Мудрый Юрист

Идеология жизни в системности юридической науки *

<*> Статья дается в авторской редакции.

Косарев Андрей Иванович, доктор юридических наук, профессор Современной гуманитарной академии (Москва).

Рассматриваются различные идеологические подходы к восприятию государства, права и их институтов. Предлагаются определение и развернутая характеристика идеологии жизни как основы системного восприятия общества, государства и права.

Ключевые слова: идеология, мировоззрение, либерализм, марксизм, юридическая наука.

Ideology of life in consistency of juridical science

A.I. Kosarev

Different ideological approaches towards state, law and their institutes perception are disclosed. The notion and detailed characteristics of ideology of life as a basis of systematic perception of society, state and law are given.

Key words: ideology, world outlook, liberalism, Marxism, juridical science.

Системность в юридической науке - это не только структура исследований, но и ее подчиненность, согласованность в изменениях с общим комплексом идей, принципов, осознаваемых закономерностей и свободой личного усмотрения в идеологии. Она пронизывает и направляет исследования, объединяет их в целое, определяя общий ход научного поиска и использование инноваций в практической деятельности.

Признается, что идеологическая неопределенность, подавленность духовных, ценностных устремлений обрекают народ на пассивность, угрожают нравственной, политической, экономической безопасности страны. Нельзя забывать, что СССР был разрушен без единого выстрела. Никакая организация общества, в том числе средствами государства и права, не может быть достигнута без принимаемой большинством идеологии.

Стремление понять цели и назначение государства и права издавна удовлетворялось обращением к своим корням, духовными исканиями. Идеология в мировоззрении с ценностями и идеалами вбирает в себя представления об исходно-природных основаниях жизни в их цивилизационном своеобразии и согласовании с требованиями времени. Роль идеологии, которая сплачивала и направляла движение народов, освещала и освящала их путь, помогала жить, выполняли как религии, так и рационалистически построенные учения, содержащие поступательно ориентированное мировоззрение. Идеология, противостоящая безверию, сиюминутной выгоде, произволу и хаосу, признается путеводной звездой в жизни народа.

Однако возобладание узкого рационализма, крах или умаление ряда идеологических построений вселили в нас равнодушие, недоверие и даже отрицательное отношение к идеологии. Например, в Философском энциклопедическом словаре можно прочесть: "В настоящее время понятие идеологии употребляется почти исключительно как характеристика неистинного мировоззрения, предназначенного для обмана..." <1>.

<1> Губский Е.Ф., Кораблева Г.В., Лутченко В.А. Философский энциклопедический словарь. М., 1997.

За идеологией закрепился штамп: она - иллюзорная, искаженная, извращенная форма сознания. Ее ущербность видится в зашоренности, догматизме, сектантстве, в нетерпимости к иным взглядам, она "сводит многообразие совокупного духовного опыта к единой точке", как абстрактная идея "железным обручем сковывает сознание и тут же начинает навязываться в качестве единственно правильной и обязательной для всех", "подчиняется политическим целям, становится инструментом политики". Критика в адрес идеологий не лишена оснований: они идеалистичны, подчас выдают желаемое за реальное. Но противоположное им: если Бога нет, если вне и внутри нас нет Высшего закона, то все дозволено, а рядом стоит бессмысленность бытия.

Вместо идеологии подчас предлагается использовать "истинное мировоззрение" с "полифонией во всеохватывающем взгляде на реальность", решать практические задачи, подчиняя сознательную деятельность реализму и прагматизму. Идеология противопоставляется мировоззрению, которое "тем и отличается от идеологии, что по своему содержанию является сознанием универсальным, вырабатывает целостный взгляд на мир".

В подмене идеологии мировоззрением не вполне отрицаются идеалы и конкретизирующие их идеи и цели, ради которых стоит жить. Признается даже и то, что "все наше сознание фатально идеологично, идеологии существовали и будут существовать, они есть и не могут не быть". Все же в смещении внимания с идеологии на мировоззрение заметно стремление подвинуть наше сознание, симпатии и интересы от идеального и веры в лучшее к рационализму в реализме и прагматизме. "И зачем искать смысл, когда истина и ложь, добро и зло равно востребованы? Примем же и полюбим их такими, каковы они есть, наполним их всеми наслаждениями, доступными нам, и будет легко и приятно..."

