Мудрый Юрист

Суверенитет: народный или национальный?

Конев Ф.Ф., ведущий юрисконсульт Правового департамента Ассоциации российских банков, кандидат юридических наук, доцент.

Интерес к одному из важнейших понятий теории права и государства - понятию суверенитета - не ослабевает как со стороны теории, так и со стороны практики. Достаточно вспомнить известный "парад суверенитетов" республик Российской Федерации, основной причиной которого явилось непонимание существа этого понятия и особенностей его трактовки по отношению к многонациональному федеративному государству. Постоянно выходят публикации различных авторов, с разных позиций трактующие это понятие.

Основным в исследовании суверенитета является понятийный аппарат. В теории права и государства определяющую роль играют такие взаимосвязанные понятия, как народ, нация, государство, суверенитет. В разное время различные ученые-правоведы по-разному определяли эти понятия. Разногласия в их понимании имеют не только теоретическое, но и существенное практическое значение. Федеративное устройство многих государств в XX в. определялось именно теоретическими представлениями, которые были приняты теми или иными политическими силами. В частности, национально-территориальное деление Российской Федерации, оставленное нам в наследство большевиками и И.В. Сталиным, было создано на основе теоретических представлений о нации, национальности, праве наций на самоопределение, которые в то время преобладали.

П.А. Астафичевым <*> дан достаточно подробный анализ представлений различных ученых и политиков о рассматриваемых понятиях. Взгляды ряда ведущих ученых можно узнать, например, из энциклопедии "Федерализм", подготовленной сотрудниками МГУ им. М.В. Ломоносова <**>.

<*> Астафичев П.А. Народный суверенитет: понятие, содержание, конституционные формы выражения // Конституционное и муниципальное право. 2004. N 4. С. 2 - 10.
<**> Федерализм: Энциклопедия. М.: Изд-во МГУ, 2000.

Полагаем что, теоретические представления о народе, нации, национальности, народностях должны быть обязательно связаны с практикой применения этих понятий. В этой связи важно разделить понятия "нация" и "национальность".

Национальность определяет принадлежность лица к исторически сложившейся этносоциальной группе людей, характеризующейся наличием общего языка, общности культуры, традиций, психологии, наличием этнического самосознания.

Понятие "нация" образовывалось ранее путем добавления общей территории проживания к приведенному представлению о национальности. По-видимому, это было справедливо для доиндустриального (аграрного) периода развития человеческого общества. Индустриальный, а затем и постиндустриальный этапы изменили эти представления коренным образом. Произошло взаимное проникновение, перемешивание людей различных национальностей (за редким исключением). С ростом общей культуры и образованности общества и его информатизации эти тенденции только усиливаются. Понятие общей территории проживания для представителей одной национальности практически исчезает. Определяющим становится не понятие "национальность", но понятие "гражданство", т.е. принадлежность определенного лица государству, в котором человек проживает.

Например, в многонациональной Франции есть только французы. В Российской Федерации из паспортов исключена (несмотря на ряд протестов) графа "национальность". При этом каждому человеку по его желанию дано право причислять себя к конкретной национальности.

Тем не менее общий язык, общность культуры, традиций и психологии играют большую роль в самосознании представителей конкретных национальностей, что связано с развитием и укреплением так называемой национально-культурной автономии <*>. Важно подчеркнуть, что в современном обществе представление о национально-культурной автономии не связывается с территориальной принадлежностью, с местом проживания представителей той или иной национальности. Классическими примерами реальной национально-культурной автономии являются еврейские и армянские диаспоры, которые сохраняют и развивают свое национальное (этническое) самосознание при проживании практически во всех странах мира.

<*> Хабриева Т.Я. Правовые и организационные основы национально-культурной автономии в Российской Федерации // Журнал российского права. 2003. N 7. С. 7 - 16.

Полагаем, что нация - это исторически сложившаяся общность людей, объединенных общей территорией проживания и подчиняющихся единым законам, т.е. государству. Фактически это формальное представление приравнивает понятия "нация" и "народ". Например, население таких многонациональных государств, как США и Швейцария, вполне осознает себя принадлежащими к одной нации, несмотря на большое разнообразие языков, происхождения и религии.

Единое представление о нации и народе позволяет обосновать современное понимание права наций на самоопределение. Речь не идет о праве на обособление представителей той или иной национальности, даже исторически компактно проживающих на определенной территории. Речь идет именно о праве нации, т.е. народа, определять свою судьбу, государственное устройство, законодательство независимо от национальностей.

