Мудрый Юрист

Особенности вооруженного конфликта немеждународного характера как правового понятия

Смирнов Михаил Гурамович - аспирант Института государства и права Российской академии наук.

В связи с рассматриваемой проблемой регулирования вооруженных конфликтов немеждународного характера определенный теоретический интерес представляет международно-правовой анализ и соотношение таких понятий, как "состояние войны", "гражданская война", "восставшая сторона" <*>. Наряду с такой формой внутригосударственного вооруженного конфликта, как "гражданская война", в доктрине международного права нередко можно встретить и такие понятия, как "мятеж", "восстание" <**>. В практике Экономического и Социального Совета ООН последних лет можно встретить такие понятия, как "вертикальный конфликт" (т.е. между правительством и местными сепаратистскими группировками) и "горизонтальный конфликт" (т.е. между религиозными и этническими группами) <***>. Таким образом, можно сделать вывод о том, что на протяжении истории развития международного права, исследующего проблемы войны, терминология, определяющая вооруженное противостояние в государстве, изменялась.

<*> См.: Арцибасов И.Н., Егоров С.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. М., 1989. С. 65.
<**> См.: Там же.
<***> См.: E/CN. 4/2002/95/Add.2, 15 February 2002, P. 2.

Исторически первые международно-правовые акты, закрепляющие нормы права вооруженных конфликтов, употребляют лишь один термин - "война". Гаагские конвенции 1907 г. говорят о применении норм права "в случае войны". Словосочетание "международный вооруженный конфликт" как юридическое понятие впервые упоминается в ст. 3 Женевских конвенций 1949 г., которые начали его применять наряду с термином "война". С 50-х гг. XX в. этот термин стал употребляться чаще, чем "война".

В то же время ученые отмечают, что после принятия Женевских конвенций 1949 г. понятие "вооруженный конфликт" настолько видоизменилось, что уже не имеет той точности, которой оно обладало во время его разработки и принятия <*>. Споры вокруг этих терминологических аспектов на доктринальном уровне продолжаются до сих пор. Важность выработки единообразного подхода к разрешению проблемы обусловлена проблемой квалификации действий вооруженных сил национально-освободительных движений, а также действий сторон в так называемом интернационализированном внутреннем вооруженном конфликте. Грань между "войной" и "вооруженным конфликтом" в целом весьма условна. В чем же видится различие войны и вооруженного конфликта?

<*> См.: Арцибасов И.Н., Егоров С.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. М., 1989. С. 28.

Как отмечается учеными, понятие "война", как это вытекает из международно-правовых актов, употребляется при вооруженном столкновении между двумя или несколькими суверенными, независимыми государствами. В случае борьбы нации или народа за свою независимость было принято использовать понятие "вооруженный конфликт". Первоначально национально-освободительные войны считались внутренним вооруженным конфликтом, но постепенно стал очевиден их международный характер <*>.

<*> Устав ООН основан на принципе самоопределения народов (ст. 1 п. 1). Исходя из этого принципа, ООН должна была поддерживать народы, сражающиеся за осуществление своего права на самоопределение. Такая точка зрения, неоднократно подтверждавшаяся в резолюциях и декларациях (из них самые важные - Резолюция 1514 (XV) и Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, - Резолюция 2625 (XXV)), сейчас признаны во всем мире.

Этот тезис подтверждается в исследовании ученых. Так, испанский юрист Ф.О. Валле отмечает, что "с точки зрения международного права понятие "война" может применяться единственно к вооруженной борьбе между членами международного сообщества; все остальные столкновения могут быть названы "вооруженным конфликтом", "военным вмешательством" <*>.

<*> См.: O Valle F. La gurra y el derecho de gentes. Madrid, 1974. P. 47 - 48.

Кроме того, содержание понятия "война" раскрывается при рассмотрении позиции нейтральных стран в случае войны, когда должно проводиться четкое различие между состоянием войны и положением в условиях иных вооруженных конфликтов. В период вооруженных конфликтов нормы, касающиеся нейтралитета государств, не действуют. В случае возникновения вооруженного конфликта отсутствие такого фактора, как разрыв дипломатических отношений, является отличием от состояния войны.

Предполагается, что любая война - это прежде всего вооруженный социальный конфликт. Но не всякий вооруженный конфликт можно назвать войной. Война обладает рядом признаков, не присущих вооруженным конфликтам <*>. Война ведет к качественному изменению состояния общества. Многие государственные институты начинают выполнять специфические функции, порожденные войной. Вся жизнь и быт общества, его экономика перестраиваются для обеспечения победы.

