Мудрый Юрист

Правовое регулирование залога предприятия в гражданском обороте

Правовое регулирование залога предприятия в гражданском обороте, по мнению исследователей <*>, - это "новый вид ипотеки для... российского законодательства".

<*> Григорьева А.Г. Субъектный состав правоотношений, возникающих при залоге предприятия / Бюллетень нотариальной практики. 2005. N 3. С. 28.

Действительно, правовое регулирование ипотеки (залога недвижимости) осуществляется целым рядом законодательных актов, как то: Гражданским кодексом РФ (ч. 1 и ч. 2); Федеральным законом от 16 июля 1998 г. "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (с последующими изменениями и дополнениями); Постановлением Правительства РФ от 11 января 2000 г. N 28 "О мерах по развитию системы ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации" (в ред. Постановления Правительства РФ от 8 мая 2002 г. N 302).

В то же время необходимо отметить, что Федеральный закон от 29 мая 1992 г. "О залоге" также имеет непосредственное отношение к теме нашего исследования, но при этом следует учитывать, что в соответствии с п. 2 ст. 334 ГК РФ и п. 3 ст. 1 Закона об ипотеке общие правила о залоге, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации, также применяются к договору о залоге предприятия. При этом следует помнить, что нормы о залоге предприятия, содержащиеся в Законе о залоге, применяются лишь в части, не противоречащей ГК РФ и Закону об ипотеке.

Вопрос о юридической природе залогового правоотношения с давних пор является одним из самых спорных в гражданском праве. По мнению одних ученых (Е.В. Васьковский, Л.В. Гантовер, К.П. Победоносцев, Г.Ф. Шершеневич), залоговое право есть право вещное. Другие же (А.С. Звоницкий, Д.И. Мейер, Л.А. Кассо, В.М. Хвостов) причисляют залог к категории обязательственных прав. Для того чтобы определить существо залогового права предприятия, необходимо прежде всего обратить внимание на различия, существующие между вещными и обязательственными правами.

Как отмечает ученый А.П. Фоков <*>, "исторически ипотечный заем давно знаком российской теории и практике, т.к. лучшие его черты были заимствованы из римского права VI в. до н.э. (закладные на землю), которые впоследствии стали применяться в России в XIII в., а затем были очень распространены на строения и предприятия в 1881 - 1918 гг.

<*> Фоков А.П. Ипотечные правоотношения в Российской Федерации // Юрист. 2005. N 6. С. 11.

Нам думается, что тема исследования, связанная с усовершенствованием правового урегулирования залога предприятия, имеет перспективу и в современных условиях, т.к. представляет собой одно из наиболее действенных обеспечительных средств. Так, с помощью залога предприятия предприниматели могут обеспечивать исполнение достаточно крупных долгосрочных обязательств по возврату денежных сумм, полученных по кредитным договорам в целях финансирования модернизации производства.

Как выше было отмечено, специалисты <*> вполне обоснованно исходят из требований цивилистики о том, что субъектами залоговых правоотношений являются залогодатель и залогодержатель. Соответственно залогодателем предприятия является лицо, предоставившее предприятие в залог, а залогодержателем предприятия - лицо, принявшее этот имущественный комплекс в залог.

<*> Григорьева А.Г. Там же. С. 28 - 30.

В этой связи согласно п. 1 ст. 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, о чем также прописано в п. 1 ст. 1 Закона об ипотеке, залогодателем может быть как сам должник по обеспечиваемому обязательству, так и третье лицо, не участвующее в нем. Необходимо отметить, что в последнем случае залогодатель - третье лицо заключает договор об ипотеке предприятия от собственного имени, а сам должник не участвует в качестве стороны такого соглашения. Залогодатель - третье лицо обладает самостоятельными правами и обязанностями перед кредитором по обязательству, обеспечиваемому ипотекой предприятия. В то же время в случае признания должником по обязательству, обеспечиваемому ипотекой предприятия, предъявленного требования кредитора залогодатель - третье лицо вправе ссылаться на вину кредитора, фактическое исполнение должником основного обязательства и иные обстоятельства, влияющие на обращение взыскания на заложенное предприятие.

С нашей стороны мы полностью присоединяемся к точке зрения ученых <*> о том, что залогодатель - третье лицо не вправе препятствовать удовлетворению требований кредитора за счет стоимости заложенного имущества, ссылаясь на какие бы то ни было аспекты своих взаимоотношений с должником.

<*> Комментарий к Федеральному закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)" / Под ред. И.Д. Грачева. М., 1999. С. 3.

Довольно интересен подход к данной проблематике практиков <*>, которые рассматривали данный вопрос применительно к жилищным правоотношениям и обоснованно согласились с исследованиями ученых <**> о том, что "Гражданский кодекс РФ исключает возможность обращения взыскания по исполнительным документам на жилье, если оно является для заемщика единственным пригодным для постоянного проживания". В этой связи, наверное, следует понимать, что индивидуальный предприниматель использует свое жилое помещение не только для постоянного проживания, но и как некое предприятие своей предпринимательской деятельности.