Существующие в мире идеологические конструкции глобализма, геополитики, столкновения цивилизаций, всемирного господства свободы в западном варианте с обществом потребления, не учитывающие внутренние, глубинные основы российской жизни, не дают прочного и широкого основания для подъема народного духа в преодолении трудностей кризиса и надлома, вызванных перестройкой.

В литературе рассматривается воздействие государства и права на экономику, политику, права человека, но весьма скупо или вовсе не говорится об их отношении к духовной жизни. Утверждается правило плюрализма. Лишь ограниченно, вопреки вульгарно-либеральной догме и под давлением реальных условий жизни государство поддерживает патриотические настроения населения, принимает меры по укреплению семейных устоев, обращает внимание на социальную сферу; получает признание необходимость взаимодействия государства и церкви. Но и по сей день государство неспособно дать неверующим то духовно-целостное, умиротворяющее и вдохновляющее, что равно религиям.

В периодической печати сообщалось, что "в ближайшие пять лет пройдет серия семинаров, конференций, в которых преподаватели, ученые и представители власти должны договориться о том, в какой идеологической парадигме воспитывать подрастающее поколение" <2>. Можно надеяться, что речь будет идти не только о ценностных ориентирах для некоторого комплекса учебных дисциплин, но и о выработке начал идеологии современного российского общества.

<2> Независимая газета. 2007. 22 июня.

Среди идеологических течений современного общества выделяются такие общие их составляющие, как дарвинизм, материализм, либерализм и религии. Но дарвинизм говорит лишь о происхождении видов, материализм - о материальной стороне жизни, либерализм - о высшей ценности человека и его свободы. Они, безусловно, значительны в сегодняшнем миропонимании, но не могут быть целостными идеологиями. Верно, такую роль, плохо ли, хорошо ли, выполняют религии, всеохватывающе характеризующие мир и место человека в нем. Однако религии основываются на вере, зачастую лишены рациональных суждений, выражаются в форме мистических представлений, нередко в искаженном виде изображают реальное и воспринимаются лишь частью населения. Другая часть общества в век космонавтики, компьютеров стремится руководствоваться рациональным, ищет основания жизни в способностях разума осознать всю ее целостность в конкретных проявлениях, в мировоззрении и в идеологии.

Идеология жизни в системности юридической науки, не претендуя на звание общей философии, выделяет и обобщает в духовном состоянии народа лишь то, что утверждает жизнь, способствуя ее сохранению, продолжению и развитию. Не рассматриваются, например, пригодность для различных состояний общества форм собственности и рыночных отношений, свойственных периодам первоначального накопления капитала, классического капитализма, шведской модели капитализма, монополистического капитала в условиях глобализации, успешность рыночных отношений в Китае, Японии, Белоруссии. Пока что проблематика такого рода применительно к России решается преимущественно на эмпирическом уровне.

Идеология жизни в суждении о реальном может, по нашему мнению, восполнять пробелы осознания окружающего нас. Указанием на предназначение человека и человечества в мире и космосе, своей конкретизацией, а также в системности юридической науки она способна приобрести продуктивное значение.

Идеология жизни исходит из признания, что все действительное, даже временное, порочное и отторгаемое, закономерно. При этом вполне естественно задуматься над тем, что представляет собой жизнь в ее целостности, зачем она существует, каков ее истинный смысл. Зачем мы и все это? Разве можно помыслить присутствие человечества в мире и космосе случайным или неизъяснимым казусом природы? Как понять все, как воздух, окружающее нас предметное и духовное многообразие жизни, столь привычное и обыденное, что мы зачастую даже не задумываемся о его назначении?

Такой ход рассуждений подводит к мысли о существовании универсального закона жизни как соединения материального и духовного, а с тем и о достижении в смысле нашей жизни высших форм и гармонии. Разве не это, прежде всего и вопреки всем отступлениям, провалам, плохо ли, хорошо ли, определяет состояние жизни, заставляет в соединении страсти и мысли идти к достижению высшего? Признание универсального закона жизни самой общей реальностью нашего бытия в его многообразии и составляет основное содержание идеологии жизни, наиболее значительная часть которой - вера в лучшее.