Именно представление о нации как сообществе людей одной национальности приводит к теоретическим и практическим проблемам трактовки принципа права наций на самоопределение. Так, Г.Х. Попов отождествляет понятия "нация" и "национальность". В частности, он пишет: "В России признано национально-территориальное деление. Эти территории не совпадают с нациями, а сами нации распределяются по всей стране" <*>. И далее: "Граждане любой нации в любой части России должны быть дома" и "гарантируется полная национально-культурная автономия каждой нации". С этими утверждениями трудно не согласиться, если в них заменить слово "нация" на "национальность". Смешение понятий привело Г.Х. Попова к выводу о неприменимости права наций на самоопределение в современных условиях, поскольку "курс на признание претензий наций на независимость ведет в тупики и к кризисам" <**>. Интересное предложение Г.Х. Попова о создании в России землячеств как пути реализации национально-культурной автономии трактуется им как создание "землячеств одной нации".

<*> Попов Г.Х. К вопросу о праве наций на самоопределение // Московский комсомолец. 2004. 30 ноября.
<**> Там же.

Г.Х. Попов приводит слова депутата I Государственной Думы Ф.И. Родичева: "Всякий русский подданный должен иметь право называть Россию своим отечеством". В этой фразе под "русским подданным" понимается представитель единого народа России, не имеется в виду национальность: русский подданный - проживающий на территории России и исполняющий законы России.

Трактовка права наций как отдельных национальностей на самоопределение привела в ряде государств к образованию национально-территориальных образований, власть и основные права в которых фактически принадлежат представителям так называемой титульной нации. Следствием этого является ущемление прав тех жителей, которые принадлежат к другим национальностям, в то время как указанные национально-территориальные образования фактически являются многонациональными и представители "титульной нации" не обязательно составляют большинство населения. Говорить следует не о "титульной нации", а только лишь о титульной национальности как этнической группе, давшей наименование тому или иному территориальному образованию.

Непонимание принципиального различия между нацией (народом) и национальностью служит, например, теоретическим обоснованием ущемлению прав и свобод русскоязычного населения в прибалтийских странах (если не учитывать прения относительно так называемой оккупации русскими). Население каждого из прибалтийских государств должно рассматриваться как единая нация.

Разделение понятий "нация" (народ) и "национальность" (принадлежность к этнической группе) позволяет дать четкие теоретические представления об основных понятиях и разрешить, хотя бы теоретически, многие проблемы. Например, население Абхазии является нацией в приведенном выше смысле. На обособленной территории Абхазии проживают абхазы, русские, греки, евреи, грузины и представители других национальностей. Несомненно, народ Абхазии имеет общую историю, общую культуру, традиции и подчиняется единым законам (пусть и не признанным пока мировым сообществом). Следовательно, в соответствии с принятым во всем мире, в том числе ООН, правом наций на самоопределение Абхазия имеет полное право быть самостоятельным государством.

Понятие "нация" связывается нами, таким образом, с принадлежностью сообщества людей к тому или иному государству. Государство характеризуется наличием территории, народа (нации), проживающего на этой территории, и государственной властью. Государство определяет язык (государственный) - один или несколько, на котором происходит официальное общение на территории государства. Нация (народ многонационального государства) характеризуется общностью государственного языка.

Понятие "суверенитет" в теории права и государства означает верховенство и независимость государственной власти внутри своей территории и по отношению к другим государствам. Верховенство государственной власти - это прежде всего ее неограниченность ничем, кроме Конституции, естественного права и нормативных актов. Источником и носителем суверенитета государства является народ. Суверенитет государства - неотъемлемое, важнейшее свойство каждого государства, обязательное условие его международной правосубъектности. Только суверенное государство выступает субъектом международного права <*>.

<*> Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М., 1998. С. 442.

В теории права и государства часто используют понятия государственного, народного, национального суверенитета.

При этом государственный суверенитет означает верховенство и независимость государства во всех внутренних делах и независимость во внешних делах при соблюдении норм международного права.

Суверенитет является неделимым: нельзя передать кому-либо часть суверенитета. Часто встречающаяся концепция передачи части суверенитета субъектам федерации в федеративном государстве противоречит представлениям о едином государстве. В едином государстве не может быть нескольких уровней суверенной (независимой) государственной власти.

