Мудрый Юрист

Контроль за деятельностью нотариусов

Рассмотрение заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказах в их совершении в судах

По гражданскому процессуальному законодательству судебный контроль за совершением нотариусами нотариальных действий осуществляется при рассмотрении исков в порядке искового производства и при рассмотрении заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении в порядке особого производства <*>.

<*> До 1 февраля 2003 г. в соответствии с ранее действовавшим гражданским процессуальным законодательством в порядке особого производства рассматривались не заявления, а жалобы на нотариальные действия или на отказ в их совершении (гл. 32 ГПК РСФСР 1964 г.).

Каждый гражданин или юридическое лицо, обращающиеся к нотариусу для совершения ими какого-либо нотариального действия, вправе рассчитывать на квалифицированное оформление нотариального акта и придание ему именно той формы, которая им нужна. Однако, если нотариус или уполномоченное должностное лицо придает нотариальному акту форму, которая по каким-либо причинам не устраивает обратившегося за совершением нотариального действия, или его не устраивает содержание нотариального акта, из-за чего обратившийся считает, что нотариальное действие совершено неправильно, он вправе подать в суд соответствующее заявление.

Вправе подать в суд заявление и лицо, которому нотариус отказал в совершении нотариального действия. Так, в порядке особого производства рассматривается отказ нотариуса удостоверить какую-либо сделку, выдать свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе супругов или свидетельство о праве на наследство, совершить исполнительную надпись на документе, включенном в Перечень, принять в депозит денежную сумму или ценные бумаги, принять на хранение документы и т.д.

В заявлении кроме сведений о заявителе и других заинтересованных лицах должны быть указаны:

К заявлению, подаваемому в суд, должны быть приложены нотариальный документ и другие необходимые по требованиям гражданского процессуального законодательства документы (копия заявления, квитанция об оплате государственной пошлины и т.д.). При несогласии с отказом необходимо представить в суд постановление об отказе в совершении нотариального действия, а также документы, которые, по мнению заявителя, должны быть нотариально удостоверены или засвидетельствованы.

Заявление о совершенном нотариальном действии или отказе в его совершении подается в суд по месту нахождения нотариуса (государственной нотариальной конторы, органа, на должностное лицо которого возложено совершение нотариальных действий). Такие заявления подлежат рассмотрению только в федеральных судах общей юрисдикции. Арбитражные суды не вправе ни принимать такие заявления, ни рассматривать их.

По гражданскому процессуальному законодательству для подачи заявления в суд установлен весьма ограниченный срок. Согласно ч. 2 ст. 310 ГПК заявление подается в суд в 10-дневный срок, исчисляемый со дня, когда заявителю стало известно о совершенном нотариальном действии или об отказе в совершении нотариального действия. Но если этот срок пропущен по уважительной причине, он может быть восстановлен судом по просьбе лица, подающего заявление.

Правом обращения в суд с заявлением в соответствии с ч. 1 ст. 310 ГПК наделены только заинтересованные лица. К заинтересованным лицам могут быть отнесены граждане и юридические лица, в отношении которых совершено нотариальное действие либо получившие отказ в его совершении. Именно такое разъяснение давал Пленум Верховного Суда применительно к норме ст. 271 ГПК РСФСР 1964 г., в которой, как и в ст. 310 ГПК РФ 2002 г., предусматривалось, кто вправе обратиться в суд по поводу совершенного нотариального действия или отказа в его совершении в порядке особого производства <*>. Но приведенное разъяснение, к сожалению, не дает полного представления о том, кто все-таки может быть признан заинтересованным лицом и, соответственно, кто может подавать такое заявление. Неясность усугубляется и тем, что в ч. 2 ст. 263 ГПК, содержащей общие правила о рассмотрении дел особого производства, лица, обращающиеся в суд в порядке особого производства, названы "заявителями", а не "заинтересованными лицами".

<*> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 1981 г. N 1 "О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении" (в ред. Постановления от 25 октября 1996 г. N 10) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1997. С. 208.

