Мудрый Юрист

Особенности оспаривания решений третейских судов *

<*> Nikolyukin S.V. Appealing against judgments of arbitral tribunals.

Николюкин Станислав Вячеславович

Заместитель заведующего кафедрой "Теория и история государства и права", доцент ФГОБУ ВПО "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации", член Ассоциации юристов России. Научная специализация - гражданское право, международное частное право, предпринимательское право, семейное право. Кандидат юридических наук.

Родился 20 августа 1972 г. в г. Москве. В 2001 г. окончил Российский государственный социальный университет.

Автор более 80 научных статей, восьми монографий.

В статье рассматриваются основания оспаривания решений третейского суда, а также последствия отмены решения третейского суда в месте его вынесения.

Ключевые слова: решение третейского суда; отмена решения третейского суда; недействительность третейского соглашения; публичный порядок.

The article studies grounds for appeal against judgments of an arbitral tribunal, as well as consequences of reversal of such judgments in a place where they were rendered.

Key words: judgment of arbitral tribunal; reversal of judgment of arbitral tribunal; invalidity of arbitration agreement; public order.

По своему характеру оспаривание является проявлением контрольной функции государственных судов, осуществляемой строго в определенном законом порядке и объемах. По общему правилу решение третейского суда может быть оспорено стороной третейского разбирательства путем подачи заявления о его отмене в компетентный государственный суд.

Как справедливо отмечает И.В. Решетникова, возможность оспаривания решения третейского суда не имеет ничего общего с пересмотром на предмет проверки законности и обоснованности. Это иная, специфическая форма контроля государства (в лице арбитражного суда) за выносимыми решениями третейских судов [1].

Нормы Арбитражного процессуального кодекса РФ об оспаривании решений третейских судов устанавливают порядок, предполагающий осуществление формально-юридического контроля, а не проверку решения по существу, что является гарантией "невмешательства" в деятельность третейских судов и в то же время гарантией защиты сторон третейского разбирательства от возможных злоупотреблений [2]. Иными словами, рассмотрение государственным арбитражным судом дел об оспаривании решений третейских судов, а также заявлений о выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение не является пересмотром дела вышестоящей инстанцией по существу, поскольку оценка доказательств государственным судом не производится [3].

Основания оспаривания и отмены решений третейского суда, закрепленные в российском законодательстве, заключены в исчерпывающем перечне. Если обратиться к ст. 421 ГПК РФ и ст. 233 АПК РФ, можно выделить их две группы.

Что касается первой группы, то к ней относятся основания, когда решение третейского суда отменяется только в том случае, если об этом указывает сторона, подавшая заявление об отмене и представившая доказательства, которые лежат в основании ее заявления. Это возможно лишь в случаях, если заявитель докажет, что:

третейское соглашение недействительно в силу его противоречия федеральному законодательству.

Материалы арбитражной практики.

Индивидуальный предприниматель С.А. Андреасян (далее - предприниматель) обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения Межрегионального арбитражного суда в г. Армавире (постоянно действующего третейского суда, далее - МАС г. Армавира) от 9 сентября 2005 г. по иску государственного научного учреждения Северо-Кавказской опытной станции Всероссийского научно-исследовательского института механизации сельского хозяйства (далее - учреждение).

Решением от 20 декабря 2006 г. отказано в удовлетворении требований об отмене решения МАС г. Армавира от 9 сентября 2005 г. N 167/05.

Судебный акт мотивирован тем, что заявитель не доказал наличия оснований для отмены решения третейского суда.

В апелляционном порядке решение суда не проверялось.

В кассационной жалобе предприниматель просит отменить решение, в удовлетворении исковых требований отказать, поскольку при рассмотрении дела арбитражный суд не дал должной оценки обстоятельствам о том, что спорный договор от 16 января 2003 г. N 7-03 ничтожен и влечет недействительность третейского соглашения, он не уведомлен об избрании (назначении) третейского судьи, не извещен о времени и месте третейского разбирательства. Заявитель указывает, что суд необоснованно отклонил ходатайство об истребовании из МАС г. Армавира дела N 567/05.

В отзыве на кассационную жалобу государственное научное учреждение просит в удовлетворении жалобы отказать.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, считает, что жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение третейского суда может быть отменено в случаях, если сторона, обратившаяся в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит арбитражному суду доказательства того, что:

третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом;

сторона не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;

решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, арбитражный суд может отменить только ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым соглашением о передаче спора на рассмотрение третейского суда;

состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

Арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что:

спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;

решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции установил, что в Определении от 24 февраля 2005 г. по делу N А32-47868/2005-37/17 доводы заявителя о недействительности договора от 16 января 2003 г. N 7-03 не нашли своего подтверждения, следовательно, третейское соглашение также является действительным. Суд указал, что в материалах дела N 167/05 находятся почтовые уведомления, подтверждающие надлежащее извещение С.А. Андреасяна о возможности избрания им третейского судьи, а также извещение предпринимателя о времени и месте третейского разбирательства.

Доводы заявителя жалобы о том, что суд необоснованно отклонил ходатайство об истребовании из МАС г. Армавира дела N 567/05, не повлияли на законность обжалуемого акта и не являются безусловным основанием для его отмены.

При этом кассационная инстанция учитывает, что Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 июня 2006 г. оставлено без изменения Определение Арбитражного суда Краснодарского края от 20 марта 2006 г. по делу N А32-47346/2005-38/818ТР о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения МАС от 9 сентября 2005 г. В процессе рассмотрения этого дела дана оценка аналогичным доводам предпринимателя С.А. Андреасяна и обжалуемый судебный акт исполнен.

Иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, которые суд оценил с соблюдением норм гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В силу требований ст. 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации переоценка доказательств не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

При указанных обстоятельствах основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов отсутствуют. Нормы права при разрешении спора применены судом правильно. Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебных актов, не установлено.

Руководствуясь ст. 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил решение Арбитражного суда Краснодарского края от 20 декабря 2006 г. по делу N А32-62478/2005-44/1144-5ТР-2006-44/149-1ТР оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия <1>;

<1> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12 апреля 2007 г. N Ф08-1216/2007.

