Мудрый Юрист

Обязательная доля как средство обеспечения прав родственников наследодателя

Обязательная доля (lat. Portio debita; fr. la part reservataire; de. Pflichtteil) представляет собой основной способ защиты прав родственников наследодателя при наследовании по завещанию, предусмотренный гражданским законодательством. Будучи ограничением принципа свободы завещательного распоряжения своим имуществом <*>, она подвергается всестороннему и тщательному регулированию в законодательстве.

<*> См.: Пар. 2 главы 1 настоящей работы.

Истоки появления обязательной доли можно обнаружить еще в римском праве. Ограничения на свободу завещательного распоряжения существовали еще с древнейших времен. Sui heredes должны были либо быть назначены наследниками, либо поименно устранены от наследования в завещании - в противном случае завещание признавалось недействительным <*>. Постепенно, к более позднему периоду, в преторском праве сформировалось и понятие обязательной доли так, как она понимается сейчас. Такая доля выделялась с целью защиты интересов прежде всего детей наследодателя. Каждый из необходимых наследников получал не менее 1/4 того, что ему причиталось бы при наследовании по закону, а в Кодификации Юстиниана - не менее 1/2 такой доли, если она была меньше 1/4 всего наследства, или до 1/3, если доля была больше 1/4 всего наследства. Завещатель мог своим прямым указанием устранить наследников от получения обязательной доли, но только по основаниям, установленным законом: вступление в брак против воли родителей, действия, угрожающие жизни отца, и пр. <**>.

<*> Хутыз М.Х. Римское частное право. М.: Былина, 1997. С. 148.
<**> См.: Хутыз М.Х. Римское частное право. М.: Былина, 1997. С. 148; Гущин В.В., Дмитриев Ю.А. Наследственное право и процесс: Учебник. М.: Эксмо, 2004. С. 20.

Положения об обязательной доле напрямую связаны с общими началами наследственного права. Так, еще И.А. Покровский указывал на обратные стороны завещательной свободы. Он подчеркивает: "Наследодатель может иметь близких родных, которые в нем имели своего единственного кормильца, которые при его жизни имели даже законное право требовать от него содержания и которые с его смертью лишаются этого, быть может, единственного источника своего существования" <*>.

<*> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 298.

Следует отметить, что правила об обязательной доле (или ее аналогах) содержатся практически во всех законодательствах цивилизованных стран. Французское законодательство предполагает существование резервной доли, которая предназначается ближайшим нисходящим и восходящим родственникам (ст. 913 и 914 Французского гражданского кодекса). Поправками от 3 декабря 2001 г. внесены изменения, предоставляющие право на получение обязательной доли и пережившему супругу <1>. Аналогично решен вопрос в законодательстве Швейцарии - лишь расширен круг родственников, имеющих право на резерв за счет братьев, сестер и пережившего супруга наследодателя (ст. 471 Швейцарского гражданского кодекса) <2>. Законодательство Германии предполагает "обязательную долю" только в случае, если интересы нисходящих родственников, родителей и супруга не обеспечены должным образом в завещании. Обязательная доля может быть истребована лицами, имеющими право на ее получение, в судебном порядке в течение трех лет с момента, когда они узнали об открытии наследства и о наличии ущемляющего их интересы завещания <3>. В английском законодательстве Закон от 1938 г. предоставил пережившему супругу, несовершеннолетним и нетрудоспособным детям право просить суд о назначении последним разумного содержания из наследственного имущества, если таковое не обеспечено завещанием. Закон 1975 г. добавил в перечень таких лиц бывшего супруга наследодателя, не вступившего в другой брак, всех, в том числе не родившихся и усыновленных, детей наследодателя, иждивенцев <4>. В США свобода завещания ограничивается в пользу пережившего супруга. В некоторых штатах (семейное законодательство, в том числе и наследственное право, отнесено к ведению штатов) последний имеет право на получение "разумного содержания" обычно в течение ограниченного срока.

<1> http://sos-net.eu.org/success/succes3.htm#112.
<2> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. М.: Международные отношения, 1992. С. 539.
<3> Petit guidе pratique du droit allemand des succesions. Par Petra Kuhn. Paris, 2004. P. 10.
<4> Stephen Cretney. Family law in the 20th century. A history. Oxford, 2003. P. 506 - 515.