Нет единообразного подхода к определению круга лиц, обладающих правом обращения в суд с заявлением о проверке в порядке особого производства законности действий нотариуса или его отказа в совершении нотариального действия, и в судебной практике <*>. Нередко заявления на действия нотариусов подают лица, с которых по оформленным нотариусами документам должны быть произведены взыскания, например должники по исполнительным надписям нотариусов. Вместе с тем под заинтересованными лицами, упоминаемыми в ч. 1 ст. 310 ГПК, следует понимать тех, кто непосредственно участвовал в совершении нотариального действия. "Остальные граждане и юридические лица, полагающие, что нотариальное действие или отказ в нем затрагивает их права, должны обращаться с соответствующим иском в суд" <**>.

<*> См.: Лесницкая Л.Ф. Обжалование нотариальных действий или отказа в их совершении // Нотариус. 1997. N 2(4). С. 73.
<**> Гражданское процессуальное законодательство: Комментарий / Под ред. М.К. Юкова. М., 1991. С. 470.

Под заинтересованными лицами, которые вправе подавать заявления на действия нотариуса, например, по протесту векселей, как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 33 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 от 4 декабря 2000 г., следует понимать "тех лиц, в отношении которых были совершены указанные действия:

в случае отказа в платеже - векселедатель простого векселя либо акцептант переводного;

в случае отказа в акцепте - плательщик по переводному векселю, иные обязанные по векселю лица (индоссанты, авалисты и т.д.), права, в отношении которых определяются на основании совершенного протеста, а также те граждане и юридические лица, по требованию которых был или должен был быть совершен протест" <*>.

<*> "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. N 2. С. 5 - 21.

Заявление о неправильном совершении нотариального действия или об отказе в совершении нотариального действия рассматривается судом в порядке особого производства по общим правилам искового производства с теми изъятиями и дополнениями, которые содержатся в гл. 27 и 37 ГПК РФ. Заявление рассматривается с участием заявителя и других заинтересованных лиц, нотариуса или должностного лица, совершившего нотариальное действие либо отказавшего в его совершении.

Удовлетворяя заявление, суд в соответствии с гражданским процессуальным законодательством выносит решение, которым либо отменяет совершенное нотариальное действие, либо обязывает нотариуса (уполномоченное должностное лицо) выполнить то действие, в отношении которого им было вынесено постановление об отказе.

Если же при рассмотрении дела, возбужденного по заявлению о совершенном нотариальном действии, возникает спор о праве, основанный на совершенном действии, суд в соответствии с ч. 3 ст. 310 ГПК не может при рассмотрении дела по заявлению отменить это действие. В таких случаях выносится определение об оставлении заявления без рассмотрения, а лицу, подавшему заявление, разъясняется его право обратиться с иском в суд или в арбитражный суд за разрешением возникшего спора. Таким же образом поступает судья и в том случае, когда еще при приеме заявления из его содержания или из приобщенных к нему документов усматривается наличие спора о праве, подведомственного суду. Например, не могут быть рассмотрены в порядке особого производства заявления об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство ввиду пропуска срока на его принятие, заявления должников, оспаривающих исполнительные надписи нотариусов на документах, устанавливающих задолженности и включенных в Перечень документов, по которым взыскание задолженности производится в бесспорном порядке.

Судебный контроль за деятельностью нотариусов и уполномоченных на выполнение нотариальных действий должностных лиц в той форме, которая рассмотрена в настоящем параграфе, в наибольшей степени гарантирует защиту интересов граждан и юридических лиц при обращении их за совершением необходимых для них нотариальных действий.

Судебное оспаривание нотариальных действий

Осуществляется контроль за нотариальной деятельностью и при рассмотрении споров о праве, основанных на совершенных нотариальных действиях. Эта форма контроля за деятельностью нотариусов имеет свои особенности. Так, если с заявлением на действия нотариуса или на его отказ совершить нотариальное действие может обратиться лишь лицо, которое непосредственно обращалось к этому нотариусу, то с иском о признании нотариального действия недействительным - любое лицо, считающее, что его право или законный интерес совершенным нотариальным действием нарушены.

Рассмотрение возникшего между заинтересованными лицами спора о праве, основанного на совершенном нотариальном действии, в порядке искового производства возможно не только в суде общей юрисдикции, но и в арбитражном суде.

