Мудрый Юрист

Договор и путевка в отношениях по оказанию туристских услуг

Вольвач Я.В., аспирантка кафедры гражданского права Российской правовой академии при Минюсте России, адвокат.

С момента вступления в силу Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" прошло более восьми лет. И за все это время, несмотря на многочисленные критические публикации по поводу некоторых положений данного Закона, изменения в него так и не были внесены.

Одна из дискуссий развернулась вокруг вопроса о роли, отведенной законодателем туристской путевке. А поскольку эта роль влияет на понимание и толкование отношений по возмездному оказанию туристских услуг, остановимся на ней подробнее.

В соответствии со ст. 433 (п. 1) ГК РФ моментом заключения договора признается момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. А значит, с этого момента должны возникать права и обязанности сторон.

Договор возмездного оказания услуг регулируется как специальными нормами об оказании возмездных услуг и бытовом подряде, так и общими положениями о подряде. Исходя из содержания п. 3 ст. 730, п. 2 ст. 702, ст. 783 ГК РФ, ст. 9 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", нормы, регулирующие отношения по договору возмездного оказания услуг, составляют следующую иерархию: специальные нормы об оказании возмездных услуг; специальные нормы о бытовом подряде; общие нормы о подряде; нормы Закона РФ "О защите прав потребителей". И ни одно из положений названных норм не предусматривает какого-либо исключения из общего правила о моменте заключения договора и, соответственно, о моменте возникновения прав и обязанностей сторон договора возмездного оказания услуг, а следовательно, и туристского договора.

Между тем заключение туристского договора не совпадает по времени с началом путешествия.

В соответствии со ст. 9 Закона об основах туристской деятельности конкретный заказ туриста или лица, уполномоченного представлять группу туристов, на формирование туристского продукта туроператору оформляется в письменной форме как соглашение, имеющее характер предварительного договора. И именно на основании такого договора осуществляется реализация туристского продукта (ст. 10).

Закон определяет туристскую путевку, во-первых, как "документ, подтверждающий факт передачи туристского продукта", предусматривающий "конкретные условия путешествия, розничную цену туристского продукта" и "являющийся письменным акцептом оферты туроператора или турагента на продажу туристского продукта и неотъемлемой частью договора" (ст. 1), а во-вторых, как документ первичного учета туроператора или турагента (ст. 10).

Так что же в таком случае - при отсутствии легального определения туристского договора и при наличии положений о его публичном характере - принимать за туристский договор? Может быть, таковым и является турпутевка? Аргументом в пользу этого довода служат положения Правил бытового обслуживания населения, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1025. Названные Правила регулируют отношения, вытекающие из договора бытового подряда и договора возмездного оказания услуг, а следовательно, в силу ст. 779 ГК РФ распространяются и на оказание туристских услуг. В соответствии с ГК РФ оказание услуг осуществляется на основании письменного договора, под которым понимается квитанция или иной документ. Тогда почему таким иным документом не может быть туристская путевка? Каких-либо аргументов против данного вывода нет, тем более что названные Правила предусматривают оформление договора, но не его заключение.

Еще до вступления в силу Закона об основах туристской деятельности в российском законодательстве сложилась ситуация, когда туристской путевке была отведена специфическая, причем, по мнению некоторых авторов, сильно преувеличенная, роль. Такое положение было вызвано несколькими причинами: во-первых, использование туристской путевки при оказании услуг освобождало туристские организации от уплаты налога на добавленную стоимость (для выездного туризма до 1 июля 1999 г.); во-вторых, туристская путевка, рассматриваемая как бланк строгой отчетности, используется для расчетов с населением без применения контрольно-кассовых машин (письмо Минфина России от 26 марта 1996 г. N 16-00-30-19 "Об утверждении форм документов строгой отчетности").

Эта ситуация продолжает существовать и сейчас.

Более того, положения ст. 10 Закона существенно упрочили роль туристской путевки, ибо придали ей качество письменного акцепта оферты туроператора или турагента (далее - организатор путешествия). Таким образом, в соответствии с п. 1 ст. 438, п. 1 ст. 433 ГК РФ именно путевка, а не иной документ, точнее, подпись туриста в путевке, признаваема моментом заключения договора.

Придание и выполнение турпутевкой указанной функции приводит к однозначному выводу: законодательство о туристской деятельности вынужденно подстроено под уже сложившуюся в Российской Федерации практику существования двух документов - путевки и ваучера, образующих в международной практике единое и неделимое целое - ордер на обслуживание.

