Мудрый Юрист

Возвращение залога

Никита Колоколов, доктор юридических наук, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИИ - ВШЭ, г. Москва.

Тема несовершенства такой меры пресечения, как залог, в уголовном судопроизводстве неоднократно поднималась на страницах нашей газеты. Этой теме была посвящена статья И. Оськиной и А. Лупу "Залог как мера пресечения", опубликованная в N 39 "ЭЖ-Юрист" за текущий год. Сегодня мы представляем еще одно экспертное мнение.

Справедливость восторжествовала

Согласно ч. 9 ст. 106 УПК РФ в случае нарушения обвиняемым обязательств, связанных с внесенным залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению, выносимому в соответствии со ст. 118 УПК РФ.

Вместе с тем названная норма не содержит самостоятельного регламента обращения суммы залога в доход государства. Часть 6 ст. 106 УПК РФ лишь предлагает применить правило ст. 118 УПК РФ, установленное для наложения денежного взыскания на нарушителя судебного заседания, по аналогии.

Органами предварительного расследования Р. Ковалев обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления) и п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража).

Постановлением Заднепровского районного суда г. Смоленска от 28.11.2010 в отношении его избрана мера пресечения - заключение под стражу, однако кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 06.12.2012 она была изменена на залог.

Заднепровский районный суд г. Смоленска 7 декабря 2010 года составил протокол о принятии у его отца В. Ковалева суммы залога 150000 руб.

Следователь 25 января 2011 года дополнительно предъявил Р. Ковалеву обвинение в совершении им 5 января 2011 года преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 309 УК РФ, - понуждения свидетеля в даче показаний, уклонения от дачи показаний.

Поскольку предъявление такого обвинения автоматически свидетельствует об установлении факта нарушения обвиняемым условий ранее избранной меры пресечения, то по инициативе следователя, поддержанной как РСО, так и соответствующим прокурором, 27 января 2011 года постановлением Заднепровского районного суда г. Смоленска таковая Р. Ковалеву была изменена на заключение под стражу. Этим же постановлением сумма залога, внесенного В. Ковалевым, обращена в доход федерального бюджета РФ.

Органы предварительного расследования 14 апреля 2011 года уголовное преследование в отношении Р. Ковалева по ч. 3 ст. 309 УК РФ прекратили за отсутствием в его действиях состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Вынесение такого постановления следователем автоматически свидетельствует о том, что обвиняемый:

К выполнению вышеперечисленных действий сторону обвинения побуждают следующие правовые нормы:

Поскольку все указанные регламенты органами предварительного расследования и прокурором были проигнорированы, то В. Ковалев обратился в суд (который поспешил, как теперь выяснилось, без достаточных оснований обратить сумму залога в доход бюджета РФ) с заявлением о восстановлении его имущественных прав.

В судебном заседании 15 декабря 2011 года прокурор Ю. Берестнева обозначила правовую позицию своего ведомства, согласно которой заявление залогодателя подлежит удовлетворению в полном объеме.

Суд не только возвратил В. Ковалеву всю сумму залога, но и, признав факт причинения заявителю вреда незаконными действиями органов государственной власти, применил правила ч. 4 ст. 135 УПК РФ, что позволило органу судебной власти с учетом инфляции увеличить размер подлежащей выплате заявителю суммы до 154706 руб. (Постановление Заднепровского суда г. Смоленска от 15.12.2011; Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 01.02.2012 N 22-178/12) <1>.

<1> Архив Смоленского областного суда за 2011 и 2012 годы.

Безусловно, приведенное судебное решение имеет прецедентное значение, поскольку является оригинальным вариантом решения проблемы. В то же время разбирательство по делу Р. Ковалева выявило ряд недостатков процессуальных регламентов, содержащихся в ст. ст. 106, 108 и 118 УПК РФ.

В рассматриваемом деле основанием для изменения меры пресечения в отношении обвиняемого явилось установление следователем факта оказания им давления на свидетеля, что само по себе уже может быть рассмотрено как свидетельство нарушения Р. Ковалевым ограничений, установленных залогом. Естественно, что суд, рассматривающий вопрос об изменении меры пресечения на более строгую, адекватную следственной ситуации, получив информацию о нарушении обвиняемым закона, обязан проверить обоснованность суждений следователя о наличии конкретного состава преступлений. Вместе с тем нельзя не признать, что возможности такой проверки у суда, действующего строго в рамках ст. 108 УПК РФ, весьма и весьма ограниченны. Практика показывает, что в таких ситуациях суд безоговорочно верит следователю, особенно если его позиция поддержана прокурором, который имеет гораздо больше возможностей проверить законность и обоснованность решений и действий органов предварительного расследования (Постановление Заднепровского районного суда г. Смоленска от 27.01.2011, в котором суд прямо признает, что входить в обсуждение вопроса о доказанности вины по ч. 3 ст. 309 УК РФ он не вправе) <2>.

<2> Архив Заднепровского районного суда г. Смоленска за 2011 год.