Таким образом, при анализе существующего законодательства зарубежных стран можно сделать вывод о том, что существует два основных порядка определения и две формы получения обязательной доли.

  1. Порядки определения размера обязательной доли:

судебный - в силу предоставленного права на предъявление иска (например, Германия, Англия);

внесудебный - в силу указания в законе (например, Франция, Швейцария).

  1. Формы получения обязательной доли <*>:
<*> См., напр.: Stephen Cretney. Family law in the 20th century. A history. Oxford, 2003. P. 507.

определенная доля имущества (например, Франция в отношении восходящих и нисходящих родственников);

установленные выплаты (например, Англия, США, Франция в отношении пережившего супруга).

На неоднородность европейского законодательства по вопросу регулирования обязательной доли обращает внимание и Европейская комиссия в Зеленой книге (Наследование и завещания). В ней, в частности, отмечается: "Правовые системы всех стран-участниц осуществляют защиту родственников наследодателя, устраненных от наследования. Зачастую такая защита принимает форму обязательной доли, но такой механизм не признан единогласно всем Европейским Союзом" <*>.

<*> Пункт 2.5 разд. 2 Зеленой книги Наследования и завещаний. SEC (2005) 270. Брюссель, 1 марта 2005 г.

С учетом такого мнения Европейской комиссии можно сделать вывод о том, что назначение определенного содержания пережившему супругу и детям наследодателя не является в чистом виде обязательной долей. Такой вывод может быть обоснован и исторически. Выделение определенного содержания членам семьи наследодателя связано с имущественными семейными правами, а не с гражданскими. В этом отношении противолежащими являются категория выделения доли в имуществе в гражданском праве и категория назначения определенного содержания, схожего с российским институтом алиментов в семейном праве.

Российское законодательство в сравнении с зарубежным по вопросу обязательной доли устанавливает внесудебный порядок определения доли в сочетании с получением доли в виде части имущества (см. ст. 1149 Гражданского кодекса РФ). Такое регулирование института представляется не совсем удачным по следующим основаниям.

  1. Предусмотрено получение доли в виде части имущества. Причем в наследственную массу, из которой выделяется обязательная доля, входит все оставшееся имущество наследодателя. В связи с этим на основании существующих положений необходимый наследник получает определенную долю в имуществе, которая, будучи определенной, предоставляется ему на праве собственности. Принимая во внимание положения п. 1 ст. 1149, в котором перечислен круг необходимых наследников (несовершеннолетние дети; нетрудоспособные дети; нетрудоспособный супруг; нетрудоспособные родители; нетрудоспособные иждивенцы наследодателя), позиция законодателя представляется нелогичной. В число лиц, имеющих право на получение обязательной доли, включены те лица, которые со смертью наследодателя лишаются средств к существованию <*>. Смысл введения в законодательство обязательной доли состоит кроме охраны интересов семьи в обеспечении лиц, не способных к самостоятельному получению средств к существованию. При этом указанные лица получают в виде такого обеспечения определенное имущество на праве собственности. Зачастую такое имущество состоит из доли в квартире, обстановке. Получение этого имущества на праве собственности, несомненно, улучшает положение необходимого наследника, но явно не отвечает его интересам в получении обязательной доли.
<*> См., напр.: Жаркова Г.И. Обязательная доля в свете нового законодательства.

Содержание связи, существовавшей между наследодателем и необходимым наследником, состояло в том, что наследодатель обеспечивал средства к существованию необходимого наследника: помогал удовлетворять его каждодневные нужды, обеспечивал его каждодневные расходы и траты. Со смертью наследодателя такое обеспечение интересов необходимого наследника прекращается. Единоразовое получение доли в имуществе не обеспечивает жизненно важные нужды необходимого наследника. Так, например, получение доли в квартире, ранее принадлежавшей наследодателю, зачастую не соответствует необходимым нуждам наследника на еду, одежду, медикаменты, обучение.

С этой точки зрения представляется более обоснованным предоставление указанным в законе в качестве необходимого наследнику регулярного содержания, выплачиваемого всеми наследополучателями из переходящего им по завещанию имущества. Несомненно, такие выплаты суммарно не должны превышать стоимость всего перешедшего имущества: сам наследодатель не смог бы содержать необходимого наследника, если бы у него не было определенного своего имущества. Кроме того, представляется разумным прекращение таких выплат при отпадении основания, по которому лицо включалось в круг необходимых наследников (например, достижение несовершеннолетним лицом совершеннолетия). Размер выплат должен составлять достаточный для существования необходимого наследника объем, определяемый на основании прожиточного минимума с учетом особенностей каждого конкретного региона.