Идеология жизни - духовный феномен детерминизма и свободы воли в единении материального и духовного, направляющий человечество к раскрытию своего предназначения в смысле жизни с достижением при помощи мысли и чувства высших форм и гармонии.

Сомневающийся может спросить себя: где же здесь место правде и любви или свободе и справедливости, разве действительная идеология может быть без них? Верно. Однако они включаются в верхний уровень конкретизации идеологии жизни, которая ни в коем случае не есть "чистая идея", оторванная от других существующих в мире идеологических течений. Идеология жизни вбирает в себя или учитывает их положительные либо отрицательные качества и свойства <3>.

<3> Согласимся, человечество существует в мироздании для одухотворения безжизненной материи с достижением высших форм и гармонии. Но как преодолеть абсурд аннуляции живого? (Были и ушли даже самые лучшие. Рушились города и государства, могущественные империи, с лица Земли исчезали грандиозные памятники человеческой культуры, канули в небытие целые народы, оставив после себя пустыни и... неизбежность окончания собственного "я". Как не противиться, не бунтовать против разрушений жизни, не искать решений?!) У нас не было и нет такого, чтобы жизнь продолжалась вечно. Все же она переходит от одного к другому. Отдельное - лишь часть общего. Вот только как, в чем и есть ли между ними трансляция?

В предлагаемом понимании исходное содержание идеологии жизни составляют объективные закономерности, тогда как в трудах, например, князя Евгения Трубецкого и Николая Бердяева восприятие всей реальности дается через религиозное осознание высшего - личности как "главного деяния Бога". Что же касается пронизанного прагматизмом западного либерализма, то и в нем личность - ближайшая цель и смысл жизни, а объективные закономерности - нечто отдаленное, второстепенно учитываемое. Иногда даже признается, что "в общественных явлениях качественные отношения не могут быть измерены. Поэтому в общественных науках не могут быть установлены естественные научные законы". Характеризуя позицию школы историзма, С.Л. Франк в свое время писал, что в ее понимании "научное обществоведение возможно только в форме истории, то есть конкретного описания хода развития или изменений какого-либо явления или комплекса явлений... Здесь нет места закономерностям, ибо закономерность есть лишь в необходимом, общество же опирается на свободную и непреодолимую волю людей" <4>.

<4> Франк С.Л. Очерки методологии общественных наук. М., 1922. С. 20, 27.

Однако именно закономерности, сокрытые всей толщей очевидностей, будучи познаваемы, помогают охватить единым взглядом вершину научного знания - целостность мироздания и места в нем своей страны, народа, человека и служебную роль государства и права.

Либерализм в оппозиции марксизму. В XX в. в государственной организации нашего общества четко выявилось два противоположных решения: в марксистской идеологии - предельный уровень централизации управления с направленностью на достижение социальной справедливости; в либеральной идеологии - максимальное ослабление государственности ради свободы личности. Оба решения содержат большой потенциал творческих возможностей народа, но обнаружили и резко отрицательные свои свойства. В одном случае (с 1917 г.) безмерная увлеченность идеей справедливости и силой государства в итоге завела в тупик; в другом (в 90-е гг.) - неоглядное следование свободе и поражение в холодной войне чуть не стоило России самого ее существования. Вместе с тем противоположности обоих решений максимально способствуют пониманию необходимости отсечения отрицательных и возвышения, соединения положительных их свойств.

Идеология жизни усваивает, поддерживает в себе положительные свойства либеральной идеологии в свободе личности с ее инициативой и творчеством, с рынком, конкуренцией, что предохраняет от застоя и ускоренно ведет человечество по пути технического прогресса. Но она воспринимает и обоснование марксистской материалистической идеологией общих интересов с фактором регулируемой экономики и сегментом государственной собственности, более ориентированных на гармонизацию отношений и достижение стабильности в обществе.

