Мудрый Юрист

Конституционные гарантии прав личности применительно к мере пресечения в виде заключения под стражу

Смирнов Владимир Николаевич, и.о. прокурора Сусанинского района Костромской области.

В статье рассматриваются основные конституционные гарантии прав личности применительно к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу. Анализируется ситуация с использованием указанных норм в современном уголовном судопроизводстве России.

Ключевые слова: конституционные гарантии; права личности; заключение под стражу.

Constitutional guarantees of rights for personality in criminal trial as it applies to measure of suppression as keeping in custody

V.N. Smirnov

Smirnov Vladimir Nikolaevitch, acting as a public prosecutor of the Susanin district of Kostromskaya oblast.

In the article the basic constitutional guarantees of rights for personality are examined the suppressions applied at electing of measure as keeping in custody. A situation is analysed with the use of the indicated norms in the modern criminal trial of Russia.

Key words: constitutional guarantees; rights for personality; keeping in custody.

Правовой статус личности включает в себя совокупность прав и свобод человека и гражданина, отраженных в нормах всех отраслей действующего права.

К основам правового статуса личности относятся конституционно закрепленные права и свободы. Они составляют относительно небольшую часть всех прав и свобод.

Причины, по которым одни права и свободы закрепляются в Конституции РФ, а другие - в текущем законодательстве, непроизвольны. Можно выделить следующие причины, от которых зависит выбор того или иного уровня правового акта для закрепления прав и свобод.

  1. Значимость данного права и данной свободы для человека и общества. В Конституции РФ закрепляются те права и свободы, которые жизненно важны и в наибольшей мере социально значимы как для конкретного человека, так и в целом для общества, для государства, т.е. основные права и свободы.

Для человека они являются условием достойного и свободного его существования, естественным правом на участие в решении вопросов устройства и управления обществом; экономической и социальной предпосылками для удовлетворения его насущных материальных и духовных потребностей.

Для государства, для общества значимость конституционно закрепленных прав и свобод выражается в том, что именно реализация этих прав и свобод означает претворение в жизнь существенных свойств государства как демократического и правового.

Поэтому основные права и свободы не только признаются государством именно в Конституции РФ, но и защищаются им как необходимое условие его существования. Вместе с тем перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ст. 55 Конституции РФ).

  1. Необходимость закрепления в Конституции РФ прав и свобод человека и гражданина, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, которые в соответствии с Конституцией РФ являются составной частью правовой системы России.
  2. Изначальный или производный характер принадлежности человеку данного права и данной свободы. Статья 17 Конституции РФ, как известно, устанавливает, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Именно такого рода права и свободы закрепляются конституционно <1>.
<1> См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2010. С. 215 - 216.

Под конституционными правами и свободами понимаются наиболее важные права и свободы человека и гражданина, раскрывающие естественное состояние свободы и получающие высшую юридическую защиту <2>.

<2> См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. 8-е изд., изм. и доп. М.: Норма, 2009. С. 188.

Под гарантиями понимаются правовые средства, обеспечивающие реализацию того или иного права человека и гражданина. Каждое право только тогда может быть реализовано, когда ему соответствует чья-то обязанность его обеспечить. Гарантии, в сущности, и есть обязанности, применительно к конституционным правам и свободам - это обязанность государства.

Конституция РФ имеет прямое действие, и само по себе закрепление того или иного права есть своеобразная его гарантия. Конституционные гарантии - это те, которые вытекают из Конституции РФ.

В Конституции РФ закреплены гарантии, которые классифицируются учеными на различные группы. Так, например, М.В. Баглай выделяет общие гарантии и гарантии правосудия <3>.

<3> См.: Там же.

В нескольких статьях Конституции РФ закреплены общепризнанные в цивилизованном мире гарантии, имеющие также значение принципов демократического правосудия. Эти гарантии лежат в основе уголовно-процессуального законодательства и направлены на исключение произвола в судебном разбирательстве. Гарантии правосудия - это гарантии свободы личности, отсюда вытекает необходимость конституционного уровня закрепления этих гарантий. Борясь с преступностью, государство может и должно лишать свободы тех, кто нарушает уголовно-правовое законодательство, но оно обязано делать это с соблюдением демократической процедуры, установленной законом.

Одни конституционные гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве в общем своем смысле затрагивают применение меры пресечения в виде заключения под стражу, другие непосредственно касаются применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

Конституционная гарантия подсудности. В ч. 1 ст. 47 Конституции РФ впервые за историю развития российской государственности сформулирован принцип "Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом". Для человека важно, чтобы его дело рассматривалось в том суде и тем судьей, которые в соответствии с законом должны его рассматривать, о чем он заранее должен быть надлежащим образом извещен. Определение законом такого суда и судьи называется подсудностью <4>.

