Мудрый Юрист

Разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения как преступление против мира и безопасности человечества *

<*> Zhinkin A.A., Zhinkina E.S. Development, production, accumulation, acquisition or sale of the weapon of mass destruction as the crime against the world and safety of mankind.

Жинкин Андрей Алексеевич, доцент кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета, кандидат юридических наук.

Жинкина Екатерина Сергеевна, соискатель кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета.

В статье рассматриваются проблемы законодательной регламентации и квалификации незаконных действий в отношении оружия массового поражения по международному уголовному праву и отечественному уголовному законодательству. Сформулированы предложения по оптимизации законодательства и практики его применения.

Ключевые слова: международное уголовное право, международное преступление, преступление, мир и безопасность человечества, оружие массового поражения.

Problems of a legislative regulation and qualification of illegal actions concerning weapons of mass destruction on the international criminal law and the domestic criminal legislation have been considered in the article. Offers on optimization of the legislation and practice of its reconciliation are formulated.

Key words: international criminal law, international crime, crime, world and safety of mankind, weapons of mass destruction.

Рассматриваемое нами преступное деяние является одним из серьезнейших преступлений против мира и безопасности человечества. Основной его состав сформулирован как разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт химического, биологического, токсинного, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации. Преступление отнесено законодателем к категории тяжких. Стоит сказать, что в УК РСФСР 1960 г. предусматривалась уголовная ответственность за разработку, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировку биологического оружия (ст. 67.2 УК РСФСР, введенная Законом РФ от 29 апреля 1993 г.), незаконный экспорт сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации и услуг, которые могут быть использованы при создании ядерного, химического и других видов оружия массового уничтожения или ракетных средств его доставки и в отношении которых установлен специальный экспортный контроль (ст. 78.1 УК РСФСР, введенная указанным выше Законом РФ). Стоит сразу отметить, что в УК РСФСР использован термин "массовое уничтожение". Данный термин по объему уже, чем понятие "массовое поражение", т.к. поражение цели (целей) может предполагать как нанесение ей (им) какого-либо вреда (вреда здоровью, имуществу, боевой технике), так и их полное уничтожение.

Среди международных актов, направленных на запрещение оружия массового поражения, следует отметить проект Типовой конвенции по ядерному оружию 2007 г., Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 г., Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в Юго-Восточной Азии и аналогичный Договор относительно Африки (1995 г.), Конвенцию ООН о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г., Конвенцию ООН о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1976 г., Конвенцию ООН о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1971 г., Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 г., Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г. и ряд др.

Так, в соответствии с Конвенцией ООН о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 13 января 1993 г. (Россия ратифицировала Конвенцию (Федеральный закон от 05.11.1997 N 138-ФЗ). Конвенция вступила в силу для России 5 декабря 1997 г.) "химическое оружие" означает в совокупности или в отдельности следующее:

a) токсичные химикаты и их прекурсоры, за исключением тех случаев, когда они предназначены для целей, не запрещаемых по настоящей Конвенции, при том условии, что виды и количество соответствуют таким целям;

b) боеприпасы и устройства, специально предназначенные для смертельного поражения или причинения иного вреда за счет токсических свойств указанных в подп. "a" токсичных химикатов, высвобождаемых в результате применения таких боеприпасов и устройств;

c) любое оборудование, специально предназначенное для использования непосредственно в связи с применением боеприпасов и устройств, указанных в подп. "b".

При этом в преамбуле данной Конвенции особо указано на необходимость запрещения и ликвидации всех видов оружия массового уничтожения. Согласно ст. VII Конвенции каждое государство-участник в соответствии со своими конституционными процедурами принимает необходимые меры по выполнению своих обязательств по настоящей Конвенции. В частности, оно:

a) запрещает физическим и юридическим лицам, находящимся где бы то ни было на его территории или в любом другом месте под его юрисдикцией, как это признано международным правом, проводить любую деятельность, запрещаемую государству-участнику по настоящей Конвенции, в т.ч. принимает уголовное законодательство в отношении такой деятельности;

b) не разрешает проводить в любом месте под его контролем любую деятельность, запрещаемую государству-участнику по настоящей Конвенции;

c) распространяет свое уголовное законодательство, принятое в соответствии с подп. "a", на любую деятельность, запрещаемую государству-участнику по настоящей Конвенции, которая проводится где бы то ни было физическими лицами, обладающими его гражданством, в соответствии с международным правом.

Таким образом, мы видим, что международно-правовая основа для установления уголовной ответственности в отечественном уголовном законодательстве за действия в отношении химического оружия, включая его производство, в настоящий момент создана.

Аналогичная ситуация сложилась в отношении биологического оружия. Так, в преамбуле к Конвенции ООН о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении от 16 декабря 1971 г. (СССР подписал Конвенцию 10.04.1972, ратифицировал (Указ Президиума ВС СССР от 11.02.1975 N 998-IX). Конвенция вступила в силу для СССР 26 марта 1975 г.) провозглашается, что государства - участники Конвенции, "преисполненные решимости действовать в целях достижения эффективного прогресса на пути всеобщего и полного разоружения, включающего запрещение и ликвидацию всех видов оружия массового уничтожения, и уверенные в том, что запрещение разработки, производства и накопления запасов химического и бактериологического (биологического) оружия и их уничтожение путем эффективных мер будут способствовать достижению всеобщего и полного разоружения под строгим и эффективным международным контролем".