Рациональное наличествует как в либеральной, так и в марксистской идеологии, но в разной мере, формах и качестве. Либеральная идеология предполагает ослабленное, приниженное вмешательство государства в течение исторических процессов ("запрещается запрещать", "государство - главный враг"); марксистская идеология ставит задачу решительного подчинения стихии рациональному началу ("Нечего ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача"). Если марксистская идеология в своем развитии привела к подавлению стимулов к труду с последующим застоем и разрушением СССР, то либеральная идеология со стихией рынка, например в период перестройки, приводит к резкой поляризации населения (бедные - богатые), обострению внутренних противоречий, сужению жизненных интересов до вещизма и гедонизма. Апофеозом либерализма стало общество потребления с ускоренным исчерпанием природного запаса жизни.

Либерализм и марксизм во многом противоположны, но друг без друга ничтожны. Оздоровленная сильная государственность должна создать наиболее благоприятные условия для раскрытия творческих возможностей личности ради процветания жизни, что и определяет общую направленность юридического знания.

Бесспорно, частные предприятия более эффективны, чем государственные, но столь же очевидно и то, что экономика страны не может обойтись без государственного сектора, без государственного регулирования и поддержки. Коллективизм, представленный в природе государственного управления, дает конкурентное преимущество, и нередко поэтому против него направлено острие критики оппонентов.

Противоречивость основных устоев идеологий подчас приобретает наиболее резкие очертания. Столкновение либеральной и марксистской идеологий стало генеральным противоречием XX в., что проявилось в противостоянии двух военно-политических блоков. В последнее время различия идеологических установок построения жизни позволяют говорить о "войне цивилизаций".

Крайности детерминизма и свободы воли в идеологии марксизма и вульгарного либерализма по-разному относятся к силе человеческого разума и стихийности исторического процесса, коллективизму и индивидуализму, будущему и текущим потребностям, утверждению коренных, фундаментальных ценностей жизни и ближайшим, непосредственным нуждам людей. Различия идеологических подходов проявляются в самых разных сферах общественной жизни, например в отношении к фундаментальным и прикладным знаниям, в целом к престижу науки и деловой хватке, наказанию и штрафам в уголовном праве или ЕГЭ в сфере народного образования.

Перемежающаяся с идеологией сфера ценностей, культуры, духовной жизни представляет собой огромную территорию, на которой и в мирное время происходят столкновения, ожесточенная борьба идей, идеологий, наблюдаются мощные движения, осуществляются идеологические агрессии, определяющие судьбы народов, их культуру, веру, а также состояние государства и права.

Наблюдается стирание граней военных и невоенных форм подавления противника. Подчинение чужой воле происходит без традиционного захвата территории, но путем смены культурно-цивилизационного кода народа. Применительно к России зреют, реализуются, встречают противодействие планы выкорчевывания из народа сознания его достойного места в истории. Это сопровождается подкупом в завуалированных формах, широким веером показных мероприятий, маскирующих главное, потаканием низменным инстинктам, вынужденными уступками во второстепенном, жестким давлением на решающих направлениях и захватом организационных центров, определяющих общий вектор движения культуры. Огромные усилия предпринимаются по радио и телевидению, да и в изобразительном искусстве, чтобы переделать "человека советского" в "человека западного". Что же касается "продвижения демократии по всему миру", то и об этом хорошо известно. Нам еще предстоит изучить практику холодной войны, когда только в США на разрушение СССР работало около 300 организаций. Пока что в этой сфере деятельности у нас нет ничего равного военной истории и теории.

Рационализм в идеологии жизни и религии. Если в прошлом укреплению духовного лучше способствовали мировые религии, то в наше время крепнет убеждение в необходимости раскрытия рационалистических оснований жизни. Благоденствие народа не может быть достигнуто не только без веры в справедливость религиозных вероучений, но и без человеческого разума, облагораживающего рационалистическую идеологию.

В идеологии жизни отражаются различия, сложившиеся между наукой и религиями. Они по-разному смотрят на реалии жизни и получают различающиеся решения, но вместе с тем дополняют друг друга. Религии интуитивно отражают Высший закон природы, утверждают нравственные принципы солидарности людей. Бог и познаваемый в своей конкретике Высший закон природы - понятия во многом сходные, мы лишь по-разному называем их и воспринимаем, облекая в менталитет своего народа (в религиях) или поддаваясь рационализму (в науке). Религии с верой в лучшее больше участвуют в формировании духовного строя жизни, тогда как в науке выделяется озабоченность ее материальной стороной. Вместе они ограничивают стихийное, строят культуру, видят должное в достижении стабильности и развития, стремятся к наилучшему построению общественных отношений, утверждают позиции человека в жизни, несут за нее ответственность.