решение третейского суда принято по спору, который не предусмотрен третейским соглашением или не подпадает под его условие, либо решение третейского суда содержит постановления по тем вопросам, которые выходят за пределы третейского соглашения.

Материалы арбитражной практики.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А.А. Иванова; членов Президиума: Т.К. Андреевой, Е.Ю. Валявиной, Т.В. Завьяловой, Н.П. Иванниковой, О.А. Козловой, А.А. Маковской, Т.Н. Нешатаевой, А.Г. Першутова, С.В. Сарбаша, В.Л. Слесарева - рассмотрел заявление Министерства государственного имущества и земельных отношений Ульяновской области о пересмотре в порядке надзора Постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 октября 2006 г. по делу N А72-4378/2006-25/216 Арбитражного суда Ульяновской области.

В заседании принял участие представитель заявителя - Министерства государственного имущества и земельных отношений Ульяновской области И.В. Прокопенко.

Заслушав и обсудив доклад судьи Т.Н. Нешатаевой, а также объяснения представителя участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Между государственным предприятием "Оптика N 1" (в настоящее время - областное государственное унитарное предприятие "Оптика N 1"; далее - предприятие) и обществом с ограниченной ответственностью "Экспотранс" (далее - общество) заключен договор подряда от 15 июня 2002 г.

Согласно п. 6.3 этого договора в случае невозможности разрешения разногласий, возникающих между сторонами, путем переговоров они подлежат рассмотрению в Третейском суде Ульяновской области.

Общество обратилось в Третейский суд для разрешения экономических споров при Ульяновской торгово-промышленной палате (далее - третейский суд) с иском к предприятию о взыскании 402 155 руб. 50 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 1 июля 2005 г. по 30 марта 2006 г.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечен Комитет по управлению государственным имуществом Ульяновской области (далее - комитет).

Третейский суд решением от 31 марта - 6 апреля 2006 г. по делу N ТР-139/2006 заявленное требование удовлетворил частично: снизил размер взыскиваемых процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 333 ГК РФ и постановил взыскать с предприятия 300 000 руб. процентов и 9543 руб. 11 коп. расходов по оплате третейского сбора.

Комитет обратился в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением об отмене указанного решения третейского суда в связи с отсутствием между сторонами договора подряда от 15 июня 2002 г. соглашения о передаче споров о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами в третейский суд.

Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 19 июля 2006 г. комитету в удовлетворении требования отказано, поскольку согласно п. 6.2 и 6.3 договора от 15 июня 2002 г. предприятие и общество определили: передавать все споры или разногласия, возникающие между сторонами по настоящему договору или в связи с ним, в Третейский суд Ульяновской области.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа Постановлением от 24 октября 2006 г. Определение суда первой инстанции от 19 июля 2006 г. оставил без изменения.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены оспариваемого решения третейского суда, отнес государственную пошлину за рассмотрение кассационной жалобы на правопреемника комитета - Министерство государственного имущества и земельных отношений Ульяновской области (далее - Министерство).

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре Постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора Министерство просит отменить названный судебный акт, ссылаясь на нарушение им единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, оспаривая при этом как возможность взыскания в третейском суде процентов, так и наличие между предприятием и обществом третейской записи.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлении присутствующего в заседании представителя Министерства, Президиум считает, что Определение суда первой инстанции и Постановление суда кассационной инстанции подлежат оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение третейского суда может быть отменено, если сторона, обратившаяся в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит доказательства того, что это решение вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения.

В силу п. 6.3 договора от 15 июня 2002 г. споры подлежат рассмотрению в Третейском суде Ульяновской области.

Как установлено арбитражными судами, в соответствии с указанной третейской оговоркой общество обратилось в третейский суд с иском к предприятию. Решением суда от 1 июля 2005 г. по делу N ТР-68/2005 с предприятия взыскано 5 800 171 руб. 57 коп. основного долга по договору от 15 июня 2002 г. и 40 000 руб. неустойки, т.е. рассмотренный спор вытекал из названного договора.

В связи с неисполнением предприятием решения третейского суда от 1 июля 2005 г. в добровольном порядке общество обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения. Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 22 августа 2005 г. по делу N А72-6589/05-22/341 заявление удовлетворено, исполнительный лист выдан. Предприятие частично исполнило подтвержденное арбитражным судом решение третейского суда (на сумму 21 000 руб.).

Однако, поскольку денежное обязательство, установленное решением третейского суда от 1 июля 2005 г., не исполнено предприятием в полном объеме, общество обратилось в тот же суд с заявлением о взыскании с предприятия процентов за пользование чужими денежными средствами.

Третейский суд решением от 31 марта - 6 апреля 2006 г. удовлетворил данное требование и взыскал с предприятия проценты за пользование чужими денежными средствами с 1 июля 2005 г. (дня вынесения решения третейского суда от 1 июля 2005 г. по делу N ТР-68/2005 о взыскании основного долга и неустойки) до 30 марта 2006 г. (момента вынесения решения того же третейского суда о взыскании процентов).

Согласно положениям Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (далее - Закон) спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения. Это соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением (п. 1 и 2 ст. 5 Закона).

Кроме того, из п. 2 ст. 1 Закона следует, что в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений.

Как видно из решения третейского суда от 31 марта - 6 апреля 2006 г., об отмене которого как вынесенного по спору, не предусмотренному третейской записью, просит Министерство, оно вынесено по спору между обществом и предприятием о взыскании процентов за пользование теми денежными средствами, которые предприятие обязано уплатить обществу на основании заключенного между ними договора подряда от 15 июня 2002 г. и в соответствии с решением третейского суда от 1 июля 2005 г.

Пунктами 6.2 и 6.3 договора от 15 июня 2002 г. предприятие и общество установили, что все споры или разногласия, возникающие между сторонами по настоящему договору или в связи с ним, разрешаются путем переговоров между ними, а в случае невозможности разрешения разногласий путем переговоров они подлежат рассмотрению в Третейском суде Ульяновской области.

Таким образом, стороны договорились, что третейский суд обладает компетенцией по рассмотрению споров, связанных с исполнением (неисполнением) существующих между сторонами обязательств, проистекающих из договора подряда от 15 июня 2002 г. Спор был рассмотрен в суде (дело N ТР-68/2005), и по нему вынесено решение от 1 июля 2005 г.