Предложенное изменение формы выплаты обязательной доли будет больше соответствовать и современным принципам наследственного права. Если наследодатель, пользуясь принципом свободы завещательного распоряжения, считает возможным передать все свое имущество или его часть лицам, не входящим в круг необходимых наследников, он может в полном объеме воспользоваться таким своим правом. При этом при определении ежемесячных выплат будут учитываться интересы слабых категорий в лице необходимых наследников.

Здесь в подтверждение предлагаемого способа регулирования можно сослаться на позиции зарубежных исследователей по данному вопросу. Так, например, указывается, что "такие выплаты рассматриваются как средства к существованию, таким образом, они предназначены не для поддержания уровня существования, имевшегося у супруга в период брака, а для обеспечения его основных потребностей" <*>. В Англии законодательная комиссия в ходе подготовки Закона 1975 г. установила, что "определенные права на имущество не могут отвечать конкретным обстоятельствам каждого случая". И далее, в 1973 г., Комиссия заключила, что "усиление законодательства об обеспечении семьи с его большей гибкостью будет лучшим способом защиты интересов пережившего супруга, чем система передачи прав на имущество" <**>.

<*> Grimaldi М. Droit patrimonial de la famille. Dalloz, 2001. P. 401.
<**> Stephen Cretney. Family law in the 20th century. A history. Oxford, 2003. P. 508.

В российской литературе аргументов в поддержку предложенных позиций нет. Однако косвенно излагаемую позицию поддерживает М.Ю. Барщевский, предлагая "установить новый порядок определения обязательной доли для отдельных категорий наследников с дифференциацией в зависимости от материальной обеспеченности необходимого наследника" <*>. Применение обязательной доли в виде регулярных выплат как раз и будет удовлетворять вопросу дифференциации в зависимости от материального положения.

<*> Барщевский М.Ю. Правовое регулирование наследования по завещанию в СССР: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук. М., 1984.

С тем чтобы применение выплат взамен получения доли в имуществе не противоречило сложившемуся правопорядку и в любом случае удовлетворяло интересам самого необходимого наследника, следует предоставить ему полномочие на выбор той или иной формы получения обязательной доли.

  1. Суду предоставлена возможность уменьшения или отказа в присуждении обязательной доли (п. 4 ст. 1149 Гражданского кодекса). Указанное полномочие возникает у суда в случаях, когда "осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (...) или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию". При анализе этого положения законодательства с точки зрения обеспечения прав родственников наследодателя становится явно заметным ущемление прав необходимых наследников. Как справедливо указывают В.В. Гущин и Ю.А. Дмитриев, данное положение "является единственным законным ограничением права на обязательную долю" <*>. Введение такого ограничения представляется необоснованным. Размер обязательной доли и так снижен введением в действие части 3 Гражданского кодекса с 2/3 причитающейся по закону доли до 1/2. Применение указанного ограничения делает обеспечение прав нетрудоспособных родственников наследодателя еще более слабым.
<*> Гущин В.В., Дмитриев Ю.А. Наследственное право и процесс. Учебник. М.: Эксмо, 2004. С. 20.

С другой стороны, исследуемое положение явно направлено на защиту прав наследополучателей по завещанию. Данная норма позволяет гарантировать помощь тем, кому она необходима не менее, чем необходимым наследникам (например, если наследополучатель по завещанию не входит в категорию необходимых наследников, но является также слабо социально защищенным) <*>. Для достижения баланса интересов обеих категорий наследополучателей нам представляется возможным использовать механизм соглашения о разделе наследства. Лица, нуждающиеся в получении прав на помещение, в котором они проживали с наследодателем, или на источники получения средств к существованию, будут получать требуемое им имущество. Но так как умаление права на обязательную долю представляется необоснованным, то разумным будет выделение обязательной доли иным имуществом из наследственной массы, например денежным эквивалентом, а не уменьшение обязательной доли за счет требуемого уполномоченным лицом имущества.