Например, согласно ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса РФ споры о признании не подлежащими исполнению исполнительных надписей нотариусов, если они возникли между юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя, относятся к экономическим и рассматриваются арбитражными судами. Однако нотариус, занимающийся частной практикой, к числу граждан-предпринимателей не относится, в связи с чем, как указано в Постановлении от 19 мая 1998 г. Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, "споры с участием нотариуса в качестве стороны по делу арбитражному суду неподведомственны" <*>.

<*> Нотариус. 1998. N 4. С. 39.

Более того, один из арбитражных судов при рассмотрении спора по иску векселедержателя к авалисту векселедателя по простому векселю, когда ответчик сослался на допущенные нотариусом при совершении протеста векселя в неплатеже нарушения порядка выполнения этого нотариального действия, установленного действующим законодательством, указал, что он не вправе оценивать ссылки сторон на нарушения порядка совершения нотариальных действий, "поскольку представленные истцом акт и иные документы были составлены с соблюдением установленных требований к их оформлению", и что в таких случаях "арбитражный суд при оценке доводов сторон основывается на решении, принятом судом общей юрисдикции" <*>.

<*> Ответчик сослался на следующие нарушения, допущенные нотариусом:
  1. совершая нотариальное действие "предъявление векселя к платежу", нотариус требование о платеже векселедателю не предъявлял; 2) акт, составленный нотариусом, был датирован не тем числом, когда он действительно был совершен // Нотариус. 1997. N 6(8). С. 36.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ посчитал правильной данную позицию и, поддерживая ее в своем письме N 18 от 25 июля 1997 г. "Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте", информировал арбитражные суды о том, что в таких случаях действия нотариуса, допустившего нарушения при оформлении акта протеста векселя в неплатеже, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции <*>. Ссылки на то, что нарушения в действиях нотариуса может установить лишь суд общей юрисдикции, но не арбитражный суд, встречаются и в различных постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ <**>.

<*> Там же.
<**> См., например, об этом: Куликова Л. Обзор судебной практики, связанной с применением Основ законодательства Российской Федерации о нотариате // Нотариальный вестник. 2000. N 7. С. 47.

Отменяя постановление кассационной инстанции, посчитавшей, что "при совершении исполнительной надписи на банковской гарантии нотариус вышел за рамки закона, расширенно использовав Перечень документов, по которым взыскание производится в бесспорном порядке", Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что и "оценка действий нотариуса о пределах его полномочий при совершении указанных действий на конкретных документах относится к компетенции суда общей юрисдикции" <*>.

<*> Там же.

Иски граждан о защите нарушенного или оспариваемого права, основанного на совершенном нотариальном действии, подаются в суд с соблюдением всех требований гражданского процессуального законодательства. Если, например, оспаривается нотариально удостоверенный договор об отчуждении недвижимости, то иск подается с соблюдением правила об исключительной подсудности, т.е. в суд по месту нахождения недвижимости.

При судебном оспаривании нотариальных действий нотариусы, совершившие оспариваемые действия, привлекаются к участию в деле, как правило, в качестве третьих лиц. Например, если после смерти завещателя один из его наследников по закону предъявляет иск к наследнику по оспариваемому завещанию о признании этого завещания недействительным, то нотариус, удостоверивший завещание, должен участвовать в судебном процессе в качестве третьего лица.

Рассматривая иск и решая вопрос о праве, суд проверяет законность совершения оспариваемого нотариального действия: устанавливает, при каких обстоятельствах оно было совершено, были ли допущены при этом какие-либо нарушения, а если да, то кем и по чьей вине.

Если нотариус при совершении оспариваемого нотариального действия выполнил все требования действующего законодательства и не допустил при этом никаких ошибок в своей профессиональной деятельности, то признание нотариального действия недействительным не влечет лично для него никаких последствий. Однако, если нотариальное действие будет признано недействительным в связи с тем, что оно противоречит законодательству, к нотариусу, занимающемуся частной практикой, впоследствии может быть предъявлен иск о возмещении причиненного ущерба.

В случаях, когда при рассмотрении требований о признании недействительными совершенных нотариальных действий будут установлены какие-либо нарушения законности нотариусами либо существенные недостатки в их деятельности, суды по правилам ст. 226 и 368 ГПК РФ могут выносить частные определения и направлять их в органы юстиции либо в нотариальные палаты. Если же при рассмотрении гражданского дела суд обнаружит в действиях нотариуса или уполномоченного на совершение нотариальных действий должностного лица, а также других участников процесса признаки преступления, он сообщает об этом прокурору.