Как следует из решения третейского суда от 31 марта - 6 апреля 2006 г., оно вынесено по спору о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами после неисполнения решения того же суда от 1 июля 2005 г.

Таким образом, данный спор, рассмотренный третейским судом, связан с договором подряда от 15 июня 2002 г. и его рассмотрение этим судом предусмотрено третейской записью. Принудительное исполнение решения от 31 марта - 6 апреля 2006 г. должно осуществляться с соблюдением требований гл. 30 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Доказательств несоблюдения названных требований в деле не имеется.

При указанных обстоятельствах нарушений, предусмотренных ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для отмены судебных актов, в толковании и применении норм права арбитражными судами при рассмотрении настоящего дела не допущено.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 303, п. 1 ч. 1 ст. 305, ст. 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил: Определение Арбитражного суда Ульяновской области от 19 июля 2006 г. по делу N А72-4378/06-25/216 и Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 октября 2006 г. по тому же делу оставить без изменения.

Заявление Министерства государственного имущества и земельных отношений Ульяновской области оставить без удовлетворения <2>;

<2> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июля 2007 г. N 1120/07.

состав третейского суда или третейское разбирательство не соответствовали императивным положениям законодательства о третейских судах.

Материалы арбитражной практики.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе председательствующего - судьи Е.А. Зверевой, судей Н.Д. Денисовой, С.Г. Нужнова, при участии в заседании:

от заявителя - компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." - М.В. Музыка (дов. от 25 августа 2009 г. с апостилем);

от ответчика ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1" - К.Ф. Карамзин (дов. б/н от 1 декабря 2009 г.),

рассмотрев 1 декабря 2009 г. в судебном заседании кассационные жалобы ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1" на Определение от 29 сентября 2009 г. Арбитражного суда города Москвы, принятое судьей О.М. Поповой, по заявлению компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." об отмене решения МКАС при ТПП РФ к ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1", установил:

компания "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 4 июня 2009 г. по делу N 34/2008.

В обоснование своих требований заявитель указал, что решение вынесено составом суда, который не соответствовал соглашению. Решение подписано и вынесено двумя судьями из трех рассматривающих дело, арбитражная процедура не соответствовала соглашению сторон, решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда города Москвы решением от 29 сентября 2009 г. по делу N А40-96594/09-68-760 решение МКАС при ТПП РФ от 6 апреля 2009 г. по делу N 34/2008 отменено.

Не согласившись с принятым судебным актом, заинтересованное лицо - ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1" обратилось с кассационной жалобой, в которой просит отменить принятое Арбитражным судом города Москвы Определение и отказать в удовлетворении заявления об отмене решения МКАС при ТПП РФ по делу N 34/2008 от 6 апреля 2009 г.

При этом заявитель указал на нарушение норм процессуального права, а именно неизвещение о дне, времени, месте рассмотрения дела, ошибочность указания арбитражного суда на то, что решение было вынесено двумя арбитрами.

В заседании суда кассационной инстанции заявитель кассационной жалобы поддержал доводы, изложенные в ней.

Представитель компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." в заседании суда кассационной инстанции против доводов кассационной жалобы возражал, просил определением Арбитражного суда города Москвы оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, проверив в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в оспариваемом судебном акте, кассационная инстанция пришла к заключению, что Определение Арбитражного суда города Москвы подлежит отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1" обратилось в МКАС при ТПП РФ с иском к ответчику кипрской компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд.".

Делу был присвоен номер N 34/2008 и сформирован состав арбитров: Е.О. Изюмов - председатель, начальник юридического отдела ООО; Л. Лехтинен - руководитель юридической фирмы "Леке Леена Лехтинен" (Финляндия), доктор экономических наук, кандидат юридических наук, доцент; А.Г. Быков - профессор, доктор юридических наук.

1 декабря 2008 г. по делу были проведены и завершены слушания.

20 января 2009 г. арбитр А.Г. Быков скончался.

29 января 2009 г. и 27 марта 2009 г. ответчик "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." обратился в МКАС при ТПП РФ с ходатайствами о проведении повторного слушания по делу, заменив арбитра А.Г. Быкова на запасного арбитра Н.Л. Добрянскую.

В соответствии с положениями п. 3 § 20 Регламента МКАС решение о завершении разбирательства дела остающимся составом арбитража, если вопрос об изменениях в составе арбитража возникает после окончания слушаний по делу, принимается Президиумом МКАС с учетом мнения сохраняющих свои полномочия членов состава арбитража, сторон и исходя из обстоятельств дела.

10 марта 2009 г. ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1" направило в МКАС свои возражения против проведения повторного слушания дела.

30 марта 2009 г. Президиум МКАС при ТПП РФ рассмотрел ходатайство ответчика компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." и не нашел оснований для его удовлетворения.

6 апреля 2009 г. МКАС вынес решение, которым удовлетворил иск ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1" к компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд.".

На основании п. 4 ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд может отменить решение третейского суда, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение, представит доказательства того, что состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

Как следует из содержания материалов дела, спор между компанией и обществом был рассмотрен МКАС при ТПП РФ в составе председателя арбитража Е.О. Изюмова, арбитров Л. Лехтинен и А.Г. Быкова.

В соответствии с § 3 Регламента МКАС при ТПП РФ, утвержденного Приказом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации от 18 октября 2005 г. N 76 (далее - Регламент), арбитры избираются или назначаются в соответствии с его положениями.

Согласно п. 3 - 6 § 17 Регламента при формировании арбитража в составе трех арбитров истец (после получения уведомления МКАС при ТПП РФ) и ответчик (после получения уведомления МКАС при ТПП РФ об избрании или назначении арбитров со стороны истца) в срок не позднее 15 дней сообщают об избранном ими арбитре и запасном арбитре. В случае если они не изберут их в установленный срок, арбитры и запасные арбитры назначаются Президиумом МКАС при ТПП РФ.

