Мудрый Юрист

Административная ответственность судей

Многие истцы и ответчики в ответ на свои доводы, изложенные в исках и жалобах, получают от судебных инстанций самые настоящие отписки. Главное заключается в том, что любые доводы сторон в судебных тяжбах остаются безо всякой оценки со стороны судей.

При этом пожаловаться на судью можно только в так называемую квалификационную коллегию, состоящую из тех же судей. В 1991 - 1992 гг. были сделаны важнейшие шаги, обеспечившие судьям реальные права, так называемые "три Н": независимость, несменяемость и неприкосновенность. В хорошо устроенном обществе так и должно быть, но в России, естественно, все выходит наперекосяк, и абсолютно несменяемые, не зависящие ни от кого (от Бога, может быть, да и то не всегда) и неприкосновенные (то есть выведенные из сферы действия законов) судьи стали отдельной кастой, воздействовать на которую извне крайне трудно.

Привлечь к дисциплинарной ответственности пожизненно назначенного судью невозможно, поскольку дисциплинарная ответственность судей официально исключена действующим Законом "О статусе судей".

Прежде чем назначать пожизненно на соломонову должность, нужно сначала выковать действительно независимых и авторитетных в обществе юристов, которым не нужна будет подачка от местного мэра в виде бесплатной квартиры, хорошего места под гараж, престижного детского сада для ребенка и других многочисленных благ от исполнительной власти.

В этих условиях отсутствия подлинной независимости судей необходима ответственность судей перед обществом, а не перед самими собой.

По поводу привлечения к уголовной ответственности судей почти ничего не предлагается, кроме порядка возбуждения уголовного дела. Сейчас уголовное дело в отношении судьи можно возбудить только с согласия коллегии в составе трех судей, к которой обращается Генеральный прокурор Российской Федерации. Возражения, что им нельзя поручать таких дел, поскольку судьи не могут объективно оценить обстановку, не выдерживают критики: значит, судить людей им можно, а разобраться в деле судьи - нет?

Производство следственных действий, арест, прослушивание телефонных разговоров также требуют санкций трех судей вышестоящего суда, но если уж она получена, то дело ведется в обычном порядке.

Для привлечения судьи к административной ответственности также необходимо согласие коллегии из трех судей вышестоящего суда. Споры вызывает сама возможность наступления для судьи административной ответственности.

Много разговоров ведется вокруг возможности привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. Дескать, какой он судья, если ему можно выговор сделать? Сейчас судья полностью освобожден от ответственности за халатность, затягивание дел, банальное пьянство на работе и прогулы. Согласитесь, председатель суда должен иметь право обратиться к квалификационной комиссии с просьбой привлечь к дисциплинарной ответственности зарвавшегося коллегу. Умаления статуса судьи я здесь не вижу. Но если судья действительно виноват?

"Судья обязан принимать участие в формировании, поддержании высоких норм судейской этики и лично соблюдать эти нормы", - так написано в Кодексе судейской этики, утвержденном VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 г.

В ст. 3 данного Кодекса говорится о том, что "судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия".

А если даже уже не сомнение, а факты налицо о репутации судьи, его состоянии и обоснованности выносимых им решений, то что тогда? Что думать об "авторитете" судебной власти, представителем которой и является судья (фамилию по этическим соображениям не называем), рассматривавший дело по иску ЗАО "Объединение Прогресс" к ООО "Дионикс"... в нетрезвом состоянии?!

Между Управлением делами Президента РФ и ЗАО "Объединение Прогресс" 15 октября 2002 г. был заключен инвестиционный договор на строительство жилого комплекса в городе Москве на улице Вересаева.

Участие в инвестиционном проекте Управления делами Президента РФ сделало его очень привлекательным для инвесторов, поскольку явилось безусловной гарантией реализации проекта, благодаря этому ЗАО "Объединение Прогресс" стало активно заключать договоры соинвестирования, передавая свои права по инвестиционному контракту третьим лицам.

ООО "Дионикс" вступило в проект, заключив 26 ноября 2002 г. договор соинвестирования, согласно которому должно было являться соинвестором генеральным подрядчиком. На протяжении 2002 - 2003 гг. ООО "Дионикс" выполнило основную техническую работу в части разработки градостроительного обоснования размещения условий посадки двух жилых домов на строительной площадке, предпроектных проработок и эскизного проекта. Эскизный проект строительства был согласован всеми участниками инвестиционного проекта, в том числе Управлением делами Президента. Кроме того, во исполнение своих обязательств ООО "Дионикс" перечислило ЗАО "Объединение Прогресс" 24 миллиона 800 тысяч рублей в счет средств на развитие социальной и инженерной инфраструктуры города Москвы. В тот момент, когда оформление исходно-разрешительной документации находилось в стадии завершения, исполнение дальнейших обязательств ООО "Дионикс" стало крайне затруднено из-за противодействия ЗАО "Объединение Прогресс":

Сложившаяся ситуация привела к срыву сроков ввода объекта в эксплуатацию, ущемила существенным образом имущественные интересы соинвесторов - участников инвестиционного проекта.