В судебной практике России нередки споры о признании недействительными нотариально удостоверенных договоров, завещаний, свидетельств о праве на наследство. При рассмотрении таких споров ошибки и упущения нотариусов, допущенные ими при совершении оспариваемых нотариальных действий, не остаются без внимания. Данное обстоятельство обязывает нотариусов стремиться точно соблюдать при совершении нотариальных действий все требования действующего законодательства. Ведь правовая помощь, оказываемая нотариусом, не должна быть источником конфликтов, не должна нарушать чьих-либо прав и законных интересов, затрагиваемых совершаемым нотариальным действием, а нотариальный акт может подтверждать и закреплять лишь бесспорный факт или право.

Для нотариусов, которые придерживаются этих правил, неукоснительно соблюдают все требования действующего законодательства и беспристрастно совершают нотариальные действия, не преследуя при осуществлении своей деятельности лишь цели извлечения прибыли, спор в суде - это конфликт между сторонами, в результатах разрешения которого нотариус не может быть заинтересован. Однако нотариусы должны участвовать в рассмотрении и таких дел, ибо решение суда по делу, в котором оспаривается какой-либо нотариальный акт, может повлиять на права или обязанности нотариуса по отношению к одной из сторон.

Судебная практика по обжалованию и оспариванию нотариальных действий

Нотариусы при осуществлении своих публично-правовых функций оказывают гражданам и юридическим лицам колоссальную юридическую помощь. Например, количество совершенных в 1999 г. нотариальных действий в России "в общей сложности составило 32 миллиона. Это на 11 миллионов больше, чем в 1998 г." <*>. При этом в одной лишь Москве за 1999 г. было совершено 8 млн. 400 тыс. нотариальных действий (за 1998 г. их было совершено 5 млн. 400 тыс. <**>). Вполне естественно, что такой значительный рост числа выполняемых нотариальных действий влияет и на рост числа судебных дел по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении, а также по искам об оспаривании нотариальных актов.

<*> Нотариальный вестникъ. 2000. N 5/6. С. 1.

В 1981 г., например, нотариальные конторы РСФСР совершили 10,6 тысячи нотариальных действий // Советская юстиция. 1982. N 19. С. 16.

<**> Нотариальный вестникъ. 2000. N 7. С. 15.

В настоящем параграфе рассмотрим судебную практику по наиболее типичным гражданским делам, связанным с нотариальной деятельностью.

  1. Анализ судебной практики показывает, что чаще всего нотариусы выносят обоснованные постановления об отказе в совершении нотариальных действий. При рассмотрении заявлений об отказе судебные органы не находят в действиях нотариусов ошибки и оставляют эти заявления без удовлетворения. Типичным примером является следующее судебное решение.

Рассмотрев жалобу на отказ нотариуса выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию, поданную в соответствии со ст. 271 ГПК РСФСР 1964 г., Красносельский районный суд Санкт-Петербурга отказал в ее удовлетворении по следующим основаниям. Завещание, по которому заявительница претендовала на наследство, было составлено в больнице за несколько дней до смерти завещателя и не соответствовало требованиям законодательства, предъявляемым к таким документам. Оно было написано от руки самой заявительницей в одном экземпляре. Вместо удостоверительной надписи по установленной форме на завещании была сделана запись о том, что дежурный врач отделения больницы (а не дежурный врач больницы, как предусмотрено в законе) заверил подпись завещателя, а главный врач больницы заверил подпись дежурного врача отделения. В завещании слова "завещание составлено в полном здравии и в моем присутствии. Личность завещателя установлена, дееспособность проверена" написаны рукой лица, в пользу которого завещание составлено, и не там, где предполагается, а до подписи завещателя. Дата составления завещания исправлена (как установил суд, лицом, которому завещано имущество) после смерти завещателя. Завещание не зарегистрировано в книге регистрации завещаний. До рассмотрения дела в суде она даже не была заведена в больнице. При таких обстоятельствах суд посчитал обоснованным отказ нотариуса выдать заявителю свидетельство о праве на наследство (дело N 2-1424 за 1991 год из архива Красносельского суда Санкт-Петербурга).