Помимо этого, п. 1 § 18 Регламента предусмотрено, что каждая из сторон вправе заявить об отводе арбитра, если существуют обстоятельства, вызывающие обоснованные сомнения относительно его беспристрастности или зависимости, в частности, если можно предположить, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела. При этом письменное заявление стороны об отводе, содержащее его мотивы, должно быть подано в МКАС при ТПП РФ не позднее 15 дней после того, как сторона узнала о сформировании состава арбитража, или после того, как сторона узнала об обстоятельствах, которые могут служить основанием для отвода. В случае незаявления об отводе в указанный срок сторона считается отказавшейся от своего права заявить такой отвод.

Между тем из содержания материалов дела и оспариваемых судебных актов следует, что представители компании участвовали в судебном заседании третейского суда, возражений относительно несоблюдения процедуры формирования состава суда, назначения арбитров, равно как и отводов составу суда либо отдельным судьям, не заявляли. Доказательств обратного компания в суды первой и кассационной инстанций не представила.

В сложившейся ситуации компания утратила право ссылаться на нарушение МКАС при ТПП РФ процедуры формирования состава арбитража, которая была произведена с надлежащим соблюдением положений закона и Регламента.

Кроме того, в соответствии с п. 1 § 20 Регламента МКАС, если избранный арбитр не может участвовать в разбирательстве, его заменяет соответствующий запасной арбитр. При этом Регламент не предусматривает, в какой момент возникла невозможность участия арбитра в разбирательстве.

Таким образом, при вынесении решения состав третейского суда и арбитражная процедура соответствовали соглашению сторон.

В соответствии с § 39 Регламента, "если кто-либо из арбитров не может подписать арбитражное решение, Председатель МКАС удостоверяет это обстоятельство с указанием причин отсутствия подписи арбитра. В таком случае дата вынесения решения определяется с учетом даты удостоверения этого обстоятельства".

Решение Третейского суда было в данном случае удостоверено Председателем МКАС в связи со смертью арбитра А.Г. Быкова.

Между тем Международным коммерческим арбитражным судом рассматривался возникший между сторонами сделки гражданско-правовой спор о взыскании задолженности по договору купли-продажи нежилого здания от 28 апреля 2000 г. Строгое исполнение договорных обязательств является составляющей частью публичного порядка Российской Федерации.

В пункте 7 указанного договора предусмотрено, что все споры и противоречия, возникающие из настоящего договора или в связи с ним, должны урегулироваться сторонами путем переговоров. В случае недостижения мирного урегулирования в течение 30 (тридцати) календарных дней после направления одной из сторон другой стороне уведомления о существовании спора такой спор должен быть передан на разрешение в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с процессуальным регламентом такого суда. Арбитражное разбирательство должно вестись на русском языке с синхронным переводом на английский язык. Решение, принятое таким арбитражным судом, является окончательным и обязательным для сторон.

Довод компании о противоречии решения МКАС при ТПП РФ публичному порядку Российской Федерации также не может быть принят судом во внимание. Решение Международного третейского суда может быть признано противоречащим публичному порядку Российской Федерации в том случае, если в результате его исполнения будут совершены действия, либо прямо запрещенные законом, либо наносящие ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагивающие интересы больших социальных групп, являющиеся несовместимыми с принципами построения экономической, политической, правовой системы государств, затрагивающие конституционные права и свободы граждан, а также противоречащие основным принципам гражданского законодательства, таким, как равенство участников, неприкосновенность собственности, свободы договора.

Ссылка на нарушение публичного порядка может быть принята в случае применения иностранного права. Если же арбитражное решение вынесено на основании применения норм российского права, то к нарушению публичного порядка Российской Федерации может привести лишь несоблюдение основополагающих принципов процессуального законодательства.

В данном случае доводы заявителя - компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." о неприменении судом срока исковой давности, а также о злоупотреблении ЗАО со 100-процентными иностранными инвестициями "Сектор-1" своим правом судом кассационной инстанции отклоняются, так как касаются существа рассмотренного третейским судом дела.

Доводы заявителя кассационной жалобы относительно неизвещения о месте, времени и дне рассмотрения дела арбитражным судом 29 сентября 2009 г. отклоняются судом кассационной инстанции как не соответствующие материалам дела.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил: Определение Арбитражного суда города Москвы от 29 сентября 2009 г. отменить.

В удовлетворении заявления компании "Опен Сосайети Институт Менеджмент Сервисес Лтд." об отмене решения МКАС при ТПП от 6 апреля 2009 г. N 34/2008 отказать <3>;

<3> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2009 г. N КГ-А40/12969-09.

сторона, против которой было принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании или назначении состава третейского суда или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения.

Материалы арбитражной практики.

ООО "ТулаМет" обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения Арбитражного (третейского) суда при некоммерческом партнерстве "Информационно-консультативный центр по менеджменту, налогообложению и арбитражным спорам" (далее - третейский суд) от 5 июня 2009 г. по делу N ТС22-7/09/5. Данным решением с заявителя в пользу ООО "Экомет" взыскано 900 тыс. руб. предварительной платы за непоставленный товар (лом и отходы черных металлов) и 84 507 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Определением арбитражного суда от 5 ноября 2009 г. решение третейского суда от 5 июня 2009 г. отменено. Арбитражный суд пришел к выводу, что общество "ТулаМет" по уважительным причинам не могло представить третейскому суду свои объяснения и доказательства возврата покупателю 550 тыс. руб. из перечисленной им суммы предварительной оплаты, поскольку не было извещено о назначении третейского судьи, а также месте и времени третейского разбирательства.

В кассационной жалобе ООО "Экомет" просит отменить определение арбитражного суда, утверждая, что в материалах третейского дела имеются доказательства направления обществу "ТулаМет" третейским судом определения о возбуждении дела с предложением ответчику избрать судью и уведомления о времени и месте заседания третейского суда. По мнению заявителя жалобы, у общества "ТулаМет" отсутствует право на оспаривание решения третейского суда, которое в силу ст. 50 Регламента третейского суда является окончательным.

ООО "Экомет" заявило о рассмотрении дела в его отсутствие.

В судебном заседании представитель ООО "ТулаМет" просил оставить обжалуемое определение без изменения.

Изучив материалы дела, выслушав представителя ООО "ТулаМет", Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Предметом третейского разбирательства являлся иск ООО "Экомет" к ООО "ТулаМет", основанный на неисполнении ответчиком обязанности по поставке товара по договору от 15 июля 2008 г. N БИ-377-ЯА. По данному договору общество с ограниченной ответственностью "Бимет" (покупатель) перечислило обществу "ТулаМет" (поставщик) 900 тыс. руб. предоплаты за подлежавший поставке металлолом. Товар покупателю не поставлялся.