Рационализмом в идеологии, конечно, не исчерпывается наша жизнь. Достаточно сказать, что традиции и обычаи, продолжение рода, вся сфера художественного творчества, а также верность своему долгу и Родине, самый инстинкт жизни и познания по большей части не укладываются в рамки рационалистических категорий и принципов. Религия и вера, наука и рациональное как будто несовместимы, однако много людей живут рядом, не признавая религий или, наоборот, истинно веруя. Любая религия неотделима от веры в лучшее, и наше обыденное сознание неизменно (лишь неявно) соединено с верой. Разве и вне религиозного сознания мы не верим в значительность и общую пользу своего дела, в то, что наши дети будут жить лучше и счастливее, а Отечество "поднимется с колен"? Подспудно теплится надежда и на то, что наш дух переживет тленность тела. Конечно, рациональное и реалии жизни зачастую разрушают веру, но она сохраняется извечно, пока живы народы. Вера и рациональное осознание реального взаимопроникают и взаимодействуют.

Наука и религии в идеологии жизни во многом солидарны. Экстремизм, вульгарные детерминизм и либерализм оппонируют им. Ни в коем случае идеология жизни не противоречит и теориям эволюции, согласитесь, развитие не произвольно, а идет по определенным правилам, плану, подчиняется Высшему закону природы.

Руководствуясь рациональным, в реалиях жизни юрист видит значение государства и права в служении людям. Для неверующих рационально обосновываемые Высший закон, смысл жизни, ценности жизни, в том числе справедливость и свобода, обеспечиваемые государством, правом, формируют духовность личности, укрепляют основания к жизни, дают перспективу, ведут в будущее.

Вера может иметь очень разное содержание и формы, но вера в лучшее составляет стержень отношения к жизни, своему делу и в религиях, и в идеологии жизни. Такая вера объединяет религии и рационально построенные идеологии. Вера восполняет ущербность голого рационализма. В вере и рациональном осознании действительности мы ближе всего стоим к началу в постижении мира, себя в нем, государства и права.

Поступательно ориентированное мировоззрение (идеология) в религиях и ценностях, философско-этических построениях с верой в лучшее способно сплачивать и направлять народы к будущему

Проблема человека и роли государства. Идеология жизни как сила, определяющая ориентиры, направляющая развитие и сплачивающая разрозненные юридические исследования в некоторое целое, включает проблему человека, его сущности, духовного склада и разума, способных преобразовывать мир и строить себя. Лишь через понимание человека раскрывается назначение и роль государства и права в нашей жизни.

Что представляет собой природа человека, какова ее роль в сознательной деятельности и рациональном построении жизни? Мы говорим об охраняющей и регулирующей роли государства и права, но кого охранять, кого отстаивать? Ответом на этот вопрос в первую очередь и определяются назначение, формы, функции государства и права.

Конечно, не дело юриспруденции выяснять, что представляет собой природа человека. Но можно пользоваться в решении проблемы очевидными свидетельствами практической жизни и данными специальных отраслей знания. Они, однако, дают далеко не однозначные решения.

В свое время весьма нелестно воспринимали человека представители легизма, позже - Макиавелли. Гегель в человеке в государстве видел "шествие Бога в мире". Но легизм не прошел проверку временем, а заключения Макиавелли о человеке по крайней мере не афишируются в государственной деятельности. Иное решение дается вульгарным либерализмом. Непомерно возвеличивая положительные свойства личности и закрывая глаза на темное и низкое в ее природе, он провозглашает права и свободы человека, его свободную деятельность непререкаемым абсолютом. При этом государство объявляется чуть ли не главным врагом человека, свободы и всего прогресса.