<*> Михайлова А.С. Возникновение и развитие института наследования в гражданском праве России. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук. Краснодар, 2003.
  1. В исчерпывающий перечень обязательных наследников включены несовершеннолетние дети, нетрудоспособные дети, нетрудоспособный супруг, нетрудоспособные родители, нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. На это обстоятельство было специально обращено внимание Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении от 23 апреля 1991 г. N 2: "Внуки и правнуки наследодателя, родители которых умерли до открытия наследства, а также наследники второй очереди не имеют права на обязательную долю в наследстве, за исключением случаев, когда эти лица находились на иждивении умершего" (пп. "б" п. 10) <*>.
<*> См., напр.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под ред. Л.П. Ануфриевой. М.: Волтерс Клувер, 2004; Ярошенко К.Б. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 186.

Данное положение и позиция Верховного Суда представляются необоснованными. Как справедливо указывает Л.П. Ануфриева, обязательная доля - вид социальной защиты людей, недостаточно материально обеспеченных <*>. С учетом принципа защиты семьи, провозглашенного в Конституции, защиты права наследования (п. 4 ст. 35 Конституции) включение внуков наследодателя, являющихся его прямыми потомками, в перечень необходимых наследников важно и необходимо.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под ред. Л.П. Ануфриевой. М.: Волтерс Клувер, 2004.

Так как в категорию необходимых наследников включены исключительно нетрудоспособные и несовершеннолетние граждане, то предоставление права на обязательную долю будет разумным только для несовершеннолетних и нетрудоспособных внуков, причем только если их родитель умер к моменту открытия наследства. В случае же если родители таких внуков живы, предоставление права на обязательную долю не требуется, обязанность по содержанию таких детей и так лежит на родителях (ст. 80 Семейного кодекса РФ). На это же обстоятельство указывал и М.Ю. Барщевский, предлагавший установить возможность признания несовершеннолетних либо нетрудоспособных внуков завещателя необходимыми наследниками, если к моменту открытия наследства их родитель умер <*>. Предложенные и обоснованные им изменения не нашли отражения в действующей на сегодняшний день части 3 Гражданского кодекса, что и вынуждает вновь обратить на них внимание.

<*> Барщевский М.Ю. Правовое регулирование наследования по завещанию в СССР: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук. М., 1984.
  1. Еще одним моментом, вызывающим сомнения в обоснованности его включения в Кодекс, является включение в перечень обязательных наследников категории "иждивенцев наследодателя, подлежащих призванию к наследованию на основании п. 1 и 2 ст. 1148 Гражданского кодекса". К таким лицам относятся нетрудоспособные на день открытия наследства граждане, находившиеся на иждивении наследодателя не менее года и проживавшие совместно с ним либо отдельно от него. Включение указанных категорий лиц в число обязательных наследников представляется необоснованным по двум основаниям.

А. Существование обязательной доли как категории наследственного права связано в первую очередь с семейно-правовыми обязанностями наследодателя, с положениями о защите семьи и родственников наследодателя. С этой точки зрения вполне обоснованно включение в круг необходимых наследников несовершеннолетних детей - обязанность родителей по содержанию своих несовершеннолетних детей является общеправовой и установлена ст. 80 Семейного кодекса РФ. Аналогично в силу ст. 85 Семейного кодекса родители обязаны содержать своих совершеннолетних трудоспособных детей, нуждающихся в помощи. Со своей стороны, трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них - ст. 87 Семейного кодекса. Обязаны материально поддерживать друг друга и супруги - ст. 89 Семейного кодекса. Перечисленные обязанности являются императивными, уклонение от их исполнения влечет за собой возможность применения принудительных мер, например взыскания алиментов в судебном порядке.

Таким образом, включение несовершеннолетних или нетрудоспособных детей наследодателя, его нетрудоспособного супруга и родителей в круг необходимых наследников является продолжением обязанностей, существовавших при жизни наследодателя на основании Семейного кодекса.

Однако совершенно необоснованно включение на равных основаниях в круг обязательных наследников иждивенцев наследодателя: эти лица не являются членами его семьи в правовом смысле слова. Содержание таких иждивенцев принято на себя завещателем самостоятельно по собственному усмотрению, в силу разнообразных личных обстоятельств. Более того, содержание иждивенцев обычно является односторонней обязанностью, принятой на себя лицом не на правовом основании. Отношения сторон по содержанию не получают оформления в виде договора или соглашения, содержание, его вид и размер определяются самим наследодателем. В этом отношении содержание наследодателя является формой благотворительной, меценатской деятельности наследодателя. Более того, содержание кого-либо во исполнение обязанности по договору - по договору постоянной или пожизненной ренты, по договору пожизненного содержания с иждивением или по брачному договору - не превращает лицо, получающее содержание, даже если оно нетрудоспособно, в возможного наследника по закону <*>, в необходимого наследника.