Пунктом 6.2 договора поставки от 15 июля 2008 г. N БИ-377-ЯА предусмотрено, что при невозможности урегулирования спорных вопросов в процессе переговоров споры разрешаются в Арбитражном (третейском) суде при некоммерческом партнерстве "Информационно-консультативный центр по менеджменту, налогообложению и арбитражным спорам".

Общество "Экомет" приобрело у общества "Бимет" право требования долга по названным отношениям на основании договора цессии от 25 февраля 2009 г.

Решением третейского суда от 5 июня 2009 г. по делу N ТС22-7/09/5с ООО "ТулаМет" в пользу ООО "Экомет" взыскано 900 тыс. руб. долга и 84 507 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

В заявлении в арбитражный суд об отмене решения третейского суда общество "ТулаМет" указало, что поставка товара не состоялась по инициативе покупателя, который в письме от 1 декабря 2008 г., ссылаясь на изменение обстоятельств, просил из уплаченных 900 тыс. руб. вернуть 550 тыс. руб., выдав их представителю И.Ю. Гаврилину (т. 1, л.д. 36). Общество "ТулаМет" приложило к заявлению в арбитражный суд расходные кассовые ордера о выдаче И.Ю. Гаврилину, действовавшему по доверенностям ООО "Бимет", 550 тыс. руб. (т. 1, л.д. 20 - 35), и письмо генерального директора ООО "Бимет" от 31 декабря 2008 г. с подтверждением факта получения указанной суммы полномочным лицом (т. 1, л.д. 37).

Обосновывая невозможность представления названных документов третейскому суду, ООО "ТулаМет" сослалось на отсутствие сведений о предъявлении к нему иска и неизвещенность о времени и месте третейского разбирательства.

В соответствии с п. 2 и 4 ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение третейского суда может быть отменено в случаях, если сторона, обратившаяся в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит арбитражному суду доказательства того, что она не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения; состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.

В Определении от 15 апреля 2009 г. о принятии искового заявления к производству третейский суд, в частности, указал на то, что сторонам направляется список судей для последующего выбора судьи и заключения соглашения о выборе судьи. В этом же Определении содержится информация о том, что в соответствии со ст. 16 и 30 Регламента третейского суда в случае недостижения в 3-дневный срок соглашения о выборе судьи единоличный судья назначается председателем суда.

В материалах третейского суда имеются уведомления о получении Определения от 15 апреля 2009 г. и списка судей обществом "Экомет" (истцом). В подтверждение получения этих же документов ответчиком к материалам третейского суда приобщена накладная об отправлении почтовой корреспонденции из г. Москвы частным лицом (ПФК "Комет"). В разделе 7 указанной накладной о получении корреспонденции адресатом какие-либо сведения и отметки отсутствуют. Определением от 25 мая 2009 г. третейский судья по делу N ТС22-7/09/05 назначен председателем суда со ссылкой на недостижение сторонами в 3-дневный срок соглашения о выборе судьи.

Согласно ст. 16 Регламента третейского суда, если стороны не договорились об ином, единоличный судья и запасной единоличный судья назначаются председателем третейского суда. В соответствии со ст. 30 указанного Регламента по получении искового заявления ответственный секретарь третейского суда уведомляет об этом ответчика и одновременно направляет ему копии искового заявления и приложенных к нему документов, а также список судей. Ответчик в 3-дневный срок после получения уведомления должен сообщить имя и фамилию избранного им судьи, а также может избрать запасного судью.

В соответствии со ст. 27 Закона о третейских судах каждой стороне должны быть предоставлены равные возможности для изложения своей позиции и защиты своих прав и интересов. Статьей 4 Закона предусмотрено направление документов и иных материалов сторонам в согласованном ими порядке и по указанным ими адресам.

В материалах третейского дела отсутствуют доказательства направления ответчику судебных документов в порядке, предусмотренном Регламентом третейского суда, в том числе указанным в Регламенте должностным лицом (ответственным секретарем третейского суда).

Арбитражный суд исследовал названные обстоятельства и пришел к выводу о том, что накладная об отправлении ответчику почтовой корреспонденции из г. Москвы частным лицом не является надлежащим доказательством получения ответчиком корреспонденции третейского суда. У суда кассационной инстанции отсутствуют основания для иной оценки указанного документа.

Таким образом, ответчик фактически был лишен права на участие в формировании состава третейских судей, что привело к существенному нарушению процедуры назначения третейских судей и несоответствию состава третейского суда соглашению сторон. Регламент третейского суда не был соблюден, в том числе в части избрания сторонами или назначения председателем запасного третейского судьи, не назначавшегося Определением председателя суда от 25 мая 2009 г.

Подобное нарушение судебной практикой расценивается как безусловное основание для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда от 24 ноября 2009 г. N 8689/09) и, соответственно, для отмены решения третейского суда ввиду нарушения принципа равноправия сторон.

При указанном нарушении довод ООО "Экомет" об извещении ООО "ТулаМет" о назначении судебного заседания третейского суда на 5 июня 2009 г. не может служить достаточным основанием для отмены обжалуемого Определения Арбитражного суда Республики Калмыкия.

Довод ООО "Экомет" об отсутствии у ответчика права на оспаривание решения третейского суда подлежит отклонению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 ст. 7 Закона о третейских судах если стороны не договорились об ином, то при передаче спора в третейский суд правила постоянно действующего третейского суда рассматриваются в качестве неотъемлемой части третейского соглашения.

Статьей 50 Регламента Арбитражного (третейского) суда при некоммерческом партнерстве "Информационно-консультативный центр по менеджменту, налогообложению и арбитражным спорам" предусмотрено, что решения третейского суда являются окончательными и исполняются сторонами добровольно.

В соответствии со ст. 40 Закона о третейских судах решение третейского суда может быть оспорено участвующей в деле стороной в компетентном суде, если в третейском соглашении не предусмотрено, что данное решение является окончательным.

В пункте 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2005 г. N 96 указано, что арбитражный суд прекращает производство по делу об отмене решения третейского суда в случае, если установит наличие в третейском соглашении положения о том, что решение третейского суда является окончательным.