  1. В середине 90-х годов очень часто оспаривались в арбитражном суде исполнительные надписи нотариусов, совершенные ими на документах, по которым должниками и их поручителями допускались просрочки платежей по кредитным операциям кредитных учреждений <*>. При этом юридические лица предъявляли иски о признании не подлежащими исполнению исполнительных надписей нотариусов не только к кредитным учреждениям <**>, но и к самим нотариусам, в связи с чем, например, Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ было вынесено такое Постановление от 19 мая 1998 г.:
<*> В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 19 июня 1996 г. "О внесении изменений в Перечень документов, по которым взыскание задолженности производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей органов, совершающих нотариальные действия", из п. 2 Перечня этот вид документов был исключен // СЗ РФ. 1996. N 26. Ст. 3140.
<**> С судебной практикой по этой категории дел можно ознакомиться по многочисленным постановлениям Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, опубликованным в различных изданиях, в том числе и в журналах "Нотариус" (см., напр.: N 5(7) за 1997 г., N 4 за 1998 г.) и "Нотариальный вестникъ" (см., напр.: N 6 за 1997 г.; N 2 и N 6 за 1998 г.).

"Акционерный коммерческий банк "Аяр" обратился в Арбитражный суд Республики Марий Эл с иском к нотариусу, занимающемуся частной практикой, о признании не подлежащей исполнению исполнительной надписи нотариуса". Решением от 13 ноября 1995 г. иск был удовлетворен. Постановлением апелляционной инстанции от 5 января 1996 г. решение оставлено без изменения.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации решение Арбитражного суда Республики Марий Эл и постановление апелляционной инстанции отменил и производство по делу прекратил по следующим основаниям:

"В соответствии со статьей 49 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом или арбитражным судом в порядке искового производства.

Согласно статье 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации спор о признании не подлежащим исполнению исполнительного или иного документа, по которому взыскание производится в бесспорном порядке, отнесен к экономическим спорам, подведомственным арбитражному суду при условии, что такой спор возник между юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке. Частный нотариус к числу граждан-предпринимателей не относится, в связи с чем споры с участием нотариуса в качестве стороны по делу арбитражному суду неподведомственны" <*>.

<*> Нотариус. 1998. N 4. С. 39 (в приведенном примере ссылка дана на АПК РФ 1995 г.).

