Киев, 2002. С. 209; Кримiнальне право Украiни. Особлива частина / За ред. М.I. Мельника, В.А. Клименка. Киев, 2004. С. 98 - 99; Савченко А.В. Сучасне кримiнальне право Украiни: Курс лекцiй. Киев, 2005. С. 355 - 358.
<21> Науково-практичний коментар Кримiнального кодексу Украiни / За ред. М.I. Мельника, М.I. Хавронюка. Киев, 2003. С. 391, 392.
<22> Лихова С.Я. Злочини у сферi реалiзацii громадянських, полiтичних та соцiальних прав i свобод людини i громадянина (роздiл V Особливоi частини КК Украiни). Киев, 2006. С. 160 - 162.
<23> Хавронюк М.I. Довiдник з Особливоi частини Кримiнального кодексу Украiни. Киев, 2004. С. 180.

Неоспоримо то, что преступления, предусмотренные ст. 146 и 147 УК РФ, а также аналогичными нормами УК Украины, имеют место только в случае нарушения права на результаты интеллектуальной деятельности физического лица. В то же время из 271 нарушения авторского права и смежных прав, выявленного в Украине в течение прошедшего года, большинство (свыше 95%) были совершены в отношении правообладателей юридических лиц (корпораций по разработке программного обеспечения, звукозаписывающих организаций, организации вещания и др.). В Российской Федерации ситуация такая же. В 2006 г. только рынок "пиратского" программного обеспечения в странах с развитой экономикой составил 22 млрд. долл., а в странах с растущей экономикой - 18 млрд. По количеству "пиратского" программного обеспечения Украина занимает четвертое место в Европе (почти 86%), а РФ - седьмое (80%) <24>.

<24> Матерiали Круглого столу "Роль держави, бiзнесу та громадськостi в рiшеннi проблем захисту авторських прав" // URL: http:// www.cipr.org/ activities/ publications/ index.htm.

По данным исследования Business Software Alliance (BSA) и IDC, использование "пиратского" программного обеспечения в РФ за пять лет снизилось на 19% (с 87% в 2004 г. до 68% в 2008 г.). В то же время финансовые потери производителей программного обеспечения в России от использования "пиратской" продукции выросли на 2%, составив 4,2 млрд. долл. Уровень использования "пиратского" программного обеспечения на персональных компьютерах в Украине вырос на 1% (до 84%) в сравнении с 2007 г. Потери в Украине от компьютерного "пиратства" в 2008 г. выросли до 534 млн. долл. Вместе с тем снижение глобального уровня компьютерного "пиратства" в мире лишь на 1% в год обеспечит прирост программной отрасли на 20 млрд. долл. <25>.

<25> Progress Through the Economic Storm: Year in Review // Business Software Alliance (BSA). URL: http:// www.bsa.org/ country/ BSA%20and%20Members.aspx.

Можно утверждать, что по уровню и распространенности нарушения исключительных имущественных прав на интеллектуальную собственность обладателей - юридических лиц наиболее опасны (как правило, причиняют значительный или крупный ущерб) и преобладают в наших государствах. В связи с этим судам предписано исходить из того, что ответственность за нарушение авторского права и (или) смежных прав наступает при наличии определенных, установленных законом условий: факта противоправного поведения лица; вреда, причиненного субъекту авторского права и (или) смежных прав; причинно-следственной связи между вредом и противоправным поведением лица; виной лица, которое причинило вред <26>. Из-за отсутствия норм о нарушении прав на результаты интеллектуальной деятельности правообладателей - юридических лиц в уголовном законодательстве как РФ и Украины, так и большинства государств - участников СНГ в отношении данных посягательств применяются уголовно-правовые нормы, предусмотренные главами и разделами о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

<26> Про застосування судами норм законодавства у справах про захист авторського права i сумiжних прав: Постанова Пленуму Верховного Суду Украiни вiд 4 червня 2010 р. N 5 // URL: http:// www.scourt.gov.ua/ clients/ vs.nsf/ 0/ 925CB195F3F0BF70C225774200286BFD? OpenDocument& CollapseView& RestrictToCategory= 925CB195F3F0BF70C225774200286BFD& Count= 500&.