Из сопоставления приведенных норм следует, что при отсутствии непосредственно в третейском соглашении явно выраженной воли сторон на отказ от права оспаривания решения третейского суда указания в правилах третейского суда на то, что его решение является окончательным, недостаточно для воспрепятствования его обжалованию.

При названных обстоятельствах основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь ст. 286 - 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 5 ноября 2009 г. по делу N А22-863/2009 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия <4>.

<4> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 января 2010 г. по делу N А22-863/2009.

Во всех указанных случаях государственный суд при проверке заявления об отмене решения третейского суда связан доводами и доказательствами, содержащимися в заявлении заинтересованного лица, и не вправе выйти за их пределы. Таким образом, как справедливо отмечает О.Ю. Скворцов, законодатель при формулировании указанных оснований отмены решения третейского суда фактически опирается на известный с римских времен принцип Tantum devolutum quantum appellatum ("Сколько жалобы - столько судебного решения"), который применяется при конструировании процессуальных институтов обжалования и отмены судебных актов [4, 260 - 262]. При этом компетентный государственный суд связан как указанием в заявлении об оспаривании на основания отмены решения третейского суда, так и теми аргументами, которые использованы заинтересованной стороной.

Вторая группа оснований, по которым решение третейского суда может быть пересмотрено государственным судом, включает два основания:

спор, который рассмотрен третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства.

Материалы арбитражной практики.

Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Республике Адыгея (далее - управление) обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с заявлением об отмене решения Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 22 мая 2007 г., возложении на ООО "Нарт" обязанности снести самовольные постройки, взыскании с него 749 434 руб. 23 коп. платы за фактическое пользование земельным участком и 39 062 руб. 94 коп. пени за просрочку платежа.

Определением арбитражного суда от 25 октября 2007 г. решение третейского суда от 22 мая 2007 г. отменено как нарушающее основополагающие принципы российского права, поскольку третейский суд признал за обществом "Нарт" право собственности на самовольно возведенные строения, расположенные на земельном участке, принадлежащем Российской Федерации, без привлечения собственника земли. Заявленный обществом спор не мог быть предметом третейского разбирательства.

В кассационной жалобе ООО "Нарт" просит отменить Определение от 25 октября 2007 г. и отказать управлению в отмене решения третейского суда. Заявитель жалобы указывает, что земельный участок площадью 9472 кв. м находился у него в аренде по договору с администрацией муниципального образования город Майкоп, на участке расположено здание склада, принадлежащее обществу на праве собственности. В администрацию подавалось заявление о разрешении строительства офиса и производственной базы, при этом общество отказалось от большей части земельного участка (5856 кв. м), относящейся к водоохранной зоне реки Псинаф. На оставшейся части земельного участка, относящейся к землям поселений, с разрешения администрации г. Майкопа построены автомойка, мастерская, два магазина, кафе, офис. Управление не сообщило заинтересованным лицам о передаче земельного участка в федеральную собственность и в настоящее время требует заключить договор аренды земли на кабальных условиях. По мнению заявителя, требуя отменить третейское решение о признании права собственности на постройки, управление злоупотребляет правом.

В отзыве на кассационную жалобу управление просит отказать в ее удовлетворении, считая, что в пользовании общества на законном основании находится только участок площадью 229 кв. м под складом. На другую площадь участка, находящуюся в водоохранной зоне и собственности Российской Федерации, права общества утрачены, под строительство данный участок не предоставлялся, право собственности на самовольные строения, расположенные на земле Российской Федерации, не может быть зарегистрировано на основании третейского решения. Сделка между обществом в лице директора А.Б. Хаткова и его сыном З.А. Хатковым, предметом которой являлись самовольные строения, и третейское соглашение по сделке являются ничтожными.

От общества "Нарт" поступило заявление об отложении судебного заседания в связи с болезнью директора. Суд кассационной инстанции считает ходатайство не подлежащим удовлетворению, поскольку в соответствии со ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка в судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции кого-либо из лиц, участвующих в деле, не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие при условии их надлежащего извещения.

В судебном заседании представитель управления поддержал изложенные в отзыве доводы.

Изучив материалы дела и выслушав представителя управления, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как видно из материалов арбитражного дела и установлено судом, ООО "Нарт" обратилось в третейский суд с иском к З.А. Хаткову о признании права собственности на не завершенные строительством объекты недвижимого имущества, ввиду незаключенности договора купли-продажи от 15 января 2007 г. (неуказания цены). В иске общество указало, что строения общей площадью 1644,6 кв. м созданы с разрешения администрации муниципального образования "Город Майкоп" на земельном участке, предоставленном обществу в аренду по договору от 22 октября 2004 г. Право собственности общества оспаривается только ответчиком, т.е. З.А. Хатковым (покупателем по договору). В третейский суд представлено третейское соглашение от 23 апреля 2007 г. между ООО "Нарт" в лице директора А.Б. Хаткова и З.А. Хатковым о том, что спор о праве собственности на незавершенные строения, расположенные по адресу: Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Шовгенова/Строителей, 312/2, стороны договорились разрешить в третейском суде.

Решением третейского суда от 22 мая 2007 г. за истцом признано право собственности на спорные объекты недвижимости. В резолютивной части решения третейский суд разъяснил, что в соответствии с п. 1 ст. 28 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственный регистратор не вправе отказать в регистрации установленного настоящим решением права.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.

Согласно статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав в форме искового заявления по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, а также в форме заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений. В то же время в соответствии с п. 6 названной статьи стороны могут передать в третейский суд лишь спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

В пункте 27 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2005 г. N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение судебных актов" разъяснено, что отношения, разрешение спора по которым влечет возложение на государственного регистратора обязанности по регистрации права собственности на недвижимость (в том числе объекты незавершенного строительства), являются отношениями публично-правового характера. Такие вопросы не могут быть предметом третейского разбирательства.

Согласно ст. 28 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда. В наименование названной статьи, наряду с государственными судами, включены и третейские суды. Однако положения названной нормы следует применять в совокупности с положениями ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем решение третейского суда может быть основанием для государственной регистрации перехода прав от одного лица к другому, когда на первое лицо соответствующие права уже зарегистрированы. При таких условиях спор о переходе прав на недвижимость от одного частного лица к другому не затрагивает публичных интересов.