<*> См. подробнее: Война и армия. М., 1977; Тюшкевич С.А. Война и современность. М., 1986.

При вооруженном конфликте обычно преследуются более ограниченные, чем в войне, политические цели, которые не требуют кардинальной перестройки всего государственного механизма, общество в целом не переходит в особое состояние войны. Вооруженный конфликт не содержит всех признаков, присущих войне как особому состоянию общества <*>. В наши дни с подобным убеждением сложно согласиться, так как в ситуации внутреннего вооруженного конфликта также имеет место социальный конфликт, а в случае войны - также имеются политические цели. По мнению французского исследователя Ж.-М. Байа, право вооруженных конфликтов - это прагматичное, простое право, учитывающее состояние реального мира, сохраняющее насилие и пытающееся фиксировать его границы <**>.

<*> См.: Арцибасов И.Н., Егоров С.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. М., 1989. С. 29.
<**> См.: Bailla J.-M. Nations Unies et conflicts armes // Defence nat. P. 2001. А. 47, N 8/9. P. 59.

С.А. Егоров указывает, что в современном международном праве различают два основных вида вооруженных конфликтов: международный вооруженный конфликт и немеждународный вооруженный конфликт. Особую категорию, с правовой точки зрения, представляют интернационализированные внутригосударственные конфликты <*>.

<*> См.: Егоров С.А. Вооруженные конфликты и международное право: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1999. С. 12.

В настоящее время понятие "немеждународный вооруженный конфликт", а также критерии, характеризующие его, закреплены в Дополнительном протоколе II 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г. По мнению профессора О.И. Тиунов, действующие международно-правовые нормы определяют, что вооруженный конфликт немеждународного характера - это конфликт, происходящий на территории одной из договаривающихся сторон между ее вооруженными силами и вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами антиправительственного характера, если указанные антиправительственные силы и группы находятся под ответственным командованием и осуществляют такой контроль над частью территории государства, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия и применять Протокол II <*>.

<*> См.: Тиунов О.И. Международное гуманитарное право. М., 1999. С. 135.

Выражение "вооруженный конфликт" дает разъяснение некоторым существенным критериям: наличию открытых военных действий между более или менее организованными вооруженными силами (ч. 1 ст. 1 Протокола II). В то же время в ситуации, когда вооруженные силы или полиция используются правительством с целью восстановления правопорядка при возникновении в государстве внутреннего беспорядка и напряженности, характеризуемых отдельными или спорадическими актами насилия(ч. 2 ст. 1 Протокола II), нормы права вооруженных конфликтов не применяются, несмотря на использование вооруженных сил такой стороной, как правительство. Все это ограничивает сферу применения Протокола II: он должен применяться только во время конфликтов определенной степени интенсивности.

Основное отличие немеждународного вооруженного конфликта состоит в том, что один из международно-правовых принципов невмешательства во внутренние дела других государств здесь проявляется с особой значимостью. В соответствии с нормами современного международного права ни одно государство не должно ни прямо, ни косвенно вмешиваться по какой бы то ни было причине во внутренний вооруженный конфликт, происходящий на территории какого-либо государства. В некоторых ситуациях именно объективная и уравновешенная позиция стран, не втянутых в вооруженный конфликт, будет способствовать нормализации международного мнения. В определенном смысле здесь применимы слова О.И. Тиунов о том, что нейтралитет является объективным фактором, способствующим укреплению мира <*>.

<*> См.: Тиунов О.И. Нейтралитет в международном праве. Пермь, 1968. С. 156.