Среди определений сущности человека хорошо известны "человек созерцающий" (Л. Фейербах), "человек экономический" (К. Маркс), "человек нигилистический" (Ф. Ницше), "одинокий человек" (Ф. Кафка) и т.д. В новейшее время особенно выделяется "человек потребляющий", в тени которого подчас теряется "человек мыслящий".

Положительная роль идеологии, способной активизировать здоровые качества народа в ответ на вызов времени, раскрывается лишь с учетом состояния народа. Даже при неблагоприятных условиях для болезненного, ослабленного, стареющего состояния в идеологии жизни содержатся возможности для надежды и веры, ведущих к жизни. Духовное в сознании народов - не только согласие с законами природы и общежития, но и активное преодоление их негативных свойств. Возможна и регенерация духовного здоровья. Государственная идеология может быть центром такой регенерации.

Да, мы уже не те, что в недавнем прошлом. Часть из нас, решительно устремленная к собственному материальному благополучию и шоу-бизнесу, мало отличается от римского плебса (периода кризиса), требовавшего хлеба и зрелищ. Вопрос в том, где истоки нездоровья. Что выросло из нас, а что привнесено извне? Куда делись люди, создавшие культуру СССР? Но они и сейчас с нами, например Пахмутова, как и новые нераскрывшиеся таланты, нет лишь условий и идей, вдохновляющих на подвиг созданием шедевров. Но заменим ли (хотя бы отчасти) яростный революционный порыв к всеобщей справедливости или свободе спокойным и уравновешенным осознанием своего назначения, своего долга в идеологии жизни?

Поиск оптимальных решений возможен при обязательном признании как светлого, так и темного начала в человеке, в человеческой природе и создании условий, благоприятствующих раскрытию лучшего в ней. Идеология, утверждающая фундаментальные ценности жизни, составляет основу таких условий. Новое в нашей жизни сохраняет возможность, используя силу духа, нравственности и разума, искать пути и средства познавать, строить, радоваться.

Государство и право в здоровом состоянии не замыкаются на обеспечении удовольствий жизни, но сквозь пестроту повседневности и общих воззрений признают возвращение природе долга - дарованной нам жизни. Разрозненных усилий частной инициативы здесь явно недостаточно. Государство вместе с правом рассматриваются как генеральное средство, способное умерить провоцируемые вульгарным либерализмом притязания личности на безграничность свободы, на комфорт и роскошь с гибельной растратой духовных и материальных ресурсов человечества. Существенную часть идеологии жизни составляет осознание роли и значения государства и права в реализации справедливости, свободы и развития.

Конечно, деятельность государства, назначение права определяются пружиной народного сознания и духа. При этом "одним народам природой дано больше силы, другим - устойчивости и выдержки, третьим - сообразительности, четвертым - прозорливости". Несомненно, что многообразие народов с набором их особых качеств не случайно, оно выражает приспособление человечества к разнообразию условий окружающего мира и сохранению себя как вида живой природы. Евразийство России - неоспоримый факт, который не может не учитываться в идеологии жизни. Существует мнение, что именно духовная самобытность нашего народа с повышенной ролью государственности и коллективизма есть тот ген, разрушение которого ведет к умалению жизни.

Если нездоровые явления в идеологических течениях, в духовной жизни народа составляют базисные причины ее разрушения, то поражение уклада жизни, как и подрыв экономики, экологии, можно отнести к инфраструктурным истокам ее разрушения, а среди непосредственных причин умаления жизни выделяется сексуальная революция. Мы, возможно, не замечаем, но рядом с "цветными" революциями усилиями особо продвинутой части общества нам навязывается подавление таинства брака в открытости интимных отношений, например по телевидению. И другое. Человек не создан в единственном числе, так он не выживет. Но сложились народы, спаянные коллективизмом. Опорочить коллективизм, подорвать единение - и победа зла обеспечена. Здесь подспудно, как и в стремлении к легализации наркотиков или однополых браков, идет острая борьба.

Россия находится на стыке Востока и Запада, в зоне цивилизационного разлома и движущихся навстречу цивилизаций, что требует от нее быть особенно внимательной к опасностям столкновения идеологий, а с тем иметь волю выстоять и раскрыть духовные возможности своих народов. Обновление, модернизация определяются не только внешним давлением, но и внутренними особенностями народов.