Анализируемый пример свидетельствует, что и прокурорский надзор, и судебный контроль со своими функциями не справились, процессуальную ошибку обнаружил и исправил орган предварительного расследования. Естественно, что участники процесса в этом случае вправе были рассчитывать, что этот же орган государственной власти (следователь) примет решение о возвращении суммы залога и изменит меру пресечения обвиняемому. Если такие решения не были выполнены следователем, то они в той или иной форме должны инициироваться прокурором.

Эти решения должны были быть приняты уже 14 апреля 2011 года. Законодательство РФ в целом и УПК РФ в частности предусматривают возможность наказания государства как за незаконные действия его чиновников, так и за нераспорядительность.

Наказание за незаконные действия - реабилитация, за нераспорядительность - возмещение ущерба, причиненного человеку и гражданину. Очевидно также и то, что государство не вправе забывать, что по правилам регресса вред, причиненный обществу нерадивыми чиновниками, ими же и возмещается.

В деле Р. Ковалева есть еще один орган, ставящий палки в колеса нормальному движению дела, - это федеральное казначейство. Именно оно инициировало длительное и совершенно бесполезное движение элементарного спора по многочисленным судебным инстанциям, что само по себе - не что иное, как напрасная трата народных денег.

Практика свидетельствует, что расходы, наличие которых вызвано ретивыми чиновниками, могут быть весьма значительными. Так, Президиум ВАС РФ 15 марта 2012 года Постановлением взыскал в пользу одной из фирм с проигравшей стороны (госоргана) около 3 млн. руб. (кстати, денег налогоплательщиков).

Отладка механизма продолжается

Постановлением Псковского областного суда от 06.04.2011 в отношении обвиняемого Е. Ковалевича избрана мера пресечения - залог 700000 руб. Залогодателем выступила его супруга - О. Ковалевич. На обвиняемого суд возложил следующие обязанности:

Псковский областной суд 27 декабря 2011 года осудил Е. Ковалевича по п. "б" ч. 3 ст. 291.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 50000 руб., с лишением права заниматься адвокатской деятельностью сроком на 2 года.

Согласно п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ суд в момент постановления обвинительного приговора обязан решить вопрос о мере пресечения в отношении осужденного до вступления приговора в законную силу. Поскольку Е. Ковалевич был осужден к длительному сроку лишения свободы, то суд изменил в отношении его меру пресечения с залога на заключение под стражу.

Так как до момента удаления суда в совещательную комнату нарушений условий залога Е. Ковалевичем допущено не было, то суд принял единственно возможное по закону решение (ч. 10 ст. 106 УПК РФ) - о возвращении залоговой суммы залогодателю О. Ковалевич.

Однако в судебное заседание, назначенное на 27 декабря 2011 года, для оглашения приговора Е. Ковалевич не явился, приговор был провозглашен в его отсутствие.

Постановлением Псковского областного суда от 27.01.2012 осужденный объявлен в федеральный и международный розыск, до настоящего времени его место нахождения не выявлено.

Правила уголовного судопроизводства, написанные еще в условиях планового социализма, таковы:

При рассмотрении дела в кассационном порядке Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ 7 марта 2012 года отменила приговор в части возвращения залоговой суммы залогодателю и направила дело в этой части на новое рассмотрение в тот же суд в порядке исполнения приговора.

Постановлением Псковского областного суда от 04.05.2012 сумма залога была обращена в доход государства.

О. Ковалевич принесла кассационную жалобу на данное решение, в которой указала на нарушении ее прав как залогодателя. Она полагает, что все возложенные на обвиняемого судом обязательства им выполнены. Его неявка на оглашение приговора не может рассматриваться как нарушение обязательств, и потому залог подлежит возврату залогодателю. Не выяснены и причины, по которым Е. Ковалевич отсутствовал на оглашении приговора. Также О. Ковалевич указывает, что суд не исследовал вопрос о разъяснении залогодателю обязательств и последствий их нарушения, и обращает внимание на то, что у нее на иждивении малолетняя дочь и деньги были взяты ею в долг. Супруга обвиняемого просит изменить постановление и возвратить ей денежный залог.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, в очередной раз рассмотрев элементарный вопрос о залоге, постановление отменила, в первую очередь потому, что оно было вынесено тем же судьей, который постановил приговор (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 02.07.2012 N 91-012-5) <3>. Однако очевидно и то, что по делу Е. Ковалевича выявлены явные лакуны в законодательстве, в их числе:

<3> Электронный архив ВС РФ за 2012 год.

Именно в силу этого данный пример был помещен в Обзор судебной практики за июль 2012 года. По мнению кассационной инстанции, суд вопреки требованию закона при обращении залога в доход государства не исследовал вопрос о разъяснении залогодателю О. Ковалевич существа обвинения, предъявленного Е. Ковалевичу, вида и характера обязательств, связанных с обеспечением надлежащего поведения обвиняемого с учетом избранной меры пресечения, и последствия их неисполнения. По смыслу закона эти обстоятельства являются значимыми для разрешения вопроса об обращении залога в доход государства или о возврате его залогодателю.