В судебной практике России нередки споры о признании недействительными сделок (договоров), совершенных от имени лиц, которые не понимали значения своих действий и не могли ими руководить, когда совершали сделки и удостоверяли их у нотариусов. Суды признают недействительными сделки, совершенные лицами хотя и дееспособными, но находившимися в момент их совершения в таком состоянии, когда они не были способны понимать значение своих действий или руководить ими. По иску опекуна в соответствии с п. 2 ст. 177 ГК РФ может быть признана судом недействительной и сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Например, Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга, рассмотрев дело по иску Борисовой, действующей в качестве опекуна недееспособного Сергеева, о признании договора купли-продажи квартиры, заключенного с Кримицким, недействительным и о выселении Кримицкого, установил следующее. Сергеев являлся нанимателем однокомнатной квартиры. 2 декабря 1993 г. он приватизировал квартиру, а 8 декабря 1993 г. продал ее Кримицкому по балансовой стоимости. 29 июня 1995 г. по решению Советского райнарсуда г. Рязани Сергеев был признан недееспособным. Опекуном Сергеева стала его сестра Борисова. Выступая во Фрунзенском суде как законный представитель Сергеева, она пояснила, что еще в мае 1993 г. во время пребывания ее брата в отпуске на их родине она заметила странности в его поведении: он мог заплакать или смеяться без причины, путать имена сестер, брата, не узнавал их, были нарушены движения и речь. В 1994 г. в очередной отпуск Сергеев не приехал. Борисова в связи с этим направила ему телеграмму, на которую он не ответил. Тогда в июне 1994 г. она сама приехала в Санкт-Петербург. При встрече Сергеев ее не узнал. Из беседы с братом ей удалось узнать, что его квартира приватизирована. Сергеев дал ей номер телефона с указанием фамилии Наумова, который оказал содействие в приватизации квартиры. Впоследствии из телефонного разговора она выяснила, что это номер телефона ответчика Кримицкого, который заявил ей, что купил квартиру у Сергеева, оказывает ему помощь, кормит. В июне 1994 г. Борисова увезла брата в Рязань и по направлению врача поместила в областной психоневрологический диспансер. По показаниям допрошенных свидетелей, проживавших в одном доме с Сергеевым, а также работавших с ним в одной организации, суд установил, что еще весной 1993 г. Сергеев был сильно избит, после чего в его поведении произошли перемены: он перестал ориентироваться в деньгах, выходил на работу в выходные дни, стал неопрятен, не узнавал тех, с кем вместе работал. С октября 1993 г. Сергеев длительное время находился в болезненном состоянии, имел больничные листы. В ноябре 1993 г. ему была установлена третья группа инвалидности. Учитывая бедственное материальное положение Сергеева, строительная организация, где он работал, в конце 1993 г. и начале 1994 г. оказывала ему материальную помощь. Нотариус, допрошенный в суде, пояснил, что при удостоверении договора купли-продажи между Сергеевым и Кримицким у него не возникло предположений в непонимании Сергеевым значения своих действий или в неспособности руководить своими действиями. Вместе с тем в августе 1994 г. Сергееву была установлена вторая группа инвалидности, а в феврале 1995 г. судебно-психиатрическая экспертиза дала заключение, послужившее основанием для признания Сергеева недееспособным. Кроме того, по определению Фрунзенского суда была проведена судебно-медицинская психиатрическая экспертиза, которая дала заключение о том, что на момент совершения сделки 8 декабря 1993 г. Сергеев был лишен возможности понимать значение своих действий и руководить ими. Оценив в совокупности добытые по делу доказательства, суд признал договор купли-продажи квартиры недействительным и выселил Кримицкого из спорной квартиры. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, рассмотрев кассационную жалобу Кримицкого на это решение, оставила его без изменений, а жалобу без удовлетворения <*>.

<*> Архив Фрунзенского федерального районного суда Санкт-Петербурга за 1996 год.

Весьма нередки в судебной практике и дела об оспаривании завещаний после смерти завещателей. Эта категория дел рассматривается в судах, как правило, по многу лет. Наследники по закону или по ранее составленному завещанию оспаривают завещания, чаще всего ссылаясь на то, что завещатель на момент совершения своего завещания находился в таком состоянии, когда уже не понимал значение своих действий либо не подписывал завещание, реже - по другим основаниям, а иногда и по всем возможным для оспаривания сделок основаниям вместе <*>, как видно из материалов одного приведенного ниже судебного дела.

<*> По российским гражданским законам конца XIX - начала XX века "оспаривание нотариальных завещаний могло происходить только в связи с подлогом последних. В иных случаях сомнение в подлинности нотариальных завещаний не допускалось" (см.: Чеха В. Завещание в Российской империи в конце XIX - начале XX века // Нотариальный вестникъ. 2001. N 5. С. 53).

В 1994 г. в Смольнинском федеральном суде Центрального района Санкт-Петербурга было заведено гражданское дело по иску о признании завещания недействительным. Единственная наследница по закону - родная сестра умершей (1914 г. рождения) оспаривала завещание, совершенное за три года до открытия наследства и удостоверенное еще государственной нотариальной конторой в 1991 г. Истица просила суд назначить почерковедческую экспертизу "с целью определить, принадлежит ли завещателю подпись на завещании", а также посмертную судебно-психиатрическую медицинскую экспертизу "для определения, была ли ее сестра психически здоровой тогда, когда она забыла упомянуть" ее в своем завещании. Кроме того, она претендовала на наследство и в качестве обязательного наследника (как иждивенец).

В связи с тем, что оплачивать почерковедческую экспертизу истица отказалась, ссылаясь на то, что "по возрасту" и по состоянию здоровья (инвалид II группы) от оплаты за проведение экспертизы она должна быть освобождена и требовала провести эту экспертизу за счет судебного департамента, дело приняло затяжной характер. Только в 1999 г. была проведена (бесплатно) посмертная судебно-психиатрическая медицинская экспертиза для определения психического состояния завещателя на момент составления завещания. Каких-либо официальных медицинских данных о наличии у умершей психических заболеваний экспертам представлено не было. Из-за отсутствия достаточной информации экспертам не представилось возможным дать в своем заключении экспертную оценку психического состояния наследодателя на день составления завещания.