<*> Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2002.

При этом, ведя указанную деятельность по содержанию своих иждивенцев, наследодатель, будучи дееспособным, вменяемым, осознающим характер, значение и последствие своих действий, не включает указанных лиц в завещание, обходит молчанием вопрос о выделении им какого-либо имущества. Строгое толкование такой воли наследодателя приводит к выводу о том, что наследодатель тем самым считает исчерпанной свою добровольно принятую обязанность и не видит оснований для продолжения содержания указанных лиц. Возложение такой обязанности на родственников наследодателя, не принимавших участия в определении личности иждивенца, вида и размера полагающегося ему содержания, представляется как минимум нелогичным.

Содержание нетрудоспособных категорий лиц является обязанностью государства. Российская Федерация приняла на себя такую обязанность в силу ст. 39, 7 Конституции РФ. Право на получение социального обеспечения от государства является непосредственно действующим правом каждого, имеющего право на получение такого содержания. С учетом положений, предусмотренных ст. 1149 Гражданского кодекса РФ, можно прийти к выводу о том, что государство таким образом перекладывает обязанность по предоставлению содержания на плечи родственников наследодателя, ущемляя тем самым не менее непосредственно действующие права родственников наследодателя на получение наследства.

Введение категории иждивенцев в круг обязательных наследников приводит, таким образом, к ущемлению прав не менее нуждающихся родственников наследодателя - размер доли, полагающейся последним, пропорционально уменьшается.

Б. Второе спорное положение об иждивенцах в ст. 1149 Гражданского кодекса касается выделения им доли наравне с остальными обязательными наследниками.

Здесь представляется разумным провести сравнительный анализ норм о наследовании по закону и норм о наследовании необходимыми наследниками. Так, в положениях о наследовании по закону разграничивается две категории иждивенцев. Первая включает в себя граждан, входящих в очереди наследования со второй по седьмую. Во вторую категорию входят лица, не относящиеся к наследникам по закону в очередях со второй по седьмую, для таких граждан необходимо не менее года до смерти наследодателя проживать вместе с ним. При наличии наследников иных очередей они наследуют вместе с призываемой к наследованию очередью либо при отсутствии очередей со второй по седьмую составляют самостоятельную восьмую очередь наследования.

При призвании иждивенцев в качестве обязательных наследников их статус резко повышается. Они приравниваются к ближайшим родственникам наследодателя, "обходя" таким призванием, например, таких родственников, как внуки наследодателя. Внукам наследодателя, будь они даже нетрудоспособными и несовершеннолетними, отказано в получении обязательной доли по праву представления, они не включаются и в сам круг необходимых наследников. Таким образом, "повышение" статуса иждивенцев по сравнению с иными родственниками наследодателя при определении обязательной доли представляется нам необоснованным.

На основании приведенных аргументов представляется логичным как минимум уменьшить обязательную долю, причитающуюся иждивенцам в качестве необходимых наследников, до 1/4 доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону.

Несомненно, не должно осуществляться полное исключение таких иждивенцев из категории необходимых наследников. Предоставление права на продолжение содержания таким лицам гарантирует в какой-то мере обеспечение им достойного уровня жизни. С учетом размеров выплачиваемых нетрудоспособным лицам пособий и содержаний такая обязательная доля играет существенную роль в их доходе и значительно влияет на их уровень жизни. Тем более что такая категория, как "иждивенцы", существует в нашем гражданском законодательстве давно и достаточно прочно в нем укрепилась. С учетом того что аналогичные категории лиц не имеют столь расширенных наследственных прав в законодательствах иных стран, включение указанных лиц в категорию необходимых наследников является достижением нашего государства с точки зрения гуманизма и социальности права. Но и ущемлять права классических категорий наследополучателей такое включение ни в коем случае не должно. Именно поэтому исключение категории "иждивенцы" будет слишком радикальной мерой. А вот уменьшение полагающейся им доли представляется вполне обоснованным.