Теория делимого суверенитета, представленная К. Гаджиевым в энциклопедии "Федерализм" <*>, в отношении федеративного государства означает, что субъекты федерации обладают верховенством власти внутри себя, что противоречит принципу федерального верховенства (верховенства федеральной власти). Самостоятельность <**> (но не суверенитет) субъектов федерации определяется закрепленным конституцией государства разграничением предметов ведения и властных полномочий между федерацией и субъектами федерации, при безусловном верховенстве федерального законодательства.

<*> Федерализм: Энциклопедия. М.: Изд-во МГУ, 2000. С. 550.
<**> Конев Ф.Ф. Федеративные отношения и развитие самостоятельности субъектов Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2003. N 3-4.

Конституционный Суд Российской Федерации установил: "Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации в силу Конституции Российской Федерации исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, т.е. не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации" <*>.

<*> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Согласно Конституции Российской Федерации носителем суверенитета Российского государства является его многонациональный народ. В соответствии с этим нет никаких оснований разделять понятия "государственный" и "народный" суверенитет. Что может означать "верховенство народа", т.е. его суверенитет, если все властные полномочия переданы народом государственной власти? Воля народа, его "верховенство", реализуется через государственную власть на основе и в рамках конституции государства.

Суверенитет народа или нации - это то же, что суверенитет государства. И наоборот, государственный суверенитет - это то же, что и суверенитет всего народа, принадлежащего государству, образующего государство. В Конституции Российской Федерации предусмотрен механизм реализации воли народа через выборность органов законодательной власти, через референдумы по важнейшим сторонам общественной жизни.

Опасность нечетких теоретических представлений особо проявляется в выделении понятия "национальный суверенитет".

На практике термин "национальный" всегда связывается с представлением о национальности, о принадлежности к конкретной национальности. Представление о верховенстве (суверенитете) конкретной национальности, пусть даже государствообразующей национальности, в современном многонациональном государстве чрезвычайно опасно и является источником национальных конфликтов, в том числе и вооруженных. Признание существования "национального суверенитета" в федеративном государстве, в составе которого имеются субъекты федерации, образованные по национально-территориальному принципу, неминуемо приведет к распаду федерации.

К использованию термина "национальный" в многонациональном государстве следует подходить очень осторожно. Исторический опыт показывает, что это может привести к тяжелым последствиям. В этой связи следует сказать, что неприемлемым является предложение о введении понятия "национальный университет" в рамках реформы высшего профессионального образования в Российской Федерации. Как, например, будет восприниматься название "Казанский государственный национальный университет"?

По мнению П.А. Астафичева, "отождествление народа и нации влечет за собой исчезновение различий между народным и национальным суверенитетом и, следовательно, отрицание права наций на самоопределение". Здесь имеет место очевидное смешение понятий. Национального суверенитета, т.е. суверенитета сообщества людей определенной национальности, не может быть, кроме случая однородного (мононационального) государства, что трудно представить в современном мире. Говорить о праве на самоопределение в политическом смысле наций как национальностей не правомочно. Народный суверенитет, т.е. суверенитет народа данного государства, тождествен государственному суверенитету. Примечательно замечание композитора Г. Свиридова (1979 г.): "Народное - которое способно восприниматься нацией целиком и само адресовано народу/нации как целому" <*>.

<*> Цит. по: Кара-Мурза С.Г. "Совок" вспоминает... М.: Алгоритм, 2002. С. 13.

Народ сложного по составу федеративного государства делится на составные части в соответствии с делением государства на субъекты федерации. Естественно, правомочно говорить о народе субъекта федерации, который представляет собой единство всего правоспособного населения этого субъекта федерации, не принимая во внимание национальный состав этого населения.

Отрицать право на самоопределение нации как народа невозможно. Это право можно отнести и к народу субъекта федерации. Но допущение этого права означает допущение сецессии (права на сецессию), что не предусмотрено ни одной конституцией ни одного федеративного государства. Реализация этого права возможна только в условиях революционных или военных ситуаций.

Таким образом, современная правовая практика показывает, что право на самоопределение принадлежит нации как народу данного государства, что, по существу, означает признание суверенитета этого государства.

Заметим, что теоретические представления должны развиваться в историческом плане вместе с историей развития и модернизации человеческого общества.