Обратим внимание на одно любопытное обстоятельство. Предварительно выяснив, что путевка (подпись туриста в путевке) является заключением договора, что Закон об основах туристской деятельности не устанавливает требование о необходимости для заключения туристского договора передачи какого-либо имущества, и исходя из легального определения турпутевки как документа, подтверждающего факт передачи права на тур, мы неизбежно приходим к выводу: момент заключения договора - поскольку не установлено иное - совпадает с моментом передачи права на тур. А стало быть, момент заключения договора должен как минимум совпадать с передачей права. Однако в соответствии со ст. 10 упомянутого Закона реализация прав осуществляется на основании договора, т.е. акцептом является турпутевка, а документом, удостоверяющим передачу права - договор. При этом несмотря на положения п. 4 ст. 454 ГК РФ глава 30 ГК РФ, в частности ст. 458, не дает ответа на вопрос, когда считается исполненным обязательство по передаче права. Да и как вообще можно передать право на тур в момент заключения договора, а реализовать "турпродукт" в совершенно иное время (если реализация права не совпадает с моментом заключения договора)? Следовательно, отсутствует ответ и на вопрос, когда переходит право на тур по туристскому договору, да и переходит ли оно вообще.

Согласно ст. 9 Закона туроператор приобретает право на услуги, входящие в тур, на основании договоров с лицами, предоставляющими отдельные услуги, или с туроператором по приему туристов, обеспечивающим предоставление всех видов услуг, входящих в тур. Но вид такого договора Закон не определяет.

Специфика туристских отношений состоит в возложении, во-первых, исполнения организатором путешествия туристского обязательства на третьих лиц, которые фактически исполняют обязательство должника, не находясь при этом в правовой связи с туристом; во-вторых, ответственности организатора путешествий за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства на третьих лиц, на которых было возложено исполнение.

Исходя из указанной специфики, когда тур приобретается организатором путешествия в целях удовлетворения потребностей иного лица (лиц), существо отношений состоит, очевидно, в соглашении об оказании услуг третьим лицам - туристам. И оплата осуществляется именно за оказание услуг третьим лицам, а не за передачу права на комплекс услуг организатору путешествия.

Если же предположить, что организатор путешествия приобретает право на тур по договору с принимающей стороной, то придется признать, что самостоятельно реализовать это право, осуществить его он не может, он может лишь потребовать от принимающей стороны совершения определенных действий в рамках гражданско-правового обязательства в отношении третьих лиц.

Не имеет с точки зрения права никакого смысла и реализация организатором путешествия права на тур туристам на том основании, что турист не может предъявить принимающей стороне - непосредственному исполнителю услуг - требование о совершении действий по реализации его права на тур. В случае же предъявления туристом такого требования принимающая сторона вправе его не выполнять, не являясь стороной обязательства между организатором путешествия и туристом.

Но при указанных обстоятельствах складывается странная ситуация: исходя из сказанного, требование о реализации прав на комплекс услуг в отношении туриста может быть предъявлено непосредственному исполнителю услуг только организатором путешествия на основании договора. Но согласно Закону организатор путешествия, заключая договор с туристом, принадлежащее ему имущественное право передает туристу. А турист, приобретая это право на основании договора розничной купли-продажи туристского продукта, реализовать его не может. Это с одной стороны. А с другой - если организатор путешествия свое право передал, значит, лишившись его, он по общему правилу утрачивает и право требования к непосредственному исполнителю услуги, однако право требования в рассматриваемых отношениях не переходит к туристу.

Все изложенное говорит об одном: туристский договор не может быть отнесен к видам договора купли-продажи, где предметом является услуга, а существом отношений - передача в собственность туристу имущественного права на комплекс туристских услуг.

Неправильным бы было говорить и о том, что организатор путешествия обладает услугой. Согласно Закону под туристической деятельностью понимается деятельность по организации путешествий. В соответствии со ст. 1 Закона туристская деятельность осуществляется в следующих видах: деятельность по формированию, продвижению и реализации туристского продукта; деятельность по продвижению и реализации туристского продукта; иная деятельность по организации путешествий (содержание которой Законом не раскрыто).

Следовательно, услуга выступает и как деятельность по организации (подготовка, проведение турпоездки), и как результат такой деятельности - размещение, питание, перевозка и т.д. - удовлетворяющий потребность.

Таким образом, существом столь многообразных туристских отношений является оказание услуг.

Содержащееся в Законе понятие "туристский продукт" - право на комплекс услуг - не что иное, как результат деятельности организатора путешествия по формированию комплекса услуг, т.е. потребительная стоимость, на что указано в ст. 10 Закона, а следовательно, "правом" "продукт" быть не может.