Ученые, обосновывая свое мнение положениями Протокола II, выделяют следующие критерии, характеризующие немеждународный вооруженный конфликт, отличающие его от международного вооруженного конфликта: 1)наличие враждебных организованных действий между противоборствующими силами. Этот критерий основан на положении ст. 3 Женевских конвенций; его признаком являются политические цели противоборствующих сил. Немеждународный вооруженный конфликт отличается от международного вооруженного конфликта юридическим статусом противостоящих сторон: участники конфликта - это не суверенные государства, а правительство одного государства, вступившее в конфликт с вооруженной группировкой на своей территории. В международном вооруженном конфликте обе воюющие стороны являются субъектами международного права, в то время как в гражданской войне суверенное государство - это только одна воюющая сторона. Как следует из практики, возникают ситуации вооруженных конфликтов, когда две вооруженные группировки сражаются друг с другом без вмешательства вооруженных сил существующего правительства <*>; 2) применение оружия. Предполагается, что во враждебных действиях должны участвовать "вооруженные силы", включая и полицейские части, которые использует правительство; повстанческие силы также используют оружие; 3) коллективный характер выступлений. Любые анархистские, бандитские выступления против правительства, случаи нарушения внутреннего порядка, действия, влекущие возникновение обстановки внутренней напряженности, такие, как беспорядки, не могут быть отнесены к категории немеждународного вооруженного конфликта; 4) минимум организации. Это требование в большей степени относится к повстанцам, которые должны иметь власть, ответственную за поведение повстанческих сил. Возникшая власть должна быть признана повстанцами и эффективно действовать на определенной территории государства. На занятых повстанцами территориях государственная власть двойственна, там имеются две юридически действующие силы: законное правительство и власть повстанцев; 5) определенная продолжительность конфликта. Принято считать, что отдельные спорадические выступления мало организованной группы не могут квалифицироваться как вооруженный конфликт. Кроме того, конфликт должен быть непрерывным; 6)контроль над частью территории государства. Это один из определяющих критериев. Повстанцы должны не только владеть частью территории соответствующего государства, но и осуществлять над ней свой контроль, который позволял бы им организовывать и вести военные действия <**>. Контроль должен быть достаточным для того, чтобы позволить проводить непрерывные и согласованные военные действия и применять Протокол II, например, ухаживать за ранеными и больными или задерживать пленных и соответствующим образом обращаться с ними, как это предусмотрено в статье 4 ("Основные гарантии") и в статье 5 ("Лица, свобода которых ограничена").

<*> См. подробнее: Комментарий к Дополнительному протоколу II к Женевским конвенциям 1948 г. М., 1998. С. 20.
<**> См.: Арцибасов И.Н., Егоров С.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. М., 1989. С. 49 - 50.

Обращаясь к вопросу признания оппозиционных государственной власти сил, следует подчеркнуть, что ситуация осложняется, когда власти повстанцев, признанные "воюющей стороной", вступают в правовые отношения с третьими государствами. Они, как правило, стремятся к союзу со всеми силами, выступающими против законного правительства. При этом возникает сложная проблема, касающаяся юридической квалификации вооруженного конфликта, в тех случаях, когда третье государство оказывает помощь повстанцам либо, наоборот, когда оно оказывает помощь законному правительству <*>.

<*> См.: Атливанников Ю.Л., Энтин М.Л. Международно-правовые проблемы урегулирования международных конфликтов. М., 1985. С. 31.

Для квалификации вооруженного конфликта имеет значение объем признания со стороны третьего государства (если оппозиция признается "воюющей стороной", то ей оказывается помощь). Внутренний конфликт в подобном случае тем самым перерастает в международный вооруженный конфликт, в котором действуют все нормы права вооруженного конфликта международного характера. Если же третье государство оказывает помощь центральному правительству, то конфликт в принципе не перерастает в международный.

Учеными отмечаются такие случаи перерастания внутреннего вооруженного конфликта в международный, когда третьи государства сами ищут контактов с оппозицией и помогают с целями прямого или косвенного вмешательства <*>. Документы ООН могут служить комментарием подобной ситуации. Так, в письме председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденном Резолюцией 1343 (2001) по Либерии, отмечается: "Регион наводнен оружием, а ряд стран, как это было подтверждено, участвует в нарушении санкций, поставляя оружие в Либерию, также занимались поставкой оружия и в соседние страны, включая охваченный конфликтом Кот-д'Ивуар. Группа располагает документами, свидетельствующими об оказании Гвинеей поддержки боевикам в Либерии" <**>.

<*> См. подробнее: Чехарин Ю.Е. Международно-правовая оценка внутренних конфликтов. М., 1989.
<**> См.: S/2003/498. Distr.: General 24 April 2003. P. 6.

Все это подтверждает многоаспектность исследуемого правового понятия "внутренний вооруженный конфликт". В целом же, по мнению С.А. Егорова, необходимо более четкое определение той грани (суммы юридических фактов), за которой вооруженный конфликт немеждународного характера приобретает качество международного вооруженного конфликта <*>.

<*> См.: Егоров С.А. Вооруженные конфликты и международное право: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1999. С. 162.