На письменный запрос ООО "Дионикс" о направлении расходования денежных средств ЗАО "Объединение Прогресс" не ответило.

В ответ на это ЗАО "Объединение Прогресс" стало пытаться, используя инструмент арбитражного суда, освободиться от "лишних" инвесторов, переложив на них свою ответственность за состояние дел по строительству жилого комплекса по улице Вересаева.

Именно эту ситуацию "по существу" и рассматривал то ли не совсем здоровый <*>, то ли не совсем трезвый судья.

<*> На замечание о трезвости судьи присутствовавшие в зале заседания получили ответ о плохом состоянии здоровья представителя Фемиды.

В результате "опьяненного температурой" состояния судья выносит, мягко говоря, абсурдное решение: удовлетворить иск ЗАО "Объединение Прогресс" в части взыскания в его пользу с ООО "Дионикс" 42280775 рублей основного долга, а также 100000 рублей расходов по уплате государственной пошлины.

Статьей 4.1 Закона "О статусе судей Российской Федерации" предусматривается медицинское освидетельствование "для подтверждения отсутствия у претендента на должность судьи заболеваний, препятствующих назначению на должность судьи". Претендент на должность судьи медицинское освидетельствование проходит, наделяется полномочиями и в здравом состоянии решает судебные прения. А что, по истечении определенного времени у судьи (ведь он такой же человек, как и все остальные, несмотря на так называемые три Н: независимость, несменяемость и неприкосновенность) не может измениться состояние здоровья, психическое состояние? Ведь каждый из нас по себе знает, что даже легкое недомогание выводит человека из рабочей колеи, да и мыслительный процесс не всегда логичен.

Судья тоже человек, он тоже может ошибиться... и ошибся: в своем решении неправильно определил правовую природу договора соинвестирования, соответствие его предмета и условий нормам действующего законодательства, сделал не соответствующий фактическим обстоятельствам дела вывод о том, что данный договор не является договором о совместной деятельности.

Судом безосновательно отклонен довод представителя ответчика (ООО "Дионикс") о том, что правоотношения, возникшие между ЗАО "Объединение Прогресс" и ООО "Дионикс", являются по своей правовой природе договором простого товарищества (совместной деятельности), что привело к принятию судом неправильного судебного решения в части взыскания с ООО "Дионикс" (участника простого товарищества) денежных сумм в пользу ЗАО "Объединение Прогресс" (другого участника простого товарищества), поскольку это противоречит существу возникших у сторон обязательств по договору (ст. 1043 ГК РФ) и нарушает единообразие в толковании и применении норм права (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10 февраля 2004 г. N Ф08-232/2004, Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 21 ноября 2000 г. N А14-1508-00/57/1, Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 августа 2000 г. N 7274/99).

Право опротестования любого вступившего в силу судебного постановления предполагает наличие громадного судебного и практического опыта, высочайшего уровня квалификации, позволяющих с легкостью оценить любые приведенные в надзорных жалобах доводы, которые не были с достаточной степенью понятности и доступности оценены более низкими судебными инстанциями.

Многие надзорные жалобы бывают необоснованными, но эта необоснованность должна быть понятна благодаря тщательной проверке и оценке каждого из ее доводов. Если же хотя бы один из доводов остается не оцененным судьями, то это не только лишает права на судебную защиту, но и умаляет авторитет судебной власти. При этом утрачивается доверие к государственным институтам и к высшему должностному лицу - Президенту России, который является гарантом конституционных прав и свобод.

При рассмотрении вопроса о правовой природе договора апелляционная инстанция указала, что "договор является договором простого товарищества и регулируется нормами материального права, которые содержатся в гл. 55 ГК РФ (ст. 1041 - 1054)".

В свою очередь, кассационная инстанция, отклоняя доводы заявителя (ООО "Дионикс"), изложила в своем постановлении совершенно диаметрально противоположную точку зрения в отношении правовой природы договора.

Судебные инстанции, разрешая вопрос о правовой природе договора, не приняли во внимание положение п. 2 ст. 4 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", согласно которому инвесторами могут быть физические и юридические лица, создаваемые на основе договора о совместной деятельности.

Таким образом, судебные инстанции, делая свои выводы и обосновывая принятые ими судебные акты, неправильно указали правовую сущность договора, что привело к применению норм закона, не подлежащих применению, при разрешении дел по существу, а также к неприменению НОРМ действующего законодательства, вследствие этого были нарушены нормы материального права при разрешении поставленных перед ними вопросов.

Провозглашенный ст. 46 Конституции РФ принцип судебной защиты прав и свобод должен быть подкреплен соответствующей ответственностью судей за оставление без оценки доводов сторон при рассмотрении судебных дел. Квалификационные коллегии судей должны формироваться на паритетных началах из представителей всех ветвей власти. Судьи должны отвечать за свои действия перед обществом, а не только перед самими собой.