Признание естественного многообразия народов не означает согласия с евгеникой в ее истолковании фашистской идеологией, наоборот, оно направлено на уважительное отношение к своеобразию каждого. Но лучше ли просто не замечать или скрывать те свойства части населения, которые раздражают или мешают другим народам реализовать свои права и интересы, сохранять свою особость, в том числе в формах государственности?

Практика сокрытия техногенных катастроф отвергнута, но замалчивание причин конфликтов на национальной почве отчасти сохраняется. Обнажение истоков таких конфликтов крайне болезненно, все же оно способно вести к взаимным уступкам, согласованию интересов, нахождению в идеологических построениях оснований и способов преодоления противоречий.

Духовное состояние народонаселения России неоднородно. Речь идет не только о его части, стянутой в мегаполисы и подверженной кризису надлома, зараженной болезненностями старения, диссидентством, но и о той другой части народа, больше представленной в провинциях, которая сохраняет духовное здоровье и верность фундаментальным ценностям жизни.

Люди даже с высоким интеллектом и достоинством могут не только повышать, но и ограничивать, подавлять жизненность других, что считается вполне допустимым в стихийном, конкурентно-рыночном развитии, однако порождает антагонизмы. "Граждане мира", крайние приверженцы религиозных конфессий или люди с обостренным чувством национальной отчужденности все более непримиримы в устремленности к мировым революциям социальной справедливости или всеобщей свободы <5>. Можно, конечно, объяснить недовольство таких групп населения рамками существующих государств, ограничивающих их особость, но должно считаться и с большинством народа своей страны.

<5> Радикализм и жестокость в ходе российской революции в немалой степени определялись участием в ней национальных меньшинств (в том числе на самом верху власти).

Значительна и роль правящей элиты в определении составляющих идеологии и перспектив развития. Правители подчас ставят себя выше морали, но без нее не могут обойтись, теряют человеческое лицо. Человек с нормальной психикой, даже отягощенный властью, ложной идеологией или вынужденностью обстоятельств, не может отстраниться от своего народа с его болью и нравственными устоями.

* * *

С использованием богатейшего арсенала новейших научных данных о жизни в ее разных измерениях идеология жизни возвращается к пониманию человечества как единого живого организма. "Мы все составляем одно". Конечно, осознание целого предполагает изучение и его составляющих частей: народов и мельчайших клеточек человеческого организма - личностей. Все же в определении структуры исследований юридической науки идеология жизни исходит не только из либеральных представлений об абсолютном совершенстве свойств личности, но и, прежде всего, из осознания глубинных, подспудно действующих закономерностей, направляющих активность как отдельных народов, их государственно-правовых объединений, личности, так и всего человечества. Идеология жизни движет государство к достижению гармоничного бытия в стабильности и развитии, справедливости и свободе.

Признание универсального закона жизни как единения материального и духовного в их конкретизации общими законами развития и стабильности с ценностями жизни и культуры, народной идеей российской государственности и смыслом жизни в достижении высших форм и гармонии составляет остов, костяк идеологии жизни <6>. Ее воздействие на практику может быть и не столь велико с учетом влияния множества привходящих факторов, подчас в значительной степени определяющих конкретность практических решений.

<6> Косарев А.И. Идеология жизни в судьбах народов. М., 2009.

В жизни неизменно наличествует и то, что враждебно жизни, что в ней отмирает, выражает болезненность или уже разложилось и отторгается, что показывает случайное стечение обстоятельств или прихоть "свободной личности", а также поиск иных путей цивилизационного развития. По всему этому идеология жизни ограничена в качестве непосредственно действующей силы. Все же она способна помогать преодолению рамок узкой специализации и указывать ориентиры общего направления движения и построения системы научных исследований, в том числе в юридической науке, позволяет взглянуть на свое дело с позиции общих проблем развития страны, человека и человечества.

Bibliography

Frank S.L. Ocherki metodologii obschestvennyh nauk. M., 1922.

Gubskij E.F., Korableva G.V., Lutchenko V.A. Filosofskij ehnciklopedicheskij slovar'. M., 1997.

Kosarev A.I. Ideologiya zhizni v sud'bah narodov. M., 2009.