Диалектика общественных отношений свидетельствует о все большей их усложненности. Более десяти лет назад ученые не могли предвидеть ситуаций внутреннего вооруженного конфликта с последующим распадом государств. Как подчеркивает профессор И.И. Лукашук, государства являются довольно устойчивыми образованиями. Тем не менее в их судьбе бывают перемены <*>. Мировое сообщество отстаивает территориальную целостность и суверенитет государств, а ООН призвана поддерживать единство своих членов. Дезинтеграция государств в современную эпоху - явление редкое (хотя распад СССР, Югославии, Чехословакии противоречит этому утверждению). С.А. Егоров указывает, что не внутренние вооруженные конфликты приводят к распаду государств, а вмешательство извне <**>.

<*> См.: Лукашук И.И. Международное право: Общая часть. 2-е изд. М., 2001. С. 332 - 336.
<**> См.: Егоров С.А. Вооруженные конфликты и международное право: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1999. С. 21.

Ученые констатируют наличие в праве вооруженных конфликтов отдельной категории вооруженного конфликта немеждународного характера как интернационализированный внутренний вооруженный конфликт, который является весьма частым политико-правовым явлением системы международных отношений последних десятилетий <*>. Особенностью, позволяющей выделить такого рода конфликт в отдельную категорию, является наличие у них двух ясно выраженных взаимосвязанных аспектов - внутригосударственного и международного.

<*> См.: Там же.

Характерной особенностью протекания интернационализированного конфликта является наличие иностранного элемента - финансовой или дипломатической поддержки другого государства; предоставление им территории с целью руководства вооруженной борьбой и т.д. Характер интернационализированных в послевоенный период носили вооруженные конфликты во Вьетнаме, Венгрии, Конго, Анголе, Йемене, Доминиканской Республике, Никарагуа, Чаде, Бангладеш, на Кипре, в Ливане, Афганистане, Югославии и др.

Можно выделить несколько причин, обусловивших подобное развитие ситуаций: 1) возросшую взаимосвязь государств, вследствие которой любая гражданская война в состоянии затронуть интересы других государств и, напротив, поведение других государств может повлиять на ход и результаты гражданской войны, даже если при этом не происходит интервенции; 2) существование военно-политических блоков и группировок государств, заинтересованных в стабильном положении внутри своего блока и стремящихся к дестабилизации политических режимов в рамках других противостоящих им социально-политических образований, являются факторами, способствующими возникновению такого рода интернационализированных конфликтов <*>.

<*> Тенденция интернационализации вооруженных конфликтов немеждународного характера просматривается начиная с 70-х гг. XX в. В ходе многочисленных гражданских войн иностранные вооруженные силы вмешивались на стороне того или иного участника внутреннего вооруженного конфликта, пытаясь тем самым оказать воздействие на его исход. См.: Лебедева М.М. Политическое урегулирование конфликтов: подходы, решения, технология. М., 1997.

Возникают проблемы применения норм права в таких конфликтах. Ни Гаагские 1907 г., ни Женевские конвенции 1949 г. не содержат каких-либо положений относительно интернационализированных конфликтов немеждународного характера. Это явление осталось без внимания и в двух Дополнительных протоколах 1977 г. Вследствие этого правовая квалификация таких вооруженных конфликтов вынуждена основываться главным образом на практике государств и доктрине международного права. Между тем нечеткость признаков конфликта, а также отсутствие процессуальной нормы, регламентирующей порядок определения того, имеет ли место внутренний вооруженный конфликт, мешает эффективному функционированию механизма межгосударственного сотрудничества по его урегулированию.

По нашему мнению, идеальным вариантом было бы применение к такого рода конфликтам норм права международных вооруженных конфликтов, поскольку возникающие в них проблемы сходны по своему характеру с проблемами, возникающими в ходе обычных международных конфликтов.

В целом же можно сделать вывод, что установленное в ст. 1 Протокола II приемлемое для всех государств понятие "вооруженные конфликты немеждународного характера", а также предъявляемые повстанческой стороне требования, которым она должна соответствовать, позволяют отличать разновидности вооруженной борьбы, подпадающие под действие норм, регламентирующих поведение участников немеждународных вооруженных конфликтов, от любой другой ситуации. Одновременно эти критерии способствуют выведению данного вида конфликтов из-под дискреционной власти правительств государств и тем самым принуждают их к выполнению соответствующих норм права вооруженных конфликтов.