Это позволяет говорить, что в РФ и Украине при нарушении прав интеллектуальной собственности юридических лиц нормы, устанавливающие ответственность за посягательство на результаты интеллектуальной деятельности правообладателей - физических лиц (ст. 146, 147 УК РФ и 176, 177 УК Украины), в настоящее время применяются по аналогии: по признаку сходства общественно опасных деяний по родовому (видовому) объекту <27>. Действительно, ст. 16 УК РСФСР 1926 г. определяла: "Если то или иное общественно опасное деяние прямо не предусмотрено настоящим Кодексом, то основание и пределы ответственности за него определяются применительно к тем статьям Кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду преступления..." <28>. Однако надо напомнить, что в уголовном праве РФ и Украины действует принцип nullum crimen sine lege (нет преступления без указания на него в законе), а ч. 2 ст. 3 УК РФ и ч. 4 ст. 3 УК Украины содержат идентичные положения: "Применение уголовного закона по аналогии не допускается". Кроме того, объект преступления является обязательным, общим, основным признаком любого состава преступления. Его отсутствие в любом случае исключает состав преступления <29>.

<27> Сборник действующих постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 - 1951 гг. М., 1952. С. 29 - 30.
<28> Советское уголовное право. Общая и Особенная части: Учеб. / Под ред. В.Д. Меньшагина. М., 1958. С. 48 - 50.
<29> Уголовное право УССР. Общая часть / Под ред. В.В. Сташиса, А.Ш. Якупова. Киев, 1984. С. 71.

Вместе с тем в абз. 2 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 <30> указывается: судам следует учитывать, что помимо автора произведения (физического лица, творческим трудом которого создано произведение) или обладателей смежных прав (исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания) потерпевшими по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ, могут быть иные лица (как физические, так и юридические), которым авторское право или смежные права принадлежат на основании закона, переходят по наследству либо по договору. По нашему убеждению, данное положение прямо противоречит ч. 2 ст. 3 УК РФ и является не чем иным, как применением уголовного закона по аналогии.

<30> О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. N 14 // URL: http:// www.supcourt.ru/ vscourt_detale.php?id= 4798.

Отметим, что в последнее время в Украине обсуждается идея принятия отдельного кодифицированного законодательного акта - кодекса интеллектуальной собственности и включения в него норм об уголовной ответственности за нарушение прав на все объекты названного института. При этом игнорируется то обстоятельство, что какое-либо совершенствование уголовного законодательства должно происходить с использованием имеющегося правового опыта <31> и преемственностью между старым и новым уголовными законами <32>. В некоторых странах (Франции, Германии, Филиппинах) существует практика дополнения отдельных гражданско-правовых актов нормами об уголовной ответственности. Часть 2 ст. 3 УК Украины предусматривает, что законы Украины об уголовной ответственности, принятые после вступления в силу УК, включаются в него после вступления их в силу. Часть 1 ст. 2 УК Украины также указывает, что основание уголовной ответственности - совершение лицом общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК. Аналогично эти вопросы решаются наукой уголовного права и уголовным законодательством РФ <33>.

<31> Бажанов М.И. К вопросу о преемственности в уголовном праве // Проблеми законностi. 1995. Вип. 30. С. 115.
<32> Навроцький В.О. Наступнiсть кримiнального законодавства Украiни (порiвняний аналiз КК Украiни 1960 р. та 2001 р.). Киев, 2001. С. 27.
<33> Коряковцев В.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. СПб., 2004. С. 16.