В соответствии со ст. I рассматриваемой Конвенции, каждое государство - участник настоящей Конвенции обязуется никогда, ни при каких обстоятельствах не разрабатывать, не производить, не накапливать, не приобретать каким-либо иным образом и не сохранять:

  1. микробиологические или другие биологические агенты или токсины, каковы бы ни были их происхождение или метод производства, таких видов и в таких количествах, которые не предназначены для профилактических, защитных или других мирных целей;
  2. оружие, оборудование или средства доставки, предназначенные для использования таких агентов или токсинов во враждебных целях или в вооруженных конфликтах.

При этом согласно ст. IV Конвенции каждое государство-участник обязуется в соответствии со своими конституционными процедурами принять необходимые меры по запрещению и предотвращению разработки, производства, накопления, приобретения или сохранения агентов, токсинов, оружия, оборудования и средств доставки, указанных в ст. I Конвенции, в пределах территории такого государства, территории под его юрисдикцией или под его контролем где бы то ни было. Следует отметить, что принятию Конвенции 1971 г. предшествовал ряд шагов мирового сообщества, в т.ч. принятие Протокола о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов от 17 июня 1925 г. СССР присоединился к Протоколу 02.12.1927, ратифицировал (Постановление Президиума ЦИК СССР от 07.03.1928). Протокол вступил в силу для СССР 5 апреля 1928 г.

Весьма интересными представляются положения Конвенции ООН о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду от 10 декабря 1976 г. Согласно ст. 1 Конвенции каждое государство - участник настоящей Конвенции обязуется не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому другому государству-участнику. При этом термин "средства воздействия на природную среду" относится к любым средствам для изменения - путем преднамеренного управления природными процессами - динамики, состава или структуры Земли, включая ее биоту, литосферу, гидросферу и атмосферу, или космического пространства. Каждое государство - участник данной Конвенции обязуется принять любые меры, которые оно сочтет необходимыми в соответствии со своими конституционными процедурами, по запрещению и предотвращению любой деятельности, противоречащей положениям настоящей Конвенции, под его юрисдикцией или под его контролем где бы то ни было (ст. IV).

Как мы видим, на международном уровне создана весьма солидная база для запрещения и ограничения применения оружия массового поражения. Вместе с тем наука и техника не стоят на месте, и в недалеком будущем возможно появление еще более мощных и разрушительных видов оружия массового поражения (тектоническое, климатическое оружие и т.д.). В этой связи встает вопрос о целесообразности ограничения в диспозиции ст. 355 УК РФ перечня предметов данного преступления только теми, которые предусмотрены международными договорами РФ. Так, в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ "Об экспортном контроле" (далее - Закон об экспортном контроле) оружие массового поражения - ядерное, химическое, бактериологическое (биологическое) и токсинное оружие. Как мы видим, перечни предметов, указанных в ст. 355 УК РФ и в ст. 1 Закона об экспортном контроле, не совпадают. Однако бланкетная диспозиция ст. 355 УК РФ отсылает нас не к данному Закону (тем более что он посвящен иным вопросам, нежели ст. 355 УК РФ) и даже не к законодательству России в целом, а именно к международным договорам РФ. Думается, что стоило бы в диспозиции ст. 355 УК РФ не ограничиваться указанием на оружие, запрещенное международными договорами, а также и внутренним законодательством (естественно, с принятием соответствующего специализированного федерального закона). С другой стороны, представляется, что наукой должно быть разработано четкое определение понятия оружия массового поражения и его основные признаки. Думается, что создание такого определения затруднительно в силу того, что порой весьма трудно провести грань между оружием, предназначенным для массового поражения военных и гражданского населения, имущества и военной техники, и обычным оружием неизбирательного действия (противопехотные мины, зажигательное оружие, кассетные боеприпасы и т.д.). Исходя из этого установление конкретного перечня оружия массового поражения путем отсылки к международным актам является вполне оправданным. Однако это предполагает необходимость на международно-правовом уровне более оперативного реагирования на появление новых видов оружия массового поражения, что не всегда возможно в силу специфики международного правотворческого процесса.

Представляются интересными высказанные в научной литературе предложения об объединении форм преступного поведения, указанных в диспозиции ст. 355 УК РФ, обобщающим термином "незаконный оборот оружия массового поражения". Данное предложение обосновывается идеей оптимизации и унификации терминологии уголовного законодательства <1>. Представляется, что данное предложение не вполне обоснованно. Так, согласно Толковому словарю русского языка С.И. Ожегова, "оборот" означает употребление, использование, обращение предмета и т.д. <2>. На этом основании относить к обороту разработку и производство оружия массового поражения является некорректным с точки зрения лексического понимания данного термина. С другой стороны, уголовный закон знает случаи применения обобщающих понятий, включающих явления, не вполне соответствующие им с точки зрения логики. Так, термин "торговля людьми" объединяет совершенно разнородные формы преступных действий, в т.ч. и не относящихся к собственно "торговым". Поэтому представляется, что данный вопрос требует дополнительного внимания и изучения наукой.

<1> Гедиев М.Ш. Незаконный оборот оружия массового поражения как преступление против мира и безопасности человечества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2012. С. 16.
<2> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1987. Т. 2. С. 322.