Мудрый Юрист

Особенности квалификации краж с причинением значительного ущерба, а также из одежды, сумки или иной ручной клади

Семенов В.М., кандидат юридических наук.

Квалифицирующим признаком кражи является причинение значительного ущерба гражданину (п. "в" ч. 2 ст. 158 УК).

В первоначальной редакции УК 1960 г. данный признак относился только к посягательствам на личную собственность граждан и трактовался обычно как причинение ущерба, существенно повлиявшего на имущественное положение потерпевшего. Это предполагало необходимость учета не только размера похищенного, но и материального положения потерпевшего, которое, в свою очередь, определялось размером дохода, наличием иждивенцев, социальным положением и т.д. Такая трактовка оправдывалась тем, что имущественное положение граждан неодинаково и хищение на одну и ту же сумму по-разному воспринимается ими <*>.

<*> См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Учебник для вузов. Т. 3 / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 2002. С. 432.

Объединение норм о преступлениях против всех форм собственности поставило вопрос о применимости этого признака к случаям хищения имущества, принадлежащего государственной организации, коммерческому банку, акционерному обществу или другому юридическому лицу. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5 положительно решил этот вопрос. При этом Пленум исходил из того, что законодатель в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ ввел принцип защиты всех форм собственности. Пленум рекомендовал судам при решении вопроса о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества исходить как из его стоимости, так и из других существенных обстоятельств. "Ими, в частности, могут быть материальное положение физического лица, финансовое положение юридического лица, значимость утраченного имущества для собственника или иного владельца" <*>. Данное разъяснение в настоящее время сохраняет силу в отношении одной категории собственников - физических лиц, поскольку в новой редакции квалифицирующего признака речь идет о значительном ущербе гражданину.

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 7. С. 2.

Но и в отношении оценки ущерба, причиненного гражданину, нельзя в современных условиях исходить из прежних идеологических представлений о том, что собственность граждан, имеющих разный уровень материального благосостояния, должна охраняться уголовным законом по-разному. Конституция РФ гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его имущественного положения (ч. 2 ст. 19).

В настоящее время высший судебный орган страны рекомендует судам при квалификации действий лиц, совершивших хищение имущества по признаку причинения гражданину значительного ущерба, руководствоваться примечанием 2 к ст. 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др.

Квалифицирующий признак кражи, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, "может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб" <*>, причем превышающий 2500 рублей.

<*> См.: п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // БВС РФ. 2003. N 2; См. также: Уголовный кодекс Российской Федерации. Постатейный научно-практический комментарий профессорско-преподавательского коллектива кафедры уголовного права МГЮА / Под ред. А.И. Рарога. М., 2004. С. 238.

Так, Саткинским городским народным судом Челябинской области Шевченко осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Шевченко признан виновным в том, что 22 сентября 1992 г. из квартиры Савиной тайно похитил часы стоимостью 3 тыс. руб., что являлось для потерпевшей значительным ущербом.

Президиум Челябинского областного суда 14 марта 1995 г. удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об изменении приговора, указав следующее.

Правильно признав Шевченко виновным в краже часов, принадлежащих Савиной, народный суд ошибочно квалифицировал его действия по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ по признаку причинения значительного ущерба потерпевшей.

Обосновывая свой вывод, суд сослался на показания потерпевшей о том, что похищенные часы она оценивает в 3000 руб. и такой ущерб для нее значителен. Однако эти показания не могут служить достаточным основанием для признания ущерба значительным применительно к п. "в" ч. 2 ст. 158 УК.

Решая вопрос о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить как из его стоимости, так и из других существенных обстоятельств. Ими, в частности, могут быть материальное положение лица, значимость утраченного имущества для потерпевшего.

С учетом материального положения потерпевшей, работающей главным бухгалтером телеателье, не имеющей иждивенцев, и муж которой также работает, нет оснований для вывода, что ей причинен значительный ущерб <*>.

<*> См.: Постановление Президиума Челябинского областного суда от 14 марта 1995 г. по делу Шевченко // БВС РФ. 1995. N 10. С. 7.

Несмотря на известную формализованность признака "значительный ущерб гражданину" в примечании 2 к ст. 158 УК, правовая позиция, сформулированная по данному делу, продолжает сохранять свое значение.

Вместе с тем ряд авторов <*> полагают, что в такой редакции этот квалифицирующий признак нарушает ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, где закреплено положение о том, что в Российской Федерации признается и защищается равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Закрепление в п. "в" ч. 2 ст. 158 УК признака "с причинением значительного ущерба гражданину" вопреки Конституции РФ ставит в привилегированное положение с точки зрения уголовно-правовой охраны собственность граждан, оставляя без соответствующей повышенной охраны от краж собственность юридических лиц <**>. Думается, ст. 158 УК в равной степени защищает все формы собственности. Вместе с тем очевидно, что общественная опасность кражи 5000 рублей, совершенной у пенсионера, значительно выше, кражи 200000 рублей из банка. Поэтому предложение о замене существующего квалифицирующего признака "с причинением значительного ущерба гражданину" новым квалифицирующим признаком "в значительном размере" <***> выглядит социально несправедливым.

<*> См., например: Комков А.В. Указ. работа. С. 128 - 130; Севрюков А.П. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с хищениями в Российской Федерации: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2004.
<**> Там же.
<***> См.: Комков А.В. Указ. работа. С. 129.

Совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (п. "г" ч. 2 ст. 158 УК).

Данный квалифицирующий признак был введен законодателем Федеральным законом от 31 октября 2002 г. N 133-ФЗ.

Исходя из следственно-судебной практики, под ручной кладью, находившейся при потерпевшем, следует считать пакеты, кейсы, сумки, косметички, портфели, саквояжи, рюкзаки и другие средства для хранения различных мелких вещей.

Полагаю, совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившейся при потерпевшем, представляет повышенную общественную опасность. Согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ удельный вес такого рода хищений в общем объеме краж составляет около 35% <*>, а это достаточно высокий показатель. К тому же рассматриваемые преступления совершают в основном профессиональные воры-щипачи, с крайне негативной характеристикой личности. Нередко правосудию бывает трудно принять к ним соответствующие меры, так как, похитив, например, бумажник из кармана жертвы, в котором находилось 15 рублей, вор наказывался в административном порядке. Его отпускали на свободу, и он продолжал заниматься преступной деятельностью <**>. Думается, такую судебную практику нельзя признать правильной, поскольку сумма похищенного может служить критерием для отграничения уголовно наказуемого деяния от административного только при отсутствии квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков.

<*> См.: Севрюков А.П. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с хищениями в Российской Федерации: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2004. С. 112.
<**> Там же. С. 113.