Судом было установлено, что между истцом и ее умершей сестрой был глубокий конфликт. Конфликтные отношения тянулись в течение почти десяти лет до смерти завещателя. Оценив все собранные по делу за шесть лет судебных разбирательств доказательства, суд отказал истице в удовлетворении заявленных требований. При этом показания свидетеля со стороны истца (врача-психиатра - профессора, являвшегося другом истицы и утверждавшего в суде о наличии у наследодателя психического расстройства еще задолго до составления завещания) не повлияли на оценку судом всех собранных по делу многочисленных доказательств. Это решение суда вступило в законную силу в октябре 2002 г.

И конечно же нередко оспариваются в судах выданные нотариусами свидетельства о праве на наследство. Но если исходить из того, сколько ежегодно таких нотариальных актов выдают нотариусы (например, в 1999 г. нотариусы России выдали 1 005 981 свидетельство о праве на наследство <*>), то число споров по ним окажется очень незначительным.

<*> Нотариальный вестникъ. 2000. N 5/6. С. 1.

Свидетельства о праве на наследство признаются недействительными чаще всего, когда наследники, заявившие о праве на наследство, скрыли от нотариуса наличие у наследодателя других наследников, реже, когда нотариусы по небрежности заводят два наследственных дела на имя одного и того же наследодателя. Большинство же споров о наследовании возникает по поводу раздела наследства.

Контроль за исполнением нотариусами профессиональных обязанностей

В соответствии со ст. 34 Основ законодательства о нотариате за исполнением всеми нотариусами Российской Федерации своих профессиональных обязанностей должен осуществляться контроль. Такой контроль с учетом особенностей деятельности нотариусов (когда в отношении совершаемых ими нотариальных действий по правилу ст. 33 Основ допускается лишь судебный контроль, когда по действующему законодательству гарантируется тайна совершаемых нотариусами нотариальных действий, когда возможность вторжения в деятельность нотариусов кого-либо строго регламентируется законом и т.д.) возможен за организацией их работы.

Контроль за исполнением профессиональных обязанностей нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, осуществляют органы юстиции. Все проблемы, возникающие с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, решаются в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации о труде.

Контроль за исполнением профессиональных обязанностей нотариусами, занимающимися частной практикой, осуществляют нотариальные палаты. Причем контрольные функции должна выполнять каждая нотариальная палата субъекта Российской Федерации независимо от количества ее членов. Однако действующим законодательством не предусмотрено, каким образом нотариальные палаты должны осуществлять контроль за исполнением нотариусами - членами палат своих профессиональных обязанностей. В аппарате крупных нотариальных палат существуют отделы (секторы) контроля за исполнением нотариусами профессиональных обязанностей, которые ведут повседневный контроль за организацией работы нотариусов.

Повседневный контроль заключается в рассмотрении нотариальной палатой обращений граждан и юридических лиц по вопросам деятельности конкретных нотариусов, представлений уполномоченных органов, поступивших в палату или переданных из отдела юстиции. В связи с поступающими заявлениями, жалобами, представлениями нотариальная палата по правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 28 Основ, может истребовать от нотариуса (лица, замещающего временно отсутствующего нотариуса) представления сведений, касающихся его профессиональной деятельности, а в необходимых случаях - личных объяснений.

Так, осуществляя повседневный контроль, нотариальные палаты рассматривают обращения и жалобы, связанные с отказами в принятии заявлений для открытия наследственных дел, затягиванием сроков выдачи свидетельств о праве на наследство, отказами в возмещении расходов на похороны. Рассматриваются также жалобы на нотариусов, которые не выдают по требованиям обращающихся лиц постановления об отказе в совершении нотариального действия, направляют для оформления документов вне помещения нотариальной конторы своих сотрудников, проявляют грубость и невнимательность в обращении и т.д.