<4> См.: Баглай М.В. Указ. соч. С. 313.

Применительно к мере пресечения в виде заключения под стражу ч. 4 ст. 108 УПК РФ предусматривает, что постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд.

Право на юридическую помощь. В ч. 1 ст. 48 Конституции РФ закреплено, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Это право предполагает, что каждый, кто нуждается в квалифицированной юридической помощи, может получить ее, обратившись к адвокату. Адвокат независим и свои отношения с клиентом строит на основе конфиденциальности, т.е. не вправе разглашать доверенные ему сведения. Помощь адвоката подлежит оплате. Но не каждый человек в состоянии оплатить эту помощь, поэтому Конституция РФ устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту является одним из базовых принципов правосудия по уголовным делам (ст. 16 УПК РФ). Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент отказаться от помощи защитника. Такой отказ не обязателен для дознавателя, следователя, прокурора и суда и не исключает возможности приглашения защитника в дальнейшем (ст. 52 УПК РФ). В любом случае участие защитника обязательно, если подозреваемый или обвиняемый являются несовершеннолетними, или в силу физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту, или не владеют языком, на котором ведется судопроизводство, а также при обвинении в совершении особо тяжкого преступления, при рассмотрении судом дела с участием присяжных заседателей или в упрощенном порядке, установленном гл. 40 УПК (ст. 51).

Часть 2 ст. 48 Конституции РФ предусматривает гарантии права пользоваться помощью адвоката задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Однако определение этого момента на практике зачастую связано с требованиями формального характера, которые не всегда совпадают с реальной ситуацией, когда подозреваемому лицу могут потребоваться юридическая помощь и защита адвоката.

Недействительность незаконно полученных доказательств. Согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Суть этой конституционной гарантии заключается в том, что на всех стадиях судебного процесса недопустимо использование доказательств, полученных в нарушение закона. Не могут использоваться доказательства, при получении которых были допущены унижение достоинства личности, пытки и насилие, незаконное вторжение в жилище, несанкционированное прослушивание телефонных переговоров, злоупотребление семейной тайной и т.д. Таким образом, не признаются в качестве доказательств сведения, полученные с нарушением прав и свобод человека и гражданина.

Гарантия от самообвинения. Согласно ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Федеральным законом могут быть установлены иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Данная гарантия впервые закреплена в России на конституционном уровне. Права и свободы человека, его интересы обладают большими приоритетами по сравнению с другими ценностями. Такое положение заключает в себе глубокий нравственный смысл и в целом направлено на защиту морально-нравственных норм. Лицо вправе не давать показаний против самого себя, в каком бы правовом положении оно ни находилось (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и т.д.), что особенно важно в уголовном судопроизводстве. Недобровольная дача показания против самого себя недопустима, поскольку лицо, по существу, становится в положение подозреваемого, начиная свидетельствовать против самого себя.

Запрет обратной силы закона. Согласно ч. 1 ст. 54 Конституции РФ закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон. Данный конституционный принцип подчеркивает гуманность законодательства и полностью отражает положения Всеобщей декларации прав человека (ч. 2 ст. 11), а также Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 15), которые согласуются с общими принципами международного права.

Гарантии равенства перед законом и судом. Согласно ч. 1 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. Конституционное положение о равенстве всех перед законом и судом является одним из фундаментальных начал правового государства, что, в свою очередь, сближает его нормативное содержание с требованием ч. 2 ст. 6 как одной из основ конституционного строя РФ, предусматривающей равенство зафиксированных в Конституции РФ прав, свобод и обязанностей для каждого гражданина РФ.

В обобщенном плане требование равенства всех перед законом включает запретительный аспект, когда равное отношение всех к закону должно исключать саму возможность существования в законодательных актах каких-либо норм дискриминационного характера; они запрещаются как незаконные, неконституционные. В этом плане конституционный принцип равенства всех перед законом должен пониматься прежде всего как требование антидискриминационного характера, предполагающее недопустимость установления в законе какого-либо различия, исключения или предпочтения, основанного на признаках расы, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения и ведущего к ликвидации или нарушению равенства правовых возможностей человека и гражданина в различных сферах его общественной и личной жизни. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации, означает, помимо прочего, запрет вводить такие различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении.

В равенстве всех перед судом получили признание специфика судебной деятельности, ее повышенная чувствительность к требованиям равенства. Соответствующая конституционная формула представляет собой специфичную по своей юридической природе норму, усиливающую - в соотношении с равенством перед законом - сочетание материальных и процессуальных начал. Это своего рода "материально-процессуальная" норма, действие которой носит всеобщий и всеобъемлющий характер.