<*> Наумова И.Л., Михаленко Р.Я., Рогожина М.Ю., Чепуренко Е.В. Как приобрести квартиру. СПб.: Питер, 2005. С. 39; Приходько В. Жилищный синдром // МК. 2005. 21 февраля; Кучер Н. Рынок жилья доступен не всем // Парламентская газета. 2005. 25 февраля; Лужков Ю., Ресин В. Жилье от слова жизнь // Тверская, 13. 2005. 3 марта; Невинная И. Жилищный кодекс // Российская газета. 2005. 2 марта и др.
<**> Фоков А.П. Там же. С. 13.

Учитывая, что залогодатель - третье лицо не является должником по обязательству, обеспечиваемому залогом предприятия-жилища, то вполне обоснованно возникает вопрос об объеме требований кредитора к залогодателю - третьему лицу, которое действующее законодательство прямо не только не урегулировало, но и не разрешило способы обеспечения исполнения обязательства. При этом следует понимать, что при неисполнении должником основного обязательства кредитор-залогодержатель может потребовать продать предприятие, но если оно находится под обременением жилья, то в этом случае наступает законодательный тупик.

К сожалению, мы отмечаем и тот факт, что судебная практика <*>, несмотря на недостатки действующего законодательства, все-таки идет по пути "реализации предприятия" в случае задолженности по обязательству и опирается при этом на п. 5 ст. 350 ГК РФ, когда при недостаточности вырученных средств для покрытия требований кредитора-залогодержателя последний имеет право получить недостающую сумму из прочего имущества должника. Таким образом, залогодателем выступает лицо, не являющееся должником по обязательству, обеспечиваемому залогом предприятия, а его обязательство перед кредитором ограничивается суммой, вырученной от реализации заложенного предприятия. Тогда вполне правомерен вопрос, а как должен разрешаться вопрос с должником, который лишается не только "предприятия", но и жилья как постоянного места проживания.

<*> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о залоге" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.

Как уже выше было отмечено, в научной литературе существуют различные точки зрения по данному вопросу. Так, И.Д. Грачев <*> считает, что такое разрешение проблемы следует обозначить как "суброгация", а С. Гришаев <**> полагает, что при отсутствии средств погашения обязательств при залоге предприятия "залогодатель вправе потребовать от должника возмещения убытков по правилам о неосновательном обогащении".

<*> Грачев И.Д. Там же. С. 4.
<**> Гришаев С. Ипотека (залог недвижимости) // Закон. 2002. N 10. С. 39.

Таким образом, А.Г. Григорьева <*> полагает, что для разрешения подобной коллизии представляется, что "законодателю следует дополнить ст. 387 ГК РФ положением, согласно которому права кредитора по обязательству будут переходить к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, в том числе и "в случае удовлетворения требований кредитора за счет стоимости заложенного имущества, принадлежащего залогодателю, не являющемуся должником по основному обязательству".

<*> Григорьева А.Г. Там же. С. 28.

Достаточно сложной проблемой является определение круга лиц, которые могут выступать в качестве залогодателей. Так, согласно ст. 6 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)", п. 2 ст. 335 Гражданского кодекса РФ залогодателем может быть только лицо, которому такое имущество принадлежит на праве собственности либо на праве хозяйственного ведения. Тем самым законодатель исключил субъекта права оперативного управления имуществом из круга возможных залогодателей. В то же время Л. Василевская <*> выражает вполне обоснованное суждение о том, что казенные предприятия все же могут передавать имущество в залог, в чем ее поддерживает ученый В. Костюк <**>.

<*> Василевская Л. Особенности правовой конструкции залога по российскому и германскому законодательству // Хозяйство и право. 2003. N 6. С. 112.
<**> Костюк В. Обеспечение исполнения обязательств // Хозяйство и право. 2003. N 3. С. 41.

Действительно, подобная точка зрения имеет законное право на жизнь, т.к. п. 1 ст. 297 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что "казенное предприятие как субъект права" оперативного управления "вправе отчуждать и иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом с согласия собственника этого имущества", т.е. возможность распоряжаться имуществом означает реализацию права передачи его в залог.

Ученые Института государства и права РАН РФ <*> при этом полагают, что договоры залога, заключаемые казенными предприятиями, должны регулироваться не ч. 2 п. 2 ст. 335 Гражданского кодекса Российской Федерации, а ст. 297 ГК РФ, т.е. если с согласия собственника казенное предприятие можно продать, то выступать в качестве залога оно не может.

<*> Гражданский кодекс РФ. Часть первая. Научно-практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М.: Бек, 1996. С. 532.

Специальные нормы о залоге предприятия совершенно однозначно указывают на то обстоятельство, что передача предприятия в ипотеку допускается только при наличии согласия собственника имущества, относящегося к предприятию, или уполномоченного им органа (п. 1 ст. 70 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)"). В ином случае подобный договор о залоге предприятия является ничтожным.

Тем самым мы приходим к выводу о том, что согласно п. 2 ст. 335 Гражданского кодекса РФ залогодателем кроме собственника может быть лишь лицо, имеющее на данное имущество право хозяйственного ведения. При этом необходимо учесть, что это требование распространяется только на договоры, предметом которых являются имущественные комплексы, принадлежащие государственным или муниципальным унитарным предприятиям на праве хозяйственного ведения.

На наш взгляд, в настоящее время ученые выдвигают довольно интересные предложения о совершенствовании действующего законодательства об урегулировании норм залога предприятий, что значительно укрепит значение данного института в гражданском обороте.