Кроме повседневного контроля за исполнением нотариусами профессиональных обязанностей должны проводиться и плановые проверки организации их работы. По правилу, закрепленному в ч. 2 ст. 34 Основ, проверка организации работы каждого нотариуса проводится один раз в четыре года. Первая проверка организации работы нотариуса, впервые приступившего к осуществлению нотариальной деятельности, должна быть проведена через год после наделения его полномочиями. При таких проверках не может оцениваться "правильность совершения соответствующего нотариального действия с точки зрения применения законодательства, когда оно допускает его различное толкование" <*>. Контроль за правильностью совершения нотариальных действий осуществляет только суд.

<*> Ярков В.В. Контроль за деятельностью нотариусов // Нотариус. 2001. N 2. С. 33.

Для проведения плановых проверок организации деятельности создаются специальные комиссии. В одних нотариальных палатах эти комиссии создаются из числа нотариусов - членов нотариальной палаты для проведения какой-либо одной проверки. В других нотариальных палатах образованы постоянные "комиссии профессиональной чести нотариусов" <*>.

<*> Для осуществления контроля за профессиональной деятельностью нотариусов, занимающихся частной практикой, и за выполнением ими Профессионального кодекса (см. с. 339 - 341) комиссии профессиональной чести нотариусов в соответствии с п. 9.3 разд. IX Примерного устава нотариальной палаты субъекта Российской Федерации должны быть созданы в каждой палате // Нотариальный вестникъ. 2001. N 7. С. 47 - 58.

Однако организации постоянных проверок деятельности нотариусов нотариальные палаты стали уделять внимание после того, как Генеральная прокуратура РФ в своем Представлении N 7/2-1-17-99 от 24 августа 1999 г. указала, что со стороны Федеральной нотариальной палаты отсутствует действенный контроль за выполнением нотариальными палатами субъектов РФ требований законодательства о контроле за профессиональной деятельностью нотариусов. По Постановлению собрания представителей нотариальных палат субъектов РФ "О мерах по исполнению Представления Генеральной прокуратуры РФ от 24 августа 1999 г. "Об устранении нарушений Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" всем нотариальным палатам было предложено "сформировать квалифицированный аппарат палат, способный эффективно выполнять контрольные функции" <*>.

<*> Нотариальный вестникъ. 2000. N 3/4. С. 82.

Число проводимых нотариальными палатами проверок после этого значительно возросло. Так, если за 1998 г. Московской городской нотариальной палатой было проведено 16 проверок правильности исполнения нотариусами профессиональных обязанностей, то с середины 1999 г. до середины 2000 г. - уже 102 проверки <*>.

<*> Нотариальный вестникъ. 2000. N 7. С. 17.

При осуществлении проверок комиссии руководствуются правилами проведения комплексной проверки нотариусов и регламентом проведения этих проверок, утверждаемыми правлением. По результатам всех проверок составляются соответствующие акты. Акты о проверке профессиональной деятельности нотариусов во многих нотариальных палатах рассматриваются на заседаниях правлений.

В особых случаях проводятся и внеплановые проверки профессиональной деятельности нотариусов. Основания для таких проверок могут быть самые разные: сообщения средств массовой информации, правоохранительных органов, различных организаций и т.д. <*>.

<*> Например, после публикации в газете "Коммерсант" статей "Нотариальная доверчивость" (N 12 от 28 января 2000 г.) и "Как грабили кредиторов Токобанка" (N 13 от 29 января 2000 г.) комиссия Московской городской нотариальной палаты провела оперативную внеплановую проверку профессиональной деятельности одного из нотариусов, о котором шла речь в статьях, и установила грубое нарушение им действующего законодательства. Нарушение заключалось в том, что нотариус принял в депозит 252 780 292 руб. и не зарегистрировал совершенное им нотариальное действие. Деньги, перечисленные Токобанком в депозит, нотариус принял на личный счет до востребования и выдал своему сотруднику доверенность на распоряжение указанным вкладом. Этот сотрудник перевел деньги в другой банк, снял их со счета наличными и исчез вместе с деньгами. Правление МГНП приняло постановление об обращении с ходатайством в суд о лишении нотариуса права нотариальной деятельности // Нотариальный вестникъ. 2000. N 3/4. С. 53 - 54.