Обоснованное и правомерное разрешение данного вопроса было предложено проектом Закона Украины от 10 июля 2007 г. N 4006 <34>. Имея большое количество замечаний по данному законопроекту, отметим, что основная его новелла о дополнении Особенной части УК Украины новым самостоятельным разделом "Преступления против интеллектуальной собственности" и включении в него всех составов посягательств на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (независимо от обладателей прав на данные объекты интеллектуальной собственности и объектов этих прав), по нашему мнению, является единственно правильной и научно обоснованной. К сожалению, данный законопроект не нашел поддержки и был отозван автором 23 ноября того же года.

<34> Про внесення змiн до Кримiнального кодексу Украiни та Кодексу Украiни про адмiнiстративнi правопорушення щодо впорядкування вiдповiдальностi за злочини проти iнтелектуальноi власностi: проект Закону Украiни N 4006 вiд 10 липня 2007 р. // URL: http:// gska2.rada.gov.ua/ pls/ zweb_n/ webproc4_1?id= &pf3511= 30520.

Считаем необходимым констатировать следующее:

  1. в настоящий момент в уголовном праве РФ и Украины грубо нарушается один из основополагающих принципов - принцип законности, без соблюдения которого невозможно построение всей отрасли, отдельных ее институтов, правотворческая и правоприменительная деятельность;
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака" в части определения круга потерпевших по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146 и 147 УК РФ, противоречит положениям Конституции и Уголовного кодекса РФ, общепризнанным принципам и нормам международного права, следовательно, не может применяться в судебной практике и подлежит пересмотру или отмене;
  3. уголовные законы РФ и Украины в настоящее время не содержат норм-запретов, предусматривающих ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности, правообладателями которых выступают юридические лица, т.е. имеется существенный пробел права;
  4. привлечение к уголовной ответственности и применение наказаний за совершение преступлений, предусмотренных ст. 146 и 147 УК РФ, 176 и 177 УК Украины, при посягательстве на результаты интеллектуальной деятельности, правообладателями которых являются юридические лица, в Российской Федерации и Украине незаконны, поскольку в этом случае уголовный закон применяется по аналогии;
  5. предложения о включении норм об уголовной ответственности за посягательства на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в отдельный кодифицированный законодательный акт необоснованны, деструктивны и противоречат доктрине уголовного права и основополагающим положениям уголовного закона России и Украины;
  6. охрану прав на результаты интеллектуальной деятельности необходимо обеспечить национальными уголовными законами, которые бы согласовывались с общепризнанными на международном уровне подходами и принципами. Без этого Российская Федерация и Украина не могут претендовать на статус государств с развитой правовой системой, а также на принятие во всемирные и региональные межгосударственные организации и союзы;
  7. российским и украинским законодателям, а также ученым-криминалистам государств - участников СНГ следует наконец-то принять тезис, обоснованный почти 15 лет назад <35> и опробованный правоприменителями ряда европейских стран <36>: преступления в сфере интеллектуальной собственности образуют самостоятельную группу преступных посягательств, объединенных единым родовым объектом, имеющих право на обособленное место в системе Особенной части уголовного закона. По нашему мнению, целесообразно включение данной группы преступлений в виде отдельной главы 22.1 "Преступления в сфере интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации" в УК РФ с изменением названия соответствующего раздела. В УК Украины было бы логично и правильно сформировать раздел VII-1 "Преступления в сфере интеллектуальной собственности". Формулировка "в сфере" более приемлема, так как некоторые посягательства могут быть совершены непосредственно правообладателями прав на объекты интеллектуальной собственности;
<35> Харченко В.Б. Уголовно-правовая охрана авторского права и смежных прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1996. С. 13.
<36> Уголовный кодекс Эстонской Республики / Науч. ред. и пер. с эст. В.В. Запевалова. СПб., 2001. С. 251 - 255; Уголовный кодекс Испании / Под ред. и с предисл. Н.Ф. Кузнецовой, Ф.М. Решетникова. М., 1998. С. 87 - 92; Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. М., 2000. С. 166, 167.
  1. исторический опыт развития государств со схожей правовой системой и подобными принципами построения системы национального законодательства свидетельствует о необходимости возобновления более тесного сотрудничества Российской Федерации и Украины как на законодательном уровне, так и на уровне ученых-криминалистов этих государств, в том числе в вопросах противодействия посягательствам на результаты интеллектуальной деятельности.