В данном случае третейским решением на государственного регистратора возложена обязанность по регистрации за ООО "Нарт" права собственности на недвижимые объекты, права на которые ранее не были зарегистрированы и в отношении которых не устанавливалась законность их создания.

При указанных обстоятельствах арбитражный суд правильно отменил решение третейского суда. При рассмотрении вопроса об отмене третейского решения арбитражный суд не должен был излагать в определении выводы о самовольном характере строений, поскольку эти вопросы являлись предметом спора, выделенного в отдельное производство, однако допущенное нарушение не повлияло на правильность рассмотрения дела в целом.

Довод заявителя жалобы об отсутствии у управления права на оспаривание третейского решения, поскольку оно не участвовало в третейском разбирательстве, подлежит отклонению. В пункте 11 информационного письма от 22 декабря 2005 г. N 96 указано, что решение третейского суда, принятое о правах и обязанностях лица, не участвовавшего в третейском разбирательстве дела, подлежит отмене арбитражным судом. ООО "Нарт" не отрицает того, что на момент принятия третейским судом решения общество знало о правах Российской Федерации на земельный участок под спорными объектами.

Кроме того, исходя из публично-правового характера отношений по государственной регистрации права собственности на недвижимые объекты, в случае обращения общества в регистрирующий орган государственный регистратор должен был отказать в государственной регистрации на основании третейского решения, а в случае обращения в арбитражный суд за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения арбитражный суд должен отказать в такой выдаче. В связи с этим обжалуемое определение арбитражного суда не нарушает законных прав и интересов заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 286 - 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Адыгея от 25 октября 2007 г. по делу N 01-2807/07-9 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия <5>;

<5> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10 января 2008 г. N Ф08-8415/07.

решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если будет установлено, что оно нарушает основополагающие принципы российского права. Согласно п. 2 ч. 3 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Аналогичные нормы содержатся в п. 2 ч. 3 ст. 421, п. 2 ч. 2 ст. 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также в абз. 3 п. 2 ст. 42 и абз. 3 подп. 2 п. 2 ст. 46 Закона о третейских судах.

Понятие "принципы права", даваемое в юридической литературе, сводится к их характеристике как основополагающих нормативно закрепленных правовых идей.

Наиболее объективную точку зрения к содержанию понятия "основополагающие принципы российского права" предлагает В.В. Ярков.

При определении круга основополагающих принципов российского права он указывает на пять критериев: 1) под таковыми понимаются принципы именно российского права в целом, а не его отдельных отраслей; 2) принципы, сформулированные в гл. 1 и 2 Конституции Российской Федерации, где закреплены основы конституционного строя Российской Федерации и права и свободы человека и гражданина; 3) принципы, зафиксированные в обязательных для России международно-правовых документах, например Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод; 4) решение должно приводить к результатам, несовместимым с действующим правопорядком; 5) принципы могут формулироваться как в Конституции Российской Федерации, так и одновременно в нормах федерального законодательства, однако при этом не должны иметь характера нарушения частных правил, закрепленных в федеральных законах [5].

Не менее интересную точку зрения высказывает О.Ю. Скворцов, который приходит к выводу о том, что при анализе понятия основополагающих принципов российского права не избежать соотношения этой категории с понятием "публичный порядок". Во-первых, сравнение этих понятий напрашивается в результате сопоставления соответствующих норм Закона об арбитраже и Закона о третейских судах. Указанные Законы предоставляют государственным судам при разрешении вопросов об обжаловании решений третейских судов и принудительного исполнения решений третейских судов право проверять такие решения на соответствие публичному порядку (международные коммерческие арбитражи) и "основополагающим нормам российского права" ("внутренние" третейские суды). Во-вторых, с содержательной точки зрения указанные понятия отражают представления о неких чрезвычайно значимых для правовой системы институтах, на которых базируется национальный правопорядок [4, 264 - 271].

Кроме того, Г.К. Дмитриева указывает, что понятие "основы порядка (публичный порядок) Российской Федерации" включает "четыре взаимосвязанных основных элемента: 1) основополагающие, фундаментальные принципы российского права, прежде всего конституционные, а также частноправовые и гражданско-процессуальные; 2) общепринятые принципы морали, на которые опирается российский правопорядок; 3) законные интересы российских граждан и юридических лиц, российского общества и государства, защита которых является основной задачей правовой системы страны; 4) общепризнанные принципы и нормы международного права, являющиеся частью российской правовой системы, включая международно-правовые стандарты прав человека" [6].

Из смысла действующего процессуального законодательства можно сделать вывод о том, что, обращаясь к понятию "основополагающие принципы российского права", государственный суд не должен заниматься проверкой правильности применения третейским судом норм материального и процессуального права, т.е. не должен выполнять своеобразную кассационную функцию по отношению к решениям третейского суда. Даже если третейский суд неправильно применил нормы материального или процессуального права, это не означает, что его решение в силу этого одного обстоятельства подлежит отмене.

В то же время российская судебная практика (имеется в виду практика судов общей юрисдикции) отвергает прямую проекцию категории "публичный порядок" на понятие "основополагающие принципы права".

Материалы судебной практики.

Решением Хозяйственного суда Латвии от 14 декабря 1995 г. с внешнеэкономического акционерного общества (ВАО) "Союзплодимпорт" (Россия, Москва) в пользу Латвийского пароходства в счет неисполнения обязательства по договору морской перевозки взыскано 4 825 727,52 долл. США.

Латвийское пароходство обратилось в Московский городской суд с заявлением о признании упомянутого решения суда Латвии на территории Российской Федерации и о его принудительном исполнении, ссылаясь на то, что ВАО "Союзплодимпорт" в добровольном порядке решение суда не исполняет.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда (оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ) заявление Латвийского пароходства удовлетворено.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Президиум Верховного Суда РФ 2 июня 1999 г. судебные решения оставил без изменения, а протест - без удовлетворения, указав следующее.

По мнению прокурора, Хозяйственный суд Латвии разрешил спор, не подпадающий под условия арбитражного соглашения. При этом в протесте он ссылался на ст. 36 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже", в соответствии с которой в признании или приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано, в частности, если решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия.