Само лексическое значение слова "продукт" относит его к объектам материального мира.

Законодатель, формулируя "туристский продукт" как результат, который предназначен для реализации туристу, действительно искажает природу возникающих отношений. Ведь результатом в данных отношениях в соответствии с Гражданским кодексом является в конечном счете удовлетворение потребностей потребителя-туриста. Следовательно, и туристская путевка не может быть документом, подтверждающим факт передачи туристского продукта.

Заметим к тому же некую декларативность в определении содержания туристской путевки: она должна включать положения, подтверждающие передачу права на комплекс туристских услуг. Но это не так.

Статья 10 Закона, определяя содержание путевки, указывает, что в ней должны быть оговорены конкретные условия путешествия и розничная цена. Что понимать под конкретными условиями путешествия, Закон не раскрывает, но если обратиться к перечню существенных условий туристского договора (ст. 10), то на долю путевки остается достаточно много.

Поскольку путевка характеризуется в Законе так же, как документ первичного учета туроператора или турагента, Министерство финансов РФ письмом от 16 июня 1994 г. N 16-30-65 утвердило формы документов строгой отчетности, используемые при расчетах с населением для учета наличных денежных средств: туристские путевки (три вида); накладная-счет для получения наличных денежных средств за путевки; талоны на питание. В формах путевок отражаются маршрут, количество туристов, их паспортные данные, срок действия путевки, ее цена, дата выдачи, подпись ответственного лица.

Письмом от 10 апреля 1996 г. N 16-00-30-19 Минфином утверждена форма ТУР-1 "Туристская путевка", используемая при расчетах с населением для учета наличных денежных средств без применения контрольно-кассовых машин как бланк строгой отчетности. Причем типовая форма ТУР-1 более детальна и содержит следующие реквизиты: сведения о продавце путевки (наименование организации или фамилия индивидуального предпринимателя, юридический адрес, телефон, код ОКПО, номер лицензии на право занятия международной туристической деятельностью; наименование тура, код по ОКУН, номер сертификата на тур, данные о покупателе путевки, в том числе юридическом лице); продолжительность путешествия; маршрут поездки - начало путешествия (город, аэропорт, вокзал отъезда), пункты пребывания, окончание маршрута (город, аэропорт, вокзал прибытия); пакет услуг (категория проездного билета, гостиница (номер), питание, виза, страховка, трансфер), экскурсионная программа (количество экскурсий, способ передвижения); дополнительные оплаченные услуги (наименование); стоимость путевки, дата продажи; подписи продавца и покупателя путевки. В отрывном талоне к путевке помимо некоторых основных указанных реквизитов имеется приписка: "С условиями предоставления туристских услуг ознакомлен и согласен" - и подпись покупателя.

Именно в реальном содержании путевки и определении ее как документа, подтверждающего передачу права, многие авторы (в частности, Я.Е. Парций, Е.Л. Писаревский) видят самые серьезные аргументы против возможности ее рассмотрения в качестве такого документа.

На наш взгляд, турпутевку следует определить как документ установленной формы, подтверждающий возникновение обязательства исполнителя перед заказчиком по оказанию туруслуг на согласованных условиях.

Такой подход требует пояснения: несмотря на положения ст. 10 Закона об основах туристской деятельности, турпутевки необходимо рассматривать в неразрывной связи с туристским договором, потому как, во-первых, ст. 14 Закона РФ "О защите прав потребителей" возлагает на исполнителя ответственность вне зависимости от того, состоял ли потребитель в договорных отношениях с исполнителем или нет; во-вторых, основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей являются как договоры и иные сделки, предусмотренные законом, так и иные действия граждан и юридических лиц. И даже если говорить о специальной норме Закона об основах туристской деятельности - ст. 1, 10, то и в этом случае возникающие обязательства не противоречат "букве" закона, ибо обязательства возникают в том числе из договора.

Конечно же, один из главных аргументов в пользу того, что турпутевка не может являться туристским договором, состоит в следующем: согласно ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в установленной форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, которые названы таковыми в законе или иных правовых актах либо относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Даже если считать, что турпутевка содержит указания на предмет договора, то в ней отсутствуют существенные условия туристского договора, названные таковыми и перечисленные в ст. 10 Закона об основах туристской деятельности. Стало быть, турпутевка является незаключенным договором, что влечет за собой признание ее недействительным договором, не соответствующим требованиям Закона, (ничтожным) и применение последствий, предусмотренных ст. 167 ГК РФ.