Bibliography

Bazhanov M.I. K voprosu o preemstvennosti v ugolovnom prave // Problemi zakonnosti. 1995. Vip. 30.

Dal' V.I. Tolkovyj slovar' russkogo yazyka. M., 2000.

Gutorova N.A. Ugolovnoe pravo Ukrainy. Osobennaya chast'. Xar'kov, 2003.

Kommentarij k Ugolovnomu kodeksu Rossijskoj Federacii / Otv. red. V.M. Lebedev. M., 2001.

Koryakovcev V.V. Kommentarij k Ugolovnomu kodeksu Rossijskoj Federacii. SPb., 2004.

Korzhans'kij M.J. Kvalifikaciya zlochiniv. Navchal'nij posibnik. Kiev, 2002.

Koshhegubv B.B. Ugolovno-pravovaya xarakteristika narusheniya avtorskix i smezhnyx prav: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. Karaganda, 2009.

Kovalenko A.A. Ugolovno-pravovaya oxrana avtorskix i smezhnyx prav: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2001.

Kriminal'ne pravo Ukraini. Osobliva chastina / Za red. M.I. Mel'nika, V.A. Klimenka. Kiev, 2004.

Lazarev V.V. Ponyatie probelov v prave // Sov. gosudarstvo i pravo. 1967. N 4.

Lixova S.Ya. Zlochini u sferi realizacii gromadyans'kix, politichnix ta social'nix prav i svobod lyudini i gromadyanina (rozdil V Osoblivoi chastini KK Ukraini). Kiev, 2006.

Materiali Kruglogo stolu "RoF derzhavi, biznesu ta gromads'kosti v rishenni problem zaxistu avtors'kix prav" // URL: http://www.cipr.org/activities/publications/index.htm.

Naukovo-praktichnij komentar do Kriminal'nogo kodeksu Ukraini / Za red. S.S. Yacenka. K., 2002.

Naukovo-praktichnij komentar Kriminal'nogo kodeksu Ukraini / Za red. M.I. Mel'nika, M.I. Xavronyuka. K., 2003.

Navroc'kij V.O. Nastupnist' kriminal'nogo zakonodavstva Ukraini (porivnyanij analiz KK Ukraini 1960 r. ta 2001 r.). Kiev, 2001.

Osnovy intellektual'noj sobstvennosti. Kiev, 1999.

Progress Through the Economic Storm: Year in Review // Business Software Alliance (BSA). URL: http://www.bsa.org/country/BSA%20and%20Members.aspx (2010. 10 iyulya).

Savchenko A.V. Suchasne kriminal'ne pravo Ukraini: Kurs lekcij. Kiev, 2005.

Slovar' po ugolovnomu pravu / Pod red. A.V. Naumova. M., 1997.

Sovetskoe ugolovnoe pravo. Obshhaya i Osobennaya chasti: Ucheb. / Pod red. V.D. Men'shagina. M., 1958.

Ugolovnoe pravo USSR. Obshhaya chast' / Pod red. V.V. Stashisa, A.Sh. Yakupova. Kiev, 1984.

Xarchenko V.B. Ugolovno-pravovaya oxrana avtorskogo prava i smezhnyx prav: Dis. ... kand. yurid. nauk. Xar'kov, 1996.

Xavronyuk M.I. Dovidnik z Osoblivoi chastini Kriminal'nogo kodeksu Ukraini. Kiev, 2004.

Zagorodnikov N.I. Sovetskoe ugolovnoe pravo. Obshhaya i Osobennaya chasti. M., 1976.

Zhdanov Yu.N., Lagovskaya E.S. Evropejskoe ugolovnoe pravo. Perspektivy razvitiya. M., 2001.