Между тем названный Закон не имеет отношения ни к спору сторон, ни к порядку признания решения Хозяйственного суда Латвии на территории Российской Федерации. Как видно из материалов дела, хозяйственный суд Латвии - государственный арбитражный, а не третейский суд.

Признание упомянутого решения суда Латвии на территории Российской Федерации запрашивалось Латвийским пароходством не на основании Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", а на основании Договора между Российской Федерацией и Латвийской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившего в силу 29 марта 1995 г. Этим Договором предусматривается взаимное признание и исполнение решений судов по гражданским и семейным делам одного государства на территории другого. Под "судами" понимаются государственные (а не третейские) суды, т.е. суды общей компетенции и арбитражные (хозяйственные) суды.

Как следует из материалов дела, спор возник из-за неисполнения ответчиком условий договора морской перевозки. Перевозки по не оплаченным фрахтователем рейсам совершались в период 1991 г. Всего в Хозяйственный суд Латвии было заявлено требований по 24 рейсам, из которых 11 рейсов совершено после выхода Латвии из состава СССР (21 августа 1991 г.). Все перевозки грузов по этим рейсам (кроме трех) совершены по договорам морской перевозки, оформленным коносаментами формы КЭ-2.4.Л и КЭ-2.4.Т, предусматривающими, что споры, возникающие из коносамента, подлежат разрешению по месту основной деятельности перевозчика, если между сторонами не заключено соглашение о рассмотрении спора иным судом или арбитражем. Такого соглашения сторонами не заключено.

Ссылка прокурора в протесте на имеющуюся в коносаментах оговорку "Парамаунт" о подчинении коносаментов положениям Кодекса торгового мореплавания СССР необоснованна, так как данная оговорка указывает на применение прежде всего национального законодательства.

Три рейса, в отношении которых возник спор, совершены по договорам морской перевозки, оформленным коносаментом формы Latvian Shipping Company (Латвийское морское пароходство).

На один из этих трех коносаментов (от 18 ноября 1991 г.), предусматривающий рассмотрение споров в СССР, ссылался прокурор в протесте.

Между тем СССР прекратил существование в декабре 1991 г., поэтому рассмотрение спора в СССР в любом случае было невозможно. В то же время коносаменты предусматривали место исполнения обязательства - порт выгрузки Рига. Поэтому истец передал спор на рассмотрение Хозяйственного суда Латвии на основании ст. 122 ГПК Латвийской Республики, определяющей право истца обратиться в суд по месту исполнения обязательства.

Таким образом, судебные инстанции сделали правильный вывод о том, что Хозяйственный суд Латвии был компетентен рассмотреть данный спор.

Кроме того, нельзя согласиться и с доводом прокурора о том, что исполнение решения Хозяйственного суда Латвии от 14 декабря 1995 г. противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Данное основание для отказа в исполнении арбитражного решения предусмотрено Законом Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", однако он не подлежит применению в этом деле.

Вместе с тем аналогичное основание содержится в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей".

По мнению прокурора, противоречие публичному порядку Российской Федерации состоит в том, что в Заявлении Правительства Российской Федерации "О переоформлении коммерческой задолженности бывшего СССР перед иностранными кредиторами", одобренном Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 1994 г. N 1107, речь шла о готовности Правительства Российской Федерации принять на себя юридическую ответственность за коммерческую задолженность бывшего СССР по обязательствам уполномоченных лиц перед иностранными поставщиками по контрактам, заключенным с ними до 4 января 1992 г. (п. 6 Заявления), при соблюдении ряда оговоренных условий.

Под надлежаще уполномоченными юридическими лицами понимались лица, действовавшие по поручению Правительства.

Однако в конкретном случае при заключении договоров морской перевозки ответчик действовал как самостоятельное юридическое лицо от своего имени без поручения Правительства.

Указанное Заявление не лишает автоматически истца права требовать получение возмещения от должника в установленном законом порядке, не может рассматриваться как основание освобождения фрахтователя от обязанности оплатить предоставленные ему услуги по перевозке его грузов и не может служить основанием к отказу в признании на территории Российской Федерации решения иностранного суда.

Понимая под публичным порядком основные принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации и законах Российской Федерации, следует учитывать, что в соответствии с российским законодательством иностранные и российские лица уравнены в гражданских правах и обязанностях. Права иностранцев защищены законом.

Согласно ст. 1 ГК РФ свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав относятся к основным началам гражданского законодательства Российской Федерации.

Доводы прокурора о неправильном разрешении вопросов о валюте платежей за фрахт, сроке исковой давности, об отсутствии вины ответчика в неуплате платежей необоснованны, так как при рассмотрении ходатайства о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда на территории Российской Федерации суд не вправе проверять законность и обоснованность самого решения, в котором указанные вопросы нашли отражение.

При таких обстоятельствах Президиум Верховного Суда РФ судебные решения оставил без изменения, а протест - без удовлетворения <6>.

<6> См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 июня 1999 г.

Как справедливо отмечает О.Ю. Скворцов, хотя указанное судебное Постановление вынесено до принятия действующего процессуального законодательства, оно отражает ту тенденцию российского правоприменения, которая не сводит понятие "публичный порядок" к совокупности норм, содержащихся в российском законодательстве. В то же время указанный судебный акт свидетельствует об отсутствии четкой, непротиворечивой позиции Верховного Суда Российской Федерации относительно понятия "публичный порядок" и его соотношении с понятием "основополагающие принципы российского права" [7].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Решетникова И.В. Основные формы взаимодействия арбитражных и третейских судов // Третейский суд. 2004. N 4. С. 104, 105.
  2. Андреева Т.К. Некоторые комментарии к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" // Хозяйство и право. 2003. N 1. С. 26.
  3. Забоев К.И. Рассмотрение дел по заявлениям об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение таких решений // Закон. 2008. N 1. С. 87.
  4. Третейское разбирательство в Российской Федерации / Под ред. О.Ю. Скворцова. М.: Волтерс Клувер, 2010.
  5. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" // Третейский суд. 2003. N 4(28). С. 25, 26.
  6. Дмитриева Г.К. Международное частное право (часть третья ГК РФ). М., 2002. С. 120.
  7. Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 579.