Нормативное содержание принципа равенства всех перед судом сводится к следующему: а) наличие единой, одинаковой для всех судебной системы, обеспечивающей каждому человеку, независимо от каких бы то ни было обстоятельств, справедливое и гласное разбирательство дела компетентным, независимым судом; б) равное для всех применение норм законодательства в процессе разрешения судебного спора; в) процессуальное равенство сторон в судебном заседании.

Таким образом, принцип равенства перед судом является в том числе требованием процессуального судопроизводства и он находится в нормативном единстве с другой конституционной гарантией - состязательности и равноправия сторон.

Гарантии состязательности и равноправия сторон. В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии с данной гарантией сторона обвинения должна не только аргументированно изложить свою позицию и обосновать заявленное ходатайство, но и опровергнуть все доводы стороны защиты, возражающей против избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения, представив суду необходимые доказательства.

Указанный принцип в досудебных стадиях уголовного судопроизводства наиболее полно реализуется именно при рассмотрении судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку в этом случае функции обвинения, защиты и разрешения дела отделены друг от друга, сторона обвинения и сторона защиты имеют почти равные процессуальные возможности для отстаивания своей позиции перед судом.

Вместе с тем в УПК РФ не закреплено право стороны защиты знакомиться с материалами, представленными в суд органами предварительного расследования в обоснование заявленного ходатайства о заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу, что фактически ставит прокурора в преимущественное положение по сравнению с защитой.

Данный пробел восполнен п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <5>, где указано, что если при решении вопроса об избрании подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК РФ) или о продлении срока содержания под стражей (ст. 109 УПК РФ) будет заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами, на основании которых принимается решение, суду надлежит руководствоваться ст. 45 Конституции РФ, гарантирующей государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. Исходя из этого, суд не вправе отказать подозреваемому или обвиняемому, а также их защитникам в удовлетворении такого ходатайства, поскольку затрагиваются права и свободы лиц, в отношении которых решается вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей. Ознакомление с указанными материалами производится в разумные сроки, но в пределах установленного законом срока для рассмотрения судом соответствующего ходатайства об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо о продлении срока его содержания под стражей.

<5> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5.

Аналогичное разъяснение дано в Определении Конституционного Суда РФ от 12 мая 2003 г. N 173-О "По жалобе гражданина Коваля Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <6>.

<6> Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 5.

Презумпция невиновности. В ст. 49 Конституции РФ закреплено, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда; обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Согласно данной гарантии подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). Бремя доказывания в ходе рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения лежит на прокуроре, который должен доказать необходимость заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу. Прокурор также должен убедить суд, что в отношении данного лица не имеется возможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Доказывание в ходе судебного рассмотрения вопроса о мере пресечения должно осуществляться по принципу "опровержения презумпции оставления подозреваемого, обвиняемого на свободе". Данная презумпция должна опровергаться с соблюдением общих правил опровержения законных презумпций. Нельзя перекладывать бремя доказывания и требовать от подозреваемого и обвиняемого, чтобы они доказывали, что не скроются от органов предварительного расследования или суда, что не будут продолжать заниматься преступной деятельностью или препятствовать производству по уголовному делу.

В наибольшей степени касающаяся применения меры пресечения в виде заключения под стражу гарантия прав личности содержится в ст. 22 Конституции РФ: "Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов".

Конституционное право на свободу является одним из наиболее значимых и емких социальных благ. Оно предоставляет людям возможность пользоваться личной (гражданской), политической, экономической и духовно-культурной свободой, создавая тем самым условия, необходимые для всестороннего развития личности, обеспечения функционирования демократического общества в целом.

В Российской Федерации установлены конституционные требования к процедуре принятия решения о применении в отношении лица такой меры пресечения или наказания, как лишение человека свободы. Одним из достижений Конституции РФ является установление судебного порядка ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Положение ч. 2 ст. 22 Конституции РФ соответствует требованиям ч. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, определяющим, что каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

До принятия Конституции РФ 1993 г. эти вопросы входили в компетенцию прокурора, который в большинстве случаев принимал соответствующие решения по существу в отсутствие подозреваемого лица. Теперь эти процедуры предполагают участие в них гражданина, который должен предстать перед судом.

Новым в Конституции РФ является и сокращение срока досудебного задержания. Лицо, подозреваемое в совершении уголовно наказуемого деяния, не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов, тогда как ранее этот срок составлял 72 часа.

Библиографический список

  1. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. 8-е изд., изм. и доп. М.: Норма, 2009.
  2. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2010.