Мудрый Юрист

Залог - не повод для привилегий

Екатерина Матвеева, преподаватель филиала МГЮА в г. Вологде.

В соответствии с действующим ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <*> кредитор, чьи требования к организации-банкроту обеспечены залогом имущества, является кредитором третьей очереди. Это дает ему ряд преимуществ и создает возможность для искусственного уклонения от гражданской ответственности в случае возбуждения процедуры банкротства.

<*> Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

В очередь - становись!

Прежде всего преимущество у залоговых кредиторов имеется в рамках самой третьей очереди. Если произошла продажа заложенного имущества, то за счет вырученных средств сначала будут удовлетворены требования залоговых кредиторов и лишь затем - требования других кредиторов третьей очереди.

Но залоговый кредитор может иметь преимущества не только перед кредиторами третьей очереди, но в ряде случаев и перед привилегированными кредиторами первой и второй очередей.

При распределении средств, вырученных от продажи предмета залога, в том случае, если требования залогового кредитора возникли ранее требований кредиторов первой и второй очередей, сначала удовлетворение получит обеспеченный кредитор и лишь затем - привилегированные. Таким образом, сначала будут погашены требования залогового кредитора. Напомним, что в соответствии с Законом о банкротстве 1998 года <*> залоговые кредиторы имели преимущества перед налоговыми органами и конкурсными кредиторами, но не перед привилегированными.

<*> Федеральный закон от 08.01.1998 N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Полагаем, что, помимо ущемления прав кредиторов первой и второй очередей, данное положение создает беспрецедентные условия для уклонения недобросовестной организации - банкрота от имущественной ответственности перед своими кредиторами. Для этого достаточно сразу же после создания организации "грамотно" передать имущество в залог. Скажем, взять заем у "дружественной" организации, а в обеспечение передать все активы юридического лица. При этом главное - проследить, чтобы не было оснований для признания такой сделки недействительной, например, в качестве фиктивной или мнимой.

При таком оформлении залоговых отношений при распределении конкурсной массы удовлетворение своих требований получат только "внеочередные" и залоговые кредиторы. Все остальные останутся ни с чем.

Таким образом, залоговый кредитор оказывается в очень выигрышном положении: мало того, что он получит свои денежные средства наверняка, к тому же раньше, чем другие, он еще участвует в деле о банкротстве, то есть влияет на судьбу должника и его имущества. Кроме того, он фактически наделен правом вето по ряду важных вопросов: заключение мирового соглашения, замещение активов должника.

Русские проблемы немецких банкротов

Интересно, что с такими же проблемами столкнулись гораздо раньше германские предприниматели. По законодательству, действовавшему вплоть до 1999 г., обеспеченные кредиторы также получали удовлетворение своих требований раньше всех прочих лиц.

В итоге за последние 20 лет действия прежнего законодательства приблизительно три четверти поданных в суд заявлений не привели к началу процедуры банкротства, так как не было конкурсной массы, достаточной для покрытия процессуальных расходов. А около четверти производств было досрочно прекращено при выявлении таких же обстоятельств - все имущество оказывалось переданным в счет погашения требований кредиторов-залогодержателей <*>. Отсутствие свободной массы для удовлетворения необеспеченных кредиторов привело к тому, что немцы были вынуждены отказаться от правила о первоочередном погашении требований залоговых кредиторов.

<*> Герхард Папе. Институт несостоятельности: общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарий к действующему законодательству. М.: Издательство БЕК. 2002. С. 12 - 13.

По-видимому, нам в этом случае придется учиться на своих собственных, а не на чужих ошибках. Мы полагаем неверным законодательное решение, предоставляющее в ряде случаев преимущества залоговым кредиторам перед кредиторами первой и второй очередей.

На наш взгляд, необходимо хотя бы вернуться к модели, существовавшей ранее, и предоставить залоговым кредиторам преимущество по удовлетворению своих требований за счет заложенного имущества перед кредиторами по налогам и гражданско-правовым требованиям, но не перед привилегированными кредиторами.

Попытки манипулирования законодательством о залоге в рамках процедуры банкротства не новы.

Как следует из материалов арбитражного дела от 12.05.2005 N Ф03-А16/05-1/686, рассмотренного ФАС Дальневосточного округа, между Сбербанком РФ и хозяйственным обществом 22.11.2000 был заключен кредитный договор. В обеспечение указанного договора 24.11.2000 банку в залог было передано имущество. Причем залогодателем являлось третье лицо - общество, фактически "аффилированное" с заемщиком. Решением арбитражного суда от 05.11.2004 последнее было признано несостоятельным (банкротом).

Поскольку общество-заемщик своих обязательств перед банком не исполнило, с него в судебном порядке 14.07.2003 была взыскана сумма задолженности. Причем взыскание было обращено на имущество, являвшееся предметом залога. В этой связи банк, ссылаясь на ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г., заявил свои требования к залогодателю, в отношении которого было открыто конкурсное производство.

Суд первой инстанции вынес определение об отказе во включении требований банка в реестр требований кредиторов организации-залогодателя. Суд кассационной инстанции оставил в силе данное решение, мотивируя его следующим образом.

В соответствии со ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г. все требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства. Отказывая во включении требований банка в реестр требований кредиторов залогодателя, суд исходил из того, что требования банка не являются денежными. Они основаны на договоре залога и предъявлены к конкурсному должнику как залогодателю.

А поскольку залогодатель не являлся заемщиком по кредитному договору, денежное обязательство перед банком-кредитором у него отсутствовало.